Все новости
Проза
23 Июля , 11:10

№7.2023. Галим Хисамов. В отрогах Урала

Документальный роман

Перевод с башкирского Г. Хасанова

 

Книга вторая

Книга первая публиковалась в №7–12 2022 года

 

Первый президент

 

Муртаза Рахимов, после приземления самолета в аэропорту Домодедово Москвы, позвонил в хозяйственное управление президента России.

– Здравствуйте. Я председатель Верховного Совета Башкортостана Рахимов. Я прилетел. Нахожусь в аэропорту Домодедово. Наверное, мне отправили машину. Какой ее номер?

На том конце провода некоторое время молчали, затем сказали:

– В списке Рахимова нет.

– Как нет? Тут от руки написано «Копсов», затем вычеркнуто. Значит, из Башкортостана никто не приглашен.

На том конце уже положили трубку.

Рахимов взял такси и поехал на место проведения совещания. Там шла регистрация. Муртаза протянул свои документы женщине, которая занималась этим делом. Та взяла их, посмотрела список и вернула обратно:

– Вас в списке нет.

– Как нет? Кто же тогда?

Женщина только пожала плечами. Рахимов пошел в организационное управление Кремля. Он был знаком с его начальником.

– Я по вашему приглашению прилетел на совещание, а туда меня не пропускают, – возмутился Муртаза. – И этого мало, даже машину в аэропорт не отправили для меня. Как это понимать? Думаете, мне делать нечего?

– Муртаза Губайдуллович, прежде чем предъявлять претензии кому-то, вам надо было внимательно прочитать пригласительную телеграмму. Там же написано, что на совещание приглашаются руководители исполнительной власти регионов. Вы им не являетесь. Вон Шаймиев, будучи президентом, сидит в президиуме совещания. От вас достаточно было того, чтобы на совещание приехал председатель Совета Министров, только не председатель Совета, который является избранным лицом. Об этом же давно был указ президента Ельцина.

В 1991 году был издан указ президента Российской Федерации Бориса Ельцина о реорганизации исполнительных органов власти в регионах. Согласно данному указу руководителей регионов, городов и районов решили, как раньше, не избирать на сессиях Советов, а назначать сверху по согласованию с Советами. Исполнительный комитет Совета был упразднен, вместо него создали отделы, секторы. Вся работа в Башкортостане тоже была проведена, оставалась нетронутой только высшая должность.

Конечно, этот указ был разработан в интересах самого Ельцина. Удобно же назначать руководителя региона, не спрашивая мнение самого народа.

В Башкортостане были разработаны законы о президенте республики, о порядке его выборов, однако выборы перенесли на неопределенный срок. Многие ожидали, что на сессии Верховного Совета обсудят, примут и закон о государственных языках. Однако этому противился Рахимов. Он думал, что в многонациональной республике принятие такого закона может привести к межнациональным конфликтам. Поэтому Президиум воздерживался вносить данный вопрос в повестку сессии.

На очередной сессии Верховного Совета в повестку дня внесли вопросы о президенте Башкортостана и порядка его выборов. Их давно ожидали депутаты. На них большую надежду возлагал и народ. Это время, когда вся Россия жила политикой. Многие, особенно башкиры, воспринимали выборы президента высшей точкой независимости республики.

Они считали, что республика со своим президентом будет равной многим независимым государствам мира. Кроме того, к этому времени в большинстве прежних автономных республик не только приняли законы о президенте, даже успели его избрать. Поэтому депутаты думали, что на этой сессии обсудят закон о президенте, назначат день его выборов и у республики будет свой президент. Этого ожидал и столпившийся около дома парламента народ, а также те, кто остался дома и слушал радио или смотрел телевизор. Поэтому для всех было большой неожиданностью, когда объявили по микрофону:

– К вниманию депутатов предлагается постановление «О приостановлении выборов президента и мораторий на выборы высших и местных органов государственной власти в Башкирской ССР».

– Что случилось? Почему предлагается такое постановление? Выборы обычно не проводятся лишь в тех случаях, когда идет война или безопасности страны что-то угрожает. Но сейчас нет ни того, ни другого.

Депутаты изумленно смотрели на Рахимова. Он понял, чего они хотят, медленно встал, пошел в сторону микрофона, но, не дойдя до него, остановился, ничего не стал объяснять, просто сказал:

– Уважаемые депутаты, послушайте меня, так надо.

Один из журналистов, который в то время был депутатом Верховного Совета, позже об этом так рассказывал:

– Никто, в том числе, наверное, и сам Рахимов, ничего не понял из этого разъяснения. Депутаты, видимо, подумали, что председатель обладает какой-то информацией, о которой им нельзя говорить. Они пожали плечами и проголосовали за мораторий.

– С тех пор прошло немало лет, – продолжил журналист, – но и сейчас, наверное, Рахимов не сможет объяснить, почему он тогда так поступил. Дело, думаю, не в том, что ему дали такой совет. Все считали его очень смелым человеком. В действительности он таким и был. Чтобы добиться своего, мог горы свернуть, но иногда в самый последний ответственный момент мог и стушеваться. Об этом только он сам знал, но другим не говорил.

Когда Рахимов выходил из зала после окончания той памятной сессии, ему сказали, что какой-то парень залез на крышу телецентра, скинул государственный флаг, вместо него повесил другой.

– Что за флаг? – спросил Рахимов.

– Трехполосный: с голубым, зеленым и белым цветами.

– Это флаг Башкортостана 1917 года, когда валидовцы объявили республику независимой.

– А что означает замена флагов?

– Означает переворот. Говорят, что Башкирская Автономная Советская Социалистическая Республика перестала существовать, теперь у нас образована Республика Башкортостан.

– Башкирскую автономию Ленин и Сталин признали же?

– Да, признали.

– Тогда почему шумят?

– Но это же флаг республики, которую создали валидовцы. То есть флаг буржуазной республики.

Рахимов не стал дальше допытываться, поменял тему разговора:

– Кто поменял флаги? Поймали его?

– Да, поймали. Студент БГУ.

– Один был?

– Говорят, что был один.

– И зачем же он это сделал?

– Говорит: не выполняете Декларацию о государственном суверенитете Башкортостана. Наложен мораторий на выборы президента. Поэтому мы решили создать прежнюю нашу республику.

– И кто же это «мы»?

– Молодые ребята создали молодежную организацию башкир. Так он говорит.

– И сколько человек в этой организации?

– Человек десять.

– Группа хулиганов. А с этим парнем что хотите делать?

– Об этом у вас хотели спросить. Тут есть два пути. Первый – политический. За призыв к перевороту, восстанию можно его посадить на долгие годы. Второй путь – хулиганство. Тогда парень отделается штрафом или посидит несколько суток.

– Что же тут думать? Это же хулиганство.

Так Рахимов спас парня от тюрьмы, но сам задумался. Ладно, в этот раз он вмешался, решил судьбу парня. А если бы не вмешался?

Рахимов пригласил к себе министра внутренних дел Хасанова. Он с ним часто встречался. Генерал зашел, сел, достал из кармана платочек и начал вытирать им лицо, шею. «Наверное, сердечник», – глядя на него, подумал Рахимов.

– Меня интересует один вопрос, который касается вашей работы, – начал он разговор.

– Какой?

– Вы в своей деятельности полностью руководствуетесь Уголовным кодексом РСФСР?

– Да. У нас других законов нет.

– Основная цель Уголовного кодекса – защита советского строя и защита социалистической собственности. Так?

– Да.

– Там не учитывается отличие друг от друга республик, национальностей. Так?

– Так.

– Сейчас мы строим государство, которое отличается от нашего прежнего советского государства, а законы остались неизменными. Здесь нет противоречий?

– Есть, конечно. Но я об этом как-то не задумывался.

– Надо об этом думать. Если мы, руководители республики, не будем об этом думать, кто же будет думать? У меня к вам есть предложение: подумайте и напишите, какие изменения и дополнения надо внести в Уголовный кодекс, другие законы, чтобы правовые акты соответствовали реалиям сегодняшнего дня.

– Слушаюсь, Муртаза Губайдуллович.

В работе над законами Рахимов не ограничился только разговором с Хасановым, данный вопрос он поднял на заседании Президиума, предложил разработать и принять законодательные акты, необходимые для независимого развития республики.

События с заменой флага на крыше телецентра нашли свое продолжение. Несколько человек около памятника Салавату Юлаеву поставили палатку и объявили голодовку. Они требовали отменить постановление Верховного Совета о приостановлении выборов президента Башкортостана и провести выборы. Зашумели газеты, радио, телевидение. Наши дали сообщение и замолчали, а для центральных средств массовой информации это стало событием огромной важности – что только не писали, что только не говорили! Но основное для них было то, что якобы башкиры выступили против башкира (Рахимова).

В кабинет зашел Зуфар Енекеев. Увидев злобный взгляд Рахимова, он даже испугался, подумал, что зря пришел, все же набрался смелости и сказал:

– Муртаза Губайдуллович, хотел с вами поговорить, вернее, предложить. Надо бы вам сходить к голодающим ребятам.

– Что я там потерял?

– Встретиться, поговорить, тогда, может, остынут их горячие головы.

– Пусть разойдутся, постудят свои головы.

– Не надо так говорить, Муртаза Губайдуллович. Вся Россия, вся общественность смотрит на нас. Все ждут, как мы поступим, как завершится «война» между башкирами. Вы же большой человек, от того, что встретитесь с ними, ничего не потеряете, наоборот, только повысится ваш авторитет. Скажут, Рахимов как отец поговорил с молодежью. Этим вы укрепите и единство нашего народа.

– Ладно… – буркнул Рахимов.

Зуфар ждал, но в этот день ничего не случилось. На следующий день еще несколько человек зашли к Рахимову с просьбой, чтобы он посетил голодающих. Только тогда, после обеда он позвонил Зуфару:

– Кто пойдет со мной к голодающим?

– Я пойду. Возьмем из центра «Урал» Кульшарипова, еще кого-нибудь из молодежной организации.

– Кто это «кого-нибудь»?

– Есть хороший парень Идельбаев Артур.

– Ладно, ждите меня около памятника через час.

Обрадовавшись, Зуфар сразу взялся за дело. Позвонил руководителям телевидения, радио, корреспондентам местных изданий, нашел Кульшарипова, Идельбаева, попросил их подъехать к голодающим.

Как и обещал, Рахимов подъехал через час и сразу направился в сторону голодающих, за ним бросились собравшиеся около памятника Салавату Юлаеву.

Открыл палатку, зашел и сказал:

– Ну, кто тут мучается от голода?

Подошли к нему трое ребят, представились.

– Ребята, прекратите это дело, не смешите людей. Вы ошибаетесь на счет того, что мы наложили мораторий на выборы президента Башкортостана. Я не против выбора президента башкира. Я боюсь, что президентом могут избрать не башкира. Сами подумайте, объявим выборы, кроме башкир, своих кандидатов выдвинут и русские, и татары. Если они объединятся, мы наверняка проиграем. Вы этого хотите? Расходитесь! – Рахимов резко повернулся, вышел из палатки и направился в сторону своей машины.

В суматохе никто толком не расслышал и не понял, что он сказал. Поэтому корреспонденты окружили тех, кто вместе с ним заходил в палатку.

Зуфар хитро моргнул глазом стоявшим рядом Кульшарипову и Идельбаеву, пожал плечами:

– Я тоже ничего не понял, что он сказал.

– Что он сказал? Ничего не поняли.

Зуфар быстро сообразил, если сейчас расскажешь, о чем говорил Рахимов, значит, раскроешь стратегию будущей избирательной кампании.

Голодающие не послушались Рахимова, не разошлись. В этот же день, поздно ночью группа людей в масках их избила. Избила крепко, некоторые ребята не могли даже шевельнуть руками и ногами. Утром, соревнуясь между собой, перебивая друг друга, начали рассказывать об этом происшествии московские каналы, в том числе радиостанция «Свобода». Обвинили сторонников Рахимова. Кроме них, кто же может быть? Сказал же Рахимов голодающим, чтобы разошлись, они не послушались.

Как бы это ни было, пострадавших отправили в больницу, их палатку разобрали.

…После того как Рахимов не смог попасть на совещание в Москве, он понял, что больше нельзя тянуть с выборами президента Башкортостана. До сих пор думал, что в Декларации о государственном суверенитете республики не предусмотрена такая должность, поэтому нет необходимости организовывать выборы. Есть же высшее должностное лицо республики – председатель Верховного Совета. Но в Москве, оказывается, так не думали. По их мнению, должность председателя Верховного Совета Башкортостана не соответствует указу Президента Российской Федерации Бориса Ельцина, поэтому она не может быть признана высшей должностью в республике. Таким образом, получается, что в Башкортостане нет высшего государственного должностного лица. Что тут поделаешь, придется избирать главу исполнительной власти республики всенародным голосованием. Конечно, можно проигнорировать указ Ельцина, отказаться от выборов глав районов и городов, вернуться к прежней системе организации органов власти. Но в таком случае вряд ли Москва даст спокойно жить и работать. Остается единственный путь – всенародные выборы президента Башкортостана. Однако Рахимов так и не смог прийти к однозначному выводу. Поэтому со своими мыслями пока не делился с депутатами, даже с членами Президиума.

Неизвестно, сколько времени он ходил бы задумавшись. Но тут пришла телеграмма, которая заставила Рахимова отбросить все сомнения в сторону и действовать только в одном направлении.

Телеграмма поступила из правительства Российской Федерации. Текст ее был таков:

«МОСКВА. 132/33002 82 14/10 1210 – ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ. Г. УФА

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ

БАШКОРТОСТАН.

В СВЯЗИ С ОТСУТСТВИЕМ В ВАШЕЙ РЕСПУБЛИКЕ ВСЕНАРОДНО ИЗБРАННОГО ГЛАВЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ, В ЦЕЛЯХ ПРЕТВОРЕНИЯ В ЖИЗНЬ ФЕДЕРАЛЬНОГО ДОГОВОРА И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РАССМАТРИВАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ НАЗНАЧЕНИЯ В ВАШЕЙ РЕСПУБЛИКЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ПРОШУ ПО ДАННОМУ ВОПРОСУ СВОИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ НАПРАВИТЬ В УПРАВЛЕНИЕ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. 25-1181 14/10-93

НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ ПО РАБОТЕ С РЕГИОНАМИ

АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА Н. МЕДВЕДЕВ.

ННН 1215

Рахимов несколько раз прочитал ее, затем бросил на стол, подошел к окну:

– Эх, Москва, эх, Россия…

Тут он вспомнил события 1992 года. В то время Верховный Совет Башкортостана на своем заседании создал комиссию и поручил ей разработать соглашение с Российской Федерацией по экономическим вопросам. Представители республики дважды встречались с комиссией России, вернее, ее членами Геннадием Бурбулисом и Сергеем Шахраем, оба раза не смогли прийти к обоюдному соглашению. Встречаться еще раз не было смысла, потому что обсуждались жизненно важные для республики вопросы, касающиеся земли, ее недр, водных ресурсов, производственных предприятий, научного потенциала, бюджета и налогов. Принятое Верховным Советом Российской Федерации постановление от 1991 года «О делении государственной собственности на федеральную собственность и собственность республик в составе Российской Федерации» противоречило Декларации о государственном суверенитете Башкортостана и Указу Президиума Верховного Совета Башкортостана «Об обеспечении экономических основ государственного суверенитета Башкортостана». В этих условиях невозможно было найти какое-либо компромиссное решение.

Такое положение могло привести к непредсказуемым последствиям, как это произошло с Советским Союзом. Во всяком случае, Центральной власти необходимо было умерить свои амбиции, а кропотливо заниматься реформированием федерации.

В то время никто не мог сказать, что будет в дальнейшем, кто прав, кто нет. Здесь единственный судья – время. С тех пор прошло немало лет. Однако Центр никак не хочет вникнуть, понять реальности сегодняшнего дня. Стиль работы с регионами тот же.

Рахимов решил посоветоваться с членами Президиума. Такие вопросы нельзя решать единолично, сразу обвинят в авторитаризме. Демократия…

На заседании Президиума он подробно рассказал о событиях за последние дни.

– Правительственная телеграмма из Москвы мне напомнила об итогах апрельского референдума, – начал свое выступление Рахимов. – Тогда большинство граждан Башкортостана выразило свое недоверие руководству Центра, а отношение к нам было обратное, 75,5 процента пришедших на референдум поддержало нашу самостоятельную экономическую политику, проводимую в республике. Для нас это самое главное. Перед референдумом некоторые силы пытались обвинить нас в том, что мы идем на поводу башкир, стараемся отделить Башкортостан от России, поэтому стремимся добиться экономической самостоятельности республики. Здесь особенно усердствовали Центр татарского народа и общественная организация «Русь», однако их затея провалилась. 75,5 процента – это 1505231 человек. Столько башкир не проживает в республике, значит, нашу политику поддержала значительная часть русского и татарского населения. Они тоже выступают за экономическую самостоятельность. Однако силы, противостоящие нам, не успокоились. Они выступили против подписания Федеративного договора. То, что мы подписали его с Приложением от Башкортостана, опять им не нравится. Здесь они не учитывают то, что не подписавшие Федеративный договор Татарстан и Чечня преследуют совершенно другую цель. Скажем, Татарстан предварительно провел референдум и объявил себя полноправным суверенным государством, равным Российской Федерации, другим республикам и государствам. Чечня объявила себя независимым государством. Башкортостан в своей Декларации ограничил свою независимость «как субъект обновленной Российской Федерации». Опираясь на свою Декларацию, мы и подписали Федеративный договор. Мы не объявляли о своей полной независимости. Несмотря на это, Москва продолжает нас давить, стремится отобрать наши полномочия. Что мы должны делать в таких условиях? Отказаться от Федеративного договора и встать на путь конфронтации или есть другие пути? Мне хотелось бы услышать ваши мнения по этому поводу.

– Какой еще путь? Говорите яснее.

– О другом пути говорится в телеграмме Медведева. Вот что он сообщает: «В связи с отсутствием в вашей республике исполнительной власти, в целях претворения в жизнь Федеративного договора и последовательного осуществления конституционной реформы администрация президента Российской Федерации рассматривает возможность назначения в вашей республике представителя президента Российской Федерации. Прошу по данному вопросу свои предложения направить в управление администрации президента Российской Федерации». Сейчас мы должны назначить всенародные выборы главы исполнительной власти республики или будем дожидаться назначения представителя президента Российской Федерации.

– Что тут думать, Муртаза Губайдуллович, если хотим сохранить свою независимость от Москвы, надо избрать своего президента. Этим мы исполним и требование Москвы, и своего добьемся.

– Правильно, у нас же есть законы о президенте Башкортостана и о его выборах, надо снять мораторий на них, и все.

– Конечно, это так, – сказал Рахимов, – но кто будет президентом? От этого будет зависеть все взаимоотношения как внутри республики, так и с Москвой.

Члены Президиума переглянулись. Они поняли, к чему клонит Рахимов.

– Не беспокойтесь, Муртаза Губайдуллович. Мы с вами работаем уже четвертый год, работаем единой командой. Мы хорошо понимаем и знаем, какой президент нужен нашему народу.

Рахимов улыбнулся. Неплохими дипломатами оказались члены Президиума. Не назвали имя кандидата в президенты, но все было ясно.

– Значит, начинаем избирательную кампанию? – спросил Рахимов.

– Другого пути у нас нет.

После 1990 года в Башкортостане не было крупных выборов. Здесь имеются в виду выборы депутатов Верховного Совета Башкортостана. Референдумы были, а выборов – нет. Выборы – это сложная работа, требует большого ума и кропотливого труда. Чего только ни было на выборах 1990 года…

 

Новые выборы

 

В Организации Объединенных Наций

Совет безопасности ОБСЕ ООН одобрил стремление Минской группы к мирному регулированию столкновений в Горном Карабахе. Странам предложили «обновленный график» необходимых мер по осуществлению резолюции Совета безопасности.

(«Башкортостан», 19 октября, 1993 г.)

Встречи в Варшаве

По приглашению министра по внешнему экономическому сотрудничеству Польской Республики А. Арендарского правительственная делегация (руководитель – министр по внешним связям Р. Г. Гарифуллин) побывала с официальным визитом в Польше. В ходе визита рассматривались вопросы о возможности открытия транзитной авиалинии Варшава – Минск – Уфа – Ташкент для перевозки грузов и пассажиров, строительства коттеджей с участием фирмы «Столбул». Также состоялись переговоры об инвестициях в легкой промышленности, строительстве и создании совместных предприятий. По итогам переговоров стороны подписали соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве.

(«Башкортостан», 16 октября, 1993 г.)

 

Ведущий сессии Верховного Совета Башкортостана Муртаза Рахимов перешел к рассмотрению повестки дня:

– Кто за то, чтобы прекратить действие постановления Верховного Совета о приостановлении выборов президента Башкортостана, прошу поднять руки. Единогласно.

Рахимов продолжил:

– Я думаю, выборы президента надо проводить одновременно с выборами депутатов Государственной Думы России. Тогда не будет необходимости создавать новые избирательные комиссии и средства сэкономим.

– Верное предложение. Надо поддержать.

Таким образом депутаты Верховного Совета день выборов президента Башкортостана назначили на 12 декабря 1992 года.

Назначили день выборов, а сами задумались: кто же будет президентом и возглавит республику? Сессия уже завершилась, как тут один из депутатов вскочил со своего места и подошел к микрофону, установленному в зале.

– Уважаемый председатель, – взволнованно произнес он, – прошу включить микрофон. Сейчас все сидят и думают, кого же избрать президентом. Давайте сегодня же ответим на этот вопрос. Правда, в законах о президенте Республики Башкортостан и о его выборах нет Верховного Совета среди тех организаций, которые имеют право выдвигать кандидатов в президенты. Но его нет и среди тех, которые не имеют на это право. В связи с этим я предлагаю выдвинуть кандидатом в президенты республики Башкортостан председателя Верховного Совета Муртазу Губайдулловича Рахимова! Кто за мое предложение, прошу поднять руки!

Депутаты рассмеялись, но все дружно подняли руки.

Со стороны все это выглядело как-то комично, как шутка. Однако в дальнейшем это сыграло свою роль. Через несколько дней двадцать одна общественная организация города Уфы выдвинула кандидатом в президенты Башкортостана Муртазу Губайдулловича Рахимова. Так официально началась избирательная кампания президента республики.

В какой бы части земного шара ни выбирали главу страны, всегда на эту должность будут претендовать несколько человек. Каждый считает себя самым достойным на эту должность. Человеческая натура такова, что он не может правильно, объективно оценить свои способности. Так произошло и в Башкортостане. Понятно, почему выдвинули кандидатом в президенты Муртазу Рахимова. До сих пор возглавлял республику, добился немалых успехов в улучшении ее жизнедеятельности. Значит, способен руководить республикой. Так думали те, кто выдвинул его кандидатом в президенты, и многие избиратели.

Соперником Рахимову выступил глава банка «Восток» Рафис Кадыров. Он был и руководителем, и его хозяином. До 90-х годов в России не было частных банков. Существовал единственный государственный банк – Сберегательный банк, вернее, Сберегательная касса. Все, у кого были средства, хранили их там. Обслуживал он и юридические лица. Затем появился банк ВТБ, который был создан специально для сотрудничества со странами зарубежья. Советские люди думали, что банковская система такой и должна быть. Но тут появился новый частный банк «Восток» и быстро пошел в гору. Начал выпускать свои акции, продавал их населению. Хозяевам акций выплачивал хорошие дивиденды. Народ, который еще никогда не сталкивался с таким явлением, увидел в деятельности банка способ быстрого обогащения и начал вкладывать туда все свои сбережения. Вчерашний обыкновенный врач в мгновение ока создал свою «империю».

В то время об избирательных технологиях мало кто знал. Сторонники Рахимова в основном – представители местных органов власти. Им запрещалось открыто агитировать за него, а других было мало. Увидев бурную деятельность сторонников Кадырова, штаб Рахимова даже растерялся. Если и дальше так пойдет, он же может выйти вперед! Конечно, кто думает своей головой, сравнивая вчерашнюю жизнь в республике с сегодняшней, знает, за кого будет голосовать. Но при такой активности соперников и они могут изменить свое мнение. Команда Рахимова решила изменить тактику работы. Во-первых, надо открыто и убедительно рассказывать населению о происходящих в республике переменах, планах на будущее. Во-вторых, пора открыть истинное лицо банка «Восток». Штаб Рахимова начал быстро наверстывать упущенное. До дня выборов – 12 декабря – оставалось очень мало времени. Организовали агитбригады, которые направлялись на предприятия, по организациям, фермам, машинно-тракторным станциям, школам и учреждениям здравоохранения, где провели большую разъяснительную работу.

Сторонники Кадырова избирательную компанию превратили в настоящий праздник. Собрания избирателей начинались с выступлений известных эстрадных артистов, участников встречи угощали, раздавали ценные подарки, иногда и деньги. Призывали отдать свои голоса за Кадырова. Говорили, что он один из самых способных и самых богатых людей страны. Он хочет, чтобы каждый гражданин Башкортостана стал таким же богатым, как он сам. Не сомневайтесь, так и будет! При этом Кадыров не делит людей по национальности, стремится, чтобы каждому жилось хорошо.

День выборов был очень напряженным. Утром по результатам голосования побеждал Рахимов, ближе к обеду проснулись сторонники Кадырова – результаты стали в пользу банкира. После обеда поравнялись, ближе к вечеру Рахимов уверенно пошел вперед. К закрытию избирательных участков за кандидатуру Рахимова, по предварительным данным, отдали свои голоса около 64 процентов избирателей республики. Стало ясно, что его уже не догнать.

Муртаза Губайдуллович Рахимов стал первым президентом Республики Башкортостан.

24 декабря Верховный Совет принял новую Конституцию Республики Башкортостан. 25 декабря в здании Башкирского государственного театра оперы и балета состоялось торжественное заседание, посвященное вступлению в должность президента Башкортостана Муртазы Губайдулловича Рахимова. В нем приняли участие депутаты Верховного Совета, члены Кабинета Министров республики, руководители территориальных организаций федеральных и республиканских министерств, представители трудовых коллективов, общественных, национально-культурных объединений, научно-творческой интеллигенции и духовенства. Поздравить М. Г. Рахимова в связи с избранием на высокую должность прибыли президенты Татарстана М. Ш. Шаймиев и Ингушской Республики Р. С. Аушев, председатель Верховного Совета Удмуртии В. К. Тубылов, глава администрации Свердловской области В. Г. Трушников и другие высокие гости.

В торжественной обстановке Муртаза Рахимов, положив правую руку на Конституцию Республики Башкортостан и Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, произнес присягу на башкирском и русском языках.

– Торжественно клянусь верно служить многонациональному народу Республики Башкортостан, укреплять и защищать ее суверенитет, строго следовать Конституции Республики Башкортостан, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять возложенные на меня народом обязанности президента Республики Башкортостан!

В связи с избранием на должность президента Башкортостана Муртазу Рахимова поздравил президент Российской Федерации Борис Ельцин. «Сердечно поздравляю вас с избранием первым президентом Республики Башкортостан! Уверен, что ваша деятельность на таком ответственном посту будет способствовать проведению демократических преобразований в республике, укреплению российской государственности, сохранению стабильности и мира, единства и территориальной целостности Российской Федерации. Рассчитываю на плодотворную совместную работу, в основе которой будет взаимопонимание и доверие», – говорилось в его телеграмме.

Понятно, в таких случаях тебя поздравляют, хвалят. Все это воспринимается, как и «должно быть». Но здесь говорили искренне, все хорошо знали, как много сделал и делает Рахимов для родной республики, всей России.

Кто-то сказал, что добиться власти не трудно, тяжело ее удержать. Правильно сказано. Приход к власти осуществляется обычно группой лиц, как долго продержится, зависит от воли тысяч людей. Чтобы удержаться у власти, надо возглавить эти тысячи, убедить их в своей правоте, обеспечить им мирную жизнь, улучшить бытовые условия. Только тогда народ заметит власть, и она станет жизнеспособной. Здесь очень важно, не только как действует высшее должностное лицо, но и как работает его окружение. Успеха добивается тот, который сможет создать команду единомышленников, надежных помощников, понимающих друг друга с полуслова.

 

Наступил новый год

 

Перед новым годом или в первые его часы люди желают друг другу, чтобы новый год принес им счастья, мира, богатство и успехов. Хорошие пожелания. Ушедший год принес Башкортостану большие перемены. Самое главное – разработаны и приняты законы, отвечающие мировым стандартам.

– Особенности нашей Конституции заключаются в том, что они ставят в центр внимания права и свободы гражданина, – говорил Муртаза Рахимов. – Раздел о правах, свободах человека и гражданина соответствует Общей декларации прав человека, международным пактам и другим подобным документам. Например, в Конституции первый раз закреплено права на жизнь, свободное определение своей национальности, создание политических партий, право на собственность и на трудовые соглашения.

Башкортостан в своей истории первый раз избрал своего президента. Что принесет новый год? Радости или печали? Наверное, этими вопросами задавался каждый. Но жизнь иногда преподносит такие сюрпризы, о которых никто и не думает. На страницах газеты «Советская Башкирия» и других изданий появилась статья, которая повергла всех в шок. Люди ее читали, перечитывали и не могли этому поверить. В ней говорилось, что председатель Совета Министров Анатолий Копсов и его друзья построили для себя целый поселок, состоящий из двух-трехэтажных домов. Сегодня это естественное явление. В те времена выглядело это дико – сотни, тысячи семей ютились в небольших квартирах, не имея никакой возможности улучшить свои жилищные условия. В Башкортостане сотни лет не было ни особо богатых и ни особо бедных. Этому способствовала вотчина, все имели одинаковые права и обязанности. И в советский период условия жизни руководителей республик особо не отличались от других. Самые уважаемые авторитетные руководители Башкортостана, первый секретарь обкома КПСС Мидхат Шакиров, у которого семья состояла из четырех человек, жил в трехкомнатной квартире площадью 60 квадратных метров. Семья Закарии Акназарова, состоящая из пяти человек, жила в такой же трехкомнатной квартире.

Удивился такому поступку председателя Совета Министров и президент Башкортостана Муртаза Рахимов. Зачем семье из двух-трех человек такой огромный особняк? Разве недостаточно, чтобы у каждого члена семьи была своя комната, свой угол?

Рахимов вызвал к себе Копсова. Тот, как всегда, неторопливо зашел, поздоровался с хозяином кабинета за руку, присел за небольшой стол и уставился на Рахимова. Муртаза подвинул газету, лежащую перед ним, к Копсову:

– Что это?

Тот мельком взглянул на нее:

– А-а, – небрежно махнул рукой.

– Все это правда?

– Конечно, кое-что не соответствует действительности, но в основном правда.

– Тоже мне нашелся герой! – неожиданно для себя вспыхнул Рахимов. – Как у тебя хватает совести строить для небольшой семьи такой огромный дом?! Оглянись вокруг, многие семьи по десять человек ютятся в однокомнатных квартирах. Нет, тебе нужен огромный особняк!

– Подождите, Муртаза Губайдуллович, не ругайтесь. Я что, нарушил закон? Или раскрыли нарушение, о котором я не знаю? Если я премьер-министр, то мне нельзя строить дом? Вон в Подмосковье строят такие дворцы, по сравнению с ними наши дома – это лачуги.

– Тоже мне лачуги… Разве дом площадью 200 квадратных метров может быть лачугой? А на какие средства ты его строишь?

– На зарплату. Целый год копил. Для повседневных нужд нам много не надо. Хватит и зарплаты супруги. Дети выросли. Все самостоятельны, для себя сами зарабатывают. Правда, пришлось взять и кредит. Но в этом нет никакого нарушения.

– Не нарушать закон одно. Есть еще правила поведения и законы общества. Все не напишешь на бумаге. Ладно, иди пиши объяснительную, рассмотрим.

Президент поручил Верховному Совету, Государственному контрольному комитету дать оценку публикациям в газетах и принять необходимые меры.

Рахимов пригласил к себе министра печати и средств массовой информации. Он был создан еще в 1990 году при формировании нового правительства. Возглавлял его Зуфар Тимербулатов. Он родился в семье журналистов, окончил Стерлитамакский педагогический институт, Свердловскую высшую партийную школу. Работал в заводской многотиражной газете, редактором Ишимбайской районной газеты, инструктором, заведующим сектором печати, заведующим отделом пропаганды и агитации, секретарем по идеологии обкома КПСС.

Как только Тимербулатов зашел в кабинет, Рахимов сразу спросил его:

– Зуфар, прежде чем публиковать в газетах материалы о Копсове, нельзя ли было их показать мне? Опять обливают грязью республиканскую власть. До сих пор этим рьяно занимались московские газеты, сейчас за дело взялись наши издания?

– Муртаза Губайдуллович, это же хорошо, что об этом написали наши, а не москвичи. Материалы опубликовали только после того, как все проверили, тщательно расследовали. По-моему, их нельзя обвинять в какой-то лжи. Если бы об этих фактах узнали москвичи, смаковали бы их по-своему. Без сомнения, впутали бы ваше имя в эту историю и главным виновником постарались сделать именно вас.

– По-твоему, сейчас я должен сказать спасибо нашим газетчикам?

– Правильно думаете, Муртаза Губайдуллович. Надо собрать корреспондентов республиканских газет, радио и телевидения, рассказать им о принятых мерах по поводу неблаговидных дел Копсова и других официальных лиц и что собираетесь делать в дальнейшем в данном направлении. Во-первых, народ узнает всю правду из ваших уст. Во-вторых, это покажет отношение президента к публикациям в газетах. В-третьих, работники средств массовой информации убедятся, что их смелые и справедливые выступления всегда найдут поддержку у руководства республики.

– Интересно рассуждаешь. Я вызвал тебя, чтобы обматерить за плохое руководство печатными изданиями, а ты сидишь, философствуешь, учишь жить, еще даешь мне указания.

– Нет, Муртаза Губайдуллович, я стараюсь оправдать ваше доверие. Если вы соберете журналистов республиканских изданий, по итогам вашего разговора с ними проведем совещание с приглашением руководителей всех средств массовой информации. Скажем, чтобы опубликовать какой-нибудь критический материал, тщательно проверяли факты, при необходимости советовались с работниками органов власти и прислушивались к их мнению. В таком случае власть и средства массовой информации будут делать одну и ту же работу.

– Спасибо, Зуфар. Во многом, конечно, ты прав. Правильно мы поступили, когда при формировании нового правительства создали министерство печати. Тогда многие говорили, что у нас демократия, не надо такого органа, власть не должна вмешиваться в работу средств массовой информации.

– Наше министерство и так не вмешивается в их деятельность. Пусть пишут, что хотят. Но мы требуем от них, чтобы каждый факт соответствовал действительности. Соврал – отвечай перед законом. Поэтому мы и предложили на рассмотрение Верховного Совета проект Кодекса печати и массовой информации.

– Ладно, пусть будет по-твоему. Соберем журналистов, как только Копсов принесет свою объяснительную.

Копсов не написал объяснительную. После нескольких напоминаний об этом он принес заявление с просьбой освободить его с занимаемой должности.

– Раз не осталось ко мне доверия, дальше работать не буду. Объяснительную писать не буду, ее пишут только виновные, а я себя не считаю виновным, – сказал он.

В республике зашевелились. Если Рахимов освободит от должности Копсова, кого назначат на его место? Хватит ли у него сил и смелости скинуть его с кресла? Тогда ему удалось правдами и неправдами выгнать Марата Миргазямова, но тот был слишком мягким, нерешительным, не было у него и твердой опоры, поэтому вел себя как сирота. А Копсов из другого теста. Во-первых, он был по национальности русский. Не приведет ли его освобождение к межнациональным скандалам? Ведь не все русские поддерживают Рахимова, есть сторонники Копсова. Во-вторых, он умный, решительный, целеустремленный. Он просто так не сдастся. В-третьих, у него есть твердая опора. Не только в Башкортостане, но и в Москве есть силы, готовые прийти ему на помощь.

Журналистов довольно долго не приглашали на встречу с президентом. Она состоялась только спустя несколько месяцев после этих событий, когда Государственный контрольный комитет и созданная Верховным Советом специальная комиссия завершила свою проверку. Они пришли к выводу: администрация Ленинского района города Уфа при выделении участков земли под строительство домов нарушила закон.

На встрече с журналистами Рахимов выступил очень резко.

– При коммунистах представить себе было невозможно, чтобы руководитель, независимо от того, какое возглавляет предприятие – крупное или малое, вставал на путь воровства. А утверждение одного из руководителей республики, который попутал свой карман с государственным, в голове не укладывается. Или сегодня наше общество встало на путь криминала, или мы, воспитанные в советском обществе, не можем привыкнуть к новым реалиям. В связи с этим я подписал указ об освобождении Копсова с занимаемой должности. Материалы, касающиеся данного дела, направляю в правоохранительные органы. Пусть знают его друзья и все, причастные к этому делу: они ответят перед законом. Хочу добавить: криминальным элементам в Башкортостане делать нечего, за совершенные преступления карать будем очень жестко.

Президент Башкортостана, опираясь на итоги проверок, учитывая заявление Копсова, освободил его от занимаемой должности. В это время Копсов был членом Совета Федерации России. Совет Федерации просил Рахимова пересмотреть свое решение, освободить Копсова с должности только на основании его заявления, не ссылаясь на итоги проверок и не указывая на его правонарушения. Однако президент Башкортостана не изменил свое решение.

Муртаза Рахимов предложил Верховному Совету на утверждение председателем Совета Министров кандидатуру Рима Сагитовича Бакиева.

Р. С. Бакиев родился 4 января 1939 года в деревне Новые Турбаслы Благовещенского района. Окончил Башкирский сельскохозяйственный институт. Работал председателем колхоза «Россия» Уфимского района, директором Степановского совхоза Благовещенского района, затем председателем исполкома Благовещенского районного Совета народных депутатов, генеральным директором объединения «Башкирскптицепром». Сейчас он занимал должность заместителя председателя Премьер-министра Башкортостана. О таких, как Рим Бакиев, говорят: нашли в борозде. Родился в деревне, окончил сельскохозяйственный институт, вся жизнь связана с сельскохозяйственным производством.

Предложение Рахимова на должность председателя Совета Министров кандидатуры Рима Бакиева для некоторых было неожиданностью. Нет, ни у кого не было претензий к его работе. Дело в другом: Башкортостан – развитый промышленный регион, значит, эту должность должен занимать специалист из промышленности, президент – башкир, значит, премьер-министр должен быть русским. Так думали многие. Кандидатура Рима Бакиева не отвечала этим требованиям. Но для Рахимова его кандидатура была очень важна. С Римом Бакиевым он был давно знаком. Когда Рахимов работал директором нефтеперерабатывающего завода, завод взял шефство над совхозом в Благовещенском районе, который возглавлял Бакиев. Оба руководителя быстро нашли общий язык. Завод стал надежной опорой тружеников села, в свою очередь, совхоз обеспечивал рабочих завода качественной сельскохозяйственной продукцией. Рахимов хорошо знал о деловых качествах Бакиева. Самое главное – он человек открытый, никогда не будет вести подковерную борьбу против него, станет его надежным соратником.

Депутаты Верховного Совета утвердили Рима Бакиева на должность председателя Совета Министров. Правительство республики возглавил человек, который хорошо разбирался в экономических и социальных вопросах, обладал организаторскими способностями.

 

Новый премьер

 

До сих пор о Риме Бакиеве рассказывали, глядя на него со стороны. Дадим ему самому слово. Каковы взгляды человека, занимавшего после президента вторую должность в республике, на происходящие события в тот период, отношение к Рахимову, поднявшего его на такую высоту?

– Я потомок тарханов башкирского рода мен. Это звание давали не каждому, оно приравнивалось к дворянству и передавалось от поколения к поколению. Наша родословная начинается от тархана Юсуфа из деревни Турбаслы, затем последовательно идут: Ишкеня – Мухаметгалей – Мухаметбакый – Хисаметнафик – Ахметсагит. Я сын Ахметсагита – Рим. У меня сына нет, есть дочь Эльвира, она воспитывает дочь Гульназ.

Я – человек земли. Большую часть своей жизни посвятил сельскохозяйственному труду. В 1990 году в республике произошли большие перемены – председателем Верховного Совета Башкортостана избрали Муртазу Губайдулловича Рахимова. В то время он был одним из уважаемых и авторитетных руководителей производства, хорошо разбирался в вопросах экономики. Дальнейшая моя судьба тесно связана с именем этого человека. В 1991 году мне предложили возглавить объединение «Башкирскптицепром». В то время многие хозяйства занимались птицеводством, в достаточном количестве обеспечивали население яйцами и птичьим мясом. В январе 1993 года меня назначили первым заместителем председателя Совета Министров – заместителем по сельскому хозяйству. Если сказать откровенно, этой должности я не боялся, был уверен, что смогу работать. К этому времени уже неплохо разбирался в экономике сельскохозяйственного производства республики, знал, какие резервы можно задействовать для дальнейшего ее развития.

12 декабря 1993 года Муртазу Губайдулловича избрали президентом Республики Башкортостан. Он оставил меня в правительстве, где полтора года проработал на прежней должности. Затем некоторое время исполнял обязанности Премьер-министра. На одном из заседаний Государственного Собрания – Курултая, к микрофону, установленному в зале, подошел депутат Паращенко и предложил меня утвердить на должность Премьер-министра Башкортостана. Это не только для меня, но и для многих было большой неожиданностью. Мою кандидатуру предлагает генеральный директор одного из гигантов промышленных предприятий республики – Уфимского моторостроительного объединения. Кроме того, правительство до сих пор всегда возглавляли представители промышленности.

– Бакиев – труженик села, аграрий. А президент – промышленник. Получится хороший тандем. Пусть они вдвоем и двигают республику вперед, – обосновал он свое предложение.

Депутаты рассмеялись и зааплодировали. Рахимов поддержал Паращенко, тут же предложил утвердить меня Премьер-министром. Большинством голосов я стал председателем Совета Министров Башкортостана.

Наша республика расположена в середине России. Ее площадь – 14 миллионов гектаров, из них половина – земли сельскохозяйственного назначения, пашни – 5 миллионов, леса – 6 миллионов гектаров. Через республику проходят крупные автомобильные трассы, железнодорожные пути, по которым можно добраться в любую точку России. Республику пересекают немало трубопроводов, для судоходства есть река Агидель. Богат Башкортостан полезными ископаемыми. В республике проживает более 4 миллионов человек.

Когда я работал Премьер-министром Башкортостана, экономика страны находилась в катастрофическом состоянии. Реформы, которые проводились в то время, отбросили сельское хозяйство на 25–30 лет назад. Земли колхозов, совхозов заросли бурьяном, закрывались даже крупные промышленные предприятия.

В этих условиях было очень сложно работать. Поэтому в те годы была бесценна помощь президента Рахимова делом и советом. Помогал находить выход из положения и свой жизненный опыт. При необходимости сидел и изучал законы экономики и рынка. Указы и постановления правительства России зачастую противоречили друг другу. Пришлось установить тесную связь с руководителями других регионов, советоваться с ними, как избежать последствий этих безумных решений, сохранить промышленный потенциал, возможности сельского хозяйства. Нас спасло соглашение, заключенное между Российской Федерацией и Республикой Башкортостан о взаимном делегировании полномочий. Правительство разработало программу по регулированию и развитию экономики, которую утвердил президент. Мы стремились проводить реформы, не разрушая то, что есть. Нашей основной целью было использование всех имеющихся возможностей для улучшения жизни народа республики.

Я не случайно вспоминаю 90-е годы. В то время в бюджете не было средств не только для закупки самого необходимого, даже на выплату зарплаты работникам бюджетной сферы и пенсий старикам. Все же, опираясь на свой суверенитет, на соглашение между Россией и Башкортостаном, нам удалось не допустить развала экономики республики, при участии государства провести необходимые реформы в различных отраслях народного хозяйства. Многое сделали в области строительства, соединили добротными дорогами города и районные центры со столицей Башкортостана. Большой объем работы выполнили по газификации населенных пунктов, по стабилизации деятельности предприятий, по сохранению и развитию сельскохозяйственного производства и обрабатывающей отрасли. Глядя на нас, в некоторых регионах, даже в Москве, распространяли слухи, якобы Башкортостан находится в особых экономических условиях. Все это – результаты совместной, дружной работы правительства и президента. В 1995 году мне пришлось участвовать в подготовке и проведении большого международного мероприятия – Всемирного курултая башкир. Он состоялся 1–2 июня в столице республики во дворце культуры «Нефтяник». В нем приняли участие не только делегаты из районов и городов республики, но и других регионов страны, даже дальнего зарубежья. В качестве гостей приглашали и представителей других национальностей. В нем принял участие и наш президент Муртаза Губайдуллович Рахимов.

Заседание Курултая открыл четверть века проработавший председателем Совета Министров БАССР, старейший делегат Закария Акназаров. Я вел заседание и руководил подготовкой документов.

В 1999 году вышел на заслуженный отдых. Однако и сейчас стараюсь активно участвовать в общественной жизни республики. Вместе с нашим первым президентом продолжаю служить народу республики.

 

Урал и Сания

 

Смерть Власова отрегулировала взаимоотношения Исаакова и младшего Рахимова с заводом. «Петролиум» расплатился со своими долгами, и о скандале и претензиях друг к другу быстро забыли. Даже заключили новый договор, где указали, что рост цен на товары не должен превышать показателя инфляции, определенного Центральным банком.

Безусловно, это была большая победа. Однако Урал хорошо понимал, с чем все это связано. Если бы Власов не погиб, руководство завода вряд ли бы успокоилось. Смерть Власова напугала заводчан. Правда, преступление не связывали с его профессиональной деятельностью, однако было немало такого, что не могло их не напугать. Взять хотя бы 90 тысяч долларов, которые обнаружили в служебном кабинете Власова. Этот факт не стали тщательно расследовать, а если бы начали…

Урал долго думал об этом и решил поделиться своими соображениями с отцом. Однажды вечером, увидев, что у того хорошее настроение, сказал:

– Отец, давай, как в моем детстве, сыграем в шахматы. Только не будем, как раньше, щелкать побежденного по лбу. Поступим так: если ты победишь, я сделаю то, что ты хочешь, если победа будет за мной, тогда ты исполняешь мое желание.

Муртаза усмехнулся, понял, сын что-то задумал:

– Давай расставляй фигуры.

Урал быстро победил отца.

– Нет-нет, это несправедливо. Я даже хорошенько не успел подумать, – не согласился с победой сына Муртаза, – давай еще раз сыграем.

И на этот раз сын победил отца.

– Ладно, как говорится, бог любит троицу. Давай-ка еще одну партию, – не хотел сдаваться Муртаза.

Не везет так не везет. И на этот раз король Муртазы довольно быстро получил мат.

– Оказывается, хорошо играешь, – вынужден был признать Муртаза.

– Говорил же, что в Париже на первенстве университета по шахматам я занял второе место.

– Говорил, но я не думал, что ты так хорошо научился играть. Ладно, говори, что задумал. Не зря же эти игры в шахматы сегодня затеял.

– Отец, я тебе не открою глаза, сам об этом хорошо знаешь. В области нефти, ее переработки и реализации, как стаи грачей, крутятся какие-то непонятные люди. Каждый старается как можно больше урвать, никто не думает о состоянии заводов, об их реконструкции, о времени новых технологий. Если и дальше так пойдет, то лет через десять установки придут к аварийному состоянию, возможно, начнутся взрывы со смертельным исходом. Кроме того, не видно, чтобы кто-то думал о том, какую прибыль, пользу получает от деятельности наших заводов само государство. Чтобы выйти из этого положения, я предлагаю все нефтеперерабатывающие и химические предприятия республики объединить в единый комплекс. Сегодня не каждый завод в состоянии заняться самостоятельно реконструкцией установок и внедрением современных технологий. Во-первых, у них мало средств. Во-вторых, не может остановить работу какой-то установки и заняться реконструкцией. Все оборудования взаимосвязаны, остановка одного из них может привести к нарушению всей технологии. Если объединить все заводы в единый комплекс, во время ремонта установки одного предприятия эту работу могло бы выполнять соседнее предприятие. Объединение позволит в корне изменить и отрегулировать вопросы доставки нефти, реализации готовой продукции, заключать долгосрочные и взаимовыгодные контракты с потребителями. Немаловажно и то, что от этого крупного объединения государство будет получать больше налогов.

– Да… – Муртаза долго сидел задумавшись. – Я хотел топливно-энергетический комплекс республики полностью раздать населению.

– Как раздать?

– Их акции делить между людьми.

– Как их сегодня разделишь? Акции уже давно розданы. Еще в начале реформ все предприятия были акционированы, хозяевами акций стали их рабочие. Некоторые продали свои акции, другие купили. Как ты сейчас обратно соберешь эти акции? Это называется новым переделом собственности. Передел всегда приводит к печальным последствиям. Никто свою собственность тебе бесплатно, без боя не отдаст.

– Да, тут есть над чем подумать.

Разговор на этом закончился. Прошло несколько месяцев. Однажды Муртаза сказал Уралу:

– На какой должности себя видишь в том объединении, о котором мы с тобой говорили?

– На должности генерального директора, – то ли шутя, то ли всерьез ответил Урал. – Решил создать объединение?

– Да. Законодатели вскоре примут свое решение по этому поводу.

– Спасибо отец.

– Спасибо, тебе. Это же твоя задумка. Только ты не будешь генеральным директором, там нужен технолог.

– Ладно, как скажешь.

– А вот занять пост председателя совета директоров тебе бы не помешало. Там нужен человек эрудированный, грамотный, способный вести переговоры с представителями других регионов и зарубежных компаний. Думаю, с этой работой справишься.

– Но, чтобы стать председателем, нужно быть акционером какого-то предприятия.

– Я акционер Первого завода. Свои акции я тебе подарю.

– Спасибо, отец. Даже об этом не подумал.

– Как тут не подумаешь! Надеюсь, в дальнейшем ты станешь моей самой надежной опорой. Поэтому, прежде чем что-то делать, семь раз подумай. Ладно, допустим, что станешь председателем совета директоров, а вот с Исааковым или, как его, Исхаковым как поступишь?

– В сфере снабжения какую-нибудь должность предложу.

– Не знаю. Согласится ли?

– Переговорю с ним.

– Не торопись. Сначала надо создать это объединение.

Урал не торопился, однако быстро нашелся тот, который стал его торопить. Уже на следующий день к нему подошел Исааков и сказал:

– Я думал, что мы с тобой настоящие друзья, осталось только нам породниться, по этому поводу разговариваю со своей сестренкой, а ты все от меня скрываешь.

– Что скрываю?

– О новом объединении.

– Да я сам об этом только вчера узнал, – не моргнув глазом соврал Урал.

– Ладно, не кривляйся. Меня не интересует, как и когда узнал. Ты меня поставишь генеральным директором этого объединения. Не меньше, не больше. Кроме того, мне нужен статус депутата, депутата республиканского парламента.

– Ты что? – вскочил Урал. – Если ты думаешь, что я сижу и распределяю должности, то глубоко ошибаешься.

– Урал, давай не кривляйся. Мы хорошо знаем, кто на что способен. А жизнь – сложная штука. Иногда сидишь на коне, иногда валяешься на земле. Говорят, что журналистов очень интересует, откуда в банке Австрии на счете Рахимова сумма в евро с семизначными цифрами.

– Сволочь, оказывается, ты.

– Зачем так грубо? Ты же, Урал, окончил один из самых престижных вузов Франции. Так веди себя как джентльмен – культурно.

Урал решил принять срочные меры: банкам и в Вене, и Риме написал, чтобы его счета закрыли, а деньги вернули туда, откуда они поступили. Ответы не заставили себя долго ждать. В них говорилось, что на основании письма не могут закрыть счета. Для управления средствами на счетах необходимо лично явиться в офис банка с удостоверением личности. Кроме того, средства на счета поступали от Рахимова, других адресов нет. Куда же их отправлять?

Что же делать? Уралу не хотелось рассказывать обо всем этом отцу. Еще скажет: только и занимаюсь твоими проблемами. Решил сначала лететь в Вену, оттуда в Рим. Купил билеты. Прямого рейса не было, улететь можно только через Москву. Урал встал в очередь покупателей билетов в Москву. Тут, тяжело вздыхая, кто-то за ним встал в очередь. Урал оглянулся и даже немного растерялся, увидев очень миловидную девушку. Рядом стояли два больших чемодана, на одном плече висела еще сумка. Заметив его взгляд, девушка улыбнулась:

– Еле успела. Даже не знаю, чем набили эти чемоданы и что с ними делать.

Привыкший в последние годы суматохам дорожной жизни Урал быстро сообразил, что эти слова адресованы ему, ей нужна его помощь.

– Кроме портфеля, у меня ничего нет, – сказал он. – Если хотите, давайте один из ваших чемоданов зарегистрируем на мое имя. Иначе с таким багажом вас и в самолет могут не пустить. Куда путь держите?

– В Вену. Сначала, конечно же, в Москву.

– Очень хорошо. Я тоже лечу в Вену. Давайте багаж зарегистрируем сразу до Вены, там его и получим.

– Ой, спасибо. Наверное, сам Аллах направил вас ко мне.

Урал передвинул один из чемоданов к себе и прошел регистрацию. То же самое сделала девушка. В зале ожидания самолета Урал предложил ей чай.

– Выпью кофе, – сказала она, – в деревне чай и чай, даже вкус кофе забыла.

После этих слов Урал понял, что девушка живет за рубежом. Но чтобы убедиться, спросил по-английски:

– Далеко живете?

Она ответила по-немецки:

– У меня с английским слабовато. Можно, скажу по-немецки?

– Ладно, немецкий я немного знаю.

Затем немного постояли, смотря друг на друга, и дуэтом воскликнули:

– А родной язык наш – башкирский, – и весело рассмеялись.

– Давайте уж познакомимся, меня зовут Урал, – он перешел на башкирский.

– Я – Сания. Живу в Вене.

– А я туда по делам.

Знакомство продолжалось по пути. Оказалось, что у них немало общих знакомых, поэтому быстро поняли друг друга. Когда прилетели в Вену, Сания пригласила Урала к себе:

– Поехали, посмотришь, где и как живу.

У Сании на окраине города была довольно просторная двухкомнатная квартира. Когда доехали, занесли чемоданы, Урал сказал:

– Ты пока приготовь чай или кофе, а я схожу в магазин.

– Если пойдешь, то купи что-нибудь покушать. Здесь я давно не была, поэтому дома ничего нет.

Вскоре Урал вернулся с шампанским, пакетом продуктов и удивился: в квартире убрано, накрыт стол. Сания успела даже сполоснуться под душем.

– Когда это ты все успела?

– Это что! Я вчера окучила тридцать соток картофеля, помогала копнить сено, парилась в бане, сегодня рано утром встала и, как видишь, уже в Вене, – шутливо похвасталась Сания.

– Люблю я таких шустрых, трудолюбивых людей.

– Тогда что, мне надо сватов ждать? – продолжала шутить девушка. Урал ей подыграл:

– Я бы заслал, но за такой красивой, за такой умной, за такой трудолюбивой девушкой, наверное, охотятся сотни сватов.

– Нет. Был у меня любимый, но его сейчас нет. После него никого не хочу видеть.

– А что случилось?

– Его убили. Ты знаешь его. Тогда шума, разговоров было много. Это главный инженер Второго нефтеперерабатывающего завода Гайнуллин Якуп.

– Да, я слышал об этой трагедии.

– Обвинив в убийстве, расстреляли одного артиста. Я не верю во все это. Некоторые в его убийстве даже обвиняли меня. Как я могу быть причастным к убийству любимого человека? Не выдержала, уехала. Эту квартиру он купил, записал на меня. Думали, что будем жить здесь.

– После этих событий прошло уже несколько лет…

– Да, сейчас я полугражданка Австрии, пою в одной концертной труппе, получаю уроки в консерватории. Вроде нет времени сидеть, тосковать. Но когда все вспоминается, начинаю петь «Гильмиязу». Эту песню очень любил слушать Якуп. И немцев она берет за душу. Спрашивают: эта ария из какой оперы?

– Спой, пожалуйста.

– «Гильмиязу?»

– Какую хочешь.

– Тогда я тебе спою одну немецкую песню. Она называется «Встретил я тебя, любимый».

Сания запела. Она пела так, что у Урала защемило сердце. В этой песне была и тоска о невозвратно ушедшем, и горечь от утрат, и надежда о светлом будущем, и мечта о большой любви.

Нарушив австрийские правила, легли спать поздно, но по их правилам встали рано. Каждого ждали свои дела. Уже собирались уходить, вдруг Урал перед Санией встал на одно колено и поднял руки:

– Дорогая, я предлагаю тебе свое сердце, а ты положи свое сердце на мои ладони. Будь моей женой!

– Вчера познакомились, сегодня уже замуж зовешь?

– Я полюбил тебя, Сания. У меня никогда, ни с кем такого не было. Чувства переполняют. Для большой любви не требуется многолетних испытаний.

– Что сказать, Урал? Ты мне тоже нравишься. Но для создания счастливой семейной жизни, как мне кажется, этого еще недостаточно. Надо лучше узнать друг друга, познакомиться с родственниками, затем…

– Ты, конечно, права. Но у меня нет времени ждать. Сегодня же мне из Вены лететь в Рим, потом в Уфу. Там тоже ждут неотложные дела. Дай мне свой паспорт. Вернее, пошли со мной.

– Куда? Зачем?

– Пойдем в банк. Там откроем счет на твое имя. Средства со своего счета переведу на твой счет и закрою свой. То же самое проделаю и в Риме. У меня не должно быть ни одного цента.

– Ладно, вижу, что все это ты делаешь от безысходности. Переведи свои деньги. Ни копейки не трону, пусть лежат и ожидают тебя.

– Поэтому серьезно говорю: давай поженимся.

– Если серьезно, то посмотрим. Так опрометчиво поступать, нам же не семнадцать лет.

– Ладно.

Спустя часа два Сания стала миллионершей, Урал стал нищим. Все же он на свои дорожные деньги купил два кольца. И одно надел на палец Сании.

– Пусть они всегда напоминают друг о друге и о наших обещаниях.

Губы приблизились. Это был их первый поцелуй.

 

Обсуждение проекта

 

Вашингтон (ИТАР-ТАСС). Между Израилем и организацией по освобождению Палестины была подписана программа перемирия. Согласно данной программе в январе следующего года израильские войска будут готовы выйти из занятых ими территорий. Это означает, что они уходят с западного берега реки Иордан. Об этом сообщил начальник генерального штаба Израильской армии Егуд. Имея в виду палестинцев, которые будут контролировать сектор Газа, он сказал: «Они хорошо подготовились к будущим переменам в данном районе».

Несмотря на то, что израильские военные ненавидят палестинцев, они приняли палестинцев.

(«Башкортостан», 3 октября, 1993 г.)

 

Журналисты самых крупных газет России хотят бросить свою работу. Они не довольны постановлением правительства, которое предполагает повышение типографских расходов в 6 раз.

(«Башкортостан», 6 января, 1994 г.)

 

Исмагил Габитов позвонил Рахимову:

– Мне надо ехать в Москву на съезд Верховного Совета России. Там основным вопросом будет обсуждение проекта новой Конституции Российской Федерации. Если не возражаете, я хочу там выступить.

– Конечно, надо выступить. Какие тут могут быть возражения!

В Москве Габитов выступил в числе первых после докладчика. Вел съезд заместитель председателя Верховного Совета Российской Федерации Шумейко. Он объявил:

– Слово для выступления предоставляется народному депутату, министру сельского хозяйства и продовольствия Республики Башкортостан Габитову Исмагилу Ахмадуловичу.

– Уважаемый Президиум! Уважаемые народные депутаты! – начал свое выступление Исмагил Габитов. – В связи с обсуждением проекта новой Конституции разрешите остановиться на вопросах Федеративного устройства. Мы все хорошо понимаем, почему проблемы Конституции России выходят на первый план. В то же время мы должны отметить, официально предложенный на рассмотрение съезда народных депутатов проект Конституции не соответствует сложившимся отношениям между республиками. Прежде всего, данный проект не учитывает Федеративный договор, подписанный Россией и суверенными республиками.

Значение Федеративного договора не ограничивается только распределением полномочий. Основной смысл заключается в признании того, что Россия построена на основе соглашений. На наш взгляд, именно за это его одобрил съезд народных депутатов.

Федеративный договор признает декларации о государственном суверенитете республик, считает республики суверенными государствами и они строят свою работу в рамках своих полномочий. На наш взгляд, Федеративный договор первичен, потому что он без разрешения самих республик никем не может быть изменен и дополнен. Эти очень важные принципиальные положения надо честно закрепить в Конституции Российской Федерации. Они вообще не отражены в проекте.

Некоторые стараются забыть историю последних двух лет, если быть точнее, историю Федеративного договора. Уже на первом съезде народных депутатов РСФСР, который состоялся в мае 1990 года, говорилось о необходимости Федеративного договора. Год тому назад третий съезд народных депутатов РСФСР и Верховный Совет РСФСР приняли решение, что проект Федеративного договора нужно передать субъектам Федерации для подписания. Его рассмотрение растянулось на год. Только после того, когда некоторые республики настойчиво стали добиваться заключения договора с центром, руководство России вновь заговорило о Федеративном договоре. Оно поняло, что только это может спасти Россию от распада, и согласилось внести в Конституцию как самостоятельную ее часть.

Попытки опустить суверенные республики до уровня автономных областей, не дать им возможностей для развития как самостоятельных государств, ликвидировать достигнутое ими за последние годы по укреплению своего статуса идут до сих пор. Считаем, что данный проект открыто игнорирует интересы республик в составе России, противоречит ныне действующей Конституции РСФСР. В официальном проекте нет даже намека, что Россия основана на Федеративном договоре. После его подписания и одобрения чем это можно оправдать? Не говорю уже о том, в Федеративном договоре прописаны дополнительные права некоторых республик, они согласованы с руководством России. Все это должно отражаться в обновленной Конституции Российской Федерации.

Верховный Совет Республики Башкортостан на своей сессии внимательно изучил проект Конституции Российской Федерации. Верховный Совет нашей республики считает, что к некоторым разделам проекта новой Конституции есть серьезные замечания. Не скрываем свое несогласие с группой, которая занималась разработкой проекта новой Конституции России. Вот они: мы за суверенную Республику Башкортостан и добиваемся, чтобы все это признали. Однако разработчики проекта даже слышать не хотят о суверенитете республик в составе Российской Федерации. Мы за то, чтобы на Башкортостан смотрели как на государство, а разработчики проекта даже стесняются называть нашу республику государством. Мы сторонники двухсторонних взаимовыгодных отношений с Российской Федерацией. Мы за то, чтобы правовые основы нашей республики были определены в законах центра. Они не должны быть направлены на установление унитарной административной Федерации. Мы готовы некоторые свои права добровольно передать центру. Разработчики проекта стремятся, чтобы наши права определялись только центром. Мы за постепенное и неуклонное развитие республик, а они стараются отобрать не только достигнутое республиками в последние два-три года, но и те возможности, которые давала прежняя Конституция.

По мнению Верховного Совета нашей республики, в проекте Конституции Российской Федерации не учитываются Декларации о государственном суверенитете республик, поэтому данный проект Конституции Российской Федерации требует серьезной доработки.

Какие же пути мы предлагаем? Надо продолжить работу над проектом Конституции. Для этого необходимо признать существование в составе Российской Федерации суверенных демократических государств, они строят свои отношения с центром на основе Федеративного договора и двухсторонних соглашений, – закончил свое выступление Исмагил Габитов.

Однако предложение Габитова не получило широкую поддержку. Противников доработки проекта Конституции оказалось больше. Это в основном были представители областей, а представители республик ратовали за предложение Габитова. Народные депутаты уже хотели проголосовать и принять Конституцию в таком виде, как она написана, тут Ельцин внес такое предложение, которое устроило всех. Он сказал, если противников данного проекта Конституции так много, тогда обратимся к самому народу. Основа демократии – это народ. Если народ скажет, что данный проект Конституции нас устраивает, проект останется в таком виде. Если народ скажет «нет», то его необходимо доработать. Надо объявить референдум. Некоторые возражали, говорили, что нельзя законы, тем более основной закон страны принимать путем референдума, надо рассмотреть каждую статью, слово отдельно, а затем проголосовать. Но их никто не услышал. Таким образом проект новой Конституции вынесли на всенародное голосование.

Итоги референдума нетрудно было предсказать. В областях обвинили республики в том, что они хотят стать равноправными государствами с Российской Федерацией, что приведет к распаду России, которая строилась веками. Кроме того, если Башкортостан, Татарстан, Чечня, Якутия, Бурятия и другие республики приобретут свою независимость от центра, кто будет добровольно снабжать области нефтью, нефтепродуктами, золотом, медью, драгоценными камнями и другими природными ресурсами? Никто. Придется идти на поклон к прежним автономным республикам. Нельзя давать им независимость, пусть всем богатством распоряжается центр и «справедливо» распределяет его между регионами. Поэтому нужно принять предложенный вариант Конституции.

На референдуме победили области, в Российской Федерации был принят их вариант Конституции.

 

(Продолжение следует)

Хисамов Галим Афзалович родился 25 апреля 1949 года в деревне Кинзябаево Куюргазинского района БАССР. Заслуженный работник культуры РБ (1993). Член Союза писателей (1988). С 1990 г. – заместитель главного редактора журнала «Агидель», с 1992 г. – директор издательства «Китап», в 1994–1998 гг. – министр печати и массовой информации РБ. Лауреат премии им. З. Биишевой (2010) и премии им. Салавата Юлаева (2014).
Читайте нас в