+25 °С
Облачно
Все новости
Юмор
19 Апреля , 13:01

№4.2021. Игорь Вайсман. Квазиписатель — это звучит гордо. Рассказы

Игорь Серафимович Вайсман родился в 1954 году. Окончил БашГУ. Проживает в Уфе. Член Российского Союза писателей. Пишет прозу, сатиру и публицистику.

Игорь Серафимович Вайсман родился в 1954 году. Окончил БашГУ. Проживает в Уфе. Член Российского Союза писателей. Пишет прозу, сатиру и публицистику. Публиковался в литературном журнале «Бельские просторы» (Уфа); еженедельнике «Истоки»; сатирическом журнале «Вилы» (Уфа); общественной электронной газете Республики Башкортостан; газете «Экономика и мы» и других изданиях. Рассказы печатались в различных антологиях современной прозы, изданных в Москве, Уфе и других городах Российской Федерации. Автор книг «Книговорот» (Саратов, 2016), «Постиндустриальная баллада» (Саратов, 2017), публицистического сборника «Может ли Россия стать флагманом всего человечества?» (Москва, 2017).

Соприкосновение миров
Серега Бурцев едва успел заскочить в отъезжающую маршрутку. Так, что ему чуть не прищемило ногу закрывающейся дверью. И тут же женщина, занимавшая одно из мест для детей и инвалидов, встала и подошла к водителю рассчитываться за проезд.
«Повезло», – подумал Серега, бухнувшись на освободившееся место, посмотрел на часы и достал смартфон.
– Никитос, ты как? – громко, с пылу с жару, гаркнул он в трубку. – Уже подъезжаешь? Молодец, брат! А я пробегал, дел навалилось, сам знаешь, только что сел в автобус. Если чуть опоздаю, ты займи этих парней разговорами. Их нельзя упускать, когда такой шанс еще будет? Усек? Ну давай, держи хвост пистолетом!
Сунув мобильник в карман, Серега, наконец, расслабился, блаженно закрыл глаза и разлегся на сиденье так, что своими ногами уперся в чьи-то ноги напротив. «Все будет в шоколаде! – сказал он самому себе. – Будет и у нас небо в алмазах!»
Сидевшая напротив девушка не стала делать замечание шумному парню, чувствующему себя хозяином в общественном транспорте, а лишь безропотно подобрала свои ноги. Это была на удивление редкостная красавица, но ее красоту не то чтобы портил, а как-то с ней не сочетался усталый, разочарованный взгляд.
Бурцев тем временем решил еще кому-то позвонить, сунул руку в карман, открыл глаза и тут увидел ту, кого заставил потесниться. В тот же миг он словно провалился в иное измерение. Напротив сидело существо из другого мира – девушка невообразимой красоты – и смотрело прямо ему в глаза.
Она так не подходила этому фыркающему, дребезжащему, разбитому ПАЗику, этому грязному полу, этим людям, что со скучающими пресными лицами ехали по своим будничным делам, радиоприемнику, орущему какую-то чушь, и ему самому, Сереге Бурцеву, со всеми его мыслями и занятиями. Как она вообще оказалась в этой колымаге, катящейся по асфальту на одном лишь честном слове?
Вспоминая потом об этом, Серега не смог представить черты ее лица, видно не до того было. Не смог припомнить и того, как она была одета. Казалось – в каком-то неземном облачении.
Бурцев застыл в одной позе, словно его целиком сковали гипсом, – с вытянутыми ногами, с рукой, полезшей за смартфоном во внутренний карман куртки, да так там и оставшейся, с приоткрытым от изумления ртом. Со стороны это, должно быть, выглядело нелепо. Тем не менее его мысли неслись своим чередом, подчиняясь только им известным правилам. Серега вдруг ощутил себя каким-то маленьким. Почему-то все, чем он жил до сих пор, чем ежедневно занимался, чему посвящал отпущенное Небесами время, к чему стремился, показалось ему пошлой суетой, мелкой, бездарной, бессмысленной. А Истина – вот она, перед ним, во всем блеске абсолютного совершенства.
Наверное, некрасиво и неудобно вот так ехать с незнакомой девушкой, сидящей напротив, в метре от тебя, вылупившись на нее, и молчать. Но, чтобы это осознать, следовало прийти в себя. А у Сереги не получилось.
Кажется, он проехал свою остановку, куда так стремился. Но до этого ли ему сейчас было?
А девушка приехала. Она встала, молча протянула водителю мелочь и вышла.
Водитель же оказался не слишком галантен. Он открыл дверь прямо перед грязной лужей, отчего красавице пришлось напрячься, чтобы не запачкать ног.
Преодолев препятствие, девушка оказалась в грубоватых объятиях поджидавшего ее небритого и несвежего кавалера в сильно истертых джинсах. Тот громко рыгнул и, запинаясь, произнес:
– Маришка, это ты правильно сделала, что приехала.
Кавалер подхватил ее под руку, скорее не затем, чтобы помочь, а чтоб самому не упасть. Странная пара направилась к ближайшему подъезду обшарпанной девятиэтажки.
ПАЗик поехал дальше, а над городом стали сгущаться сумерки. Их прочертила и сразу погасла падающая звездочка. Ее слишком яркий свет оказался непонятен и чужд этому блеклому миру. Оттого он и проглотил ее.
Квазиписатель – это звучит гордо
Мой знакомый доцент – исследователь тенденций развития культуры – написал трактат о том, что писатели в наше время вымирают, как динозавры. А их «свято» место занимают прото-, как бы, типа, вроде и квазиписатели. Они создают вдохновенные протороманы, как бы повести, типа рассказы, вроде эссе и квазистихи.
И все это неспроста, таково, говорит мой знакомый, веление времени. В качестве подтверждающего важного аргумента он приводит работу одного нейрофизиолога, который доказывает, что у современных людей выпрямляются извилины головного мозга. Поэтому литература должна соответствовать читателю: быть простой и понятной, без всякой набоковщины. Также и литературный герой должен быть обыкновенным, как все. Никому сейчас не нужны Гамлеты с Раскольниковыми. Ну какой Чацкий, в самом деле, когда народ не в состоянии в уме помножить два на три!
Скоро классику вообще перестанут издавать, она станет музейным экспонатом. А в школах литературу будут изучать по нашим произведениям. То-то ученики с учителями обрадуются!
Телевидение, между прочим, давно это веяние истории уловило – там все делается для широких народных масс. А умникам, этим сохранившимся тираннозаврам прямоходячим, заумные фильмы показывают глубокой ночью – не спи, мучайся, раз таким уродился!
Так что пора и писателям призадуматься. Век их закончился. Только они этого не понимают и прямо-таки с презрением называют нас графоманами. Я бы посоветовал спеси-то поубавить и задуматься о своем будущем.
А вот народ не обманешь, он исторические перемены нутром чует. Меня недавно в санатории один мужичок спрашивает:
– Вы кем будете-то?
– Я квазиписатель.
– Квазиписатель?! Ой, а я-то вас за бухгалтера принял… А можно автограф? У меня сын автографы всяких знаменитостей собирает. Вот радости-то будет! Ой, спасибо! А сфотографироваться с вами можно?