-1 °С
Снег
Все новости
Публицистика
12 Ноября , 13:45

№11.2021. Павел Красильников. Польский музыкант Мустафа Калиновский и Башкирия

Среди музыкантов, чья деятельность связана с Башкирией, выделяется имя Мустафы Ризвановича Калиновского (1884–1965)

№11.2021. Павел Красильников. Польский музыкант Мустафа Калиновский и Башкирия

Павел Владимирович Красильников - пианист, студент-музыковед Уфимского государственного института искусств им. З. Исмагилова (науч. рук. - кандидат искусствоведения, профессор Карпова Е. К.), стипендиат Главы Республики Башкортостан, лауреат международных и всероссийских конкурсов, член правления Центра польской культуры и просвещения Республики Башкортостан, художественный руководитель ансамбля польской песни "Zielony Gaj" РБ.

Польский музыкант Мустафа Калиновский и Башкирия

Среди музыкантов, чья деятельность связана с Башкирией, выделяется имя Мустафы Ризвановича Калиновского (1884–1965). Оказавшись на Урале в начале 1910-х годов, он полвека профессионально трудился и сумел проявить себя в разных областях – как дирижёр, педагог, оркестровый исполнитель, а также руководитель государственных учреждений. При том, что современные историки признают вклад Калиновского в развитие музыкальной культуры региона, его деятельность до сих пор изучена недостаточно. Мало известно о творческой биографии музыканта. Мы постарались восполнить имеющиеся пробелы и прочертить основные контуры удивительной творческой судьбы Мустафы Ризвановича Калиновского.

Первая отдельная публикация о М. Р. Калиновском – это статья Л. П. Атановой, приуроченная к его 100-летнему юбилею и помещённая в газете «Советский Башкортостан»[1]. Известный краевед оценила Калиновского, как «одного из основоположников башкирской музыкальной культуры»[2]. В небольшом материале отмечены основные вехи его жизненного пути. Полтора десятилетия спустя (1999) к материалу Атановой обратилась уфимский архивист Ф. Г. Нугаева, обозначив фигуру польского музыканта в докладе на конференции, организованной Польским культурно-просветительским центром РБ[3].

Имя Калиновского упоминается в первом томе труда «История музыки народов СССР» (1970), в очерке «Музыкальная культура автономных республик РСФСР», а именно, в разделе по Башкирии, составленном Н. Ш. Губайдуллиным. Хотя польскому музыканту посвящён только один абзац, его деятельности впервые даётся историческая оценка. Автор даже представляет редкий фотоснимок 1920-х годов[4].

Не прошла бесследно педагогическая деятельность Мустафы Ризвановича. Краткая информация встречается в брошюре Р. Р. Ахмадиевой и Л. Н. Троицкой, посвящённой истории Уфимского училища искусств (колледжа)[5]. В Музее УУИ(к) имеется также рукопись очерка о духовом отделении (год и автор неизвестны), где, в частности, раскрывается работа Калиновского-педагога, приводятся имена его учеников[6].

Спустя много десятилетий, уже в XXI веке, имя Калиновского снова появляется в ряде трудов. Так, Э. А. Набиева и С. А. Халфин отмечают роль музыканта в становлении музыкально-культурного потенциала Башкирии[7]. Упоминание о нём как о видном общественном деятеле встречаем в статье Г. А. Коваленко «О консерватории, любительских кружках и Всебашкирском съезде работников искусств» в газете «Стерлитамакский рабочий»[8].

Михаил Калиновский родился в 1884 году в Ченстохове. Первые упоминания об этом городе на юге Польши появились в XI веке. Его по праву можно назвать главным католическим центром страны и местом паломничества. В Ченстохове находится древний монастырь Ясна Гура, где хранятся святыни, в первую очередь чудотворная икона Богородицы. Она стала символом национального единства, изображалась на знамёнах, объединявших польских повстанцев. В городе, где стремился побывать каждый поляк, патриотические идеи были особенно сильны. Можно предположить, что это оказало влияние на личность молодого Калиновского. Воспитывался Михаил в интеллигентной среде, его отец был учителем музыки, что определило выбор профессии.[9]

В 1902 году Калиновский стал студентом духового отделения Варшавской консерватории по классу тромбона. Консерватория на тот момент уже имела долгую историю существования и была одним из самых важных центров польской музыкальной культуры. Это время характеризуется подъёмом музыкальной жизни Варшавы. Если предшествующие десятилетия отличает изолированность польской культуры, неприятие всего нового, отсутствие филармонической деятельности, то теперь всё меняется[10]. Инициатором перемен стал директор Варшавской консерватории, профессор Сигизмунд Носковский. Возглавляя также столичное музыкальное общество, он добился открытия Варшавской филармонии (1901), создания филармонического оркестра. Ученики Носковского организовали объединение «Молодая Польша в музыке», ставшее точкой отсчёта подъёма польской музыки, выхода её на европейскую арену. Молодой Калиновский оказался в гуще событий. В первую очередь он принимал участие в работе оркестра филармонии.

Культурные процессы шли параллельно мощной волне социальной напряжённости, достигшей пика в 1905 году. На её гребне оказался молодой музыкант Калиновский. За участие в студенческих беспорядках он был исключён из консерватории. Наказание оказалось суровым – ссылка в Сибирь[11]. Михаил Калиновский навсегда покинул родину.

Каждые два года ссыльного переводили из одного места в другое. Сначала этапировали в Сибирь, затем на север Казахстана, после чего – на Южный Урал. Из личных документов мы узнаём места его работы: «музыкант железнодорожного оркестра» (Ново-Николаевск, ныне Новосибирск, 1905–1907 гг.), «дирижёр оркестра Всероссийского профсоюзного общества» (Красноярск, 1907–1909 гг.), «музыкант городского театра» (Томск, 1909–1911 гг.), «дирижёр оркестра Всероссийского профсоюзного общества» (Ачинск, Красноярский край, 1911–1913 гг.), «музыкант городского театра» (Петропавловск, Казахстан 1913–1914 гг.), «дирижёр железнодорожного оркестра при Союзе Рабис [Работников искусств]» (Челябинск, 1914–1920 гг.)[12].

Первая мировая война, потом революции (Февральская и Октябрьская) резко изменили его жизнь. Из ссыльного Калиновский превратился в полноправного российского гражданина. Очевидно, что польский музыкант с энтузиазмом воспринял общественные перемены. Так, в Челябинске (1919 г.) он вступает в Союз работников искусств и начинает активную просветительскую деятельность.

Неизвестно, когда именно Михаил Калиновский стал Мустафой Ризвановичем. Легенду, связанную с его судьбой, сообщила Л. П. Атанова[13]. Однажды молодой музыкант услышал о девушке, которую намеревались продать старому мулле в жёны. Эта история потрясла Михаила. Когда он увидел девушку, то влюбился в неё с первого взгляда и предложил сбежать вместе с ним. Но Магира (так звали попавшую в беду новую знакомую) сказала, что выйдет замуж только за мусульманина. В итоге Михаил решился принять новую веру. Калиновский пришёлся по душе и родственникам Магиры. Брат девушки Ризван его усыновил, и с тех пор ченстоховского поляка Михаила называли Мустафой Ризвановичем. Предположительно, это произошло в 1910-е годы.

В 1920 году из Челябинска Мустафа с женой переехал в столицу Малой Башкирии (автономная республика Башкурдистан, образованная в ходе национального движения, существовала с 1918 по 1922 год) – Стерлитамак. В эти годы начался процесс формирования национальной музыкальной культуры. Профессиональные способности польского музыканта высокого класса оказались общественно необходимыми, и он погрузился в небывалые заботы.

Важно участие Калиновского в работе Первого башкирского театра драмы на самых ранних этапах его становления. Интересно, что Национальный театр начал формироваться ещё в дореволюционный период. Считается, что благодаря В. Муртазину-Иманскому его открытие произошло в 1919 году. Как отмечает Т. Угрюмова, «музыке в спектаклях драматического театра… принадлежит важная роль, нередко спектакли приобретали характер концерта»[14]. Основу музыкального оформления при этом составлял башкирский фольклор.

Первым театральным композитором выступил Хабибулла Ибрагимов – музыкант, не имеющий систематического образования, но владеющий народной традицией. Рядом с ним оказался Калиновский, профессиональный опыт которого стал поддержкой для развития новой музыкальной области. Уже в первом сезоне музыканты работали над оформлением спектаклей совместно. В 1921 году состоялась премьера музыкальной комедии «Башмачки» Ибрагимова, ставшей классикой национальной музыкальной драматургии.

Отдельная страница – это собственная композиторская работа Калиновского с фольклором. Так, популярность приобрели обработки Калиновским башкирских народных песен для симфонического оркестра, о чём свидетельствуют историки, изучающие прессу 1920-х годов[15]. Упоминается также произведение его собственного сочинения – «Татарский марш»[16]. Неслучайно в «Большой советской энциклопедии» польский музыкант указывается как композитор, который творил совместно с первыми башкирскими авторами К. Рахимовым, С. Габяши, М. Валеевым[17].

Калиновский проявляет себя как симфонический дирижёр, руководитель (заведующий музыкальным отделом) и педагог в открытой Башкирским народным комиссариатом просвещения (Башнаркомпросом) и отделением Союза работников искусств (Рабис) в Стерлитамаке Народной консерватории[18]. Это первая попытка строительства высшей музыкально-образовательной ступени в Башкирии. С осени 1919 года учебное заведение начало свою работу. Время было наполнено идеей всеобщего музыкального образования. Стоит отметить, что учебный процесс и концертная работа велись параллельно и интенсивно. Хотя консерватория просуществовала недолго, лишь около трех лет, её создание можно считать интереснейшим опытом.

Кульминацией общественной деятельности Калиновского становится избрание его на пост заведующего Музыкальным отделом при Башнаркомпросе. Произошло это в Стерлитамаке в 1920 году[19]. Мустафа Ризванович включился в сложнейшую работу по становлению национальной культуры, участвуя в формировании музыкального образования и исполнительства.

После «Рижского договора о репатриации поляков» (февраль 1921 г.) музыкант получил надежду на возвращение на родину. Отказавшись от высоких должностей, Калиновский едет в Петропавловск (Казахстан, 1922), предположительно, для поиска и оформления документов. Не исключено, что препятствие для возвращения в Польшу могло возникнуть в связи с изменением личных данных (сменой имени и отчества). Живя три года в Казахстане, Калиновский продолжал усердно трудиться. Так, по предложению Союза работников искусства Мустафа Ризванович принял участие в выборах в комитет Общества духовых военных оркестров и выиграл эти выборы, став секретарём данной организации. Наряду с общественной и дирижёрской деятельностью он не оставлял преподавательскую, работал учителем музыки в Казачьем клубе.

После возвращения по приглашению Башнаркомпроса в Башкирию (1925) он оказывается в Уфе – новой столице преобразованной Большой Башкирии. Государственные посты в последующие годы Калиновский не занимал, однако активно участвовал в социальной жизни. Он избирается ответственным секретарём Всероссийского добровольного общества «Долой неграмотность», которое под патронажем государства занимается работой школ грамоты, выпуском журналов и газет. 1920-е годы в СССР – это время подъёма самодеятельности. Калиновский нашёл применение своих сил и в этой сфере. Он руководит духовыми оркестрами: при Доме Комсомола, Башкирского полка и др.

Более 30 лет польский музыкант посвятил Уфимскому музыкальному техникуму (ныне Уфимское училище искусств), где начал преподавать с 1933 года и проработал до конца своей жизни. В 1930-е годы училище искусств было центром профессионального музыкального образования. Вместе с польским музыкантом, которого уже тогда именовали «известным в Башкирии дирижёром», на Духовом отделении преподавали образованные деятели искусства, выпускники консерваторий[20]. Калиновский органично влился в педагогический коллектив, где пользовался большим авторитетом. Здесь важно отметить участие польского музыканта в укреплении музыкально-образовательной среды Башкирии.

Из сохранившихся материалов можно узнать об отношении Калиновского к своим воспитанникам: «Как педагог, он проявил исключительную заботу о учениках; помогал им устраиваться на работу для получения необходимой практики и с целью материальной поддержки»[21]. Благодаря архиву музея училища искусств до нашего времени дошла фотография, где Мустафа Ризванович дирижирует ученическим духовым оркестром.

Калиновский стал одним из первых оркестрантов открытого в 1938 году Башкирского государственного театра оперы и балета (БГТОиБ). Театр в ускоренном режиме осваивал русскую и зарубежную классику, ставил произведения башкирских авторов. Как опытный музыкант, Мустафа Ризванович составлял надежную опору театрального коллектива. Годы его работы пришлись на важный для театра период – время зарождения и интенсивного развития национального оперного и балетного искусства. Примечательно, что во всех культурных преобразованиях он принимал самое непосредственное участие.

В личном деле Калиновского (хранится в Архиве БГТОиБ) имеется характеристика, подписанная главным дирижёром театра Нариманом Сабитовым и главным режиссёром Анатолием Бакалейниковым (1957), где, в частности, читаем: «Калиновский М. Р. является универсальным музыкантом, владеющим почти всеми духовыми инструментами, что дало ему возможность явиться воспитателем и учителем целого ряда музыкантов нашего оркестра»[22]. Такая высокая оценка творческой деятельности от выдающегося композитора и дирижёра Наримана Сабитова дорогого стоит.

Мустафа Ризванович Калиновский продолжал свою профессиональную деятельность до последних дней, работал на благо музыкального искусства до своей кончины – до 81 года! Он брался за самую сложную работу, отдавал все силы музыкальной культуре. Его заслуги были отмечены Почётной грамотой Президиума Верховного Совета БАССР – за активную творческую деятельность (1943), медалью Президиума Верховного Совета СССР – за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны (1946) и почётной грамотой Комитета по делам искусств БАССР – за достижения в области искусства (1949)[23].

Вдали от родной Польши Михаил (Мустафа) Калиновский всесторонне раскрылся как профессиональный музыкант. Безусловно, он внёс значительный вклад в развитие башкирской музыкальной культуры, проявил себя как дирижёр, оркестрант, педагог и общественный деятель, как инициативный человек, настоящий интеллигент, который на протяжении многих десятилетий находился в центре культурных событий.

 

 

[1] Атанова Л. П. Память о нём останется в наших сердцах. Советский Башкортостан. – 1984.

[2] Там же.

[3] Нугаева Ф. Г. М. Р. Калиновский – музыкант, педагог, композитор. Памяти Шопена. Польская культура: культура и современность. К 150-й годовщине со дня смерти Ф. Шопена: материалы конференции, – Уфа, 1999, – C. 44–45.

 

[4] Губайдуллин Н. Ш. О Башкирии. История музыки народов СССР. Т. I. 1917–1932. – М., 1970. – С. 380–381.

[5] Троицкая Л. Н., Ахмадиева Р. Р., Уфимское училище искусств: 1922–1992. – Уфа: Китап, 1992, C 26.

[6]  Отдел духовых инструментов, музей Уфимского училища искусств. – Ф. № 540, Уфа, с. 1–7.

[7] Набиева Э. А., Халфин С. А., История культуры Башкортостана (Комплект научных и учебных материалов). Вып. 13. Формирование и становление музыкально-культурного потенциала Башкирии (2-я пол. ХIХ – нач. ХХ вв.). – Уфа: Уфимская гос. академия экономики и сервиса, 2010. – C. 85

[8] Коваленко Г. О консерватории, любительских кружках и Всебашкирском съезде работников искусств. Стерлитамакский рабочий. – 2014.

 

[9] Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Башкирского государственного театра оперы и балета. – Уфа, 1950. – Л. 1-3.

Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Уфимского училища искусств. – Уфа, 1947. – Л. 1–4.

[10] Троицкая Л. Н., Ахмадиева Р. Р., Уфимское училище искусств: 1922–1992, – Уфа: Китап, 1992. – С. 36.

[11] Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Башкирского государственного театра оперы и балета. – Уфа, 1950. – Л. 1-3.

Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Уфимского училища искусств. – Уфа, 1947. – Л. 1–4.

[12]  Там же.

[13] Атанова Л. П. Память о нём останется в наших сердцах. Советский Башкортостан. – 1984.

[14] Угрюмова Т. С. Музыка композиторов Республики Башкортостан к спектаклям драматического театра: учебное пособие по курсу истории башкирской музыки. – Уфа: РУМЦ Минкультуры РБ, 2020. – С. 3-4.

[15] Атанова Л. П. Память о нём останется в наших сердцах. Советский Башкортостан. – 1984. Гудимова С. А. Особенности музыкальной жизни Польши XIX века, Вестник культурологии, 2020, № 4, c. 30–48.

[16] Атанова Л. П. Память о нём останется в наших сердцах. Советский Башкортостан. – 1984.

[17] Губайдуллин Н. Ш. Башкирская автономная советская социалистическая республика, Музыка, Большая советская энциклопедия. – 3-е изд. – М., 1970. – Т. 3. – С. 65.

[18] Гудимова С. А. Особенности музыкальной жизни Польши XIX века. Вестник культурологии. – 2020. – № 4. – С. 30–48.

[19] Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Башкирского государственного театра оперы и балета. – Уфа, 1950. – Л. 1-3.

Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Уфимского училища искусств. – Уфа, 1947. – Л. 1–4.

[20] Троицкая Л. Н., Ахмадиева Р. Р., Уфимское училище искусств: 1922–1992. – Уфа: Китап, 1992. – С 26.

[21] Отдел духовых инструментов (рукопись). Музей Уфимского училища искусств. – Ф. № 540. – Уфа. – Л. 3.

[22] Характеристика на артиста оркестра Башкирского государственного театра оперы и балета (рукопись). Архив Башкирского государственного театра оперы и балета. – Уфа, 1957. – Л. 49.

[23] Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Башкирского государственного театра оперы и балета. – Уфа, 1950. – Л. 1-3.

Калиновский М. Р. Личный листок по учёту кадров (рукопись). Архив Уфимского училища искусств. – Уфа, 1947. – Л. 1–4.

Автор:Розалия Вахитова