+10 °С
Облачно
Все новости
Театр
19 Января , 15:41

№1.2022. Раиф Амиров. За ширмой демократии. О спектакле «Всему есть предел»

В 2021 году на сценах театров нашей республики с большим успехом прошли премьеры спектаклей по пьесам известного драматурга Наиля Гаитбаева.

№1.2022. Раиф Амиров. За ширмой демократии. О спектакле «Всему есть предел»
№1.2022. Раиф Амиров. За ширмой демократии. О спектакле «Всему есть предел»

Раиф Кадимович Амиров (родился 3 ноября 1941 года в деревне Начарово, Башкирская
АССР) – советский и российский педагог, писатель, драматург, литературный критик, учёный-литературовед. Доктор филологических наук (1986), профессор (1987). Член Союза писателей
СССР (1981). Заслуженный деятель науки РБ (1991)

В 2021 году на сценах театров нашей республики с большим успехом прошли премьеры спектаклей по пьесам известного драматурга Наиля Гаитбаева. Так, в Молодежном театре была поставлена комедия «День влюбленных», на сцене Сибайского театра – две драмы: «Беркут Урала» и «Что там за горой?», в Стерлитамаке – комедия «Как выйти замуж», на сцене Уфимского театра «Нур» –  драма «У свободы есть границы». О последней постановке и идет речь в рецензии известного критика, доктора филологических наук Раифа Кадимовича Амирова.

 

За ширмой демократии

Демократия – власть народа.

Охлократия – власть толпы.

 

Один из самых молодых творческих коллективов республики – Уфимский татарский государственный театр «Нур» подготовил к открытию своего тридцатого сезона знаковый спектакль.

Завязка драмы «У свободы есть границы» такова – в местной газете неожиданно для всех появился разгромный материал о передовом заводе и его авторитетном уважаемом горожанами директоре. Ему брошено обвинение в подавлении подчиненных, чуть ли не тиранстве по отношению к рабочему классу, присвоении средств за счет принятых на работу «мертвых душ». Анонимная статья сработала: решением трудового коллектива старый директор уволен и избран новый руководитель. Одним словом, вполне в духе перестроечных «свобод».

Впоследствии окажется, все это было придумано, подтасовано, «организовано». Но обнаружится это лишь в финале спектакля.

Вообще-то массовому зрителю Н. Гаитбаев больше известен как комедиограф. Десятки его произведений постоянно идут на сценах театров Башкортостана, Татарстана и соседних регионов. Правда, комедии его весьма своеобразны. Одна хорошая знакомая (кстати, филолог по образованию) попросила на время почитать том с его комедиями и вернула через неделю. “Вроде уже не девушка на выданье, но, пока читала, наревелась вволю. Никакие это не комедии, а настоящие драмы, а то и трагедии людей, попавших в безвыходные жизненные ситуации”, – сказала она.

В своей новой пьесе Наиль Гаитбаев по-настоящему обратился к серьезной драме, где решил открыто поделиться своими раздумьями о жизни, которая наступила для всех нас после развала СССР. Чем она примечательна, эта новая жизнь? Что есть свобода, и вообще, есть ли она? Все ли позволено человеку? А если и да, каковы границы между свободой и вседозволенностью? И шире – что же случилось со страной и почему мы до сих пор не определимся, куда движемся, что за будущее строим?

Об этих и многих других вопросах настойчиво размышляют и предлагают подумать и нам автор вместе с режиссером Ильдаром Валиевым и артистами Уфимского татарского театра «Нур».

Так вот: грянувшая перестройка выдвинула на передний план массы самых разнообразных людей, не всегда лучших, но, увы, громких и нахрапистых. И ни приехавший на собрание министр, ни руководство города ничего не смогли сделать, чтобы защитить директора, вытащившего завод в число лучших предприятий страны. Как говорит в сердцах директор Салих (теперь уже «получивший пинка в одно место бывший»), «взяли, как бывает обычно, верх бездельники, лентяи, не раз наказанные за явку на работу с похмелья».

У зрителя еще будет возможность подумать, почему автор ставит Салиха в положение уволенного директора, т. е. свободного, вольного человека, пока же отметим, что спектакль строится как своеобразное следствие.

По законам сцены персонажи являются отражением происходящих за ее пределами событий, о которых зрителю становится известно лишь с их слов.  Персонажи отражают связи, конфликты, взаимоотношения, порожденные действительностью тех лет.

«Почему и благодаря кому увидела свет эта статья, сдетонировавшая таким образом, и – шире – в силу каких причин случилось подобное и со страной?» Поиск ответа на эти вопросы и становится основой спектакля-расследования.

Логика событий выдвигает на первый план двух героев – директора завода Салиха и Хакиму – предпринимателя.

Они-то и определяют, объясняют многое в поступках других персонажей. Подобное драматургическое построение потребовало своеобразно смешанной стилистики. Так, для драматурга Н. Гаитбаева, предпочитающего в своих комедиях преимущественно лирико-юмористические интонации, новая проблематика и герой в данном случае потребовали публицистической стилевой манеры. Зритель с пониманием воспринимает публицистический пафос, вложенный в речи бывшего директора Салиха, логику его мыслей, отношение к истории страны. Зал, кажется, готов воспринять его монологи чуть ли не как рупор автора, даже его позиции. Да, зритель в большинстве своем солидарен с этим героем. Поэтому представляется, что спектакль вызовет значительную ответную реакцию.

Нужен ли сегодня директор типа Салиха с его упорным делением людей, одни из которых (по его мнению) рождены быть руководителями, а другие – исполнителями? И всегда ли подкаблучник заранее обречен на поражение и как руководитель?

Но не забудем и известное выражение: «Бывают эпохи, когда публицистика врывается в литературу, распоряжается там, как у себя дома» (Г. В. Плеханов).

Так было в 1950-е годы, когда «деревенская проза» заставила общество и руководство страны повернуться лицом к разоренной обескровленной колхозной деревне.

Так было в 1970–80-е годы, когда в пику процветавшему сверху до низу кумовству, байству, системе приписок литература выдвинула «Человека со стороны» И. Дворецкого, «Премию» А. Гельмана, «Торможение на небесах» Р. Солнцева, «Тринадцатого председателя» А. Абдуллина.

Н. Гаитбаев, дав зрителю в своих комедиях возможность от души посмеяться над несуразицами современности, вскрыв и намекнув на стоящие за всем этим слезы и жизненные трагедии, сделал новым предметом исследования современность. Задался вопросом, почему же демократия, о которой трубили со всех микрофонов, разве что не из подключенного к розетке утюга, обернулась своей противоположностью.

Воплощением темных сил, рвущихся перехватить у народа инициативу управления, является Хакима. В исполнении народной артистки двух республик Резиды Фахруллиной эта героиня – представительница поколения разрушителей страны, стремится любыми способами стать ее новой хозяйкой. Она умна, дальновидна и энергична, особенно в сфере разрушения и приобретения. Пользуясь лозунгами времени, она четко выстраивает далеко идущие планы. Посадить во главе завода «нужного» человека, сместив честного, знающего дело директора – для этого нужно перевернуть смысл очевидных фактов. Салих печется об интересах дела – значит, «он бюрократ»; в упор не видит рядового человека, требует от каждого выполнения трудовых обязанностей – «зажимает народ»; в интересах дела по принятой советской традиции изыскивает средства для угощения разного рода проверяющих – «присваивает казенные деньги»; наказывает пьяниц, прогульщиков – «противник демократии».

Присмотримся, однако, какие инструменты используются «демократом» Хакимой в качестве прикрытия для захвата завода и как на них реагирует Салих.

1) Подкупив СМИ, Хакима использует их для создания ложного представления о заводе и его директоре.

2) Вместо народа – основной силы демократии – подобрана обманутая и подкупленная демагогическими речами Хакимы группа бездельников-горлопанов, не имеющая никакого права представлять народ.

3) Ради создания впечатления о единстве «народа» и власти привлечен административный ресурс – руководство министерства и города. Вся эта ложная партитура сыграна Хакимой вдохновенно, вплоть до последней ноты.

Так, Хакима формирует «демократическую оппозицию». Опираясь на нее и пользуясь благовидным предлогом, ставленники «демократическим способом» исключат из составленного списка кандидатов в директора изгнанного Салиха: он может быть избран снова и «испортит картинку».

Как-то в одном из интервью Н. Гаитбаев размышлял о том, что в художественном произведении, особенно драматическом, слова персонажа довольно редко соответствуют его характеру и поступкам. В самом деле, писатели довольно часто прибегают к этому приему. Но значительно чаще – и тут Н. Гаитбаев прав – этот прием используется для разоблачения в драматическом произведении, когда персонаж говорит одно, думает другое, а делает третье.

Такова жутковатая Хакима и в большом, и в малом. Услышав, как сын Рушан, обойдя все ее указания и наставления, бросил учебу, кинулся в бизнес, отверг ее хлопоты, она вдруг начинает высокопарно рассуждать о необходимости идти защищать Родину – хотя до этого откупила его от призыва, при каждом случае поносила страну.

Шантажируя сына, угрожая отстранить от кошелька, она обещает под стражей отправить его на службу. И в общении с отрекшимся от директорства мужем она мгновенно переходит от угрозы к ласке, хитрости. И, уводя Бахти как несмышленого малыша за руку к его любимому пирогу с курицей, она наверняка замыслит новое, «демократическое блюдо», чтобы разрушить страну до основания под очередным политически подходящим к случаю лозунгом.

Отвергая каждый из этих трех пунктов аферы Хакимы, Салих открыто осуждает их как нарушение принципов демократии. Неоднократное повторение им слова демократия с интонациями насмешки, осуждения, отрицания являются, таким образом, еще одной формой привлечения внимания зрителя к сути конфликта спектакля.

Можно сказать, что Салих дает открытый урок – мастер-класс, показывая зрителю, как за ширмой демократии происходит разрушение успешно работавшего завода, а с ним и великой страны. С нарастающей горечью он называет «демократией» каждую акцию, продуманно проводимую Хакимой с целью захвата ее богатств. Не отказывая Хакиме и ей подобным в умении, изворотливости, автор демонстрирует страшную силу инстинкта приобретения, воплощенную в них.

Хакима одна, но сколько напора, энергии воплощено в ней! По рисунку она невольно напоминает Вассу Железнову из одноименной драмы Максима Горького, которой во имя наследства не жалко отравить мужа, пожертвовать сыном, расстаться с невестой…

Дав ироничную оценку аферам, Салих намеренно не называет по имени ни Хакиму, ни хорошо известных зрителю «прихватизаторов», «создателей ваучеров», «устроителей аукционов», «офшорных зон». Ведь для него гораздо важнее не факт, не какое бы то ни было имя, а явление, стоящее за ними. Это только в начале 90-х годов иные пытались обвинить во всех бедах страны Чубайса.

«Не называй по имени!» Nomina sut odioza! Так не названные по имени и предстают в оценке Салиха как обобщенное воплощение «голодных волков», ринувшихся уничтожать страну.

Не случайно, новых кандидатов на место директора, включенных в «демократический» список, Салих характеризует одним словом – «тряпки». Ему вновь и вновь больно не за свое кресло, а за страну, в которой заводами начнут руководить такие избранники.

Уже после премьеры спектакля пришлось познакомиться с рассуждениями Руслана Хасбулатова – активного государственного деятеля 90-х же годов. «Бывает в жизни так, – пишет он, – что человек не годится для первой роли, но может успешно работать на вторых ролях, успешно выполнять волю руководителя. Максимальным потолком в карьере Горбачева и Ельцина должен был стать именно такой статус – статус ведомых. Но судьба распорядилась иначе. Я воспринимаю их, – пишет далее Р. Хасбулатов, – как неудачников, оба они не были готовы к руководству. Это, по сути, случайные люди, которые выдвинулись в силу стечения обстоятельств». (“Литературная газета”, 17–23 ноября 2021 года, № 46).

По убеждению Салиха, люди с самого рождения делятся на руководителей (их 4–5 %) и исполнителей (а их до 95 %). В этом нет ничего обидного, «советского», как пытается представить слова Салиха начинающий бизнесмен Рушан. Ведь хороший человек – не профессия, а всего лишь то или иное качество личности, которого может и не быть. А из реплик Салиха по ходу спектакля можно даже составить перечень качеств, которые, на его взгляд, нужны человеку, чтобы стать директором, а именно:

 - получить достойное профессиональное образование. Это только гениям типа Билла Гейтса можно входить в бизнес безо всякого образования, а нашему директору, тем более в бизнес входящему, образование обязательно;

- он должен пройти все ступени производства – от простого рабочего хотя бы до уровня начальника цеха; тысячу раз обжечься, быть битым, но выстоять;

- набраться опыта, учиться у предшественников;

- обладать сильным характером, твердой волей;

- успеть распознавать человека, а если и доведется ругать, то не его самого, а за дурное отношение к делу;

- не бояться никого, а на приемах у начальства быть настойчивым до наглости;

- использовать в интересах дела любые способы и приемы, чтобы найти общий язык с являющимися на завод комиссиями, ревизиями. Не давать им делать никчемные замечания: потом они дороже скажутся на производстве.

В сущности, в этих рассыпанных по ходу спектакля репликах Салиха ничего сверхъестественного нет. Тем более странно, что как раз они-то кажутся из ряда вон выходящими в период жизни, когда не труд, а иные, в частности, качества – подсидка, клановость, лесть, угодничество, словоблудие берут верх.

Наверное, не может не вызвать недоумения зрителя, почему же прозорливый, опытный производственник, знаток людей Салих проглядел и не вычислил вовремя будущих разрушителей завода. Но, с другой стороны, не забудем, как и мы всей многомиллионной страной кинулись на ваучеры в надежде стать совладельцами тех же заводов и фабрик, колхозов и совхозов. А на языке «прихватизаторов» были те же слова – «демократия», «свобода», «гласность». И честный, порядочный, но и наивный Салих – один из таких же, как и мы, миллионов простодушных. Не случайно, видно, автор и режиссер вместе с исполнителем роли Салиха – народным артистом РБ Рушатом Мударисовым вновь и вновь ставят вопросы: что есть свобода? где та красная черта, перешагнув которую превращаешься в разрушителя?

Всегда ли правы те, кто кричит на митингах якобы от имени народа? Свободен ли человек, когда во время «демократических» выборов депутатов он продает свой голос за бутылку водки, за плитку чая или просроченное лекарство?

Судя по всему, Салиху с близкими по духовному настрою людьми еще предстоит долгая нелегкая борьба за возрождение трудовых, нравственных традиций при уважительном отношении к прошлому страны, да и к себе тоже. В острой схватке с теми, кто подобно таким, как Хакима, надевает личину демократа, свободолюбца, сохраняя при этом суть волка.

Финал открыт, ибо неясно, кто окажется в победителях и какое будущее нас ожидает. О том и спектакль.

Автор:Татьяна Семенюк
Читайте нас в