Все новости
Театр
9 Сентября , 12:02

№9.2022. Ляйсан Хисамутдинова. Актёрский портрет Салавата Юлдашбаева

Перевоплощение – самый сложный, самый таинственный, самый болезненный и одновременно радостный момент в работе артиста. Каждому актеру этот переходный момент дается по-разному. Но есть артисты, которые умеют перевоплощаться моментально, как, например, актер Национального молодежного театра Республики Башкортостан имени Мустая Карима Салават Юлдашбаев.

№9.2022. Ляйсан Хисамутдинова. Актёрский портрет Салавата Юлдашбаева
№9.2022. Ляйсан Хисамутдинова. Актёрский портрет Салавата Юлдашбаева

Ляйсан Хисамутдинова, студентка II курса отделения «Театроведение» Уфимского государственного института искусств имени Загира Исмагилова

 

«Перевоплощение – самый неуловимый этап в работе артиста, именно на этом этапе проявляется подсознательное в его творчестве».

Г. А. Товстоногов «Работа с актером»

 

Прозвенел третий звонок. Артист готовится выйти на сцену. Что он чувствует перед тем, как погрузиться в воображаемый мир? Он волнуется или, напротив, спокоен?.. Вот он выходит из своей гримёрной комнаты и по длинным коридорам направляется к сцене. Слышен запах кулис и затихающий гул зрительного зала. Волнение нарастает, но постепенно появляется чувство азарта, воодушевления, желание быстрее выйти на сцену. «Это хорошо», – наверняка думает артист в тот момент. Небольшая пауза, тишина, вот зазвучала музыка, и вместе с яркими лучами рампы его величество актёр отдается стихии игры, уходя в другой мир или параллельную вселенную. Он перевоплотился, и теперь актер уже не актер, а кто-то другой.

Перевоплощение – самый сложный, самый таинственный, самый болезненный и одновременно радостный момент в работе артиста. Каждому актеру этот переходный момент дается по-разному. Но есть артисты, которые умеют перевоплощаться моментально, как, например, актер Национального молодежного театра Республики Башкортостан имени Мустая Карима Салават Юлдашбаев. Он делает это настолько быстро, искусно, что иногда очень трудно узнать его в той или иной роли. Репертуар артиста впечатляет: от Комара в «Мухе-Цокотухе» Р. Ураксиной до Меркуцио в «Ромео и Джульетте» Шекспира, от Сильвы в «Старшем сыне» до Сципиона в «Калигуле» А. Камю, от Айболита К. Чуковского до Аксала в «Белом чуде» М. Карима. Он может свободно играть и комические роли, и драматические, а также трагические. Конечно, за той легкостью, с которой он создаёт эти роли, наверняка стоит тяжелая актерская работа, но мы этого не видим.

Салават Юлдашбаев – актёр утонченный, изысканный и грациозный. У него необычное, ярко выраженное восточное лицо: смуглая кожа, миндалевидные глаза, орлиный нос и черные, как смоль, волосы. Статный, высокий, но при этом на редкость пластичный, он легко управляет своим телом и может выполнять всевозможные технически сложные хореографические задачи. Его герои – одержимые, талантливые, подверженные всем человеческим страстям – всегда близки зрителю, потому что актёр любого своего персонажа наделяет особым человеческим теплом. Даже самого неприятного и безобразного героя он чудесным образом очеловечивает.

Например, в одной из последних премьер Молодежного театра, в спектакле «Легенда о Любви» Н. Хикмета он сыграл таинственного персонажа, которого автор назвал Неизвестным. Под гримом не так-то просто было узнать красавца Салавата Юлдашбаева. Его лицо вдруг покрылось буграми и стало шершавым. Бритая голова подчеркнула извилины черепа, что придало образу мистичность. До неузнаваемости изменился и голос – он как будто надорвался, утратил мелодичность и свежесть. Сутулая спина, старческая походка… И только глаза выдавали артиста.

Этими глазами он смотрит на погруженную в глубокую печаль Царицу Мехмене Бану (Рушанна Бабич), сестра которой по имени Ширин (Гульчачак Зарипова) серьёзно больна. Даже самые лучшие лекари не смогли помочь принцессе. И вот к ней пришёл одетый во всё чёрное Неизвестный в исполнении Салавата Юлдашбаева. Он уверен в могуществе и в колдовской силе исцеления Ширин. И впервые за много месяцев болезни появляется надежда. Лицо Мехмене Бану озаряется улыбкой. Она предлагает колдуну за исцеление любимой сестры полцарства, но Незнакомец с презрением отвергает их. На вопрос, что же хочет взамен на выздоровление, Незнакомец требует неслыханной платы: красоту Мехмене Бану. Потрясенная царица соглашается, после чего Незнакомец произносит заклинания. В одно мгновенье Ширин оживает и приподнимается с ложа, над которым недавно витала смерть, а Мехмене Бану внезапно стареет. Забрав молодость и красоту царицы, Незнакомец также таинственно исчезает, как и появился в начале. И только в конце мы увидим уже молодого Незнакомца, взбирающегося с толпой на гору. Но никто не узнает в нём старого колдуна.

В спектакле «Ромео и Джульетта» в постановке Ильнура Муллабаева Юлдашбаев сыграл одну из сложных ролей – трагического поэта Меркуцио, раздираемого неразрешимыми противоречиями. Этот молодой юноша, чьи речи остры и язвительны, взрывает будничную жизнь своим артистизмом.

Несмотря на то, что Шекспир пишет о трагической судьбе молодых влюбленных, которые стали жертвами вражды между двумя знатными родами Монтекки и Капулетти, ключевую роль в трагедии он отдает Меркуцио. Юноша приходится дальним родственником королевской семьи и лучшим другом Ромео. Он вспыльчив, горяч и ради друзей готов пожертвовать всем, даже своей жизнью. Именно Меркуцио уговаривает Ромео пойти на бал Капулетти, зная, что там будут девушки, которые отвлекут Ромео от мыслей о Розалинде.

Меркуцио Салавата Юлдашбаева буквально врывается на сцену – энергично, темпераментно, сосредоточивая всё зрительское внимание на себе. Контрастность и смелость внешнего рисунка Меркуцио-Юлдашбаева затмевает даже главного героя – Ромео. Актер очень подвижен и легок, почти невесом на сцене. Выразительный и точный в движениях, он способен к стремительной перемене настроений и жестов. Он всё время в движении, его тонкое тело как будто растворяется в танце. При этом изящно преподносит текст, чеканя слова. Вот он перепрыгивает через лежащего Ромео и садится на него, а через секунду Ромео опрокидывает Меркуцио и, заламывая ему ногу, начинает бить по спине ботинком. Освобожденный Меркуцио, прихрамывая, поднимается, выпрямляется, и вот уже все трое по-детски кружатся в танце. Такая игровая сцена нужна была режиссеру, чтобы оттенить следующую – инфернальную – и вызвать у зрителей определенные чувства.

Друзья засыпают. Меркуцио видит мистический сон. Его лицо искажается, а тело начинает медленно и непослушно биться в конвульсиях. Какая-то невидимая сила ведёт его по конструкции вверх: ноги слабеют, руки то тянутся к свету, то хватаются за сердце. Ему тяжело дышать, он задыхается и просыпается. Этот сон предзнаменует близкую смерть, которую Меркуцио, будучи художником, остро чувствует и предвидит.

Проникнув на бал к врагам, Меркуцио ведет себя свободно, он ищет приключений. Укротитель женских сердец, на праздничном маскараде соблазняет саму синьору Капулетти (Рушанна Бабич), танцуя с ней, в экстазе обнимает её тонкую талию своими руками в черных перчатках. Меркуцио – поэт и знаток женской красоты. Он нравится женщинам, его обожают друзья, он – душа и веселье любой компании. Чем радостнее и красивее Меркуцио, тем печальнее с ним расставаться. Но именно Меркуцио чувствует музыку, не случайно в начале второго акта он шпагой имитирует игру на скрипке. Он – музыкант. И кажется, что после его ухода трагедия вступает в свои права.

Вот смертельная схватка с Тибальтом в исполнении не менее темпераментного актера Рамзиля Сальманова, которая опять-таки начинается как игра. Стоит отметить прекрасный сценический бой в спектакле, поставленный Зульфаром Ахметовым. Меркуцио с Тибальтом дерутся на шпагах сначала на авансцене, затем в поединке поднимаются по конструкции, представляющую собой арочную систему – кто-то оказывается наверху, кто-то внизу. Стремительный ритм спектакля набирает обороты, напряжение нарастает, и схватка заканчивается смертельным ударом Тибальта. Меркуцио смеётся. Никто не подозревает, что скрывается за этим смехом. Салават Юлдашбаев садится на авансцене и смотрит на зрителей, а затем истошно кричит и удаляется из этого мира навсегда.

В спектакле по пьесе Нила Саймона «Глава вторая» в постановке народного артиста РБ Азата Надыргулова Салават Юлдашбаев играет роль легковесного и беззаботного Лео, брата главного героя Джорджа, находящегося в глубокой депрессии из-за смерти жены. Беспокоясь о здоровье брата и пытаясь познакомить его с девушкой, Лео в итоге сам оказывается в неразрешимой ситуации.

Действие происходит в 70-е годы прошлого столетия в Нью-Йорке. Тёплая атмосфера спектакля, блюзовое музыкальное сопровождение – всё погружает зрителя в некое расслабленное состояние влюблённости, в котором, кстати, находится герой Салавата Юлдашбаева. Если Джордж (Рамзиль Сальманов) боится любви, то Лео, напротив, жаждет этого чувства. Его тяготит привязанность к жене, к которой давно уж ничего не испытывает. Об этом он, не зная, как поступить, искренне раскрывается брату. Лео азартен, постоянно ищет новых приключений и связей, и, будучи творческим человеком (продюсером), ему необходимо вдохновение, которое он находит в лице Фей (Гульшат Гайсина). Их пылкий дуэт передаёт всю гамму чувств: от легкого флирта до огненной страсти. В этом спектакле Салават Юлдашбаев смог проявить весь свой темперамент и создать эмоциональный образ обольстителя.

В спектакле по рассказу Мустая Карима «Белое чудо» в постановке заслуженного деятеля искусств Республики Калмыкия и РФ Бориса Манджиева Салават Юлдашбаев играет роль лошади по имени Аксал, через историю которой просматривается судьба страны, судьба человека. История театра знает великолепные примеры постановок на темы коня и человека, как, например, спектакль-легенда Большого драматического театра 1975 года «Холстомер» Г. А. Товстоногова по повести Л. Н. Толстого «История лошади». Также стоит отметить трогательную повесть киргизского писателя Ч. Айтматова «Прощай, Гульсары!» с мощнейшей эпической составляющей, неоднократно ставящуюся на разных сценических площадках. Башкирская драматургия известна трагифарсом «Встань и вознесись, мой Тулпар!», который был поставлен в Башкирском академическом театре драмы имени М. Гафури в 1990-е годы. В спектакле Молодёжного театра также через историю лошади по имени Аксал зритель погружается в историю страны, в начало кровавого ХХ века.

Однажды маленький Мустай заболел краснухой. Тогда не было лекарств, и ребёнок долго мучился в горячей лихорадке. Мать постелила ему хике, лежа на котором, он тоскливо наблюдал за тем, что происходит за окном. Как-то, засыпая, он увидел сон, как сказочные девушки в национальных белых платьях и серебряных украшениях танцуют дивной красоты танец, который обрывается советскими лозунгами, сопровождающимися маршем красногвардейцев. Так начинается спектакль «Белое чудо», где уже в первой сцене обозначается главный конфликт: мечта и реальность, сны и действительность, душа поэта и исторические обстоятельства, с которыми придется столкнуться ему.

По радио объявляется новость о создании колхоза в селах, что не пугает трудолюбивого соседа семейства маленького Мустая – Хатипьяна, который покупает лошадь и привозит её домой. Он не боится ни председателя, грозившего отобрать лошадь, ни колхоза, ни власть. Он честен и собирается пахать землю и работать.

И в один прекрасный день домой приводят белую, как пушистое облако, лошадь, которую в деревне встречают, как положено, с открытой душой и песнями. Коня называют Аксалом. Маленького Мустая (Рамзиль Сальманов) сажают на качели, стоящие в центре сцены, будто в седло лошади, и он вихрем проносится над головами людей. Но радость долго не длится, слезая с лошади, мальчик падает на землю и с обидой выкрикивает лозунги, услышанные по радио о том, что коня надо сдать в колхоз.

Салават Юлдашбаев играет лошадь, наделяя её человеческими качествами, то есть очеловечивает, оживляет конструкцию. Сначала в дымчатой атмосфере под рассеянный свет рампы показывается голова коня, сделанная самым простым способом – актер на одну руку накинул белую ткань. Затем появляется несложное деревянное устройство на колесиках – тело лошади. Сам артист одет в белую легкую одежду из хлопковой материи. Салават Юлдашбаев настолько точно передаёт все повадки животного, что забываешь про механическую конструкцию лошади и отдаёшься стихии игры. Вот лошадь робко подходит к мальчику, обнюхивает его и что-то фырчит, как будто проявляет радость и покорность. Испуганный громким ржанием коня, маленький Мустай пытается напугать его игрушечный саблей, словно защищая себя. Не сразу между ними завязывается дружба. Но Хатипьян настоятельно просит напуганного и одновременно восхищенного красотой лошади мальчика беречь Аксала, ведь в округе больше нет такого коня.

Наступило время работы на поле. Аксал оказывается не таким покладистым животным, как ожидали хозяева. Проявляя гордость, он отказывается тягать тяжёлый плуг, сопротивляется и, никуда не двигаясь, стоит на месте. Хозяин собрался было отхлыстать коня плетью, как Мустай встает на защиту лошади, умоляя не бить животное и обещая, что тот послушается мальчика. Мустай встает на колени и просит коня работать. Старшие только смеются над ним. Но тут происходит чудо. Лошадь слушается мальчика! Жеребец резко двигается с места, и вот уже работа идет полным ходом. С этих пор между Мустаем и Аксалом устанавливается крепкая дружба.

Во время свадьбы брата Муртазы приходит председатель (Нагим Нургаллин), который нагло садится за стол и говорит заученными фразами о важности создания колхоза, куда все собственники домашней живности должны отдать свою долю. В противном случае несогласные будут обвинены в кулачестве. Произнося эти слова, председатель в истерике грозит пистолетом.

После этой сцены Аксал наедине с Мустаем начинает разговаривать с ним на языке человека. Актёр сбрасывает деревянную конструкцию и подходит к мальчику. Он просит не сдавать его в колхоз, так как предчувствует, что с ним там случится беда. Он вдохновенно говорит, что мечтает скакать по полю, катать мальчика в седле, даже согласен пахать землю. По-детски озорно играя и ластясь, Аксал Салавата Юлдашбаева скачет вокруг удивленного мальчика. Разговор с Аксалом – это разговор Мустая с самим собой, с совестью, с самым светлым, что в нём есть.

Но трагедия неизбежна. Аксала забирают в колхоз, перекрашивают в красный цвет, мучают и избивают до смерти. Салават Юлдашбаев великолепно передаёт пронизывающую боль лошади: и душевную тоску, и физические страдания. Актёр изобретает характерные стоны и завывания для своей лошади, которые как будто вырываются из его груди. Он всем телом опрокидывается на качели, символизирующие жизнь, за которую он пытается ухватиться. Качели взмывают вверх, и Аксал умирает. Мальчик, державший другой конец верёвки от качелей, кричит истошно, с болью.

Занавес закрывается. Гаснут огни, и актер молча покидает сцену. Ещё роль пульсирует в его сердце. В голове ещё звучат ноты страдания. Но вот черта, отделяющая сцену от действительности, за которой актер возвращается к себе. Он смотрит в зеркало, снимает грим. Выдыхает. Ведь завтра его ждёт новая роль, новое перевоплощение.

 

 

Автор:
Читайте нас в