-18 °С
Облачно
Все новости
По страницам былого
27 Ноября 2020, 13:35

№11.2020. Мавлида Якупова. «Далеко, далеко в сорок пятом водрузили вы знамя своё…» 10 историй о подвигах воинов из Башкортостана

Дорогой мой прадедушка, здравствуй! 17 февраля 2020 года, в твой день рождения, как обычно, мы придем на кладбище. Папа бережно очистит от снега надгробный камень, на котором золотыми буквами высечено: «Файзрахманов Минишариф Шарафутдинович». Мама принесет живые гвоздики. Они на белом снегу кажутся живым огнём, огнём памяти и скорби. Я посчитала: тебе исполнилось бы 94.

Мавлида Якупова
«Далеко, далеко в сорок пятом водрузили вы знамя своё!»
10 историй о подвигах воинов из Башкортостана
Окончание. Начало в № 6–10.
* * *
Продолжаем публиковать истории, собранные в рамках акции Центризбиркома Башкортостана под названием «Нам нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим…».
Гвоздики на белом снегу кажутся живым огнем
Елизавета Устивицкая, внучка председателя УИК № 2710 Миякинского района, сожалеет, что не помнит прадеда, ведь ей был всего годик, когда он покинул этот светлый мир, за который так самоотверженно сражался.
Дорогой мой прадедушка, здравствуй! 17 февраля 2020 года, в твой день рождения, как обычно, мы придем на кладбище. Папа бережно очистит от снега надгробный камень, на котором золотыми буквами высечено: «Файзрахманов Минишариф Шарафутдинович». Мама принесет живые гвоздики. Они на белом снегу кажутся живым огнём, огнём памяти и скорби. Я посчитала: тебе исполнилось бы 94. Это не так много, можно было бы жить. Но сказалась контузия, которую ты получил в страшном кровопролитном бою. Бабушка рассказывала, что в свои 17 лет ты добровольцем ушёл на фронт. Я знаю: мой дедушка не мог оставаться дома, когда миллионы ровесников с оружием в руках защищали Родину от фашистских захватчиков. Будучи десантником-парашютистом, ты совершил сотни прыжков в тыл противника, чтобы добыть нужные для командования сведения. За это был награждён медалью «За отвагу», которая бережно хранится в нашем доме вместе с остальными твоими наградами.
А однажды тебя с несколькими товарищами отправили на специальное задание, и вы с честью выполнили его. После этого командование написало рекомендацию для вступления в партию – так ты на войне в свои 19 лет стал членом коммунистической партии. Дедушка очень гордился этим, сразу же написал письмо в свой родной Зайпекуль. Вспоминают, как сельчане несколько раз перечитывали это письмо, а учителя с гордостью рассказывали о своём земляке на уроках в школе.
Победный май встретил в Берлине, об этом говорит очередная твоя награда – медаль «За взятие Берлина». Бабушка вспоминает, как ты восхищался красотой и величием этого города и никак не мог понять, почему немецкому народу нужна была такая кровопролитная война, ведь нет ничего ценнее человеческой жизни. Обо всем увиденном в годы войны, о фронтовых товарищах, о буднях мирной жизни в послевоенные годы ты писал стихи. Когда ты вернулся в родную деревню, грудь украшала ещё одна бесценная награда – орден Отечественной войны II степени.
Рассказывают, ты был неутомимым тружеником, с утра до поздней ночи в летнюю страду работал комбайнером, бороздя просторы миякинской земли, убирал хлеб на полях. За добросовестный труд тебя наградили значком «Ударник коммунистического труда», ты дважды был делегатом съезда передовиков сельского хозяйства в Уфе. Хочется посидеть на твоих коленях, послушать твои стихи, просто поговорить. Вместо этого вот уже 10 лет мы ходим лишь на кладбище. Стою в тишине перед могильным холмиком и ловлю себя на мысли: а смогла бы я так? Смогла бы добровольно сменить сарафан на военную форму, косы – на короткую стрижку, мирные будни – на тяжёлый ратный труд, а родной дом – на землянку или окоп? Я восхищаюсь тобой, дорогой мой прадедушка!
«Писем белые стаи прилетали на Русь…»
В семье Людмилы Талаевой, системного администратора ТИК Федоровского района, берегут как большую святыню фронтовые письма прадеда.
У моего дедушки были драгоценности. Он хранил их со времён войны. Это не золотые украшения, не старинные монеты. Это в сто раз ценнее. В его семейном, пожелтевшем от времени альбоме лежали письма с фронта.
«От вашего сына Константина Андреевича Куприянова. Здравствуйте, дорогие мои родители, папаша и мамаша, здравствуй, дорогая Нюра, Надя и маленький Шурик…»
Я бережно держу в руках пожелтевшие листочки, на которых от времени выцвели чернила и затерлись некоторые слова. Эти листочки – письма с фронта, которые написал отец моего дедушки – мой прадедушка – Куприянов Константин Андреевич. О чем эти письма? Они бытового, личного характера: чем занимались, хороша ли еда, одежда, сапоги. Прадедушка описывает обстановку, старается писать только хорошее: «Остаюсь жив и здоров, чего и вам желаю». Просит родных почаще писать письма и понимает, что и дома ждут от него вестей, старается каждую пятидневку посылать письма. Нет ничего в письме горестного, жалоб, а только всё житейское, человеческое: я жив – живите и вы.
Во время войны письма были единственной «живой ниточкой», которая связывала близких людей. Пожелтевшие письма – это голос оттуда, из истории, с войны, это голос человеческой души, волнение, страх, верность и мужество. Читаю эти письма и думаю об одном: сколько же война порушила прекрасных человеческих жизней! Сколько детей не дождались своих отцов!
Два письма и одна фотография – это все, что осталось у дедушки в память об отце. К сожалению, нет в живых тех, кто мог бы рассказать, каким он был человеком, о чем мечтал, к чему стремился. Благодаря порталу «Подвиг народа» удалось выяснить, что на фронт прадед был призван 28 августа 1941 года. Служил в 153-м стрелковом полку 80-й стрелковой дивизии Волховского фронта. Во время боев 12–16 января 1943 года в районе Гайтолово проявил себя мужественным командиром, смело руководившим своим расчетом, за что 28 января 1943 года был награжден медалью за «Боевые заслуги». Погиб 1 февраля 1943 года в Мгинском районе Ленинградской области. Дома остались мама, жена и двое детей. Преодолевая все тяготы жизни, они учились выживать, а главное, терпеливо ждали окончания ненавистной войны.
Истёрся карандаш, выцвели чернила, пожелтели листочки, зачитанные до дыр, облитые слезами… Теперь альбом с письмами хранится у меня. Держу в руках письма и понимаю, как же мой прадед хотел жить, вернуться домой и обнять свою любимую Нюрочку и детей, маму. Не приехал, не пришёл с фронта Константин. Погиб, но он победитель. А к нам, в XXI век, приходят письма из роковых сороковых. Неживые они нам пишут, они – наша память.