+17 °С
Облачно
Все новости
Синематограф
30 Октября 2019, 09:32

№10.2019. Юлия Ломова-Устюгова. А будет ли фейерверк? Зарисовки с фестиваля «Серебряный Акбузат – 2019»

Юлия Ломова-Устюгова Зарисовки с фестиваля «Серебряный Акбузат» 2019 г. «Серебряный Акбузат» 2019 года. Столько событий, встреч, имен… Мысли и чувства никак не придут в равновесие. Как же мне описать то, что происходило?.. Как собрались уфимцы на весёлый летний праздник в тёплый ветреный день у красной ковровой дорожки. И отлавливали на ней, здороваясь, фотографируясь, собирая автографы, кинематографистов. Своих, родных, башкирских кинематографистов: члена жюри Булата Юсупова, режиссёров-конкурсантов – Романа Пожидаева, Айнура Аскарова, Руслана Юлтыева, Динару Абдрашитову, сценариста Айдара Акманова, других.

Юлия Ломова-Устюгова
Зарисовки с фестиваля «Серебряный Акбузат» 2019 г.
«Серебряный Акбузат» 2019 года. Столько событий, встреч, имен… Мысли и чувства никак не придут в равновесие. Как же мне описать то, что происходило?..
Как собрались уфимцы на весёлый летний праздник в тёплый ветреный день у красной ковровой дорожки. И отлавливали на ней, здороваясь, фотографируясь, собирая автографы, кинематографистов. Своих, родных, башкирских кинематографистов: члена жюри Булата Юсупова, режиссёров-конкурсантов – Романа Пожидаева, Айнура Аскарова, Руслана Юлтыева, Динару Абдрашитову, сценариста Айдара Акманова, других. А также кинематографистов, приехавших в Уфу из разных краёв России – Северной Осетии, Хакасии, Чечни, Татарстана, Дагестана, Бурятии, Якутии... А также из самых разных стран кинематографистов. И стран бывшего СССР. И земель далёких – Австралии, Болгарии, Индии, Индонезии, Ирана, Испании, Китая, Мьянмы, Непала, Польши, Руанды, Турции, Франции, Южной Кореи.
А шли по дорожке той – красной, ковровой, волшебной, кинематографической – первый заместитель председателя Союза кинематографистов РФ Николай Бородачев, главред киностудии им. М. Горького Андрей Апостолов, директор «Татаркино» Миляуша Айтуганова, профессор Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения Галина Тихомирова, продюсеры Екатерина Бабалова, Байрам Байраммухамедов и многие, многие другие… Но, поскольку народ нынче образованный и твёрдо знает, что фильмы делают актёры, а не режиссёры-сценаристы-операторы-продюсеры, актёров ждала-звала душа зрительская. И актрису и сценариста Татьяну Бронзову. И участника жюри Игоря Петренко, такого красавца, что экран не передает. И приглашённого вести открытие фестиваля славного Даниила Спиваковского. И актёра и телеведущего известного Бориса Щербакова. И человека восточного, интеллигента истинного, председателя жюри нашего фестивального Сергея Каюмовича Шакурова. Всех их публика приветствовала да славила. Особливо же Селим-Агу, евнуха знаменитого гарема султанского Сулеймана Великолепного. Вернее, актёра Селима Байрактара, его сыгравшего. И тем сердца всех уфимских дам завоевавшего. Актёра, конечно, неотразимого, с глазами чёрными, разбойничьими. И, забегая вперёд, глубоко общественность поразившего на открытии фестиваля нашего песнею национальною да игрою на кубызе умелою… И только лишь Аскар Абдразаков прославленный, советник по культуре и искусству самого президента РБ Радия Хабирова, более незабываемые впечатления и волну братания в народе уфимском вызвал… А участника из Казахстана Тахира Умарова, на руках, любя, народ во дворец фестивальный внёс… А над знаменитостями-то да над публикой дрон белый маленький носился, аки трудолюбивая пчёлка от цветка к цветку.
И публика тоже подобралась всё знатная да весьма интересная на открытии. И, забегая вперёд, на закрытии. Мелькали в толпе той знакомые лица тех, кто снялся в свежих башкирских фильмах. А девочка из «Первой республики» так и арабеск балетный на перилах делала. И горожане простые фестиваль расценили как повод к самовыражению. Некоторые, как Альбина-апа знаменитая с подругой своей заветной, в национальных костюмах пришли. Некоторые оделись по-богемному. Особливо в память одна отроковица мне врезалась – в пышной алой пачке поверх джинсов-штанов, шапке смешной и с личиной разрисованной…
…Ой, нет! Не получается из меня певец-Баян!..
Лучше проще буду писать! Как пишется!
Словом, после вышеописанного приглашённые на открытие артисты-мимы из театра «De Bufo» – весьма органично и естественно смотрелись среди вдохновенно-творческой уфимской публики. А билет на открытие – я обрела уже в зале самым невероятным образом. Ибо зал (ГКЗ «Башкортостан») был оглушительно полон…
Как же его описать?.. Открытие…
Остроумное оформление открытия и сейчас перед глазами. По сути, для украшения фестиваля сняли целый фильм, своими сценами разбивавший номинации, конферанс, концертные номера. Где через историю героя пытавшегося поймать крылатого коня – от пещер каменного века до наших дней – разворачивалась история человечества, края и кинематографа. Плюс проводилась экскурсия по красивейшим природным местам. А в финале вечера герой входил в зал, и крылатый конь, которого он безуспешно пытался заарканить, оказывался обновлённым кубком кинофестиваля.
По очереди выступали участники жюри: член академии Российского телевидения Сергей Шанович, кинодраматург из Болгарии Мона Чобан, кинорежиссёр Гузель Киреева, режиссёр фильма «О чём говорят мужчины» Флюза Фархшатова… Зачитывали письмо от любимого всеми Никиты Михалкова… Выступали гости: член президиума Российской «Ники», кинорежиссёр Ходжакули Нарлиев, народная артистка СССР Мая-Гозель Аймедова из Туркменистана, известный кинокритик из Киргызстана Гульбара Толомушова, координатор фестиваля Дамир Юсупов. Выступали почти все, кроме невидимого пока в зале знаменитого польского кинорежиссёра Кшиштофа Занусси… У председателя жюри Сергея Шакурова по забывчивости на сцене зазвонил телефон. (Тема из сериала, получившего две премии BAFTA 1992). И он, оставив телефон, пошутил, что «всегда на связи». (Сидевшие рядом со мной зрители одобрили выбор музыки.) …Девочка Айгуль Ибрагимова пела хрустальным голосом. На сцене раздавали всем августовские яблоки. Ведущая вечера, актриса Римма Кагарманова, их грациозно пробовала. Выступало руководство, воплотившееся в основном в образах красивых женщин – министра культуры РБ Амины Шафиковой и исполняющей обязанности заместителя Премьер-министра Правительства РБ Ленары Ивановой... Конферанс гремел буквой «р» в слове «Башкортостан».
И всё это время возбуждённый энтузиазм так и искрил над зрителями, выплёскивался на сцену и откатывался обратно в зал. Может быть, оттого, что члены жюри и артисты – выходили из зала, проходили через зал и общались с залом. Может быть, простые горожане изначально были настроены на чудо, волшебство, которое сопровождает кино. И оттого как-то живо реагировали, комментировали.
Запомнился первый киновед Уфы Владимир Геннадьевич Жерехов, стоящий в зале с видом человека, впервые в жизни празднующего день рождения. И горящая над его головой зелёная надпись «Выход»… Общее оживление, многоцветие… Как в тумане… И на этом фоне – совершенно геометрический танец «Семь девушек» (Государственный академический ансамбль народного танца им. Ф. Гаскарова.) Такой древний и такой простой танец! Может быть, так сарматы ещё танцевали…
Лихорадка как на свадьбе, как в чаду. Как на свидании. Страстный роман Уфы с кинематографом. Кинотеатр «Родина». Все сеансы – бесплатно и по любви. Фильмы из Азии, Африки, Европы. Короткий метр, длинный, игровые, неигровые. Как подарки любимых любимым.
Вот, правда, публика уфимская – непредсказуемая, возлюбленная. На корейской трагикомедии при мне все хохотали оглушительно. Зря режиссёр Квон Сун Мо считает проблему застенчивых холостячек чисто корейской… А вот за день до того на том же фильме публика грустила…
Поскольку в этом году добавилась социальная программа и многие фильмы были посвящены проблемам инвалидов, несмотря на все остающиеся трудности передвижения по Уфе, зрители с ограниченными возможностями со всеми вместе выходили в свет…
Потом, на закрытии, и на итоговой пресс-конференции рассказывали, что на уже несколько раз бесплатно показанную «Из Уфы с любовью» народ просто ломился. Философская вещь, а понравилась. На очень душевную чеченскую короткометражку, по признанию одного из членов жюри, пришли, в принципе, все чеченцы Уфы. Даже максимально далёкие от кинематографа и искусства. На киргизских, узбекских, казахских показах, включая внеконкурсное и зрелищное «Казахское ханство», представляемое автором Рустемом Абдрашовым, – то же самое. (Автору картины вручат приз, но «За вклад в развитие национального кино».) Да, в общем-то, на всех фильмах в зале можно угнездиться только чудом. (Если не прийти, конечно, заранее.) Но перспектива сидеть на ступеньках или стоять весь сеанс – тоже никого не останавливает. Аншлаг полный. Пустоты случайны и в основном связаны с погодой. Когда в середине фестиваля «+ 27, солнце», резко ухнуло в «+ 14, ветер, ливень, штормовое предупреждение» – стало затруднительно перебегать между художественными и документальными показами…
И опять осколки какие-то, вспышки, стоп-кадры воспоминаний...
Зрители, жарко делящиеся впечатлениями и планами в «Родине». За столиками фойе, у зеркала на входе (там висела афиша), в буфете, на диванчиках. Вне зависимости от пола, возраста и предпочтений. Особенно много, в силу свободного времени, студентов, старшеклассников, пенсионеров. У всех одинаково горят глаза. Женщина на пенсии, в вечернем «look», негодует на родных, увёзших её на дачу и укравших два дня фестиваля.
Не всех, впрочем, интересует только кино. Огромный, толстый студент сидит над десятком-другим каких-то особенных круассанчиков и глотает их с таким видом и скоростью, будто вот сейчас на плечо положат ему большую, тяжёлую руку… В буфете таких круассанчиков нет. Есть только в отдельной комнатке для участников, а отнюдь не для студентов… Настоящий Гайдай!..
В этой комнатке с круассанами я немного разговорилась с петербуржским сокурсником философски-грустным Романом Пожидаевым и сценаристом самарского документального фильма Олегом Ракшиным (фильм снимала его жена и сокурсница Романа Галина Щерба). Олег рассказал всем совершенно потрясающую историю своей жизни, по которой он собирается поставить фильм. История превращения олигарха в нищего, а потом – в творческого человека, конечно, поражала воображение. Бальзак бы поседел от зависти.
А ещё до этого, также вспышкой, осколком… В фойе Зелёного зала, разговорились вдруг с участником из Москвы, режиссёром «Крови», Артёмом Темниковым. После вопроса о личном отношении к античности… На каком колесе кружит иногда жизнь человека, да ещё и творческого! Зачем? Чего добивается? А он – фехтовальщик, КМС, ещё и держит удар и ждёт, чем бой завершится… Да. Без кровавой, путеводной нити античности – нам никуда. Когда за плечами не только твоя, но и вообще ИСТОРИЯ, не только «Третьего», но и «Второго» и «Первого Рима» – начинаешь взвешенно к себе относиться… У Темникова очень светлые, едва темнее белков, металлического блеска круглые зрачки…
Динара Шарипова и Тахир Умаров, актёры «Девушки и моря», фотографируются в фойе, у плаката. Вообще, много было мест, где можно сфотографироваться на память о фестивале и участникам, и всем желающим…
К закрытию количество публики только увеличилось. И фантастически холодная к тому времени погода уже не охлаждала энтузиазм. Все спрашивали, что называется, «лишний билетик»…
Но перед закрытием была ещё экскурсия по городу для жюри и гостей. И итоговая пресс-конференция тех, кто героически экскурсией пожертвовал. Пресс-конференция в историческом для башкирского кино месте – Греческом зале театра Оперы и балета.
Ведь именно здесь, в тогда ещё «Аксаковском народном доме», сосланный основатель «Русской золотой серии» немец Пауль Эрнст Тиман впервые показал первый фильм, целиком снятый в Уфе… Да и в картине «Первая Республика» театр этот – сакральное место…
Здесь, впервые за фестиваль, за столом участников пресс-конференции между Арсеном Аракеляном, Баиром Дышеновым, Фаритом Габитовым, Рустемом Абдрашовым и другими выдающимися кинематографистами, я воочию узрела уважаемого Кшиштофа Занусси. Своим истинно польским лицом неуловимо похожего на моего польского дядюшку. Только – голос у него другой. Совершенно бархатный, отмечу, голос…
Пресс-конференция началась между тем небольшой заминкой, когда выяснилось, что зал для живого салонного музицирования ни в какую не хочет взаимодействовать с современными микрофонами. В итоге участники пришли к выводу, что надо говорить без микрофона, и дело пошло чётче…
Пока же все разбирались, чтобы журналисты не скучали, уважаемый Ходжакули Нарлиев рассказал одну историю – о Туркменистане, исламе и Кшиштофе Занусси. Историю, примерно, такую:
– Когда я пригласил дорогого Кшиштофа Занусси в Туркменистан на фестиваль, я спросил, что он хочет посетить или посмотреть в Туркменистане. И он сказал – ахалтекинцев, только ахалтекинцев. (Не знаю, как остальные присутствующие, а я в это мгновение ощутила полную солидарность с польским кинорежиссёром.) И сколько мы там были – каждую свободную секунду он пропадал на конезаводе. Настолько, что ему решили одного такого ахалтекинца – подарить. Но тут вдруг выяснилось, что ахалтекинцев можно дарить только гражданам Туркменистана. Мы все вместе с Кшиштофом Занусси стали прорабатывать вопрос: может ли он получить двойное гражданство? Но тут вдруг выяснилось, что, для того чтобы иностранцу стать гражданином Туркменистана, надо принять ислам. И уважаемый Кшиштоф Занусси сказал, что это уже перебор. Даже ради ахалтекинца. И пришлось ахалтекинца оставить. (Глаза Занусси смеялись и прыгали.) Поэтому, когда знаменитого Кшиштофа Занусси пригласили в Башкирию, я предложил ему заранее потребовать бочку вашего самого знаменитого мёда. Очень большую. Польский кинорежиссёр, с невозмутимым лицом и смеющимися глазами, подтвердил, что да, максимально большую…
Пока рассказывалась прелестная ахалтекинская история, за спиной аксакала туркменского кино великолепным зрительным рядом шли студентки хореографического училища. Осанка, стройность, длинные ноги, пачки. Они пробегали стайками по мраморной лестнице, косясь на происходящее оленьими глазами. И вызывая мучительное неудовольствие тем, что никто из великих деятелей искусства, сидящих к ним спиной, не видит этого сказочного зрелища под легендарный рассказ… Ведь какие сцены могли бы они создать, если… Хотя нет! Видят! Выражение бескорыстного восхищения трогает лицо казахского участника. И он задумчиво склоняет голову на руку.
Но не все так внимательны. Вот Станислав Ершов из Санкт-Петербурга, продюсер «Generation «П» и «Дома Солнца». Как все петербуржцы скромный, он, конечно, смущается фактом того, что надо сидеть в официальном президиуме. И в замешательстве делает то, что может сделать в замешательстве только петербуржец. Одевает пенсне. И преувеличенно внимательно читает программу. Это смотрится очень декоративно, хорошо и делает его оглушительно похожим на Константина Сергеевича Станиславского. Настоящий перформанс… Ещё несколько молодых пугливых балерин выглядывают из золотистых арок и снова прячутся. Августовское солнце запоздало, виновато и взволнованно заливает переливчатый мрамор зала. Настоящий импрессионизм, и мы все – в картине… Как странно, не могу ничего слышать, что говорят. Отключили звук. Слышу – как говорят. Как склоняют голову. Как рассыпаются кудри в раковине-бутоне цветного накинутого шарфа у Гульбары Толомушовой, киноведа из Киргизии… Вокруг ходит фотограф – лицо потрясающее. Даже не само лицо, а то, как оно приросло, будто к объективу. Когда убирает от лица фотоаппарат, ощущение, будто разжали створки раковины и обнажили беззащитного обитателя. На закрытии он, фотограф Рафаэль Сарваев, выйдет получать приз им. Гильвана Амирова «За лучшую операторскую работу» («Внеклассный урок»). Так что действительно – он одно целое сейчас с объективом… Серьёзный, чересчур серьёзный Булат Юсупов. Кажется, потому, что ставит себя невольно на место своего героя, находясь на месте событий своего фильма. Действительно, всё свежо в памяти, и трудно ещё отделить себя от фильма… Его жена Рушана Бабич сидит среди журналистов – какое интересное, характерное лицо! Совершенно другое теперь… Заболела спина, и я рефлекторно выпрямляю ногу. И так же рефлекторно выпрямляет её один из выступающих, не переставая улыбаться и любезно говорить. …Да, не всё так легко для великих, как кажется…
Пресс-конференция кончилась. Мы прощаемся. Фотографируемся, берём автографы… Впрочем, почему прощаемся? У Кшиштофа Занусси сегодня через несколько часов ещё и встреча-мастер-класс со всеми желающими. А сейчас у всех, кто вернулся с экскурсии, в театре встреча с правительством Республики.
…Про неописуемую встречу с режиссёром Кшиштофом Занусси в «Арт-квадрате» я всё-таки, наверно, лучше расскажу отдельно. А сейчас сразу перейду к закрытию.
…Погода стремительно портилась, но количество потенциальных зрителей только росло вдоль красной дорожки. И они, и тучи словно соревновались в скоростном сборе… Особенно запомнилась храбрость известной актрисы, ведущей закрытие, Анастасии Макеевой, неторопливо идущей в совершенно открытом вечернем платье. Под ледяными каплями… И худенький-худенький маленький мальчик в тюбетейке, созерцавший прощальную дорожку фестиваля с таким неизбывно-печальным видом, словно завершение фестивальных дней стало его личной драмой.
В фойе другие мальчики, постарше, лихо жонглировали саблями. Актёр Александр Головин с ещё более невозможным, удивительным лицом, чем на киноэкране, давал интервью. И Шайзада Бабич собственной персоной с лёгкой улыбкой созерцал всю эту картину. Вернее, конечно же, актёр Ильгиз Тагиров… Послав внутренне залп утомлённого сочувствия Кшиштофу Зануссси, жюри, гостям и организаторам, я уже на негнущихся ногах доползла до красивого и совершенно пустого зала. И первое, что увидела там, – одну-единственную зрительницу в шлёпанцах поверх гипса. Очень важно поучающую волонтёров фестиваля относительно того, какие новшества следует внести в его организацию. В то время, как они очень тактично умоляли её сесть на балкон, так как все места уже распределены вчистую...
О волонтёрах – отдельное слово. Красивые и предупредительные, с искрой энтузиазма в глазах юноши и девушки. Как молодого, так и преклонного возраста. И, так как предпочтение отдавалось ещё и по знанию языков, – поражающие максимальным разнообразием этнического происхождения. Настоящий Ноев ковчег племён и народов мира…
Но переполненный зал, где для меня, как для прессы, с трудом, но нашлось местечко, – гаснет. Публика вновь, в порыве уже ностальгии, задерживает дыхание. На сцену поочерёдно выходят члены жюри, артисты и те, кто организовал фестиваль: директор фестиваля Юнир Аминев, исполнительный директор Зухра Буракаева. И – как разрывы молний за стенами – объявление призов. В совершенно белом платье Каринэ Хабирова. Её специальный приз получает «Девушка и море», Казахстан. Исполнитель главной роли в фильме, актёр Тахир Умаров получил также спецприз Министерства семьи и труда РБ и приз «За воплощение мечты»… Приз имени Амира Абдразакова – феерический «Султан Агунг», Индонезия… Концертные номера… Впервые услышанная мною старинная и очень интересная по мелодии песня «Молодис» времён «грозы двенадцатого года». Очень задорная и так же исполненная… Приз за лучший игровой короткий метр социального кино – чеканный «Чай» из Узбекистана. За лучший социальный документальный фильм – приз картине «Я не хочу быть крестьянином», Франция (Бретань)… Мальчики жонглируют мечами уже на сцене. Появляется бочка знаменитого мёда, но маленькая, сувенирная… Приз за лучшую операторскую работу –Семён Аманатов, «Царь-птица». Весь фильм снимался на фотоаппарат, ко всеобщему изумлению… Приз за лучший сценарий – Артём Темников, «Кровь»… Действительно, удивительной для дебюта «Авроре», вернее Бекзату Перматову, – приз за лучшую режиссуру… За одним небольшим исключением, мнение моё целиком совпадает с мнением жюри… Какие же огромные, похожие на падающие звёзды глаза у Кристен Гайнет! Она (Башкортостан), получает приз за лучшую документальную этническую ленту… «Из Уфы с любовью» – лучший полнометражный фильм среди этнического кино. Небольшая пикировка между Айнуром Аскаровым (команда участников) и Сергеем Шакуровым (команда жюри). Великолепное тушé!.. Монументальная «Изгородь» с алтайских гор – первая среди этнических короткометражек… Сообщаю Роману Пожидаеву, что он выиграл спецприз Курултая, вместе с актрисой Нурией Ирсаевой и другим режиссёром, Русланом Юлтаевым, думая, что Романа нет в зале. Вскоре обнаруживаю его в фойе. Оказывается, он просто настолько застеснялся, что не смог выйти на сцену... Спецприз мэрии за операторскую работу – Сергей Ландо, документальный «Последний вальс»… Приз от художника Салавата Фидаи – «Кошачий полдень», Южная Корея…
И, наконец, главный приз! В голове пробежали три фильма, мои фавориты. Один из них и выигрывает Гран-при – «Надо мною солнце не садится». Он уже получил и первый приз в номинации «социальное кино» среди полнометражных картин. Очень интересный по форме подачи якутский фильм. Дебют режиссёра Любови Борисовой. Примечательно, что в главной роли не профессиональный актёр, а водитель в прошлой, долгой жизни.
…Больше – ничего не помню. Так как энтузиазм и радостное ощущение какого-то личного праздника и общей любви к кинематографу в зале и вокруг – уже зашкаливали… Как зашкаливал вокруг Конгресс-холла лихой дождь. От которого зрители долго не расходились. Шептались по углам. Улыбались куда-то мимо дождя: «А будет ли фейерверк?»
Ещё минута, одна минута праздника! Который кончился, но будет уже длиться всю жизнь. В воспоминаниях. Здесь. В «Терра Башкириа». В Уфе. В воспоминаниях. И сердцах… Дождь стучит как пульс…
Читайте нас в