Все новости
Краеведение
14 Августа 2023, 17:57

№8.2023. Борис Попов. Когда не было площади

Передо мной открытка с большим серым зданием с фигурной башенкой, украшенной курантами и шпилем. На обороте значится: «Дом Промышленности». Помнится, его строили как дом «Башнефти». Смотрю на открытку, и в памяти всплывает то, что запечатлелось с детства.

У дома № 93 по улице Пушкинской, 1930 г.
У дома № 93 по улице Пушкинской, 1930 г.

До начала 50-х годов прошлого века ни этого здания, ни Советской площади не существовало. Здесь проходил участок нечётной стороны улицы Пушкина (90-е номера). От улицы Советской вниз шли одноэтажные кирпичные дома со своими дворами и заборами. А далее, напротив 3-й школы, стояли два двухэтажных деревянных дома с воротами между ними, ведущими в общий двор. У парадного входа в левое здание – высокое, в три ступени крыльцо. Вход в правое обходился без такового. Ниже этих домов шёл забор, замыкающийся торцом довольно длинного строения, вытянувшегося по улицы Цюрупы. Говорили, что в нём когда-то помещался телеграф, отчего улица получила название Телеграфной.

В довоенное время это был жилой дом для сотрудников правоохранительных органов, а на задах его базировался эскадрон конной милицейской стражи. Так вот, нынешний Дом промышленности частично занимает территорию двора, где находились конюшни. Два эпизода моей жизни связаны с этим уголком Уфы.

Э. Т. Кренкель в Уфе
Э. Т. Кренкель в Уфе

В апреле 1938 года в наш город приехал участник легендарной челюскинской эпопеи и не менее легендарной экспедиции И. Д. Папанина – радист папанинской четвёрки Э. Т. Кренкель. Его визит в столицу Башкирии после длительной полярной экспедиции, известной как «Северный полюс – 1», объяснялся тем, что на первых выборах в Верховный Совет СССР 12 декабря 1937 года Эрнст Теодорович был избран депутатом в Совет Союза от Уфы. Вот он и прибыл на встречу со своими избирателями. Его желание встретиться с горожанами для Уфы тех лет было сенсацией. Казалось, весь город вышел на улицы приветствовать одного из покорителей Северного полюса.

К тому времени на улице Пушкина было отстроено новое здание Совнаркома (правительства) БАССР. К нему и был доставлен герой-полярник. А на ближайших подступах к Дому правительства выстроились колонны трудящихся Уфы, готовых отдать дорогому депутату, как тогда говорили, весь жар своих сердец. Мы же, толпа мальчишек, заняли позицию прямо напротив левой трибуны и, прижатые к забору цепью милиции, с нетерпением ждали развития событий.

Э. Т. Кренкель в Уфе
Э. Т. Кренкель в Уфе

Но вот на трибуну вышли руководители республики, а с ними – наш кумир. Мимо трибуны пошли ликующие уфимцы, приветствуя Кренкеля. А дорогой гость, высокий, широкоплечий, в синем кителе полярника, стоял и улыбался в ответ, кивая демонстрантам. Наши детские сердца готовы были «вдребезги разбиться» под натиском охватившего нас восторга. И лишь только прошла последняя колонна, мы с неистовым криком «Ура!» прорвали милицейское оцепление и кинулись через дорогу к трибуне. Но гостя поспешили от нас увести. Много лет прошло с тех пор, а всё так зримо в памяти, словно было вчера.

Особое место в памяти заняла также связанная с этим визитом одна не совсем обычная манифестация, поразившая наше мальчишеское воображение, – факельное шествие. К нему готовились загодя. Были изготовлены тысячи стандартных факелов на палках с соответствующими горючими наполнителями – смолой и паклей. К вечеру назначенного дня колонны молодёжи начали стягиваться к площади, а точнее, к большому пустырю, что находился на улице Карла Маркса против нынешнего детского парка имени Ивана Якутова (теперь на этом месте – Управление железной дороги). Когда стемнело, колонны начали движение. На всём протяжении улицы до самой Пушкинской в жадном ожидании необычного зрелища стояли люди. И вот из-за поворота от красноармейских казарм высунулся огненный язык. Он становился всё длиннее и длиннее, и вскоре поток огня захлестнул всю улицу. Наконец, кончик языка дотянулся до Пушкинской, лизнул перекрёсток и повернул на неё. Вездесущие мальчишки выбегали из толпы зевак и выклянчивали: «Дядя, дай факел», «Тётя, дай факел». Факелы уже выгорали, поэтому кто-то их отдавал, и осчастливленные мальчишки бежали хвастаться своими трофеями…

Второй эпизод связан с началом Великой Отечественной войны. Мы, юнцы той поры, ещё не осознавали всего трагизма происходящего. Зная войну лишь по кинофильмам, я и мои товарищи рвались на фронт. Песня из ныне уже забытого многими фильма «Если завтра война» убеждала нас, что «на вражьей земле мы врага разобьём – малой кровью, могучим ударом».

Б. Л. Попов выступает на митинге, посвящённом отправке на целину. Советская площадь, 1954 г.
Б. Л. Попов выступает на митинге, посвящённом отправке на целину. Советская площадь, 1954 г.

А учёба на ум не шла. Однажды, получив за нерадивость суровую взбучку от отца, я сбежал из родительского дома, намереваясь в дальнейшем попасть на фронт (меня там только и не хватало!). Приняв это «героическое» решение, я на второй день побега пришёл к 3-й школе повидаться с товарищами. В ожидании перемены уселся на высоком крыльце дома напротив и, когда друзья-приятели вышли, посвятил их в свой замысел. Все с пониманием отнеслись к будущему «фронтовику», а ваш покорный слуга извлёк коробочку с махоркой, газету и стал сворачивать самокрутку. Повернув случайно голову направо, я вдруг увидел, что к нашей группе приближается… мой отец в шинели нараспашку.

– Отец! – воскликнул я и, бросая в разные стороны махру, спички, цигарку, рванул во двор. Стремительно юркнул в дыру в заборе и оказался во дворе конной милиции, откуда открывался выход на улицу Цюрупы. Протиснувшийся вслед за мной родитель, поняв, что быстроного сына ему не поймать, закричал: «Держите, держите!» Яростный папин крик достиг ушей находившегося возле конюшен милиционера, и тот, кинувшись мне наперерез, схватил автора этих строк за шиворот и передал в крепкие руки преследователя. Так бесславно закончился мой побег на фронт.

Потом были два года работы на военном заводе и пятилетняя служба в армии. После демобилизации с 1950-го – трёхлетняя учёба в Школе рабочей молодёжи (т. е. вечерней) № 8, которая работала по вечерам в здании 3-й школы. Противоположная сторона улицы ещё оставалась нетронутой. Но «настал черёд, пришла пора»…

Борис Леонидович Попов родился 16 октября 1926 г. в городе Вышнем Волочке. Педагог, историк, краевед. Свыше 600 его статей на краеведческие, коллекционерские и педагогические темы были опубликованы в газетах «Ленинец», «Вечерняя Уфа», «Уфимская неделя», «Республика Башкортостан», «Истоки», «Рампа», в журналах «Среднее специальное образование» и «Бельские просторы», в краеведческих сборниках «Живая память» и «Судеб связующая нить». В 2003 году награждён Почетной грамотой Уфимского городского Совета. Скончался 9 марта 2017 г. в Тюмени.
Теги:уфа
Читайте нас в