-1 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
24 Декабря 2020, 13:59

№12.2020. Анатолий Чечуха. Гематоген со «склада». Первые уфимские аптеки

Едва ли не во всех странах на востоке Европы (в т.ч. в Германии, Швеции, Дании, но только не в Греции!) для обозначения заведения, торгующего лекарствами, употребляется слово ap(o)theka, на западе же обычно используется pharmacia (или farmacia – от греческого же слова φάρμακο, pharmako – «лекарство»). А вот в Болгарии лекарства продаются в дрогерии. Любопытно, что слово это на рубеже позапрошлого и прошлого веков использовалось и в России. Вот, например, цитата из рекламы 1899 г. уфимской аптеки Марка Идельсона и Германа Левитана (бывшей Штехера) на улице Центральной: «Отпуск для земских и военных аптек по ценам московских дрогистов». Кто такие дрогисты и почему это слово так похоже на жаргонное drugs? По Далю, дрогист – москательщик, торговец аптечным товаром, снадобщик, зелейн(щ)ик (от зелье). Позже – торговец (главным образом оптовый) аптекарскими и химическими товарами. А вообще drogue (франц.), drug (англ.) – это изначально «снадобье, лекарство». Оно произошло от старофранцузского droge – «снабжение, запас, провизия».

Анатолий Чечуха

Гематоген со «склада»

Едва ли не во всех странах на востоке Европы (в т.ч. в Германии, Швеции, Дании, но только не в Греции!) для обозначения заведения, торгующего лекарствами, употребляется слово ap(o)theka, на западе же обычно используется pharmacia (или farmacia – от греческого же слова φάρμακο, pharmako – «лекарство»). А вот в Болгарии лекарства продаются в дрогерии. Любопытно, что слово это на рубеже позапрошлого и прошлого веков использовалось и в России. Вот, например, цитата из рекламы 1899 г. уфимской аптеки Марка Идельсона и Германа Левитана (бывшей Штехера) на улице Центральной: «Отпуск для земских и военных аптек по ценам московских дрогистов». Кто такие дрогисты и почему это слово так похоже на жаргонное drugs? По Далю, дрогист – москательщик, торговец аптечным товаром, снадобщик, зелейн(щ)ик (от зелье). Позже – торговец (главным образом оптовый) аптекарскими и химическими товарами. А вообще drogue (франц.), drug (англ.) – это изначально «снадобье, лекарство». Оно произошло от старофранцузского droge – «снабжение, запас, провизия».
А теперь разберёмся со словом аптека, или, как говорили раньше, апотека, апотэке. В основе своей оно содержит греческое тека – «склад, хранилище» (сравните с библио-тека, карто-тека, фильмо-тека). Немного удивляет приставка «ап(о)» – «от», «из», но это объясняют тем, что слово apotheka образовалось от apotithemi – «откладываю, прячу». Правда, в современной Греции используют такие слова, как αποθήκη (apothíki) – «склад» и φαρμακείο (farmakeío) – «аптека». Вот вам и тайная жизнь названий!
Выше я употребил слово лекарство, хотя в одном из словарей сказано, что в профессиональной речи медицинского работника термин «лекарство» применяется только «в торжественной речи и при общении с пациентом». Слово «лекарство» является однокоренным с «лекарь» и «лечить». Этимологический словарь русского языка М. Фасмера утверждает, что основа слова lěko – «лечебное средство» – позаимствованный из германских языков общеславянский корень lěk: белорусский – лякарства, украинский – ліки, чешский – lék, польский – lekarstwo.
Перейдём теперь от филологии к фармации, а конкретно – к первым уфимским аптекам и аптекарям. Первая, вторая, пятая, шестая, двадцать девятая – когда-то этот набор порядковых числительных опознавал любой уфимец. Ведь за ними «прятались» банки, горчичники, грелки, градусники аспирин и валерьянка. А также легендарные гематоген и «аскорбинки». Правда, разобраться, почему аптекам присваивались те или иные номера, непросто. Например, в Инорсе в советское время работала аптека № 387: неужели в городе было так много аптек?
Насколько мне известно, полноценного исследования на эту тему никто не делал, лишь Владимир Буравцов публиковал статью об аптеках рубежа прошлого и позапрошлого веков. Заглядывать в далёкую историю я не буду, напомню, лишь что первая частная аптека открылась в Уфе в 1787 году, а в 1807 г. в городе появилась казенная аптека. Сведения я буду приводить из самых разных источников, чтобы упомянуть как можно больше «пропадающих» во тьме лет имён – для дальнейших исследований. Например, было в истории нашего города такое: «В 1834–1849 годах сведения об атмосферном давлении, температуре воздуха, скорости ветра, о времени замерзания и вскрытия рек фиксировал г[осподин] Боссе – аптекарь». Сохранился даже журнал с этими его записями, но вот где была аптека Боссе, мы точно вряд ли определим. Тем не менее о самом Боссе кое-что узнать можно. В книгах уфимской Спасской церкви за 1845 год отмечен «уфимской вольной [т.е. частной. – А. Ч.] аптеки провизор, коллежский секретарь Александр Фёдорович Боссе, 43 года, лютеранского исповедания», его жена (урождённая Топорнина) и четверо детей – от трёх до одиннадцати лет. В общероссийском адрес-календаре за 1844 год Александр Фёдорович Боссе значится провизором Уфимского попечительного о бедных комитета. В 1879 г. лечебница комитета располагалась на улице Большой Казанской, чуть выше Спасской церкви. Вполне логично предположить, что там же она была и раньше. Так что аптека Боссе, скорее всего, была непосредственно в лечебнице.
Сведения о ранних уфимских аптеках – из позапрошлого века – мы можем почерпнуть из рекламных объявлений в адрес-календарях или из малодоступных канцелярских ведомостей по выдаче свидетельств (разрешений на торговлю). Вот несколько цитат из материалов по выдаче разрешений на право торговли (большое спасибо Татьяне Тарасовой за эти архивные данные!):
1865 г.: «Аптека в доме купца Нестерова на Базарной площади. Провизору Михайле Башкевич. Заведует сам с начала года. Продажа аптекарских медикаментов».
1869 г.: «Ревизору (провизору? – А. Ч.) младшему Михаилу Адольфовичу Башкевичу. При аптеке находится помощник аптекаря Александр Штехер».
1869 г.: «Сенатскому регистратору Богинскому. При аптеке находится арендатор Штехер».
1873 г.: «В доме крестьянина Полетаева аптека. Провизору Роберту Фёдоровичу Тепферу. При аптеке находится сам».
1873 г.: «На Почтовой улице аптека в доме Штехера. Провизору Генриху Михайловичу Штехеру. При аптеке находится сам».
Кроме того, в адрес-календаре на 1883 г. находим, что содержателями двух вольных (частных) аптек в Уфе были провизоры Генрих Михайлович Штехер в 59-м квартале у базара и Илья Семёнович Глюк в 61-м квартале – у полицейского управления на Большой Казанской. Как раз в 1883 г. И. С. Глюка сменил 47-летний аптекарский помощник Игнатий Карлович Янчевский. Кроме этих аптек, было ещё три: в 25-м квартале (неподалёку от Александровской церкви) и 35-м (земская – в районе нынешнего Дома офицеров), а также аптека в земской больнице.
К этим сведениям необходимо дать пояснения. Три брата – Александр, Генрих, Гилярий – в разные годы были владельцами аптеки на Базарной площади (до сноса в 1956 г. дом, где она когда-то была, числился по улице Ленина, 16, – на месте нынешней гостиницы «Агидель»), Генрих Михайлович, судя по вышеприведённой записи, открыл аптеку ещё и где-то на Почтовой (Пушкинской) улице (местоположение дома определить пока не удалось). Судя по всему, фамильное «аптекарство» Штехеров началось с провизора Михаила Башкевича, который в 1865-м или даже раньше открыл аптеку в соседнем со Штехерами доме, принадлежавшем купцу Василию Нестерову – отцу М. В. Нестерова. Дело в том, что по тогдашнему положению открыть аптеку (т.е. торговать лекарствами) позволялось исключительно людям с образованием – провизорам. Ну а настоящий хозяин (Михаил Штехер?), – как должно быть, в этом случае и было – давал на это деньги. Сыновья же его учились и постепенно сами возглавляли свои заведения. В 1869-м Башкевича сменил Богинский, в 1871-м (сведения из другого источника) – Роберт Тепфер, а уже на следующий год Александр Штехер сам возглавил заведение – он получил звание провизора (Тепфер перешёл в аптеку на Б. Казанскую улицу, в дом Полетаева – будущую Янчевского).
В адрес-календаре на 1897 г. помещена реклама аптечного магазина в доме Бобровой на углу Сенной и Александровской (ныне Коммунистическая, 39), принадлежащего жене провизора А. А. Суйковской. Аптекой, доставшейся Александре Александровне в наследство от покойного первого мужа Генриха Штехера, руководил её второй муж – провизор Иван Владимирович (он же Ян Антонович) Суйковский.
А вот многолетний коллега и конкурент Штехеров (аптекой в разное время владели три брата) И. К. Янчевский рекламировал свое заведение и в 1899-м. Кстати, дом Ахмаметьевых (рядом с фотографией О. Ф. Герман, ныне № 13 по улице Октябрьской революции), первый этаж которого Янчевский арендовал под аптеку, появился не раньше середины 1880-х гг. До этого времени его аптека, как я уже говорил, была на противоположной стороне улицы, чуть ниже пожарной части. Как раз в доме Кирилла Полетаева, в котором в 1873-м торговал лекарствами Роберт Тепфер.
В уфимском справочнике 1911 г. перечислены, наконец, все городские аптеки:
Аксаковская (Бухартовского В. Г. (брата уфимского полицмейстера Г. Г. Бухартовского)), Аксаковская, 46;
Ильинская (Генсты И. Ф.), Б. Ильинская, 44;
Ново-Центральная (Гердта И. Ф.), Центральная, 38;
Центральная (Дворжеца Л. Я.), Центральная, 16;
Буровой Б. М. с сыновьями, Большая Казанская, 11;
Губернского земства, Достоевского, 114;
Императорского человеколюбивого общества, Малая Казанская, 59.
Названия аптеки, как вы уже поняли, получали по улицам, на которых они находились, так что Центральная аптека Дворжеца никакой главной не была – просто ей повезло с названием улицы.
Аксаковская аптека в знаменитом доме Бухартовских работала под № 7 едва ли не до начала 60-х годов. Потом и вход в неё замуровали. Ильинская аптека провизора Иосифа Францевича Генсты при новой власти почему-то уже не функционировала, зато Ново-Центральная Иоганна Филипповича Гердта, в 1920-е получившая № 6, даже в середине прошлого века являлась одним из символов Уфы уходящей: она располагалась в старинном доме у кинотеатра «Родина». К ней мы ещё вернёмся.
Аптеки Лейбы Янкелевича Дворжеца на Центральной и Бурового на Большой Казанской продолжали дело двух заведений, существовавших ещё в 60-е годы XIX века – уже упомянутых Г. М. Штехера и И. К. Янчевского (население Уфы в середине позапрошлого века составляло 20 тысяч человек, а по циркуляру МВД от 8 июня 1864 г. каждые десять тысяч жителей губернского города должна была обслуживать одна аптека).
В «Обзоре Уфимской губернии за 1900 год» сообщается, что «в Уфе при Губернской земской больнице имелась хорошо устроенная аптека, аптека эта управлялась провизором [Михаилом Зотиковичем Шляпиным. В 1879-м провизором был Фёдор Семёнович Бутин. – Прим. А. Ч.] при двух аптекарских помощниках и одном ученике». Адрес больницы – Достоевская, 114. В 1925 г. по этому адресу находилась уже аптека № 1 (завед. Залесквер А. Л.). В телефонном справочнике 1951 г. указан другой её адрес – Достоевского, 132, но, как вы, должно быть, уже догадались, аптека, как и больница, осталась на месте – просто сменилась нумерация. Потом «номер первый» ненадолго исчезнет, чтобы вновь объявиться на той же улице (№ 160), но уже вне больницы.
В 1915 году на должность управляющего аптекой Императорского человеколюбивого общества был приглашён А. А. Черданцев (1871–1943). Осенью 1919 года Александр Черданцев был назначен заведующим фармацевтической частью губернского санитарного отдела, летом 1920 года он организовал несколько экспедиций по сбору лекарственных трав. Тогда же были изданы написанные им брошюры «Лекарственные растения Уфимской губернии» и «Спорынью нужно собирать». Помимо этого, Александр Алексеевич принял активное участие в возрождении Губернского музея, а с 1917-го стал председателем комитета Уфимского губернского музея. В 1922–1925 гг. он заведовал Уфимским художественным музеем (ныне Художественный музей им. М. В. Нестерова).
В первые годы советской власти эта аптека находилась всё там же – на улице Свердлова – название улицы сменилось. Позже сменился и номер на доме, но к этому времени аптеки там уже не было – она переехала на угол Сталина и Карла Маркса. Когда в 90-е дом «Черданцева» на Свердлова сносили, любители старины находили в его подвалах десятки аптечных склянок.
Наряду с аптеками в нашем городе в начале ХХ века работали и так называемые аптекарские магазины. Называть их аптеками не стоит, потому что торговали эти заведения по большей части средствами гигиены и парфюмерией (впрочем, в современных аптеках всё это тоже есть). Самым «многофункциональным» был аптекарский магазин всё того же Лейбы Дворжеца на углу Центральной и Большой Казанской (ныне Ленина, 20), в адрес-календаре на 1901 г. хозяину пришлось дать сразу два больших рекламных объявления с товарами своего заведения: в одном – парфюмерию (а также пряности, кофе и какао), очки и пенсне, а в другом – средства для чистки посуды и стирки. В первом – «прованское масло высшего качества (Ницца)», во втором – «вполне чистое высшего качества настоящее оливкое (оливковое) деревянное масло, ни малейшего запаха и копоти при горении». И то, и другое – оливковое масло, только в первом случае оно предназначено для еды и парфюмерных целей, а во втором, как многие уже поняли, – для лампад. Чуть позже наряду с очками и пенсне у Дворжеца появится ещё и фототехника.
Должно быть, именно в больших аптекарских магазинах первые автолюбители приобретали и бензин. Как он там оказался? Дело в том, что бензин (тогда это был исключительно продукт прямой перегонки нефти) использовался как… антисептик, впрочем, не слишком популярный, во всяком случае, мне не удалось найти ни одного рекламного объявления о наличии бензина в уфимских аптечных магазинах или аптеках начала ХХ века. Да уж, воистину аптека тех лет – склад!
Удивительно, но на месте бывшего заведения Дворжеца ещё лет пятьдесят назад функционировал советский магазин во многом с тем же ассортиментом – «Санитария и гигиена». Более того, одно время он именовался почти как у Дворжеца – «Магазин аптекарский центральный № 1 Башкирского отделения Главного аптечного управления».
Несколько загадочным остаётся пока аптекарский магазин М. И. Бындаря, т.к. в справочниках его нет, имеется только фотоснимок этого заведения. В конце 1914 г. «на углу Ильинской и Губернаторской улиц» уже функционировала аптека провизора Михаила Марковича Лебедева и Матвея Ивановича Бындаря. Иван Яковлевич Янсон, работавший в этой аптеке в 1913–14 гг., вспоминал, что когда Бындарь закрыл свой аптечный магазин, то на другой стороне улицы Губернаторской (там, где ныне Пенсионный фонд) открыл аптеку. Ну а его компаньон М. М. Лебедев (кстати, это родной брат известного художника Порфирия Лебедева) имел звание провизора и, согласно тогдашнему положению, имел право открывать аптеку.
После 1911-го прошло 14 лет. Закончилась гражданская война, остался в прошлом страшнейший голод. Страна восстанавливалась. Многое создавалось заново, но кое-что и получало право на дальнейшую жизнь. Аптеки города, хоть и понесли утраты, но в целом сохранили «численный состав» и даже его несколько расширили. Вот сведения из справочника «Вся Башкирия» на 1925 г. Под общим заголовком «Аптеки Башнаркомздрава с бесплатным отпуском лекарств» даётся полный список уфимских аптек, но уже без фамилий хозяев, а под номерами:
№ 1. Достоевская, 114. Завед. Залесквер А. Л.
№ 2. Октябрьской революции, 70. Завед. Янсон И. Я.
№ 3. Нижегородка, Большая (ныне Нехаева), 42. Завед. Шпиро.
№ 4. Зенцова (ныне Ленина), 73. Завед. Высоцкий П. Г.
№ 5. Мало-Казанская (ныне Свердлова), 59. Завед. Фридман Н. М.
№ 6. Зенцова (ныне Ленина), 38. Завед. Эйдинов Г. И.
№ 7. Угол Аксаковской и Е. Сазонова (ныне Коммунистическая). Завед. Воронов Л. Л. (Леонид? Львович)
Аптека РОКК Октябрьской революции, 11. Завед. Линд А. Э. (Для сведения: с 1883 г. и до самого 1917-го его отец, провизор Эдуард Павлович Линд, лютеранин, был аптекарем Златоустовской горнозаводской аптеки).
Магазин № 1 санитарии и гигиены Башмедторга. Угол улиц Октябрьской революции и Зенцова. Завед. Анцигин Г. Н.
Магазин № 2 санитарии и гигиены Башмедторга. Егора Сазонова (ныне Коммунистическая), 45. Завед. Каратаев И. К.
Оба магазина санитарии и гигиены были открыты в помещениях, которые до этого занимали аптекарские магазины Дворжеца. Пять из восьми советских аптек также стали преемницами дореволюционных, одна аптека исчезла, зато появились три новых: № 2 в конце улицы Октябрьской революции, № 3 в Нижегородке и № 4 в бывшем доме Василия Ильича Самоделкина (угол нынешних улиц Ленина и бульвара Ибрагимова).
Итак, в 1925 году в Уфе имелось семь «номерных» аптек Башнаркомздрава. Где же № 8? Вновь листаем справочник «Вся Башкирия». Оказывается, ларчик открывается просто: аптека № 8 – Иглино, № 9 – Давлеканово, № 10 – Стерлитамак, № 11 – Благовещенский завод, № 12 – Архангельский завод, № 13 – Николо-Берёзовка. По республике есть ещё семь аптек по линии Российского общества Красного креста (РОКК), номера их тоже в целом продолжают «линию» Башнаркомздрава, только в Серменёво номер какой-то несуразный – 84.
Сохранилась фотография, на которой, вероятнее всего, многие из названных выше «аптечных» товарищей из 1925 года присутствуют. Но, к сожалению, владелец фото подписал имена только четверых: Воронова Леонида Львовича (а), Усманова Борея Хайрулловича (председателя правления Башмедторга – б), Фудима А. М. (члена правления Башмедторга – в), Герзберга Юрия Ефимовича (д) и Янсона Ивана Яковлевича (е).
Признаюсь, для меня было открытием, что в 20-е годы легендарный Иван Яковлевич Янсон (1896–1985) заведовал 2-й аптекой (Октябрьской революции, 76). Ведь целых десять лет в детстве наблюдал я в окне эту вывеску: «Аптека № 2». Частенько заходил в неё. Просто так. Тем более что одно время там работала моя родственница…
Ещё в 1915 г. аптекарский ученик Янсон стал работать аптекарским учеником у И. Ф. Гердта на Центральной улице, 38 (ныне Ленина). Иван Яковлевич вспоминал, что поначалу ему доверяли только мыть аптечную посуду и расставлять её в шкафы. «Входя в аптеку, – рассказывал Янсон, – люди снимали головной убор и кланялись в пояс». Потом, улыбаясь, добавлял: «Правда-правда! Ведь над головой фармацевтов висел портрет царя». В том же 1915 г. И. Я. Янсон был мобилизован и отправлен рядовым на Северный фронт. После ранения его назначили аптечным фельдшером, а в апреле 1918 г. он стал руководить аптекой в составе Красной армии. 3 октября 1921 года в Воронеже И. Я. Янсон сдал экзамен на звание «аптекарский помощник». Вернувшись в Уфу, стал сначала ассистентом аптеки № 5, с октября 1924 года – управляющим аптекой № 2, а в 1928 г. – управляющим более крупной аптекой № 1. В годы Великой Отечественной войны Янсон руководил аптеками госпиталей № 2575 и № 5913 в Уфе. После демобилизации вернулся в аптеку № 1, в которой и проработал до ухода на пенсию в феврале 1972 г.
И. Я. Янсон создал гербарную коллекцию лекарственных растений, содержащую свыше 650 экземпляров. Он читал лекции, демонстрируя свои гербарии, писал статьи о растениях в газеты. К 1977 г. Иван Яковлевич подготовил к печати книгу «Классификация лекарственных растений по терапевтическому действию», изданную в двух томах. А аптека № 2 переехала на улицу Менделеева.
К 1951 году дело обстояло так: закрылись 4-я и 7-я аптеки, зато в зданиях дореволюционной постройки обосновались две новые – № 29 на углу Цюрупы и Октябрьской революции и № 100 на Аксакова, 84.
Знаменитая 29-я… Небольшой двухэтажный дом, в котором когда-то размещалась аптека Янчевского, отдали под детские ясли, а аптеку перевели в дом № 9 на той же улице: долгие годы, вплоть до конца НЭПа, здесь работала фотография И. К. Волкова. Но и на этом «приключения» её не окончились. В середине 50-х дом снесли, на его месте в 1957-м появился пятиэтажный красавец, первый этаж которого со стороны улицы Цюрупы заняла 29-я. Тогда, пожалуй, это была самая шикарная аптека города.
Позже появились и аптеки с двумя этажами, но почему-то о них забыли быстро. Сегодня номеров у аптек нет или про них никто и не вспоминает.