Все новости
Круг чтения
16 Декабря 2022, 14:13

№12.2022. Владимир Чакин. Рейтинг Чакина

Романы взросления, пожалуй, самая близкая нашему сердцу художественная литература, ведь все мы проходили через детство, юность, молодость. У всех все происходило по-разному, но суть одна – преодоление себя и внешних обстоятельств в поисках лучшей жизни. В этой литературе приводятся примеры преодолений, неординарных судеб людей, которые смогли все превозмочь, не потеряться, совершить, казалось бы, невозможное. Конечно, это идеализированные примеры, но чаще всего описанные события носят во многом документальную, автобиографическую основу. Именно поэтому такие книги читаются как откровения, буквально дышат жизнью и правдой. Без сомнения, роман взросления, написанный талантливым автором, влияет на молодого читателя самым положительным образом, вдохновляет на продолжение борьбы с жизненными обстоятельствами, то есть раз у героя романа получилось, почему не получится у меня, чем я хуже, ведь я так похож на него, во многом я такой же, как он. Пусть в романе описано другое время, наше революционное или вообще Дикий Запад, это не имеет принципиального значения. Да, конкретные жизненные обстоятельства другие, но всегда должен присутствовать инстинкт выживания, воля к жизни, желание и стремление улучшить себя, добиться победы в отчаянной борьбе с негативными обстоятельствами. Вот этим и привлекателен для нас талантливо написанный роман взросления, который, безусловно, интересен и читателю старшего поколения. Здесь уже ностальгические нотки, память о далеком прекрасном детстве, сопоставление и уподобление себя книжным героям. Да, у меня в жизни все случилось не совсем так, ну и что, зато детство было и остается светлым пятном, прекрасным в своей святости, пусть и ушедшим навсегда. И неотъемлемой частью далекого детства остаются прочитанные тогда прекрасные книжки, такие как, например, «Динка» и «Два капитана».

Валентина Осеева

Динка

Повесть, 1959 г.

Доскональное знание детского мира по причине профессиональной деятельности автора, работы педагогом, плюс автобиографические мотивы, плюс писательский талант, и вот перед нами признанная классика детской литературы. Несмотря на революционный колорит. Тут и подумаешь, насколько важно место и время действия для хорошей детской книги, насколько важна мотивация персонажей? Конечно, эти обстоятельства важны, но не все первостепенны. Например, в «Динке» время действия период после революции 1905 года. Отец семейства в подполье, семья в составе работающей матери с тремя малолетними дочерьми, ее сестры, прислуги, выживает как может. Поволжье, городок и дача на Волге, неподалеку от Самары. Революционный дух веет вокруг, придает романтический флер происходящим внутри семьи и вокруг нее событиям. Полиция преследует борцов за освобождение рабочего класса и бедняков от проклятых эксплуататоров трудового народа. Это данность времени, независимо от того, что сегодня мы считаем большевиков террористами, ввергшими страну в пучину неисчислимых бедствий. С сегодняшней точки зрения полиция была права, преследуя государственных преступников, призывавших к свержению царской власти. Отметили сей факт и ладно, поскольку книга совсем не об этом.

Она о выживании обычного семейства в данных тяжелейших обстоятельствах, когда нет рядом кормильца, когда растут дети, у которых свои проблемы, проблемы взросления. Точнейшим, детальнейшим образом прописан мир восьмилетней девочки, ее устремления, реакции на порой пугающий окружающий мир, становление характера, сопротивление обстоятельствам, ограничивающим ее свободу. Это главная героиня, Надежда, которую все зовут Динка. Обстоятельства знакомства с Ленькой, сиротой, жестоко угнетаемой отчимом, мальчиком, дружба с которым может служить символом, олицетворением детской дружбы мальчика и девочки, взаимопомощь, взаимовыручка, ссоры и примирения, насколько не банально описаны перипетии детских отношений. Спорным моментом является фактически убийство Ленькой преследующего полицейского шпика, предателя, который сдавал полиции подпольщиков. Но, не оправдывая совершенного убийства, тем более двенадцатилетним мальчиком, все же нужно признать, что это было сделано по-мальчишески импульсивно, в порядке защиты преследуемого друга от опасности быть схваченными полицией. Такова изначальная революционная парадигма книги, от этого никуда не деться.

В третьей части книги действие переносится в Киев, куда семейство вынужденно переезжает, поскольку над ним сгущаются полицейские тучи, преследуются родственники. С ними отправляется и Ленька, который фактически усыновлен матерью, а в самом конце книги вернувшийся отец называет его своим сыном. В Киеве дети поступают в гимназию, успешно учатся. Динка осваивает крупный город, здесь происходят новые приключения, продолжается взросление девочки, постепенное осознание своего озорного характера, попытки преодоления озорства, начало понимания смысла жизни взрослых людей, уважения их поступков, поначалу кажущихся неправильными, скучными, несправедливыми. Постоянное балансирование на стыке детского и взрослого миров, продвижение границы познания ребенком в сторону взрослой жизни. Конечно, образы взрослых во многом идеализированы, но по-другому и не может быть в детской книге, поскольку они всегда подаются и раскрываются с точки зрения ребенка. Постепенная эволюция детского мировоззрения во взрослость проходит на наших глазах и подается через поступки ребенка и реакции на них окружающего мира, чаще всего жесткой и порой откровенной жестокой.

После сложных «взрослых» книг поначалу чтение книги, рассчитанной в первую очередь на прочтение ребенком, вызывает эффект «ни о чем». Простой, ясный, лаконичный язык повествования способствует скольжению по поверхности текста со все возрастающей скоростью. Где значимые события, где сложные литературные обороты, сквозь которые порой продираешься, как сквозь африканские джунгли, о чем вообще идет повествование, ведь кажется, что ничего не происходит, действие теплится едва-едва, продвигается ни шатко ни валко. Но перестраиваешься быстро, проникаешься доверительной интонацией автора и дальше существуешь вместе с героями книги, сам вернувшись в свое детство, параллельно вспоминая, что и как было с тобой примерно в том же возрасте, что у Динки и Леньки. И здесь весьма справедлив девиз: лучше поздно прочесть, чем никогда. Что и произошло в данном конкретном случае с повестью «Динка» писательницы Валентины Осеевой.

 

Рейтинг: 6

 

Вениамин Каверин

Два капитана

Роман, 1944 г.

Впечатляющее произведение, написанное по всем законам создания бестселлера из жанра приключенческой литературы. В романе есть всё: и четко очерченные характеры персонажей, как героев, так и негодяев, и бесподобно закрученная интрига со множеством подводных камней на пути разрешения главной загадки, и несколько любовных линий, главная их которых заставляет непрерывно переживать и сочувствовать судьбам Сани и Кати, и впечатляющие картины российской жизни до и после революции, двадцатых и тридцатых годов, и, наконец, война. Доскональное знание автором материала, о котором пишет, в частности авиация того времени и заполярное судоходство. И, конечно, язык произведения, динамичный и выразительный, без лишних прилагательных и наречий, емкие и адекватные персонажам диалоги, язык, которым и нужно писать приключенческие романы.

Нет нужды пересказывать сюжет романа, который всем известен и который в свое время выпал из моего поля зрения, но не совсем, конечно, поскольку фильм был просмотрен неоднократно. Поэтому остановимся лишь на некоторых деталях, привлекших особое внимание.

Эволюция Сани, ставшего тем, кем хотел, ни на мгновение не отклонившегося от выбранной жизненной линии. Несмотря на немыслимые препятствия, достигшим цели, найдя могилу капитана Татаринова. Талантливый человек, имеющий фантастическую память, преодолевший в детстве нервическую немоту, восставший против несправедливости в отношении полярной экспедиции и доказавший свою правоту через десятилетия. Понятно, что такой яркий литературный образ невозможно создать без специальных средств, таких как порой немыслимые совпадения, встречи, приукрашивание отдельных сцен. В ключевые моменты речь Сани становится слишком декларативной, официальной, не очень живой. И, конечно, он ярче воспринимается на фоне Ромашки, полного его антипода и откровенного негодяя, тем не менее как будто испытывающего настоящие чувства к Кате. Негодяй, хамелеон, скрывающий за приличной личиной гнилую сущность, которая проявлялась в нем с самого детства. Возможно, это наиболее сложный образ в романе, который для настоящей жизненности все-таки слишком отрицателен, слишком прямолинеен в своей злобе, зависти к более талантливым людям. Он понимает это, но не может ничего поделать со своей лживой натурой. Николай Антонович более понятен, таких ученых, думаю, не так мало, людей, сделавших научную карьеру на хитрости, подлоге, нечестной интерпретации фактов. Но все же не вполне понятны его мотивы в отношении двоюродного брата, способствующие гибели экспедиции. Сознательно делать зло ради своей любви к жене капитана? Не чересчур ли высокий накал чувств для такого откровенного дельца? Потом, когда он спасал свою шкуру, извращая факты, понятно, но вот в изначальные мотивы не особо верится.

Первый том показался цельным, с непрерывно развивающимся действием, живыми героями, постоянно обновляющимися конфликтами, в общем, абсолютно сбалансированным. Второй том все же более растянут, он больше посвящен описанию картин войны, жизни персонажей в военное время, и действие, развитие сюжета поначалу несколько уходит на второй план. Однако во второй половине второго тома автор с лихвой наверстывает упущенное и максимально заостряет конфликт, разрешая его полной победой добра в точном соответствии с законами жанра.

Очевидно, без романа «Два капитана» и в целом творчества Вениамина Каверина сложно представить российскую литературу ХХ века. Этот роман счастливо соединил в себе приключенческий жанр (редкость для нашей литературы), роман взросления, историческую и семейную хронику, военный роман. Одним словом, это безусловная классика российской литературы, и понятно, что далеко не только детской.

 

Рейтинг: 6

Джеймс Уиллард Шульц

С индейцами в Скалистых горах

Повесть, 1912 г.

Чингачгук Фенимора Купера – это сказка на тему индейцев и Дикого Запада. Совсем иное – произведения Шульца на ту же тему. Уже по прочитанной повести можно ощутить абсолютную правдивость, документальность описываемых коллизий, происходящих с людьми среди дикой природы. Автор долго жил среди индейцев, поэтому досконально знает их жизнь, проблемы, понимает индейское мироощущение. Это выживание изо дня в день, из мгновения в мгновение, каждодневная борьба за существование в условиях суровой североамериканской природы и под нарастающим натиском белой цивилизации, нацеленной лишь на получение сверхприбылей, в основном за счет пушнины. Облапошить дикарей, всучить им дешевые побрякушки, забрать якобы в честном бизнесе шкуры убитого индейцами пушного зверя. Черная полоса в истории человечества.

На что способен человек, когда он поставлен в условия или-или? Найдешь выход из, казалось бы, безвыходного положения, будешь жить, не найдешь – печальный конец неизбежен. Двое мальчишек, белый и индеец, в поисках места обитания бобров перебираются через горный перевал, но выпадает снег, и они оказываются отрезанными от дома. Никого вокруг, глухой лес, хищные звери, где-то неподалеку индейцы, которые воспринимаются как враги. Снегопад, мороз, ни зимней одежды, ни пищи, никаких инструментов и оружия на руках. Изначально безвыходная ситуация. Но мальчики не сдаются. То, что описывает дальше автор, попросту не укладывается в голове, в это не можешь поверить, однако известно, что автор пережил подобное приключение и знает, о чем говорит. Не терять присутствия духа, биться до конца, использовать любую, самую призрачную возможность, чтобы зацепиться за жизнь. Первое и самое главное – огонь. Без него в мороз никуда. И мальчики, вспоминая, что кто-то когда-то делал, палочкой путем трения огонь добывают. Это совсем не просто, ушло несколько дней, чтобы правильно изготовить нужное приспособление. Причем – голыми руками изготовить. Дальше пища. Силки для мелкой дичи, качественный лук и стрелы с правильными наконечниками. Зимняя одежда, накидки из шкур животных, теплые мокасины на ноги. И вигвам – настоящий теплый дом посреди глухого леса. Все это мальчики смогли воплотить в реальность в яростной борьбе за выживание. Потом приблизилась весна, а с ней появились индейцы, от которых пришлось спасаться, уходить от погони, тоже используя все возможные хитрости.

Конечно, подобные книги вдохновляют. Если в безвыходной ситуации, когда неоткуда ждать помощи, удается выжить, опираясь лишь на собственные силы и умения – главное, не потерять присутствия духа, – то, что говорить о нашем современнике, живущем в комфортных условиях и стонущем от навалившихся якобы неразрешимых проблем? Примеры выживания в истории есть, и нечего валить свою собственную никчемность на тяжелые жизненные обстоятельства.

Есть книги, которые расширяют горизонты духа и слова, а есть – обучающие жизни, так называемые книги взросления. Я бы отнес ко вторым искреннее произведение Шульца о жизни людей в Скалистых горах в эпоху Дикого Запада. На примере его жизни есть чему поучиться каждому из нас.

 

Рейтинг: 6

Николай Никонов

Мой рабочий одиннадцатый

Повесть, 1975 г.

Учитель тоже человек, вот главная идея прочитанной книжки. Любой учитель – это обычный человек со всеми присущими слабостями, недостатками или достоинствами. Кажется, странная мысль, но вспомним себя в детстве, наше отношение к школьным учителям. До сих пор перед глазами стоит каждый из них, как живой, при желании могу в деталях охарактеризовать каждого, но именно с точки зрения восприятия ребенка в классе. Внеклассная жизнь учителя, как правило, оставалась за кадром, за редчайшим исключением. А ведь у каждого из них своя жизнь, свои житейские проблемы. Нам же они представали в виде божеств, ведущих свою линию, которым нужно безоговорочно подчиняться и практически беспрекословно принимать их точку зрения не только в рамках преподаваемого предмета, но и на жизнь в целом, поскольку довольно часто учителя высказывались и на общие темы. И эти их высказывания навечно застревали в памяти ребенка, служили своего рода ориентиром, поскольку авторитет учителя непререкаемый. Особенно важны речи классного руководителя, который по долгу службы обязан воспитывать класс не только в рамках своего предмета, а гораздо шире.

Так вот, автор приоткрывает нам святая святых – внутренний мир учителя-мужчины, что уже является чуть ни раритетом, да к тому же в школе рабочей молодежи (ШРМ), где учатся взрослые люди, которым, все понимают, эта учеба не так чтобы особо и нужна, ведь есть профессия, есть уже свой заработок безо всяких там средних образований.

Автор работал в ШРМ, отсюда мощные автобиографические мотивы, честность изложения истории своей жизни и безусловное обаяние искренности. Однако это далеко не «Большая перемена» с постоянными хохмами, хотя формально тоже ШРМ, тоже приходит новый учитель и сразу в трудный класс классным руководителем, правда, он работает в школе не в ожидании аспирантуры, а после военного училища, но тоже, к удивлению, историк. То есть много формальных совпадений, даже даты создания фильма и написания повести практически совпадают, это первая половина семидесятых. Возможно, было взаимовлияние.

Но гораздо больше ассоциаций сразу возникает с «Педагогической поэмой». Это оптимизм во взгляде на трудного ребенка или молодого человека в плане возможности его перевоспитания. Да, у автора есть свои Бурун, Таранец и Задоров, своя Наташа Петренко. Но оптимизм автора далеко не оголтелый, наоборот, несмотря на то, что подспудно он как будто даже полемизирует с книгой об эгоизме, полученной от своего бывшего учителя, и опирается на положения Макаренко о роли коллектива в перевоспитании трудных подопечных, тем не менее он признает, что есть и безнадежные, с которыми ничего поделать нельзя, как только поскорее избавиться, то есть выгнать из школы. Они неисправимы и тянут за собой других, незрелых и колеблющихся.

Четко видны конфликтующие, противоборствующие стороны: учитель и класс, прогрессивный учитель и учитель-формалист, ученики, желающие учиться и не особо желающие, лентяи или реально устающие на производстве, ведь учеба по вечерам, после работы. Конечно, симпатичный молодой учитель не может не вызывать повышенного внимания учениц, которые влюбляются и пытаются завязать с ним личные отношения. Но здесь понятно: «руссо туристо облико морале». Чем больше новый учитель узнаёт класс, тем более сложной представляется ему личность каждого ученика. Он идет навстречу, проникается их заботами и бедами, помогает их в каком-то смысле даже преодолевать. И здесь стабилизирующую роль призвана оказать как раз ШРМ, которую нужно обязательно посещать и которая как бы дает путевку в жизнь.

Конечно, этот подход вызывает симпатию своей открытостью, душевностью, человечностью. Это атмосфера шестидесятых-семидесятых, время построения советского социалистического общества. Сейчас такие книжки читаются как некие сказки на общечеловеческие темы. И что в этом плохого? Чтение вдохновляющее, вселяющее надежду на благополучный исход, позволяющее поверить, что не так плохо все вокруг, есть и светлые пятна на общем темном полотне. Тонкость подхода уральского автора к проблеме, точное знание мелких деталей и психологии учительской практики вызывают глубокое уважение и желание прочитать другие его книги. Как много у нас полузабытых авторов со своими оригинальными и интересными литературными мирами, которых нужно сейчас разыскивать, а затем пытаться возвращать читательский интерес к их незаурядному творчеству.

 

Рейтинг: 6

Александр Неверов

Ташкент – город хлебный

Повесть, 1923 г.

Немудрящее повествование без прикрас о том, как мальчик, минуя юность и молодость, становится мужчиной, о том, как человек выживает в условиях, когда, казалось бы, это невозможно никоим образом сделать, о том, что встречается на свете и добро, когда все вокруг грязь, вонь, злоба и ненависть, о том, что даже самая страшная беда, такая как голод, не способна вытравить из человеческого сердца человеческое, превратив мыслящего человека в тупого и страшного зверя. Да, выживает сильнейший, и он идет к победе и счастью буквально по трупам в прямом смысле этого слова, но он борется со средой честно, окружающие трупы не его вина, это обстоятельства, которые встают на его пути ввиду кровавой революции и гражданской войны, отчаянного голода, царившего вокруг в то время.

Если и говорить о русской литературе взросления, то без этого произведения, конечно, невозможно ее представить. Неожиданная ранняя смерть писателя (в тридцать семь лет от сердечного приступа) прерывает его литературное творчество, он явно был способен еще на многие творческие достижения. Но уже сделанного достаточно, чтобы о нем помнили всегда, ведь это великая оптимистическая литература преодоления и достижения цели, ведь без веры в лучшее жить сложно, а хорошее есть в окружающем всегда, нужно лишь внимательнее присматриваться и не спать на ходу.

Теперь немного о структуре произведения. Черно-белая чересполосица событий выливается в конце в сплошную белую полосу. Ташкент – вот он, цель достигнута, практически все оказалось правдой, действительно, здесь изобилие зерновых, и теперь осталась лишь самая малость: заработать деньги, купить несколько пудов зерна и отвезти домой, в голодающую семью. И это, по мнению автора, оказывается уже не столь сложным делом по сравнению с дорогой в благословенный Ташкент. Но так ли это обстояло или могло быть в реальности, ведь мальчику всего двенадцать лет, он голоден, истощен, у него ни копейки денег. Однако события в Ташкенте писатель описывает очень кратко, сжато, без лишних эмоций.

Начал работать, то есть истощенного мальчишку приняли на работу без особых проблем, хотя понятно, что туда понаехало много взрослых мужчин и всем нужна аналогичная работа. Потом относительно быстро заработал несколько пудов зерна и отправился в обратный путь. Объясняю авторскую лаконичность в конце книги, что не в этом суть, не в деталях реализации изначального замысла на конечном этапе. Похождения мальчика в поисках работы в теплом и богатом Ташкенте принципиально ничего не добавят к картине преодоления себя на пути к хлебному городу. И даже голод и другие страшные обстоятельства на пути к Ташкенту по большому счету тоже вторичны. Главное – это проявленная сила человеческого духа, которую не сломить ничем, которая изначально заложена даже в физически ослабленном мальчике, то есть вообще, в человеке как таковом. Дух превыше всего, выше физического тела, то есть духовный мир первичен, материя физического мира уже его следствие. Вот к каким фундаментальным выводам может привести внимательное прочтение замечательного произведения Александра Неверова про хлебный Ташкент страшных времен после Гражданской войны.

 

Рейтинг: 6

Эмилия Галаган

Я люблю тебя лучше всех

Роман, 2022 г.

Лауреат премии «Рукопись года – 2021», издательство «Астрель СПб».

Яркая зарисовка на тему безысходности, бессмысленности, абсурдности нашей жизни на примере обычной девушки, пытающейся подняться над окружающей мрачной бытовухой. Кажется, ты никому не нужен, всё и все против тебя. Пусть чаще не сознательно, а машинально, как бы само собой возникают на жизненном пути бесчисленные барьеры и препятствия. Всё так сумрачно, что ты даже толком не понимаешь, что хорошо, а что для тебя совсем никуда не годно. Выясняется, что даже отец, который всегда служил главным и чуть не единственным маяком в густом тумане бытия, не родной, что мать вышла за него замуж, будучи беременной от другого. И мать, самый родной человек по определению, всегда все начинания встречает в штыки, постоянно упрекает, что всё делаешь не то, что учишься не там, работаешь не там, что давно пора замуж, почему теряешь время, ведь уже за тридцать, и почти все упущено, в кого уродилась такая дура.

Я, конечно, понимал сложность и многофакторность женской жизни в период становления и взросления, молодости, так сказать, но здесь перед нами открытая книга чужой судьбы, которая вносит серьезные оттенки в то понимание. Вокруг всегда мужчины, которые тебя хотят или которым на тебя наплевать, а тебе почему-то нужен именно он – и никто иной. Где здесь золотая середина? И игнорировать всех подряд нельзя, вдруг нечаянно упустишь подходящего, и вдруг сблизишься, да неосторожно, попадешь физически, или, не желая, сблизишься с идиотом или негодяем. Вот и думай тут, а ведь еще учиться и работать, жить на что-то надо. Тут еще куча примеров судеб подруг, у которых обычно тоже все не так складывается. Поневоле покажется, а не лучше ли остаться в жизни серой тенью (образ такой женщины выведен в романе), следовать всегда однажды выбранным маршрутом, игнорируя окружающее, абстрагируясь от него? Жизнь сама по себе, а я сама в своем коконе раз и навсегда. Пусть серо, однообразно и без претензий, зато спокойно, без нервов.

Привлекает манера письма автора, напоминающая художественный стиль импрессионистов. Легкими мазками серой и черной красок создается картина страшного, убогого провинциального быта. Вчитываясь, понимаешь, что и питерский ничем не лучше, если абстрагироваться от внешней мишуры. Да, суть того бытия убога и примитивна, но сам творческий процесс автора и форма его описания стоят отдельного рассмотрения. Автор в окружающей грязи постоянно ищет малозаметные ростки красоты, они всегда есть, жизнь так устроена, вопрос лишь в том, кто из нас способен их разглядеть и попытаться дать им ход. В таком постоянном поиске и находится главная героиня произведения. Не такой скорый процесс взросления и поиска красоты в постоянном сером окружающем круговороте, но в итоге мы начинаем верить автору, что у героини, явно обладающей художественным даром, что выделяет ее из серой людской массы, все в конце-концов у нее получится, она найдет и выразит себя адекватно потенциально глубокому внутреннему миру, который в ней заложен родителями, какими бы они не такими, на первый взгляд, ни были. Уже начала работать корректором в редакции, перспектива будущей работы со словом ясна.

 

Рейтинг: 5

Владимир Чакин
Владимир Чакин
Читайте нас в