-5 °С
Снег
Все новости
Поэзия
24 Декабря 2019, 14:33

№12.2019. Литературный перекрёсток. Юрий Сайфуллин. И ничего не страшно мне. Стихи

Юрий Гайфулинович Сайфуллин родился в семье военнослужащего в 1950 году в г. Кача. Окончил Ташкентский электротехнический институт связи (ТЭИС). Работал программистом в бухгалтерии различных предприятий. Печатался в ташкентских альманахах «Молодость», в ташкентских журналах «Звезда Востока», «Корреспондент», в местных газетах, в московском альманахе «Истоки», в журнале «Нева», в газете «Комсомольская правда», в уфимском альманахе «Бельские просторы», еженедельнике «Истоки», в московском альманахе «Спутник», выпустил книжку «Не покинь лишь ты меня» в Барнауле. В настоящее время живёт в Чишминском районе, на станции АлкиноИ ничего не страшно мне Уезжаю до светла...Лунный серп в ночи продрог...Под снегами залеглаМаета былых дорог...

Юрий Гайфулинович Сайфуллин родился в семье военнослужащего в 1950 году в г. Кача. Окончил Ташкентский электротехнический институт связи (ТЭИС). Работал программистом в бухгалтерии различных предприятий. Печатался в ташкентских альманахах «Молодость», в ташкентских журналах «Звезда Востока», «Корреспондент», в местных газетах, в московском альманахе «Истоки», в журнале «Нева», в газете «Комсомольская правда», в уфимском альманахе «Бельские просторы», еженедельнике «Истоки», в московском альманахе «Спутник», выпустил книжку «Не покинь лишь ты меня» в Барнауле. В настоящее время живёт в Чишминском районе, на станции Алкино
Юрий Сайфуллин
И ничего не страшно мне
* * *
Уезжаю до светла...
Лунный серп в ночи продрог...
Под снегами залегла
Маета былых дорог...
Ты сейчас, наверно, спишь,
До работы шесть часов...
И лежит меж нами тишь
Серебристою лисой.
Замела пути зима...
И вокруг на сотни верст
Лишь серебряная тьма
Да потрескиванье звезд...
Но мороз еще не тот,
Не колючий, а с ленцой...
Скоро поезд подойдет
И умчит меня с собой.
И растают за окном:
Твой поселок, магазин
И закованная сном
Роща тоненьких осин...
Уезжаю... и мне жаль,
Новых встреч не скоро ждать...
И за мной печаль, печаль
Будет вслед бежать, бежать...
* * *
Кому-нибудь в самом деле
Однажды весна
приснится...
И сменятся все метели
На редких снежинок
ситцы...
И снег на скамейке
сонной
У скриплой, сухой калитки
Вдруг поплывет под солнцем
Серебряным мокрым слитком...
Затенькают молоточки
Сосулек
по тротуарам...
И капли
тире и точки
Пошлют в своих телеграммах...
И от такой капели
В сердцах запоют
синицы...
Кому-нибудь в самом деле
Однажды весна
приснится...
И яблоневые ветки
Потянутся к солнцу веско...
Не зря же вчера, наверно,
Мне снилась всю ночь
пролеска[1]...
* * *
Синь морозится, серебрится...
В блестках солнца дрожит покой...
Это явь, а как будто снится, –
На окошке узор какой!
Настежь дверь распахнул... ах, дали!..
За дорогой белеет луг.
Словно лебеди пролетали
И всю ночь рассыпали пух.
Стынут яблони, мерзнут вишни,
Мне ж так жарко, как в летний зной, –
Просто ты мне навстречу вышла,
Просто рядом прошла со мной...
* * *
Говори о чем угодно...
О рассвете, о закате,
О тропе, о глади водной,
О своем любимом платье,
О ромашках у порога,
О дожде ночном над крышей,
Говори о чем угодно,
Лишь бы голос твой мне слышать...
Лишь бы знать мне, что со мною,
Как сближенье духа к букве,
Будешь ты в морозы зноем
И прохладой в зное будешь...
Говори о чем угодно...
О простом, о сокровенном,
Словно ветер при дороге
Припаду к твоим коленям...
Обниму тебя пургою
Прошлогодних белых вишен...
Говори о чем угодно,
Лишь бы голос твой
мне слышать.
* * *
Столб да пыль – весь пейзаж в окне,
Я задернул окно со зла...
Но подумалось как-то мне, –
А жила ведь в столбе Сосна...
Я не вижу тебя во сне,
Я забыл даже голос твой...
Но подумалось как-то мне, –
А жила ведь в душе Любовь...
* * *
Так хочется тепла, тепла зимой,
Дыханья трав и шороха ветвей...
Я возвращаюсь в сумерках домой
И запираюсь в памяти своей.
И все тропинки в мыслях, все пути
Ведут меня к далекой стороне...
Там отчий дом, там мама у плиты
Готовит завтрак перед школой мне...
И на душе становится теплей,
Чуть-чуть теплей от этих дум моих...
Я запираюсь в памяти своей
И возвращаюсь в детство
хоть на миг...
* * *
Никуда от себя не деться,
Снится мне сколько лет подряд
Старый дом наш с калиткой в детство
И отцовский вишневый сад.
Средь невзгод и житейских буден
Я люблю наш дом вспоминать.
Ничего, что чужие люди
Зажигают в нем свет опять.
Словно ждал он и тайно вышел
Мне навстречу, мой отчий дом.
Где ж теперь наши белые вишни
С парой горлинок над окном?
Облетели все лепестками,
За калиткой – пустынный вид.
Но цветущие ветки память
В тайниках своих всё хранит.
Мне бы скинуть годков поклажу
И стряхнуть бы усталость с плеч.
Дай известку твою поглажу,
Может, больше не будет встреч.
Дай мне памятью лет согреться,
Вот и я нынче стар и сед.
Отчий дом мой с калиткой в детство,
Греет душу твой давний свет!
* * *
Одно лишь в жизни
светлое осталось –
Живешь на свете
старенькая ты...
Все меньше
в этом мире красоты...
Ах, мама, вот она,
усталость...
* * *
Все чаще в детстве бродит память,
Как будто бы в волшебном сне, –
Держу в руке я руку мамы
И ничего не страшно мне...
Держу в руке я руку мамы,
Куда-то мы идем вдвоем...
И день, с утра обычный самый,
Соловушкой во мне поет...
В пути житейском будут ямы,
Ухабы будут, и вообще...
А я держу всё руку мамы,
И светит солнышко в душе...
Сквозь лепестки и листьев замять,
И в памяти, и в мире снов
Держу в руке я руку мамы,
И словно я мальчишка вновь...
А час придет, шепну упрямо
На склоне века своего:
«Держу в руке я руку мамы,
И мне не страшно ничего...»
[1] Первоцвет.