Все новости
Проза
31 Января , 18:48

Наталья Голованова. Рыцарь и Др.

(сказка-триптих)

Изображение сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.0
Изображение сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.0

1

Молодой дракон отчаянно скучал. Охаживая хвостом кучу золота, собранного его предшественником, дракон от нечего делать читал «Справочник дракона». Почитав статью «Подвиг», в которой говорилось о необходимости совершить за свою жизнь хотя бы два подвига (украсть принцессу и победить рыцаря), дракон вздохнул и перевел взгляд на полку. Восемь шлемов. Восемь щитов. Восемь рыцарей, побежденных предшественником. Аккуратно поставив справочник между пятым и шестым шлемами, дракон выполз из пещеры, взмахнул крыльями и полетел навстречу подвигам.

На десятой минуте полета он заметил всадника. Закованный в латы одинокий рыцарь неторопливо двигался по пустынной дороге.

— Стой! — обрадованно закричал дракон, выйдя из штопора, как пробка.

— Зачем? — раздалось из-под забрала.

— Я имею честь на тебя напасть!

— То, что ты напасть, это понятно. А зачем?

— Так это… Подвиг желаю совершить.

— А зачем?

— Ну, заладил… Надо, значит. Защищайся, сэр рыцарь!

— Не буду!

Дракон задумался.

— Нет, ты все-таки защищайся. А то я ведь и пламенем дыхнуть могу.

— А ну дыхни!

Дракон дыхнул. Потом еще. И еще раз. Пламя почему-то не появлялось.

— Гы-гы, — сказал рыцарь. — Потренировался бы хоть сперва.

— Ах, ты еще и смеешься? Над кем смеешься?

— Не люблю риторических вопросов. Но если тебе так необходимо подтверждение — да, еще и смеюсь. Над тобой.

— Не надо мной, а подо мной, между прочим. А хорошо смеется только тот, кто смеется свысока. Потому что я ведь и хвостом могу!

Дракон махнул хвостом. Рыцарь покачался в седле и со звоном брякнулся на землю.

— Больно? — участливо спросил дракон.

— Больно.

— А не надо было смеяться.

— Ты бы подняться лучше помог, что ли. Да поаккуратней, чудище. Спасибо. А лошадь, кстати, где?

— А что, лошадь была?

— Была… чистокровная… Сколько я за нее отвалил…

Рыцарь застонал.

— Больно? — опять спросил дракон.

— Лошадь верни, — тихо, но зловеще предложил рыцарь.

 

В течение следующего часа дракон вылавливал лошадь, свысока поругивая ее последними словами. Лошадь замучила дракона зигзагообразной траекторией своего движения, не поддающейся никакой логике.

— Ну что, — спросил дракон, тяжело дыша, — куда теперь?

— К тебе.

— Зачем? — не понял дракон.

— Вызову тебя на бой.

— Да зачем?! — дракон был совершенно сбит с толку.

— Ну как… Мне ведь тоже подвиг совершить надо.

Рыцарь засунул руку под латы, порылся там и вытащил «Справочник рыцаря». Дракон разозлился:

— А я тебе что предлагал?

— Не, то, что ты предлагал, не по правилам. По правилам будет вот как.

Рыцарь послюнил металлический палец, полистал справочник и прочел:

«Правило совершения подвига. Рыцарь подъезжает к логову дракона, громким криком вызывает его на поединок, убивает, выручает принцессу и женится на ней».

— Принцесса есть?

— Принцессы нет.

— Тогда я пошел обратно.

— Эй, слышь. Погоди. Как тебя там? Сэр рыцарь. Может, пришлешь ко мне принцессу? Чтоб было потом кого выручать.

— Посмотрим, — сказал рыцарь, помахал дракону железной рукой и потрусил обратно.

 

«А ведь и правда логово, — грустно подумал дракон, оглядывая свое жилище. — Грязь, пыль, объедки. Лет двадцать, нет, побольше — лет двести — тут никто не убирался. Надо бы уборщицу нанять, да где ж ее возьмешь-то…»

 

У входа послышались шаги, и в пещеру заглянула девушка.

— Дракон здесь живет? — спросила она, щурясь в темноту.

— Опа! Вот кстати! — дракон даже подпрыгнул от радости. — Веник есть?

— Какой веник?

— Которым подметают. И еще надо бы пыль вытереть. И полы помыть. Убраться, в общем.

— Это ты кому предлагаешь? — возмутилась девушка. — Мне? Чистокровной принцессе?

— Ого! Да ты прям как лошадь — чистокровная. И сколько за тебя отвалят в случае чего? Ну ладно, ладно, это я шучу, — быстро добавил дракон, видя, что дамочка аж пятнами пошла. — А вот насчет убраться — не шучу. Я тебя кормить-поить буду? Буду. Так что давай убирайся. Или убирайся.

 

Проводив принцессу взглядом, дракон подумал, не наподдать ли ей хвостом для ускорения. Потом решил, что не стоит, взял лист бумаги и перо и написал следующее объявление:

«Молодой дракон ищет порядочную принцессу (можно без родословной) для уборки помещения с последующим трудоустройством в замок сэра рыцаря».

 

Через два дня дракон снова услышал шаги. Наконец-то, обрадовался он. Наконец-то в пещере будет чисто и ему перестанут сниться колонны уборщиц с ведрами и метлами, атакующих его жилище в надежде получить работу.

На пороге стоял сэр рыцарь.

— Слушай, — сказал дракон, — ты извини, но принцессу я выгнал. Хвостом даже хотел наподдать, но пожалел — девушка все-таки.

— Да я по другому вопросу. Объявление твое прочитал. Решил помочь в уборке помещения. Даже веник захватил.

— Молодец! — восхитился дракон. — А как же подвиг?

— Сперва подвиг трудовой, а потом уже ратный. Кстати, как насчет оплаты? А то у меня временные финансовые трудности.

— Сдельная. Возможны премиальные.

— Годится.

— Можно приступать?

— Валяй.

 

— А здесь ничего, уютно стало, — заметил дракон. — Молодец ты.

— Ну так.

— А знаешь, огнем дышать я все-таки научился.

— Тоже молодец.

— Да, а сражаться-то будем?

— Фу, глупости какие. У меня есть другое предложение.

 

На следующее утро жители окрестных деревень и городов могли прочитать объявление следующего содержания:

«Фирма «Рыцарь и Др.». Подвиги по заказу. Срочная уборка помещений. Перевозка грузов по воздуху, быстрота, гарантия. Разжигаем, тушим. Обращаться: южный склон горы Кучерявой, пещера номер пять, спросить Рыцаря или Др. Если никто не отзывается, значит дома никого нет».

 

2

Из дальнего угла пещеры, скрытого от рыцаря каменной ширмой, доносилось сердитое сопение. Оно сопровождалось клубами дыма и подрагиванием шипованного хвоста, кончик которого за ширмой не поместился.

Рыцарь виновато ковырял пол пещеры металлическим носком металлической же ноги, дожидаясь, когда дракон соизволит перестать сердиться или хотя бы сопеть, и обратит на него, рыцаря, внимание.

— Прекрати портить помещение, — наконец проворчал дракон, — навертел, понимаешь, проруби своей пешней. А ну быстро сделай как было.

Рыцарь облегченно вздохнул, послушно заровнял все двенадцать дырок и для надежности пропрыгал по ним зайчиком, издав при этом звук, отдаленно похожий на звяканье кастрюлек.

— Мне эта пещера, между прочим, почти в половину сокровищ влетела, — продолжал ворчать дракон. — За одни риэлторские услуги сколько отдал! А вот если бы кое-кто не шлялся неизвестно где, а занялся обменом, то этот кое-кто кое на чем мог бы неплохо заработать!

Рыцарь попытался втянуть голову в плечи, дабы изобразить крайнюю степень стыда, но голова не втягивалась — мешали доспехи. Тогда он снова начал потихоньку ковырять пол. Шлепок хвоста заставил его вздрогнуть и прекратить это увлекательное занятие.

— Я что сказал?

— У тебя глаза на хвосте, что ли? — рыцарь шмыгнул носом.

— Нет, интуиция, — в голосе дракона слышалось плохо скрытое самодовольство, и рыцарь понял: теперь можно.

— Зачем вообще надо было переезжать? — спросил рыцарь, притоптав последнюю дыру. — Старая пещера и уютнее была, и привычнее, и вход у этой ужас как высоко — пока доберешься, все латы проржавеют от пота.

— Как зачем?! — прогрохотал дракон. Голова его показалась над ширмой, и два огромных круглых глаза сердито заблестели в темноте. — Ты что говоришь? Уютнее! Не уютнее, а теснее. Там сколько залов у нас было? Три! А здесь? Тридцать три! А стоянка первобытного спелеолога? А наскальные граффити его же кисти? А ванна в виде естественного водоема? Да пещере этой цены нет!

Рыцарь хотел хмыкнуть, но передумал. Граффити в пятом и семнадцатом залах он рисовал собственноручно, стоянку спелеолога в тридцатом разбивал тоже он. Правда, пришлось помучиться, зато старый хозяин пещеры не поскупился и заплатил намного больше, чем они с драконом заработали за год совместной деятельности.

— Я жду, — напомнил дракон. — Ты, кажется, обещал дать вразумительное объяснение своему двухнедельному отсутствию.

— Ну… понимаешь… дело в том, что я встретил принцессу.

— Хххе. Ну и рыцари нынче пошли. Чего только не сочинят, чтобы не работать. Ты думаешь, я поверю, что ты две недели не мог от нее отбиться?

— Да я и не отбивался!

— Пробовал хоть?

— А надо было?

— А как же! Знаю я этих принцесс, от них иначе не отделаешься.

— Ты не понял. Она мне понравилась.

— Хм. Тогда, действительно, отбиваться сложнее.

— Слушай, дракон. Я и не собирался с ней драться!

— Да?

— Да. Я собираюсь на ней жениться.

Дракон заметно опечалился.

— Бросаешь меня, значит. Нет, я все понимаю. Людям это нужно для продолжения рода и вообще. А я-то пещеру выменял. Думал, нам хорошо тут вдвоем будет. Эх... Да ты не обращай на меня внимания.

Дракон махнул лапой и вздохнул.

— Не могу не обращать.

— Правда?

— Правда. Ты ж мне как брат. И еще — мне помощь нужна.

— Ладно. Помогу как брату. Что там у тебя?

— Можно мне привести принцессу сюда? Нет-нет, не навсегда. На часок примерно. Потом она уйдет.

— Уйдет? Это хорошо. А приходить ей обязательно?

— Видишь ли… Я ей сказал, что пленил одного дракона.

— Ха! Хотел бы я посмотреть на дурня, который сдался тебе в плен.

— Вообще-то… Я имел в виду тебя.

— Меня?!

Минут пять дракон пылал гневом и пыхал огнем.

— Наглец! — рявкнул он. — Наглец и враль бессовестный!

— Ага, — смиренно согласился рыцарь.

— Меня? В плен?!

— Подыграть старому другу трудно, да?

— Трудно!

— Ну пожалуйста, — заканючил рыцарь.

— Трудно, — уже менее уверенно сказал дракон.

Рыцарь молчал. Дракон еще немного побурчал: «наглец», «трудно, да-да, трудно» и «врать мы не приучены». Потом нехотя сказал:

— Только ради нашей дружбы.

— Спасибо! — обрадовался рыцарь и, громыхая, бросился к дракону — быстро, насколько позволяли латы.

— Ну-ну, — смутился дракон, — вовсе не обязательно колоть меня своими железяками. Подумаешь, пустяки какие. Если это все…

— Не все.

— Не все?

— Да. То есть нет. То есть да. А можно, я на тебя ошейник надену?

— Что?! Ошейник?! Наглец!

 

* * *

— Как тут мрачно, — поморщилась принцесса, заходя в пещеру.

— Не нравится? Никто и не держит, — раздался голос из-за ширмы.

— Это дракон? Невоспитанный какой. А поздороваться?

— Здрасьте, — буркнул дракон.

— Он воспитанный, — быстро сказал рыцарь. — И вообще, хороший очень.

— Разве драконы бывают хорошими? — удивилась принцесса. — А, я поняла. Это он при хозяине хороший. Эй, дракон! Скоро у тебя еще и хозяйка будет.

Дракон засопел.

— А чего он не выходит нас встречать? — спросила принцесса.

— Я выйду, — сказал дракон, — я ка-а-ак щас выйду!

— А он и не большой вовсе, — критически заявила потенциальная хозяйка, окинув взглядом дракона.

— Молодой еще, — извиняющимся тоном произнес рыцарь.

— И глупый, наверное.

— Кто глупый? Я — глупый?!

Дракон, позвякивая цепью, приделанной к ошейнику, добрался до кучи мешков, находящихся в противоположном углу пещеры, и стал в них рыться.

— А в мешках что — сокровища? — спросила принцесса.

— В некотором роде, — отозвался рыцарь. — Это мы переехали недавно, вещи разобрать не успели.

— Мы? — удивилась принцесса.

Рыцарь замялся, но тут раздался торжествующий голос дракона:

— Ага! Нашел!

Дракон извлек из мешка потрепанную книжицу и потряс ею над головой.

— И что это? — насмешливо спросила принцесса.

— Материалы конференции «О некоторых аспектах рыцарско-драконьих поединков в свете резолюции, вынесенной съездом глав присоединившихся королевств за круглым столом».

— К чему присоединившихся? К круглому столу? — изумленно спросила принцесса.

— Ну и кто из нас глупый? — ухмыльнулся дракон и стал листать «Материалы…».

— Вот, — наконец произнес он, выставил вперед одну лапу, закатил глаза и завыл:

Упал дракон на поле боя,

Сломали вороги крыло.

Ах, мой хороший, я с тобою,

Тебя не брошу все равно!

Минуты две все молчали. Потом дракон закрыл книжку, смахнул слезу и шмыгнул носом.

— Между прочим, третье место на поэтическом поединке, — гордо заявил он. — Почетная грамота и бронзовый коготь грифона.

— Как-то рифма «крыло — все равно» не очень…

— Да что б ты в рифмах понимала! И вообще — рифма не так важна! Важно содержание. Какой накал чувств! Какая экспрессия! Драконья трагедия, понимаешь! А она: «рифма»…

— Погоди, погоди… А сколько участников на этом поединке было?

— Сколько-сколько… Неважно. Ну, три.

— Все ясно. Поэтический вечер будем считать оконченным. Где тут у нас сокровища? Мне к свадьбе нужны серьги с бриллиантами, колье изумрудное и диадему, лучше берилловую.

— Сокровища — мои! — зарычал дракон, медленно приближаясь к принцессе. — Не позволю!

— Молчи, животное! Ты — пленник рыцаря, значит, сокровища его, а стало быть, и мои!

— Ах, пленник! А ну, рыцарь, скажи ей правду!

Принцесса и дракон уставились на рыцаря, первая — выжидающе, второй — гневно.

— Правду? Хорошо. Видишь ли, дорогая, я действительно не сражался с драконом.

— Ты меня обманул?!

— Нет, ну что ты. Скорее, ввел в заблуждение. Дракон сам согласился стать моим пленником. Без боя.

Тут дракон так и сел.

— Коварство, предательство, вот и верь после этого… — забормотал он.

— О, — сказала принцесса рыцарю, — ты еще больше вырос в моих глазах. Ты обладаешь такой силой, что чудовища сдаются в плен, едва тебя увидят. Но все равно. Мне нужны сокровища, а поэтому дракона придется убить.

— Убить?!

— Давай-давай, убивай, — грустно сказал дракон.

— Ну да. Убить. Заколоть. Отсечь голову, лапы, сломать крыло и принести мне драгоценности. А я с удовольствием посмотрю на поединок.

— Убивай давай. Устрой показательную бойню в честь дамы сердца.

— Ну же, — принцесса нетерпеливо топнула ногой.

— Я не буду этого делать, — сказал рыцарь. — Дракон только понарошку мой пленник, а по правде он мой друг.

 

— Может, надо было подарить ей какую-нибудь цацку на память? — сказал дракон, вытаскивая из мешков свою библиотеку.

— Нет, — твердо ответил рыцарь. — Обойдется. У нее и так их знаешь сколько.

— Странно, — сказал дракон, выныривая из очередного мешка. — Мне почему-то даже немного стыдно, что я не дал себя убить. И тебе пришлось-таки отбиваться от принцессы. А ведь семью хотел создать, ячейку, понимаешь, королевства. Благое дело.

— Не переживай. Все путем. Найду себе другую, не золотую, а простую. Или не найду. Какая разница?

Они помолчали.

— Знаешь, дракон. Если ты когда-нибудь познакомишься с симпатичной драконихой, я обещаю: сдамся тебе в плен без боя.

— Договорились. Только это не скоро будет. Лет через триста, не раньше.

— О, жалко. Значит, не гулять мне на вашей свадьбе.

— Не гулять, значит.

Они снова помолчали.

— Да, и еще… — сказал рыцарь. — Я перед тобой все-таки виноват. Не знаю, простишь ли.

— Все, забыли, — отмахнулся дракон.

— Я не о при… не об этом. Те наскальные граффити… Это я их рисовал.

— Молодец.

— Что?!

— Молодец, говорю. Талантище. Да знаю я, что ты. Поэтому и выменял именно эту пещеру: чтоб какой-нибудь эксперт-искусствовед подделку не обнаружил. Главное, не говорить об этом никому. Я ведь знаешь что придумал? Надо экскурсии по залам пещеры организовать. Так что завтра разрисуешь еще пару-тройку залов, а послезавтра займешься организацией досуга королевских вельмож. Ну все, все, не надо меня своими железяками колоть. Да-да, и я тебя тоже. И я тебе. Спокойной ночи.

 

3

— Предлагаю культурную программу на сегодняшний вечер, — сказал рыцарь, полируя стены пещеры пастой «Гей-я, гей-я, до-то-го!». — В город зоопарк приехал, давай сходим.

— Опять сбился, — дракон с досадой бросил в сокровищницу горсть золотых. — Теперь с начала придется начинать. Полдня работы сфинксу под хвост… Куда сходим?

— В зоопарк. На зверей разных диковинных поглядеть.

— Да я что, диковинных зверей не видел никогда? Ну кто, кто там может быть, в этом твоем зоопарке? Грифоны всякие, химеры, да?

— Не. Еще более диковинные. Верблюды, например. Они, знаешь ли, горбатые. Или вот крокодилы. Ползучие, зеленые, на тебя немного похожи. А еще близкие родственники жар-птицы — павлины. Хвосты у них красивые…

Дракон покосился на свой хвост и пробурчал:

— Хм. Павлины, говоришь…

 

— Это что, ярчайшие представители животно-преступного мира? — удивленно спросил дракон.

— Отчего же преступного? Просто животного, — ответил контролер в униформе, отрывая корешки билетов.

— А в клетках почему сидят?

— Потому что без клеток разбегутся. И потом — некоторые из них представляют собой угрозу для посетителей.

— Угрозу? — удивленно переспросил дракон. — Вы уверены?

— Не для вас, конечно, — поспешно сказал контролер.

— С каких это пор экспонаты разгуливают по территории зоопарка без намордников? — раздался сзади скрипучий голос. Дракон оглянулся и увидел косматого тролля, указывающего грязным толстым пальцем на него, дракона.

— Это кто здесь экспонат? — взревел дракон. — Сам ты экспонат! Кто тебя из клетки выпустил, урод?

— Пошли, пошли, — рыцарь потянул дракона за лапу, — нечего тут скандал устраивать, а то штраф придется платить.

— Уходим, — тут же согласился дракон, повернулся и крикнул троллю: — Сам дурак!

 

— Ого. Вот это хвост, — восхищенно сказал рыцарь. — Что я говорил? Нравится?

— Ну… да, симпатичный, — нехотя признался дракон. — А как ты думаешь, очень заметно будет, если я выдерну одно ма-а-аленькое перышко?

— Видишь, что написано? «Щипать павлина строго запрещается».

— А если нельзя, но очень хочется?

— Тогда — штраф десять золотых. Да ты не расстраивайся, читай дальше: «Павлин для ощипа находится в здании администрации зоопарка». Если очень хочется, можем зайти в здание администрации.

— Обойдусь, — буркнул дракон.

 

— Ты считаешь, что вот это похоже на меня? Вот это плоское неподвижное бревно — на меня, изящного, стремительного… гм… красавца?

— Не такой уж он медлительный.

Рыцарь просунул металлическую перчатку между прутьев клетки и поманил крокодила пальцем. Буквально через мгновение плоское бревно подскочило к решетке, попробовало перчатку на зуб, выплюнуло пожеванный металл вместе с зубом и, кровожадно облизнувшись, поглядело голодными глазами на шарахнувшуюся от клетки парочку.

— «Крокодила не кормить», — прочитал рыцарь. — «Ближайший крокодил для кормления находится в верховьях Нила».

— Почему-то про штраф ничего не написали, — заметил дракон.

— А с кого они брать-то его будут? С того, что останется от кормящего… вернее кормившего, много не возьмешь.

Оба посмотрели на останки металлической перчатки.

— Интересно, верховья Нила — это далеко? — спросил рыцарь.

— Ты что, ищешь, с кого бы взыскать материальный и моральный ущерб?

— Нет, это я так…

— Нил — он где-то в Африке, — неуверенно сказал дракон. — А ты в школе разве его не проходил?

— Не успел, — вздохнул рыцарь. — У меня всего-то образования — три класса с анфиладой.

— Анфилада длинная была?

— Ой длинная. И паркет скользкий. Сколько я тогда открытий головой совершил…

Дракон задумался было, восхищаться ему или пожалеть товарища, как вдруг внимание его привлек гогот возле клетки с горбатым конем.

— Ух ты, — сказал дракон. — Слушай, а вон тот горбатый — это кто?

— Кто? — рассеянно переспросил рыцарь, заметивший в толпе знакомую принцессу.

— Я сказал: горбатый, — пояснил дракон.

— Горбатый — это верблюд, — ответил рыцарь, медленно двигаясь в сторону принцессы. — Извини, я отлучусь ненадолго, ладно? Ты не скучай, я скоро.

— Умру от скуки, — хмыкнул дракон и направился к верблюду.

 

* * *

— Ну как принцесса? — спросил дракон, когда они с рыцарем возвращались в свою пещеру: рыцарь неторопливо ехал на своем породистом жеребце, а дракон медленно летел рядом.

— Да так же, — отмахнулся рыцарь. — Я с ней даже разговаривать не стал. Как увидел, что она с этим троллем кокетничает…

— Правильно, — заметил дракон. — Я хотел сказать: правильно, что не стал разговаривать. Представить страшно, если бы она не кокетничала с троллем. Тогда все по-новой — прощай, друг, на пару недель, потом игра в «давай поженимся», в «убей дракона», в расставание навеки и разбитое сердце…

— Ты это о чем? — невинным тоном спросил рыцарь.

— Да так. Альтернативное развитие событий. Для меня неприемлемое.

— Лучше расскажи, как тебе понравился верблюд.

— Понравился? Ты что, смеешься? Этот горбатый уродец, пустынное недоразумение, губошлеп недоразвитый… Кстати, ты можешь мне сказать одну вещь?

— Могу.

— Трудно ли научиться пускать ртом… э-э-э… или пастью… такие водяные фонтанчики?

— Не понял. Ты про что?

— Ну… трудно научиться плеваться?

— Легкотня. Раз плюнуть. Давай вот на этой полянке притормозим, и я тебе покажу…

 

Через час почти вся трава на поляне покрылась копотью. Рыцарь в изнеможении лежал на чудом сохранившемся зеленом островке, а конь пытался спихнуть его с этого островка, поскольку основательно проголодался.

— Я не понимаю, почему у меня не выходит, — чуть не плакал дракон. — Выходит только пламя, в лучшем случае — пар.

— Слетай набери воду из реки, — посоветовал рыцарь.

Дракон встрепенулся, полетел к реке и через минуту окатил задремавшего было рыцаря струей воды. Рыцарь тут же вскочил. Изо всех отверстий его металлических лат шел густой пар.

— Получилось! — радостно кричал дракон.

— Да ты рехнулся совсем! — заорал рыцарь. — Ты ж чуть было меня не сварил!

— Извини, — сказал дракон, — сейчас исправлюсь.

Он схватил уже не сопротивляющегося рыцаря и поволок к речке, куда и окунул вместе со всем обмундированием.

 

— А ты без лат намного меньше, — заметил дракон.

— А ты — когда молчишь, — огрызнулся рыцарь.

— У кого молчание — золото, а у меня золото — золото, — дракон хихикнул.

— Вот и сиди на своем золоте. А я хотел тебе кое-что предложить, но теперь лучше помолчу. Золотее буду.

— Эй-эй. Говори давай. Слышь?

 

На следующий день в зоопарке вновь появился дракон. Он, не обращая ни на кого внимания, быстро прошел к клетке с верблюдом. Приблизившись почти вплотную, дракон выпустил из пасти огромное количество пены, которая облепила горбатого с ног до головы. Дракон же церемонно раскланялся перед оторопевшими посетителями и не менее оторопевшими служителями, гордо вскинул голову и неспешно покинул территорию зоопарка. И, лишь отойдя на значительное расстояние, выплюнул на землю красный баллончик с надписью «огнетушитель пенный».

Событие это не осталось незамеченным.

Во-первых, администрация, бросившись за злоумышленником в погоню, попыталась содрать с дракона штраф, но дракон очень вежливо попросил показать табличку с правилом, которое он нарушил. Администрации пришлось вернуться к своим баранам и верблюдам несолоно хлебавши.

Во-вторых, вечером пещеру посетил все тот же тролль и с криком: «Борьба с огнем — дело всенародное» — попытался окатить дракона из огнетушителя. Когда выкинутый из пещеры тролль, катясь по склону, придавил собой процессию гномов (все, как один, с огнетушителями), дракон задумался. Оставив в пещере рыцаря, он опять полетел в зоопарк.

 

В зоопарке его встретили радушно, как старого знакомого, предложили чашку чая и поработать экспонатом, но дракон ответил, что он здесь не для этого. Предчувствия его не обманули. На клетке с верблюдом красовалось свежее объявление: «Поливать верблюда из огнетушителя категорически запрещается. Штраф 10 золотых. Ближайший объект для полива находится в тридцатитрехзальной пещере на Зеркальной горе».

 

— Нет, ну ты посмотри, — дракон, пылая гневом и пламенем, размахивал объявлением перед рыцарем, который чистил стены пещеры полировальной пастой. — Наглецы какие! Всех спускай вниз. Особенно тех, кто с баллонами.

— А ты куда?

— Куда, куда… Надо.

Дракон нырнул в сокровищницу, некоторое время оттуда слышалось бормотание.

— …Девяносто девять, сто, — сказал дракон, выныривая из сокровищницы. — Десяти штук мне, наверное, хватит.

— Десяти чего и для чего?

— Баллонов. Для верблюда, павлина, бревна этого зеленого и всей администрации!

— Погоди-ка. Ты что, огнетушители покупать собираешься? Зря. Сейчас сюда их бесплатно натащат. Ты стой в отдалении, а я буду у входа, с дубинкой. За вечер мы их знаешь сколько насобираем.

 

— Экий верблюд у них… активный, — заметил рыцарь, глядя на кучу огнетушителей, сваленных в углу пещеры. — Что, пойдешь завтра всех поливать?

— Поливать не пойду. Я вот думаю, может, мне их предложение принять, экспонатом поработать? Конечно, без клетки, намордника и ошейника. Я ведь вообще-то смирный. Идеальный экспонат. Как ты считаешь?

Из архива: март 2008 г.

Читайте нас в