Все новости

Анатолий Чечуха. Ночной полёт в стратосфере на чёртовой тяге

«Кузнец всё летел, и вдруг заблестел перед ним Петербург весь в огне». Вам это ничто не напоминает? Ну, конечно: «Через несколько минут наш самолёт произведёт посадку в аэропорту Пулково…»

Рисунок Ольги Ионайтис
Рисунок Ольги Ионайтис

Все мы помним весёлый фильм Александра Роу «Ночь перед Рождеством», а вот первоисточник, как водится, стали подзабывать, хотя Николай Васильевич ни малейшего повода для этого не давал. Однажды в обстановке типа «Толя пел, Борис молчал, Николай ногой качал. Дело было вечером, делать было нечего…» взял я коричневый томик Гоголя. Отличный переплёт, мелованная бумага… И вот, читая, обратил внимание на один занимательный факт, который заставил меня крепко задуматься.


Цитата: «Сначала страшно показалось Вакуле, когда поднялся он от земли на такую высоту, что ничего уже не мог видеть внизу, и пролетал как муха под самым месяцем… Всё было светло в вышине. Воздух в лёгком серебряном тумане был прозрачен… Даже можно было заметить, как вихрем пронёсся мимо их, сидя в горшке колдун; как звёзды, собравшись в кучу, играли в жмурки; как клубился в стороне облаком целый рой духов; как плясавший при месяце чорт снял шапку, увидевши кузнеца, скачущего верхом…». Вы уж простите за чорта, но я цитирую книгу издания 1950 года с грамматикой того времени – «притти» вместо «прийти» и с полной чехардой в оформлении прямой речи. Но речь вовсе не об этом.


Так вот, все мы летали на самолётах, и подобной картиной зимнего ночного полёта (без чертей и колдунов разве что) нас не удивишь. Но только в 1830-м, когда Гоголь писал «Вечера на хуторе близ Диканьки», до аэропланов было ещё ой как далеко! Да, начиная, с Икара, люди мечтали о полётах. В середине ХVII века – за сто с лишним лет до появления шара Монгольфье – Сирано де Бержерак описал некие придуманные им аппараты для воздушных путешествий. К середине позапрошлого века обратил свои фантазии в воздушное пространство и Жюль Верн. Но все эти полёты происходили в основном при свете дня, ночью же (на страницах книг) летали только ведьмы. Так что наш Вакула отправился в ночной полёт в числе первых. Но, судя по всему, он стал пионером ещё в одном деле.


Речь о высоте полёта. «Поднялся от земли на такую высоту, что ничего уже не мог видеть внизу», – это ж сколько, простите, тысяч метров? Или вёрст? Пять? Десять? Но что-то мне подсказывает, что при свете месяца многое внизу видно и с 15 тысяч метров. А это уже стратосфера. И вот здесь самое главное. Для чего чёрту нужно было подниматься так высоко? Ведь мог бы лететь и на уровне крыш.
Теперь прикиньте, с какой скоростью требуется лететь, чтобы от Диканьки (близ Полтавы) добраться до Петербурга, скажем, за час? "Для чего торопиться", – спрашиваете? Так ведь лететь надо почти полторы тысячи километров, а Вакула сел на чёрта в девятом часу вечера накануне Рождества. Потом ещё был визит к запорожцам и царице. И получается, что прибыть необходимо было никак не позже десяти вечера. То есть лететь со скоростью около 1500 километров в час. Что-нибудь приходит в голову? Ну да, МИГ-19 вполне с этой задачей бы справился. В 1955-м. Вот только как Гоголь за 125 лет до этого смог догадаться, что такую скорость можно развить только на высоте под 20 километров?


С РОЖДЕСТВОМ!

Читайте нас в