+36 °С
Ясно
Все новости
Поэзия
17 Июня , 12:15

№6.2021. Радик Хакимьян. Родившийся в роковом сорок первом. Стихи. Перевод с башкирского Ю. Щербакова

Радик Хакимьян (Радик Закирьянович Хакимьянов) родился 25 августа 1941 года в селе Верхние Киги Кигинского района Башкортостана. В 1961–1964 годах служил в рядах Советской армии на космодроме Байконур, участвовал в запуске в космос первых космонавтов.

Радик Хакимьян (Радик Закирьянович Хакимьянов) родился 25 августа 1941 года в селе Верхние Киги Кигинского района Башкортостана. В 1961–1964 годах служил в рядах Советской армии на космодроме Байконур, участвовал в запуске в космос первых космонавтов. После службы в армии окончил БашГУ. Автор 13 поэтических книг, на его стихотворения написано более 700 песен. Заслуженный работник культуры РБ. Член Союза писателей Башкортостана и России
Родившийся в роковом сорок первом
Перевод с башкирского Юрия Щербакова
КНИГА ЖИЗНИ
Пронумерованы страницы
Самой судьбой.
На них, наверное, хранится
Мой день любой.
Мои удачи и просчёты,
Моё вчера
И вдохновенный миг полёта
Того пера.
Которым я хочу оставить
Свою строку.
Да будет милостива память
К черновику.
Пусть ветер времени листает
Те письмена.
Страница есть ещё пустая
И не одна…
ДЕТЯМ ВОЙНЫ
Родились, опалённые войною,
Мы в сорок первом роковом году,
Когда закрыло огненной стеною
Судьбу отцов на горе и беду.
Стать сиротой, стать не успевши сыном, –
Такой удел на нашу долю лёг.
И зримой, и незримой пуповиной
Мы связаны с эпохою тревог.
Где позабыли радость и веселье
Надолго детвора и старики,
Где стало матерям заветной целью –
Добыть семье сиротские куски.
Где досыта не ели дети хлеба,
Он был мечтой заветною тогда,
Где пахли гарью и земля, и небо,
И травы, и деревья, и вода.
Да, жили мы, как вся страна, сурово,
И борщ хлебали из борщевика.
«Победа!» – не найдёте слаще слова!
О, как же вера в нас была крепка!
Когда чернила замерзали в школе
И пальцы наши превращались в лёд,
Когда мы помогали взрослым в поле,
То верили: победный день придёт!
Нас время безотцовщиной назвало,
Детьми войны, подранками войны,
Страдальцами вселенского обвала,
Сиротами несломленной страны.
Увидевшие счастье в сорок пятом,
Одно желаем юности земли:
Чтоб никогда не испытать внучатам
Того, что мы перенести смогли…
НЕ ЖИЛИ В ДОЛГ
Весёлой молодости нить –
Из дерзких мыслей и труда.
Готовы были своротить
Мы горы на пути тогда!
Мы юных сил не берегли,
Свершая трудные дела.
И нас усталость всей земли
Никак осилить не могла!
Искали трудных мы дорог.
Нам шторм по нраву, а не штиль!
А что раздет и босоног –
Так легче каждому идти!
Там впереди – заветный свет
Для будущего всей страны.
И потому нам слова нет
Важнее, чем глагол: «Должны!»
Взрослея быстро и всерьёз,
Все вместе мы за годом год
Тянули дружно тяжкий воз
И одолений, и забот.
Мы поднимали целину,
Мы добывали нефть и газ.
И путь далёкий на Луну
Открылся для пытливых нас!
Мы дали звёздам имена!
Привет, космический простор!
Но побеждает седина
Всё чаще молодой задор…
Нет, мы позиций не сдаём,
Зовут нас прежние мечты.
Не жили в долг и не живём,
И с совестью всегда на «ты».
Мы правде жизненной верны,
И в том сегодня наша честь,
Что в светлом будущем страны
И наше соучастье есть!
ВОЕННОЕ ДЕТСТВО
Дорога жизни у меня своя –
Деревня Киги – станция Сулья[1].
Земли башкирской северо-восток,
Где не было иных путей-дорог.
Колёсами стучали поезда:
«Су-лья, Су-лья, сю-да, сю-да, сю-да!»
И новобранцев за волной волну
Отсюда увозили на войну.
Здесь тех солдат, вернувшихся с войны,
Встречать всем миром были мы должны.
Должны… Как мало выпало удач…
Сулья, ты помнишь этот вдовий плач?
Ты помнишь, как подранки той поры –
Мы возчиками были без игры?
И хлеб, и соль, и уголь, и стекло
Возили мы со станции в село.
Когда-нибудь и наш недетский труд
В истории анналы занесут –
Туда, где доблесть дедов и отцов,
Туда, где Салават и Пугачёв.
Мятежные вожди моей земли –
Они Сулью столицей нарекли.
Та станция осталась навсегда
Столицею военного труда.
«Всё для Победы!» – в лозунге-огне
Со взрослыми мы были наравне.
И Тёплый Ключ, и полноводный Ай
Я помню. А ещё – победный май!
Душа ведёт в знакомые края.
И боль, и радость – станция Сулья…
Отсюда я далёкою весной
Отправился в дорогу за мечтой.
Готов, как песню, напевать слова:
«Ташкент, Одесса, Байконур, Москва…»
Мир повидавши, понимаю я,
Что мой исток – вот эта колея.
Сколь ни считай по стыкам рельсов дни,
На станцию Сулья вернут они.
И потому во сне и наяву
Военным детством до сих пор живу…
ЗВЁЗДНЫЕ ВОРОТА
Горит село пожарами цветов
У каждого знакомого крыльца.
Я красотою этою готов
Сегодня любоваться без конца.
Кипят садами милые края
Под майским ветром с голубых полей.
Ну почему так долго не был я
На незабытой родине моей?
О, сколько прежних дорогих примет
Увидеть мне даровано судьбой!
Войны минувшей негасимый след –
Горит звезда над каждою избой.
Пятьсот батыров не пришли назад,
Родную землю заслонив собой.
И никогда уже пятьсот солдат
Не осчастливят деревенский той,
Когда встречают все победный май…
Мне чудится калиток старых скрип:
«Не забывай, земляк, не забывай
Тех, кто за эту красоту погиб…»
А может, это эхо голосов
Тех, кто ушел и больше не придет?
Наверное, под крышами домов
Хозяев души всё ещё живут.
На обелисках звёзд не перечесть…
Их крепко держит память на земле,
Покуда звёзды над домами есть
В моём родном. В моём святом селе.
Да не прервётся доброй жизни нить!
Свет этих звёзд прогонит прочь беду.
Так хочется и верить, и любить,
Когда родимой улицей иду!
[1] Станция Сулея.