Все новости
По страницам былого
28 Октября 2020, 12:54

№10.2020. Мавлида Якупова. «Далеко, далеко в сорок пятом водрузили вы знамя своё…» 10 историй о подвигах воинов из Башкортостана

«Далеко, далеко в сорок пятом водрузили вы знамя своё…»10 историй о подвигах воинов из БашкортостанаПродолжение. Начало в №№ 6–9.

Мавлида Якупова
«Далеко, далеко в сорок пятом водрузили вы знамя своё…»
10 историй о подвигах воинов из Башкортостана
Продолжение. Начало в №№ 6–9.
* * *
Продолжаем публиковать истории, собранные в рамках акции Центризбиркома Башкортостана под названием «Нам нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим…».
ИВАН ДА МАРЬЯ
Трогательное письмо своему деду Ивану Николаевичу Голубкину написала председатель УИК № 568 города Салавата Наталья Тиссен:
Здравствуй, дорогой дед!
Нас разделяют три четверти века, я никогда тебя не видела. Недавно разбирала документы и наткнулась на ветхий выцветший листок. Похоронка… Что я знаю о тебе? Каким человеком ты был? Мой рассказ о тебе составлен из крупиц собранной информации, где-то есть и художественный вымысел, но я хочу, чтобы мои дети и внуки знали о своём деде.
Голубкин Иван Николаевич родился в 1900 году в многодетной семье – трое мальчиков и шесть девочек. Жили небогато, но дружно. В соседней деревне восемнадцатилетний Иван встретил свою будущую жену – Марию Егоровну Торгашеву. Вместе с тестем вели хозяйство – пахали от зари до зари. Наконец сбылась мечта – купили плуг, сеялку. И все бы ничего, да грянула революция. Красные, белые, красные… Всё завертелось. Кто прав, кто виноват? Разве сейчас разберешь? Да и имеем ли мы на это право?
Пережили кое-как, а тут новая беда – раскулачивание. Пришли ночью, всю семью выгнали на улицу, беременную жену закрыли в подвале. Там она, бедная, и родила первенца. Мёртвого.
Отобрали всё – и дом, и скотину, и технику. Сослали на золотые прииски, где самая тяжёлая работа. Жили в землянках. Позже в Ишимбае начали добывать нефть, каким-то чудом Иван с женой и тремя детьми попал туда. Поставили домишко, начали обживаться. И тут новое испытание – Великая Отечественная война. Первым забрали на фронт сына Костю. Ему было уже двадцать. А в 1943 году и Ивана Николаевича. Бабушка осталась одна с четырёхлетней дочкой (моей мамой) и двухлетним сыном. Как жили? Выживали.
Весной 1944 года пришла похоронка:
«Ваш муж, рядовой Голубкин Иван Николаевич, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил геройство и мужество. Был ранен и умер от ран 14 апреля 1944 года. Похоронен в братской могиле № 2 – слева на опушке леса, юго-восточнее деревни Моисеево Калининской области».
Когда я держу в руках этот кусочек бумаги, я понимаю, что любовь не в громких словах, а в памяти, в уважении. Бабушка, Мария Егоровна, воспитала троих детей и осталась верна своему Ивану. Она прожила тяжелую, но хорошую жизнь, увидела внуков и правнуков.
Я жалею о том, что мало слушала рассказы старших о том времени. Сейчас бы поговорила, да не с кем… Поэтому прошу, остановитесь хотя бы на минутку. Позвоните родным, навестите их, поговорите с ними о тех, кого рядом уже нет и не будет.
Дорогой дед, хочу сказать тебе «Спасибо!» не только за мирное небо над головой, но и за нашу жизнь. Спасибо за то, что по земле ходят твои внуки и правнуки, потомки твоего рода, рода Голубкиных. Все стали хорошими людьми, я дружу со своими двоюродными братьями Голубкиными, и мне кажется, они все похожи на тебя. Спасибо тебе за то, что у меня подрастают дети, твои правнуки – Иван и Мария.
ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА
Анвар Сайфуллин, член территориального избиркома Белебеевского района представил для участия в акции рассказ своего отца, участника Великой Отечественной войны, Сайфуллина Фаткуллы Абзаловича.
В январе 1943 года нас привезли в Тоцкие лагеря, что в Оренбургской области. Выдали гимнастерку, галифе, длинную шинель, ремень, ботинки с портянками и шапку-ушанку. Много было новобранцев из Башкирии.
Через месяц службы более рослых и крепких солдат перевели в полковую артиллерийскую школу. Так я стал орудийным «сорокапятки». Пушка была на конной тяге, но от нас требовалось тянуть на лямках нашу «родимую» на стрельбище и обратно. Занятия проходили в любую погоду. Плохо обстояло с ногами, наши сырые портянки примерзали к ногам.
В Тоцких лагерях я прослужил до осени 1943 года. Из нас сформировали маршевые роты, погрузили в теплушки. Первые три эшелона были отправлены в район Днепра. А нас, четвертый состав, свернули в Подмосковье, в город Ногинск, где формировали воздушно-десантную бригаду. Я стал десантником, а позже и гвардейцем.
Начались занятия по овладению парашютным делом. В мае 1944 года нас погрузили в эшелоны и отправили на фронт. Разгрузились на станции Паша Ленинградской области. Наша 99-я стрелковой дивизия вошла в состав Карельского фронта.
Артподготовка, сопровождаемая налётами на позиции врага бомбардировщиков и штурмовиков, началась 21 июня. Меня отправили за резиновой лодкой в штаб полка. По пути встретился с земляком – призывались вместе в армию. Он был из соседней деревни. Пригласил посидеть в окопе и поговорить. Но я торопился выполнить задание. Получив лодку, возвращаюсь в свое расположение и вижу: на месте окопа большая воронка еще дымится и разбросаны человеческие тела. После войны я посетил дом родителей моего земляка и рассказал, как погиб их сын.
…В реку вошли шестнадцать добровольцев. Они толкали впереди себя плоты и лодки с чучелами. Притаившиеся огневые точки противника открыли по ним огонь. Наши наблюдатели засекли их, и еще час длилась артподготовка. Мы спустили на реку плот, погрузили «сорокапятку». Деревянная лодка, в которой я сидел, рассохлась, в неё стала поступать вода. Пришлось каской её вычерпывать. Рядом разрывались вражеские снаряды, поднимая белые столбы воды. В реку вступили машины-амфибии, справа и слева саперы начали наводить понтонные мосты.
При отступлении противник оставлял специальные группы снайперов-наблюдателей. Чаще всего снайперы располагались в замаскированных «гнездах» на верхушках деревьев. Их еще называли «кукушками». Вот мы по этим «гнездам» стреляли осколочными снарядами прямой наводкой.
Преследуя отступающего врага, наша батарея вышла на большую поляну. Неожиданно мы попали под артиллерийский обстрел. Я инстинктивно упал и прижался к земле. Снаряды падали рядом, свистели осколки. Большой, величиной с кулак горячий осколок, порвав галифе, воткнулся рядом с ногой, другой порезал вещмешок на спине. Хотелось провалиться под землю. В голове вертелась одна мысль: «Когда же это прекратится?»
Неожиданно наступило затишье. Оказывается, корректировщик огня противника сидел в подбитом танке. Разведчики, узнав об этом, незаметно подошли и схватили его. Недолго раздумывая, повесили гада на орудийном стволе.
Что творилось на поляне! Подбитые автомашины и орудия, убитые и умирающие люди. Раненые стонали и звали на помощь. Прислонившись к дереву, сидел командир нашей батареи. Он двумя руками собирал внутренности, перемешанные с грязью и прошлогодней листвой – пытался засунуть их обратно в себя. Увидев меня, выговорил: «Сайфуллин, я скоро умру. Напиши письмо моей жене». Я начал его успокаивать, говорил, что придут скоро санитары. Он меня не слушал, попросил быстрее достать бумагу и карандаш из планшета и начать писать. Я выполнил последнюю просьбу командира. Подошедший санитар, увидев раненого командира, покачал головой и тихонько шепнул: «Не довезём…» Хороший, грамотный был командир. Знал всех по фамилии, в бою берёг солдат. Я отошёл в сторону и заплакал. В первый и последний раз. Жалко было терять товарищей. Вместе армейскую службу тянули в Тоцких лагерях, в Ногинске. Из одного котелка ели. Мечтали о послевоенной жизни…
Осень 1945 года. Я самый счастливый человек – иду домой! Остался последний отрезок дороги до родной деревни. Поднимаюсь в Тарказинскую гору. Слышу крик: «Стой! Стой!» Оборачиваюсь – женщина. Она, задыхаясь, спрашивает: «Когда мои сыновья вернутся с войны? Ты видел их?» Как мог, успокоил её. Потом узнал, что ни один из четырех сыновей с войны не вернулся…
* * *
Мой отец, Сайфуллин Фаткулла Абзалович, один из миллионов солдат Красной Армии. Он служил там, куда его направляли, добросовестно выполнял всё, что от него требовалось. Остался жив. Видимо, для того чтобы родились я и мои три брата. После армейской службы окончил Белебеевскую школу механизации с отличием. Работал комбайнером, бригадиром, управляющим отделения в деревне Атамкуль Ермекеевского района. Заслуженный механизатор сельского хозяйства БАССР. Награжден орденом, медалями и почётными грамотами. Его не стало в 2003 году…
Он был силён телом и духом, много читал, любил историю, технику, обладал феноменальной памятью, у него руки были золотые! Он мой отец, и я им горжусь!
На снимке: Артиллеристы ведут огонь прямой наводкой по противнику. Карельский фронт, 7-я армия, Олонецкое направление, 1944 г. Второй справа – Ф.А. Сайфуллин (фото из семейного архива).
(Окончание в следующем номере)
Читайте нас в