Все новости
Поэзия
2 Сентября , 13:58

№9.2022. Рами Гарипов. Запах яблок. Стихи. Перевод с башкирского Ю. Татаренко

Прочитав подстрочники гариповских стихотворений, я сразу понял, что они мне напомнили – песни Шуберта, написанные на стихи Гете, Шиллера, Мюллера…

№9.2022. Рами Гарипов. Запах яблок. Стихи. Перевод с башкирского Ю. Татаренко
№9.2022. Рами Гарипов. Запах яблок. Стихи. Перевод с башкирского Ю. Татаренко

Рами Ягафарович Гарипов родился 12 февраля 1932 года в селе Аркаул Салаватского района Башкирской АССР. После окончания семилетней школы в родной деревне учился в уфимской средней школе № 9, ныне Башкирская республиканская гимназия-интернат № 1, носящая имя Рами Гарипова. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Работал в редакциях газеты «Совет Башкортостаны», журнала «Агидель» и редактором художественной литературы Башкирского книжного издательства. Автор книг поэзии «Юрюзань» (1954), «Каменный цветок» (1958), «Песня жаворонка» (1964), «Полет» (1966), «Заветное слово» (1969), «Рябинушка» (1974), книг переводов. Поэма «1937» опубликована в 1987 году. Член Союза писателей СССР с 1960 года, откуда исключён за стихотворение «Туған тел». Скончался 20 февраля 1977 года. Посмертно удостоен звания «Народный поэт Башкортостана» (1992). Посмертно присуждена Республиканская премия им. Салавата Юлаева (1988).

 

Рами Гарипов

Запах яблок

 

Рами – романтик

Предисловие переводчика

 

Прочитав подстрочники гариповских стихотворений, я сразу понял, что они мне напомнили – песни Шуберта, написанные на стихи Гете, Шиллера, Мюллера… Шуберт, творивший два века назад, – один из классиков романтизма, вот и в поэзии Рами Гарипова явственно ощущается напевность и любовь к природе и человеку. Сегодня можно только удивляться, насколько сильно в его сердце отзываются песни скворца и жаворонка, пластика жеребенка и зайчат, как трогательно Гарипов признается в любви к полевым цветам, как воспевает чистоту родника и красоту листопада.

Особое место в творчестве башкирского классика занимает любовная лирика. Разлука, безответная любовь, разрыв отношений – вечные темы для стихотворца. Но как же сильно верит в чудо автор этих строк: «Но лишь бы только не мелела Твоя река в чужом краю – Когда-нибудь, так, между делом Река твоя найдет мою. И вспыхнет радуга над ними, В которой нет ни слова лжи – И снова берега обнимут Поток воды… И будем жить!».

Романтичности Рами Гарипова – вот чего в наши дни очень не хватает многим пишущим стихи. Будучи мгновенно очарованным гариповским романтичным настроением, я захотел внести в окружающие нас суровые реалии и жёсткие схемы чуточку добра и света, чем так щедро делился большой башкирский поэт. И делится по сию пору.

Как же, собственно, переводить Гарипова? И, главное, зачем, если уже есть переводы, выполненные Я. Серпиным, Н. Старшиновым, А. Решетовым и многими другими? Я ни с кем из них не соревнуюсь. Мне непонятна сама постановка вопроса: чьи переводы точнее, а чьи – интереснее? Я просто погружаюсь в мир поэзии Рами Гарипова. И стараюсь передать его мироощущение сегодняшним читателям, вписать его поэзию в контекст современной литературы.

В год 90-летия Народного поэта Башкортостана Рами Гарипова я прошел конкурсный отбор на участие в писательской резиденции Ассоциации Союзов писателей и издателей (АСПИ). В июле, работая в резиденции, перевел почти три десятка стихотворений Гарипова. Рад, что часть из них появилась на страницах журнала «Бельские просторы».

 

Юрий Татаренко,

поэт, переводчик, дипломант всероссийских конкурсов поэтического перевода

 

*  *  *

 

Вокруг меня всё полнится любовью –

Поёт скворец, неймётся соловью...

Во мне всё это отзовётся болью:

Как соловей, я жизнь не воспою.

 

Я – как скала, что волны разбивает, –

Напитываюсь звуками любви...

Писал я что-то в рифму, забывая

Шепнуть строке: «Пожалуйста, живи!»

 

Летят слова – от юга до востока...

Орфеем, замолчавшим на века,

Стою внутри любовного потока,

Бурлящего, как горная река.

 

Я в нём по шею, из него не выйти.

Дно под ногами – зыбкий пьедестал...

Да этот мир весь я бы залпом выпил!

Но звёздный Ковш никак мне не достать…

 

 

Немного о красоте

 

Говорят, встречают по одёжке...

Сколько можно слушать этот бред!

Что, о книжке судят по обложке?

Скажет вам любой: конечно, нет.

 

Странные срабатывают гены,

Что-то в нас устроено хитро,

Раз людей в ходячих манекенов

Превращает модный гардероб.

 

Но тогда скажу я, как отрежу:

«Кто ты есть – не стану я гадать,

Вижу я красивую одежду,

Только человека – не видать».

 

 

*  *  *

 

Счастье приходит с большим опозданьем –

Зная, что пир без него не начнут.

О, беспощадный закон мирозданья:

Всё – ради счастья коротких минут!

 

Счастье ушло – а когда же вернётся?

С новой гулянки идёт не спеша...

Что в этом случае нам остаётся –

Только надеждой себя утешать.

 

Как тяжело! Сердце рвётся на части,

Слёзы отчаянья щиплют глаза...

Вся моя жизнь – это поиски счастья.

Где оно, где? Кто бы мне подсказал...

 

 

Жеребёнок

 

Мой жеребёнок... Ты слышишь,

Я о тебе говорю?

Ухом поводит малыш мой

И раздувает ноздрю.

Масть вороная – с отливом.

Рядом с тобою, дружок,

Чувствую самым счастливым –

Будто бы солнце зажёг.

Гриву я вычешу гребнем –

Вижу, свалялась чуть-чуть.

Скоро ты, милый, окрепнешь –

Я на тебе проскачу.

Ждёт тебя новая сбруя –

Эй, подойди, вороной!

Всё-таки нет, не могу я

Налюбоваться тобой.

По полю скачешь чертёнком,

Свежую щиплешь траву...

Я тебя не жеребёнком –

Детством своим назову.

 

 

Запах яблок

 

У дочки яблоко одно –

И пара про запас.

Смотрю в трамвайное окно,

Не пряча мокрых глаз.

 

Я не видал отцовских слез,

Но помню хорошо:

Он яблок из Уфы привёз –

И воевать ушёл...

 

Я к этому почти привык:

Как слышу яблок мёд –

Перед глазами в тот же миг

Лицо отца встаёт.

 

 

полевые цветы

 

Как люблю я цветы городские,

Что украсят любое кино.

Я восторженным взглядом окину

Чудо-клумбу под нашим окном.

 

Каждый день торопясь на работу,

Вечерком возвращаясь домой,

Чую запахов каждую ноту

И от радости я сам не свой.

 

Но когда мне взгрустнётся внезапно,

Я в тюльпаны упасть не готов,

Мне другой вспоминается запах –

Полевых, не садовых цветов.

 

Оттого ль что, росой умываясь,

Вытираются ветром они,

Оттого ль что я тоже бываю

Беспечальным в ненастные дни,

 

Только кажется мне, что люблю их

Безогляднее, крепче, сильней!

Василёк, незабудка и лютик,

С вами я – до конца своих дней!

 

 

Родник

 

Шульган-родник... Бежит вода,

На ленточку похожа, –

И пропадает без следа,

Без спроса у прохожих.

 

Потом выныривает вдруг

Сквозь камня сожаленье –

На удивленье всем вокруг,

Себе на удивленье.

 

Журчит, а в голосе металл:

Ошибок песня спета...

Кто соль земли в себя впитал,

Уже не канет в Лету.

 

 

Лодка

 

На берегу две ивы крепко спят.

И каждой снится, что река – без дна,

Что двое в лодке рядышком сидят,

А в небе счастьем светится луна...

 

Но только лодка наша – наяву,

И мы на ней плывём на островок,

Где я тебя любимой назову,

Где у воды запляшет костерок.

 

Прости, луна, что мы к тебе спиной!

И режут вёсла жидкое стекло...

Как хорошо грести вдвоём с тобой

И сбоку ощущать твоё тепло!

 

Нам встретятся на жизненном пути

Буруны, перекат, водоворот –

Я верю, мы сумеем их пройти

И дальше плыть уверенно вперёд.

 

 

волшебный родник

 

Всю ночь вдыхал я выдохи твои,

Ты мною надышаться не могла...

То жизнь со смертью тяжкие бои

По всем фронтам без устали вела.

 

А под окном с утра расцвел цветок –

И, значит, будет продолженье нас.

Смерть проиграла – подведем итог.

Жизнь победила – не в последний раз.

 

Блаженства ночь, продлись еще на миг! 

Так в жаркий день воды недостаёт… 

Любовь – неиссякаемый родник, 

Кто припадал к нему, тот не умрёт.

 

 

*  *  *

 

Всему бывать на белом свете:

Дождям со снегом и штормам,

И клятвам, брошенным на ветер,

И наспех брошенным домам.

 

Но лишь бы только не мелела

Твоя река в чужом краю –

Когда-нибудь, так, между делом

Река твоя найдёт мою.

 

И вспыхнет радуга над ними,

В которой нет ни слова лжи –

И снова берега обнимут

Поток воды... И будем жить.

Автор:
Читайте нас в