Все новости
Поэзия
16 Августа 2021, 14:43

№8.2021. Время – тулпар. Работы членов Объединения творческих сил Башкирского Зауралья «Конгур буга». Переводы с башкирского Б. Усманова

Время – тулпар М. Карими, И. Касимова, Н. Кималова, Ф. Низамова, М. Сальманова, А. Тимирова, Ф. Хибатова, У. Шаммасова, Н. Юмагужина, М. Ягафарова, М. Ямалетдин Продолжение. Начало в № 7

№8.2021. Время – тулпар. Работы членов Объединения творческих сил Башкирского Зауралья «Конгур буга». Переводы с башкирского Б. Усманова
№8.2021. Время – тулпар. Работы членов Объединения творческих сил Башкирского Зауралья «Конгур буга». Переводы с башкирского Б. Усманова

Время – тулпар

Работы членов Объединения творческих сил Башкирского Зауралья «Конгур буга»

 

Перевод с башкирского языка Булата Усманова

 

Продолжение. Начало в № 7

 

Мавлит Карими

Мавлит Зиннатович Каримов – поэт, прозаик, драматург. Член Союза писателей Республики Башкортостан. Автор четырех сборников различных жанров. Лауреат премий имени Рамиля Кул-Давлета администрации МР Абзелиловский район и «Радуга над Белой» администрации МР Белорецкий район РБ. Председатель правления РОО «Объединение творческих сил Башкирского Зауралья “Конгур буга”», председатель Совета Благотворительного фонда поддержки одарённых детей «Улькар». Живёт в деревне Сосновка Белорецкого района РБ.

 

 

Зеленое море

 

Могли вы видеть море цвета бирюзы? –

Оно из всех морей на свете ведь живее.

И глубже, шире. В нём и чистота слезы,

И ярость буйных волн, когда уже темнеет...

 

А в этом море приходилось плавать вам

С размахом, погружаясь в сладостную нежность?

Чтоб можно было плавать по его волнам,

Природою ему даны глубь и безбрежность.

 

Напрасно не ищите вы по всей Земле

Зелёное то море! Карта не поможет.

Ведь море бирюзы в моих глазах, во мне –

И лишь любимая одна в нём плавать может.

 

 

Парадокс

 

Когда меня лишить старались колеи,

Наедине, чтоб не услышали родные,

Взреветь хотелось, дабы погасить свои

Сжигающие сердце угольки живые.

 

И дабы разорвать, смахнуть, рассвирепев,

Все козни-сети, сотканные пауками,

Утихомирить мой горячий, буйный гнев,

Готов был даже сокрушать и лес с горами.

 

Хоть многие глядят с улыбкой, пряча яд,

Но только отвернёшься – смотрят с неприязнью.

Насколько могут, тайно хаят и вредят,

Насколько могут, обливают грязью.

 

Эх, что же, пусть вредят и лезут всей толпой –

Их много, ты же одинок... И вот что странно –

Есть в жизни парадокс: среди своих – чужой,

Среди чужих – свой человек, всегда желанный!

 

Но всё ж меня не выбили из колеи,

Не стал я отступать, терпеньем укрепившись.

Из сердца, благо, льются песни вновь мои,

От праведного гнева вдруг воспламенившись.

 

 

У времени – две жизни

 

Какое время наступило, что за время?

Уносит смерть мужчин из тех, кто очень молод.

Чума эпохи пала на людей, как бремя,

Как мор, и ближе подступил могильный холод.

 

Один ровесник мой вчера ушёл навеки –

Не смог избавиться и канул в вечный омут.

Второму только вот сейчас сомкнули веки,

А многие из плена вырваться не могут.

 

А у отцов, что с войн живыми приходили,

Уж сыновья прошли Афган, другие «точки».

И тех, кого война и пули пощадили,

Болезнь та быстро довела до смертной точки.

 

Но только ли мужчины? – женщины ведь тоже

На равных: пьют – болеют, пьют – и умирают.

Заразной немощью больна страна, похоже,

На смену взрослым ведь их дети подрастают.

 

Уходят: близкий... молодой... ровесник... старый...

Та язва глубже метастазы распускает.

От пьющих матерей и девушек (вот кара!)

С болезнью века их ребёнок вырастает.

 

Реальна или нет сегодня жизнь такая?

И нет, наверное, ни средства и ни меры.

Один – смерть продаёт, другой же – покупает,

У времени – две жизни... обе полны скверны.

 

 

Ильсия Касимова

Ильсия Малыбаевна Касимова – поэт, прозаик, сказитель. Лауреат конкурса «Дорога Шагали Шакмана» на Грант Главы Республики Башкортостан в номинации «Поэзия». Лауреат и дипломант многих республиканских конкурсов исполнителей этнической музыки. Ветеран труда. Живёт в деревне Хамитово Абзелиловского района РБ.

 

Исповедь раненой оленухи

 

«Красива, грациозна телом, но крепка, сильна,

Я – молодая оленуха, лет мне мало;

И резво бегала и мчалась по крутым горам,

С ровесниками раньше весело играла.

 

Порхал, клубился рядом чистый, белый-белый снег,

От чувства воли так приятно поваляться.

Как самка я дозрела, и с возлюбленным моим

Во время гона было сладко миловаться.

 

Но наше счастье с ним недолго длилось так, увы!

К охоте нелюди готовились уж рьяно...

И телу молодому, нежной, как цветок, душе

Какие-то злодеи причинили рану.

 

И хлопьями, кружась, печально падал красный снег,

Олень был рядом – смерть ещё не разлучила.

Так на рассвете нашей верной дружбы и любви

Внезапно в грудь заряд я страшный получила.

 

Не только ведь меня жестоко ранил тот злодей,

Задела пуля малыша, что не родился.

Кровавые слезинки медленно текут из глаз,

И ангел смерти где-то рядом появился.

 

Господь же видит – знаю: извергов расплата ждёт,

Дитяти смерть их не отпустит, в это верю.

Я молодая оленуха, но уже не мать:

Лишилась малыша – ужасная потеря.

 

Я ранена и вот бежать пытаюсь к косяку,

А кровь последняя из раны всё сочится.

Теряя капли на ходу, бреду уж кое-как;

Но, не дойдя, упала, жду, когда случится...

 

А может, по следам найдут и шкуру обдерут,

Поделят части... Это мясо им запретно.

Скажи-ка, человек, когда достаток на столе,

Осталось поедать тебе оленей бедных?»

 

В последние мгновенья тяжкий стон издаст она,

От незаслуженной обиды так страдая...

...Забилась оленуха вдруг, собрав остатки сил,

Дух испустила, вдох последний выдыхая.

 

 

Танец одинокого журавля

 

Уже смеркалось. В луже, длинной, мелководной,

Неистово журавль свой танец танцевал.

Разбрызгивая воду, он курлыкал скорбно,

Всем этим он как будто горе изливал.

 

Но почему один он? Где его подруга?

Печальный клик ну аж до сердца проникал.

Не поняла, что в странном танце – горе друга.

Иль он проклятие кому-то насылал?

 

Тогда я не посмела ближе подступиться,

Что с журавлём случилось, не смогла понять.

Что сделала бы я, когда, как эта птица,

Попала бы под гнёт беды, что не поднять?..

 

С сердечной болью вслед ему я посмотрела,

Когда он, медленно взлетев, покинул лог.

Растрогалась сама, душою заскорбела:

Боюсь я быть, как журавель, что одинок...

 

 

Безмолвные свидетели

 

Эх, горы, вы, горы, эх, горы Кавказа...

Эх, горы, вы, горы, эх, горы Афгана...

О войнах ужасных от вас нет рассказа,

Правдивых историй без лжи и обмана.

 

Не можете вы рассказать о потерях,

О том, как и сколько солдат мы лишились.

Имели бы голос – могли мы поверить,

Как камни их кровью тогда обагрились.

 

Безмолвны свидетели – им не поведать,

О, сколько башкирских ребят пострадало.

Отцов их согнули те страшные беды,

Их в мирное время страна испытала.

 

А горькие слёзы из глаз материнских

На землю родную не капали – лились.

Ослабли глазами, так плача за близких,

И, их ожидая, за деток молились.

 

А сколько возлюбленных вдовами стали?

А сколько детишек отца не обняли?

Напрасно ведь жертвами путь устилали.

Во имя чего столько жизней отняли?

 

Простите же, горы, и так не страдайте,

Настигнет возмездие – кара виновных,

И в будущем, впредь бед и горя не знайте...

Пусть скажет народ громко «нет!» войнам новым! 

 

 

Наиля Кималова

Наиля Фуатовна Кималова – поэт, прозаик. Автор поэтической книги и составитель сборника такмаков (частушек). Ветеран образования. Живёт в посёлке Инзер Белорецкого района РБ.

 

 

Меня не будят не рассвете

 

Меня теперь не будят на рассвете,

Ведь, чтоб проснуться рано, то не нужно мне.

Проснусь и мучаюсь в минуты эти:

То мёрзну, словно лёд, а то горю в огне.

 

Совсем не нужно, чтоб меня будили,

Порой и ночь, как день, который я не жду.

Но так хочу, чтоб холили, любили,

Как розу нежную, цветущую в саду.

 

Меня с рассветом уж не пробуждают,

И тех, кто мог бы приласкать, их рядом нет.

Луна, лицо мне гладя, утешает,

Желает, чтобы был спокойным мой рассвет.

 

 

Ушедшее безвозвратно

 

Вернулась я в один из дальних детских дней,

Лишь только на день прилетела, словно птица.

Картина вот такая будто бы мне снится:

Я школьницей шагаю по тропе своей.

 

С тех пор воды безмерно, столько утекло

И столько вёсен подарило нам мгновенья.

Что в памяти – то вызывает сожаленье,

Но не вернуть назад – оно навек ушло.

 

И с грустью в сердце я смотрю через окно,

По улице шагает внучка торопливо,

Она идёт из школы, выглядит счастливой...

Моё ведь детства повторенье, вот оно.

 

 

Мелодия гармони

 

Давайте-ка в аул родной вернёмся

И на горе Кара-Кусюк, но лучше, нет,

Мы у реки Инзер все соберёмся,

Где в юности встречали памятный рассвет.

 

Как звёзды яркие, мы отсверкали,

Затем рассыпались по жизни кто куда.

Пути домой иные оборвали –

Ушли в безвестность навсегда и в никуда.

 

Пройти хотя бы раз, как прежде, с песней,

Пусть знают, что вернулись мы к себе домой;

А песни те, что мы исполним вместе,

Людей разбудят пусть, нарушив их покой.

 

След, что мы проложили, не сотрётся,

Не смоет времени река в краю отцов.

Лишь потому, что в сердце остаётся

Мелодия гармони – вечный дальний зов.

 

 

Флюра Низамова

Флюра Усмановна Низамова – поэт, прозаик, публицист. Автор шести книг различных жанров. Ветеран образования. Лауреат премии имени Рамиля Кул-Давлета администрации МР Абзелиловский район РБ. Живёт в деревне Халилово Абзелиловского района РБ.

 

На отдыхе…

 

Я на покое. Отдых заслужила.

Сама себе глава и голова.

И дел тех нет, которым я служила,

От многих мук избавилась едва.

 

И если надо – лягу, надо – встану,

И подчинила время я себе.

Вконец придирки слышать перестала,

То, что начальники твердили мне.

 

Твой каждый шаг, с часами проверяя,

Не стережёт негласный понятой.

Начальники другим не доверяют –

Следят за ними, а не за тобой.

 

Их шпики тоже как-то вроде сникли

И рьяно не берут под свой контроль.

И ябедой они уже достигли

Немало благ – у них такая роль.

 

Теперь, как нужно, столько отдыхаю,

По мере сил я для себя тружусь.

А по аулу быстро не шагаю,

Как будто вижу в первый раз, пройдусь.

 

Я вижу то, что было мне не видно:

Свои же дети есть – вот так дела!

Одно лишь только жалко и обидно:

Эх, жизнь ведь время ласок унесла...

 

Сама себя теперь ругаю строго:

Зачем так изнурялась я трудом?!

Ленивцы, что едва влачили ноги,

Глянь, ходят павой, грудь же – колесом.

 

Я людям верила, так доверяла,

Надеялась, что совесть всё же есть.

Корысть же многих сильно обуяла,

Что даже и мулла теряет честь.

 

Судьба воздала мне тяжёлой мерой,

Когда торила в этой жизни путь.

А честь моя была опорой верной,

Служила правда маяком, чтоб не свернуть.

 

 

Тлеющий очаг

 

А если только дуть, то не разжечь,

И дым глаза так сильно выедает.

В очаг, который продолжает тлеть,

Сухих бы дров подкинуть не мешает.

 

Мой зов взлетает и до гор вершин:

Как целое, мы были воедино.

А дальше ты пошёл один, унёс

Моей души вторую половину.

 

Стесняясь одиночества при всех,

Порой и месяц лик свой в тучах прячет.

А с половиной сердца жизнь трудна,

Что поневоле сердце тоже плачет.

 

И, вызывая слёзы на глазах,

К тому ж дров сырость душу растравила.

Я чувствовала жизни красоту,

Но сладости её и не вкусила.

 

Ты сердца плоть на ленты раскромсал,

Со мною поступил ты так жестоко.

Жизнь, видно, зная всё сама, ко мне

И повернулась не лицом, а боком.

 

 

Марьям Сальманова

Марьям Касимовна Сальманова – поэт, переводчик. Автор двух поэтических книг. Ветеран образования. Живёт в деревне Бурангулово Абзелиловского района РБ.

 

 

Отцовский дом

 

Отцовский дом для нас – большой иль малый –

Приютом был родным, давал надёжный кров.

И для детей на потолке, бывало,

Для колыбели гвоздь прибитый был готов.

 

Отцовский дом – источник наших нравов,

Семья нам тут хорошее дала сама.

Когда мы были в озорстве не правы,

То прутик быстро доводил нас «до ума».

 

Отцовский дом – всегда души опора,

Она в дни трудные мне очень помогла.

Здесь жалость, милость проявляли скоро,

Здесь сдерживалась я от гнева и от зла.

 

Отцовский дом – вернувшимся отрада.

Аллах, судьба бы только нас не развела,

Наш дом как пара крыльев мне в награду,

Молю: храни меня и два моих крыла.

 

 

Свет этот преходящ…

 

Свет этот преходящ,

Но тяжко нам уйти...

И плачет оттого

Дитя, входя в мир грешный...

Что в тот, загробный мир

Всех приведут пути,

Не помнит человек:

Он в гонке безуспешной.

 

 

Не подхожу я…

 

Не подхожу я со склонённой головой

К тем, кто пренебрегает явно мною.

А тем, кто вовсе не поймёт характер мой,

Секретов я никак уж не раскрою.

 

Совсем не буду я сама таких искать,

Кто не нуждается в моей подмоге.

Кто в дом пришёл с добром, тех буду принимать,

Расстанусь с тем, с кем мне не по дороге.

 

У наших жизней есть, известно, свой предел,

А каждый миг бесценен в мире этом.

Тех, кто со мною подружиться захотел,

Встречаю я с почтеньем и приветом!

 

 

Алсу Тимирова

Алсу Махмутовна Тимирова – поэт, деятель культуры. Работает руководителем башкирского фольклорного ансамбля «Алтынай». Живёт в городе Межгорье Белорецкого района РБ.

 

Утраты

 

Так тяжки, тяжелы для нас потери,

И на тот свет лишь раз откроют двери.

А тосковать и ждать, душой стремясь туда...

Ах, трудно в эту безвозвратность верить!

 

И сразу все миры для нас затмились,

Утраты стрелами в сердца вонзились.

Сиротами остались дети. Кто о них

Возьмёт заботу? Кто окажет милость?

 

О Господи, нам в горе дай терпенья,

А вслед за горем также и смиренья.

Я понимаю всё, но ноша тяжела –

Судьбы то горькой, видно, проявленье.

 

 

Осеннее

 

Что-то душенька печалится:

Давит гнёт осенних дней,

Грусть же длится, не кончается,

Сердцу выдержать трудней.

 

На лицо как будто сводится

Павших листьев жёлтый цвет,

И глаза слезами полнятся –

То ветров холодных след.

 

Ах, душа моя, крепись, не плачь,

Осени тоска пройдёт.

Вскоре уж зима примчится вскачь,

Чистый, белый трон займёт.

 

Если видишь красоту, тебе

Тайны мир открыть готов:

Золото – в осенней желтизне,

Нежность – в плаче злых ветров...

 

 

Жизнь

 

Природа же точь-в-точь как дева молодая:

Так жаждет ласки, нежности, любви она.

Душа зимы тогда уж начинает таять,

Когда теплом дохнет пришедшая весна.

 

Земля, застывшая как будто бы навечно,

Проснулась и не знает, что же делать ей.

Журча, то песни напевает всё беспечно,

То плачет, новым чувствам волю дав сильней.

 

Моя душа весною разною бывает:

Иль начинает слёзы лить, иль песни петь.

Жизнь тоже такова: то стужа продирает,

То пламень жжёт – терпи, как можешь ты терпеть!

 

 

Фатима Хибатова

Фатима Абдулкабировна Хибатова – поэт, прозаик, сказитель. Автор двух книг, лауреат многих конкурсов исполнителей этнической музыки, обладатель Гран-при конкурса исполнителей этнической музыки «Кизильское кочевье». Живёт в деревне Рыскужино Абзелиловского района РБ.

 

Сезоны моей жизни

 

Давно клубника, земляника переспели,

А костяника начала уже краснеть.

Когда их первая волна пройти успела,

А костяничная сумела подоспеть?

 

Прошла моя весна, прошло затем и лето,

Осенняя пора ступает на порог.

И Господа должна благодарить за это,

Коль, урожай собрав, им запасусь я впрок.

 

Зима, вон, близится, ветрами завывая,

Снежинки стали волосы мне посыпать.

Прошедшей жизни благодарность выражаю,

А также мой поклон прими, родная мать.

 

В улыбках время осени уж наступило,

А впереди меня ждёт долгая зима.

Сезоны жизни вспоминая, все как было,

Весна моя, к тебе в тоске стремлюсь сама.

 

 

Скучаю

 

Пока с вершины горной не посмотришь,

Мою деревню снизу вовсе не узреть.

Хотя теперь уже я постарела,

Свеча любви к аулу будет всё гореть.

 

А звёзды яркие на небосводе,

Подобно маяку, путь будут освещать.

А спросят: «Ты скучаешь по аулу?» –

«Ну как же не скучаю?!» – стану отвечать.

 

Скучаю по годам любви и ласки,

Скучаю по пристанищу в краю отцов,

По самой первой самодельной кукле,

Пошитой мамой из тряпичных лоскутков.

 

И не забыть: как в горы мы ходили

И собирали там черёмшу, дикий лук,

Кислицу на лугах; речные поймы

С черёмухой; конечно же, моих подруг.

 

Во снах я вижу девушек-подружек,

Не забываю их – все в памяти моей.

Узнают ли они меня в старухе,

Чей облик изменили годы поздних дней?

 

 

Падение тополя

 

Был, помню, этот вечер тихим и привычным,

Ни ветра не было, и шквал не налетал.

Тогда и рухнул тополь с шумом необычным,

И мир другим внезапно для меня предстал.

 

Придётся в одиночестве мне находиться,

Я словно в поле, суматошная, одна.

Нет тополя, чтоб я могла бы прислониться

К нему. Ну и куда теперь пойти должна?

 

Стою одна, округу всю обозреваю:

Другие тополя пошли в высокий рост,

Они от ветра-бурь меня оберегают –

Надёжная опора мне и к жизни мост.

 

Стволы у тополей пока что в пол-обхвата,

Но глубоко пустили корни в глубь земли.

И вырастут они гигантами когда-то –

Обильные дожди бы только чаще шли!

 

У юных тополей люблю я находиться,

Покой душевный получу средь них сполна.

Невмочь никак мне с одиночеством смириться,

По-прежнему я одинёшенька-одна.

 

 

Урания Шаммасова

Урания Спартаковна Шаммасова – поэт, автор двух поэтических книг. Лауреат премии имени Флюзы Ахмадеевой. Работает старшим преподавателем по романо-германским языкам на кафедре цифровой экономики и коммуникации в Башкирском государственном университете. Живёт в городе Уфе.

 

Строитель без крыши

 

Строитель я. Всю жизнь вот возвожу

Дома, что гордо устремились ввысь.

Подобно ханским мраморным дворцам,

Они, лаская взор, здесь вознеслись.

 

Другие проживают в них, не я:

Особы важные, начальство, знать.

Они в труде не проливают пот,

Деньгой мошну лишь могут набивать.

 

Строитель я. И строю здесь дома,

Вон вознеслись, подобные дворцам.

Уж голова седа, черёд свой жду –

Без крыши собственной живу я сам...

 

 

Снег и счастье

 

А снег и счастье –

Чем они похожи?

Лучами света оба рождены.

Из грешных рук уходит счастье всё же,

И топит снег с земли приход весны.

 

Но пусть снега сойдут. И пышным цветом

Взойдут цветы природу оживить.

Пусть счастье не уйдёт. Ведь в мире этом

Без счастья людям невозможно жить.

 

 

О лесах

 

Сказал, не знаю кто, что, мол, леса редеют,

Уж скоро без лесов останется нам жить,

За чистый воздух ну никак мы не радеем,

Дома из камня только будем возводить.

 

И, в руки взяв и топоры, и бензопилы,

Народ в леса быстрее зашагал.

«Мне больше всех бы запастись!» – девизом было,

Устроили так люди свой лесоповал.

 

Скорей спасти бы лес для будущего века –

Начальство, депутаты приняли закон.

Чтоб лес совсем бы не исчез, на человека

По дереву давать лишь разрешает он.

 

Один уж книгу написал: «Какой же будет

Планета, если скоро все леса умрут?»

(«Да, актуальная проблема, и добудет

Известность мне среди учёных этот труд».)

 

«Деревья не рубить!» – клич бросили ребята,

Листовки раздавая, не жалея сил.

Лишь человек один, взяв саженец, лопату,

Под горкой деревце сам молча посадил.

 

 

Нэркэс Юмагужина

Нэркэс Ирековна Юмагужина – поэт, руководитель литературного объединения «Родники Белоречья». Автор поэтического сборника. Работает учителем в средней школе. Живёт в деревне Уткалево Белорецкого района РБ.

 

 

Не мчись, как ветер, молодость…

 

Когда задор и силы, наполняя тело,

Вскипают и текут бурлящею рекой,

Не торопись, помедли – что за дело? –

Не проходи, о молодость моя, постой!

 

Жизнь, будто говоря, что подождать не может,

Что нет возможности стоять, спешит куда?

Тогда на лбы морщины скоро нам наложат,

Побелят волосы спешащие года.

 

А если претворить в реальность не сумею

Я мысли смелые, заветные мечты

(Хоть локоть близок – не укусишь), пожалею:

Жизнь, в старости меня за то накажешь ты.

 

Узда пусть аргамака держит, усмиряет,

Не мчись, как ветер, молодость моя, постой!

Жизнь быстро мчится и себя не повторяет...

Ты будь в ней самою прекрасною порой.

Помедли чуть – мне не угнаться за тобой.

 

 

Моим родным

 

Когда в подсвечнике сгорят все свечи,

С надеждою к кому же я пойду?

Родной есть человек – отдаст свой грош последний,

Я помощь у него всегда найду.

 

Когда взлечу я до седьмого неба,

Кто будет первым об успехе знать?

Чтоб радость разделить с родными вместе,

За общий стол всех буду приглашать.

 

Когда душевный свод совсем закроет

Нерасходящийся густой туман,

Есть те, готовые подставить плечи,

Помочь развеять горе и обман.

 

На скользких жизненных путях-дорогах

Не спотыкался кто от бед-невзгод?

И если не простят тебя чужие,

То лишь твой родич в яму не столкнёт.

 

 

Мой Белорецк

 

Мой Белорецк, красив же твой домов наряд,

Его возвышенности гордо поднимают.

И, словно смелые сыны, встав в круглый ряд,

Тебя высоких гор вершины защищают.

 

Степенность и величие твоих сынов

И города краса восторги вызывают!

Хочу направить силу и полёт ветров –

Пусть славу о тебе повсюду разглашают.

 

Прижавшись к детям, ты обрёл надёжный кров,

Нашёл себе защиту, город мой любимый.

Меня ты принял здесь, я из твоих цветов

Пустила корни, как цветку необходимо.

 

А ветры буйные уж не устанут петь

О славе Белорецка, миру разглашая.

Как эти ветры, тоже я хочу лететь

По небу, горную страну обозревая.

 

 

Мадина Ягафарова

Мадина Мударисовна Ягафарова – поэт, прозаик. Ветеран образования. Предприниматель. Автор двух книг различных жанров. Живёт в деревне Исхаково Абзелиловского района РБ.

 

 

Дочь – помощница

 

Братик мой с золой возился,

Пол усыпан ею сплошь.

Печку так он кочегарил,

Что чумазей не найдёшь!

 

И сверкают только зубки,

Хорошо – не видит мать!

Не узнала бы сыночка –

Надо быстро умывать!

 

Я умою, вытру чисто.

Скажет мама: «Ну и вот,

Мой сыночек так ухожен –

Дочь помощницей растёт!»

 

Учусь, запоминаю

 

Дед мой делает ворота,

И узоры сам кладёт.

Пилит, доски он строгает,

Забивая гвоздь, поёт.

 

В деле я ему помощник –

Гвозди в руки подаю.

И напев запоминаю,

Вырасту – как дед, спою.

 

Дедушка устал

 

Вижу я и понимаю

То, что дедушка устал.

К тёплой печке прислонился

И на стуле задремал.

 

Спать пора

 

Кукла спит уже давно,

И бочком лежит мой мишка.

Постелите мне постель –

Засиделась я уж слишком.

 

Не сдаюсь

 

– Сон твои смыкает глазки,

Спать ложись в кровать свою.

– У меня глаза устали,

Но сама ещё... не сплю-ю-ю.

 

 

Маулит Ямалетдин

Мавлетбай Байгильдеевич Ямалетдинов – поэт, прозаик, переводчик. Автор 27 книг различных жанров. Заслуженный деятель искусств РБ, Народный сэсэн. Лауреат нескольких литературных премий. Награждён Знаком почёта «За самоотверженный труд в Республике Башкортостан»; Медалью ЦДУМ «Сплочённость»; Медалью «100 лет образования Республики Башкортостан»; Орденом Салавата Юлаева. Член Союза писателей. Директор Благотворительного фонда поддержки одарённых детей «Улькар». Скончался 8 ноября 2020 года.

 

 

Полёт трясогузки

(Одному знакомому)

 

Вот, говорят, летит раз трясогузка

И думает: «Я выше всех сейчас лечу.

Достигнув высоты необозримой,

Я голубые облака обнять хочу».

 

И смотрит вниз: земля ещё видна ли? –

Кружит над крышей дома! Вот оскал судьбы!

То, что бедняга приняла за тучи,

Был только дым густой, валивший из трубы.

 

 

Годы разлуки

 

Проходят дни, и месяцы, и годы быстро,

Их связывает времени невидимая нить.

А если, обернувшись, в прошлое смотрю я,

То вижу, сколько нам в разлуке довелось прожить.

 

Подумать только: каждый год для нас обоих –

Весы, которыми разлуку нашу измерять.

Изъяв ещё одну весну мою из жизни,

К моей любви весну печальную ту прибавлять.

 

 

Сила красоты

 

На небе нет луны, и ночь ясна – они видны,

Взгляни: бесчисленные звёздочки мерцают.

Спустя пятнадцать суток при сиянии луны

Часть большая тех звёзд чудесно угасает.

 

В одном законе галактическом, по существу,

И отражается явление земное:

Так при красавице других всех, как по волшебству,

Вдруг словно накрывает блёклой пеленою.

Автор:Светлана Чураева
Читайте нас в