-18 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
16 Июля 2018, 18:34

№6.2018. Курудимова Мила. Родник терпения. Пер. с гагаузского К. Андриановой-Книги

Курудимова Мила (Людмила) Петровна – поэт, прозаик, переводчик. Родилась 3 июля 1989 г. в г. Чадыр-Лунга (АТО Гагаузия, Молдова). Окончила факультет иностранных языков Астраханского государственного университета (АГУ). Автор сборника стихотворений «Родник терпения» (2017); участница проекта по созданию фольклорной энциклопедии о гагаузах (Кишинев, 2017), форума молодых писателей тюркского мира (Стамбул, 2017). Печаталась в газетах «Родная речь», «Знамя» (Гагаузия), журнале «Братские перья» (Турция). В настоящее время занимается переводческой деятельностью и преподает английский язык в лингвистическом центре. Живет в Москве. Две горсти земли – все богатство в кармане. Родная земля не предаст, не обманет. А ты – станешь другом чужачке, чья гордость – Две горсти – да этот надломленный голос?

Курудимова Мила (Людмила) Петровна – поэт, прозаик, переводчик. Родилась 3 июля 1989 г. в г. Чадыр-Лунга (АТО Гагаузия, Молдова). Окончила факультет иностранных языков Астраханского государственного университета (АГУ). Автор сборника стихотворений «Родник терпения» (2017); участница проекта по созданию фольклорной энциклопедии о гагаузах (Кишинев, 2017), форума молодых писателей тюркского мира (Стамбул, 2017). Печаталась в газетах «Родная речь», «Знамя» (Гагаузия), журнале «Братские перья» (Турция). В настоящее время занимается переводческой деятельностью и преподает английский язык в лингвистическом центре. Живет в Москве.
Мила КУРУДИМОВА
РОДНИК ТЕРПЕНИЯ
Перевод с гагузского Кристины Андриановой-Книги
ТРИ ГОРОДА, ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ СЕЛ
Две горсти земли – все богатство в кармане.
Родная земля не предаст, не обманет.
А ты – станешь другом чужачке, чья гордость –
Две горсти – да этот надломленный голос?
Буджакская степь все былое смешала –
Мой скромный народ не находит начала:
Османы, балканцы ли в русской обойме…
Ты кто, гагауз, не по вере – по крови?
Вчера эта степь за одними; сегодня –
С другими… А ты, что невольная сводня,
На стыке миров. Завтра – чья ты обуза?
Куда ты отправишься, дочь гагауза?
Три города малых. Да сел двадцать девять…
Спит солнце, а ты – поднимайся и делай:
Нужда! При живых-то родителях дети –
Сироты: скитайся по миру, что ветер…
Натуга горбатой старухе знакома…
Хоть кто-то о нас помолился бы дома!
Верни, позови, край любви и печали –
Приеду, примчусь, только ждали бы, ждали!
РОДНИК ТЕРПЕНИЯ
Кровь с водою –
Терпения суть.
О достоинстве шепчешь? – забудь
Да молчи… Онемела страна.
Не распята надежда одна.
Встань и делай. Паши, не кряхтя
И не хныча, – давно не дитя…
На чужбине не станешь родной –
Сердце стонет и тянет домой.
По каким бы ни шла берегам,
Малой родины снятся луга.
Хлеб горячий повсюду найду –
Да не мякиш отеческих душ.
Суть терпения, веры исток –
Родниковой молитвы глоток…
Посмотри же: за что, Ай-Боба ,
Твой народ превратили в раба?
ДЕВЯТЬ ИЗ ДЕСЯТИ
Говорят,
Девять из десяти предадут.
Разорвут тебе сердце, изрешетят.
Говорят,
Девять из десяти продадут.
За копейки смешные подсыплют яд.
Посмотри,
Девять из десяти на твоем пути:
Мед речей, честность глаз с поволокою…
Девяти
В спину финкой тебе войти –
За любовь или дружбу глубокую.
Сахар ты или соль –
Все одно на вид:
Не понять, не попробовав, – уж прости…
Пляшут девять иуд,
А душа болит…
Будь одним. Тем одним, что из десяти.
КОГДА Я СТАНУ СТАРЕНЬКОЙ
Однажды кроха в парке мне сказала
Тихонько, словно это был секрет:
«Я вырасту и старенькою стану…
Тогда мне будет целых тридцать лет.
Я черный-черный повяжу платочек,
Жалея, что не ходит время вспять,
И о беспечной молодости очень
Печально, часто буду вспоминать.
Когда совсем-совсем я постарею,
Меня покинут лучшие друзья,
И в прошлом дни останутся веселья,
И о своей любви забуду я…
Я стану злюкой, врединой, ворчуньей;
«Карга!» – кричать мне дети будут вслед…
Стареют все-все-все, но не хочу я –
Я не хочу быть дряхлой злюкой – нет!..»
И, испугавшись старости, блуждая
В придуманном собою мираже,
Заплакала малышка… Ободряя,
Спросила: «Сколько лет тебе, родная?» –
Ответила: «Мне восемь лет. Уже».
ЗОЛОТАЯ СВАДЬБА
Счастливый день – день свадьбы золотой
У бабушки и дедушки! Настрой
Веселый: столько лет – жена и муж…
О, это праздник двуединых душ!
Согласие, надежда и любовь…
Живи, трудись, судьбе не прекословь –
Опорой половинке будь своей,
С ней боль и радость разделить сумей.
Вот – кредо их. Все видели вдвоем,
Делили хлеб да соль; и под дождем
Печали и обиды шли не раз –
Но упомянет кто о том сейчас?
Семья их бедно начинала дни –
Но вместе встали на ноги они.
Работы не боялись никогда –
Прошли свой путь под знаменем труда.
Счастливый день – день свадьбы золотой…
Да это испытание, постой:
Друг друга понимать, оберегать –
Терпения откуда столько взять?
День светлый… Рано дедушка встает,
Из погребка соленья достает,
Манджу готовит споро на плите…
Забылся он в счастливой суете.
Ох, не пересолить бы ничего! –
Журят за это ласково его…
Накроет на двоих, вина нальет
(Не выпить – грех в пятидесятый год).
Счастливый день – день свадьбы золотой…
Дед выпьет, а второй бокал – пустой.
Три года без любимой – не житье:
Как не сберег, как отпустил ее?
Слезою горькой душит тишина.
Дед знает: там, далёко – ждет она.
Ждет, согревает нежною мечтой
И в этот день – день свадьбы золотой…
НОВЫЕ ДОРОГИ
Путей не счесть на свете, но всюду помнишь ты
Зеленую дорогу под зноем нищеты.
В который раз уносит в Россию самолет.
Оставила, сбежала, все думала – пройдет…
Такое не проходит. И знал бы кто иной,
Как сердце это плачет по стороне родной –
И как сквозь это сердце, минуя сто невзгод,
Река – язык народа! – кристальная течет…
Туман воспоминаний вернет из детства дом:
Мы соберемся снова за маминым столом.
И хлеб душистый память слезинкою проймет –
А с ним увижу редкий для нас, но свежий мед…
Да, не был стол обильным, не знали мы пиров,
Но в душах сохранили и веру, и любовь!
Видали только горе отеческой земли –
Но нас учили чести, учили быть людьми.
…Глаза закрою: двери. Закрыты тоже. Но
Я в комнаты пустые вхожу и слышу вновь:
«Не плачь, не надо, дочка, что гость не ходит в дом:
Мы в мир одни приходим – одни же и уйдем»…
«Не плачь! – судьба велела. – Борись, вставай, иди!»
Родные говорили, что нет назад пути –
Желая лучшей доли, твердили: «Третий Рим»…
Но так, как любит мама, не полюбить другим!
Пусть молодости вишня цветет в чужом краю –
Я дом не забываю и путь не предаю.
Одни тебя поддержат, другие – очернят…
У каждого по жизни свой личный рай и ад.
Не слушай все, что скажут, – живи сейчас и здесь,
Люби, надейся, помни о том, что счастье есть;
Мир невозможный этот открой душе, уму!
Но знай: идти по свету труднее одному.
Зеленая дорога, буджакская стезя –
Бесценная для сердца и бедная земля!
Дивясь дорогам новым, я помню голос твой –
То голос материнский, спасительный, святой.
И буду оставаться Буджаку верной я,
Пока дорога жизни не кончится моя.