+21 °С
Облачно
Все новости
Проза
3 Августа , 15:50

№8.2022. Лариса Хасанова. Уроки любви. Отрывки из книги «Женщина, которая всё сделала не так»

Лариса Владимировна Хасанова родилась в Перми. Окончила экономический факультет Пермского государственного университета. В двадцать три года открыла собственный бизнес. В тридцать один год выиграла конкурс для предпринимателей и прошла стажировку в Америке. Занималась более чем десятью видами деятельности.

№8.2022. Лариса Хасанова. Уроки любви. Отрывки из книги «Женщина, которая всё сделала не так»
№8.2022. Лариса Хасанова. Уроки любви. Отрывки из книги «Женщина, которая всё сделала не так»

Лариса Владимировна Хасанова родилась в Перми. Окончила экономический факультет Пермского государственного университета. В двадцать три года открыла собственный бизнес. В тридцать один год выиграла конкурс для предпринимателей и прошла стажировку в Америке. Выпускница Сколковской школы по программе «Практикум». Занималась более чем десятью видами деятельности, в т. ч. языковой центр, аудиторская, бухгалтерская, консалтинговая, оценочная, кадровая компании, риэлторская деятельность, детский образовательный центр по развитию интеллекта. Создатель женского бизнес-клуба «Я деловая». Встретила мужчину своей мечты в тридцать девять лет, а после сорока родила троих детей. Проживает в Уфе. В книге «Женщина, которая все сделала не так» (полная версия: https://ridero.ru/books/zhenshina_kotoraya_vse_sdelala_ne_tak/) Лариса Хасанова рассказывает, как перестать жить чужой жизнью, полюбить себя и прийти к своему счастью даже через ошибки.

Уроки любви

Отрывки из книги «Женщина, которая всё сделала не так»

С полной версией книги можно ознакомиться на ресурсе: https://ridero.ru/books/zhenshina_kotoraya_vse_sdelala_ne_tak/

 

Предисловие

 

В тридцать девять лет я скопила внушительный багаж проблем: депрессивное расстройство, бессонница, развалившийся брак, отказ от увлечений и хотелок, запрет на мечты о детях.

Груз был таким огромным, что почти меня задавил. Я не верила, что смогу его сбросить, но критическая точка парадоксально стала точкой отсчета.

Именно с тридцати девяти началась моя новая жизнь: я познакомилась с настоящей собой, а потом – с мужчиной моей мечты, хотя нисколько на это не надеялась. Я родила троих детей, хотя врачи давали минимальные шансы. Я стала засыпать без таблеток, а просыпаться в приятном предвкушении нового дня, а ведь прежде сон был мучением, утро не имело смысла.

Я прожила очень важный, переломный год с тридцати девяти до сорока, хотя меняюсь и набиваю шишки до сих пор. Но именно тогда, находясь в самом кошмарном своем состоянии, я стала задавать себе вопросы и искать на них ответы. Порой ответы оказывались неутешительными, но даже они однозначно лучше, чем полное неведение.

Ведь если бы я знала, что для семейного счастья недостаточно просто питать друг к другу какие-то чувства, я бы избежала заведомо неудачных отношений. Если бы я знала, что мои мечты и желания имеют значение, я бы не погрузилась в депрессию. Если бы знала, что нельзя принимать на веру чужие установки, нашла бы себя гораздо раньше. Если бы, если бы, если бы…

Но история сослагательного наклонения не знает. И я не знаю, как бы сложилась жизнь, задумайся я о самых простых вещах в двадцать или тридцать.

Зато я точно знаю: кардинально изменить жизнь можно в любой момент. Для этого не нужно чудо или особые условия. Стоит только притормозить, задуматься и признать ошибки, и моя счастливая история началась именно с этого.

 

 

Как можно не заметить депрессию

 

Я была в депрессии четыре года.

Это состояние никак не спутаешь с сезонной хандрой или накопившейся усталостью, но до поры до времени его можно не принимать всерьез. Особенно если все вокруг уверены, что твоя жизнь прекрасна и тебе не на что жаловаться.

Мне точно было не на что: я замужем за достойным человеком, молода, хорошо обеспечена, у меня свой бизнес. Хотя бы парочки этих пунктов может оказаться достаточно, чтобы чувствовать себя счастливой. А мне было плохо и каждый день становилось хуже. И, как в той байке про лягушку в кипятке, ситуация менялась достаточно медленно и даже в критический момент продолжала казаться нормальной. Просто сначала ты острее обычного переживаешь спор с кем-то из близких, а через полгода перестаешь спать из-за точно такого же спора.

Депрессия похожа на внутреннюю эпидемию: быстрое и массовое распространение, высокий уровень опасности вплоть до угрозы жизни. Если сначала меня беспокоили только неприятные мысли о браке, то со временем «тревожная инфекция» поразила все, от работы до внешности. А еще я стала переживать, что об этом переживаю. У меня замечательный муж, а я чувствую себя несчастной. Я молодая и симпатичная, но не хочу смотреться в зеркало. Что со мной не так? Одни дурные мысли порождали другие.

Мне не нравилось, как я живу и как выгляжу, мне ничего не хотелось. Я вообще забыла, как это – хотеть. Нет, одно желание у меня все-таки появилось. Я мечтала нормально поспать, поэтому принимала антидепрессанты. Но даже если ночь проходила сносно, утро начиналось со ставших уже привычными вопросов: зачем я проснулась и для чего живу?

Позже я узнала, что депрессия начинается тогда, когда человек живет не своей жизнью.

 

 

Плохая жизнь хорошей девочки

 

Я с детства привыкла оправдывать чужие ожидания, а не думать о том, чего хочу сама. Самым важным для меня было получить положительную обратную связь: чтобы учителя считали примером для одноклассников, чтобы мама с папой не расстраивались из-за неправильного поведения дочки, чтобы мужчина называл меня идеальной подругой, женой.

Казалось бы, а кому не хочется быть лучшей на свете? Нормальное желание, предельно простое и понятное. Проблема лишь в том, как я этого добивалась. Я достигала всеобщего одобрения за счет отказа от своих мечтаний, хотелок, удовольствий, ведь они могут идти вразрез с мечтаниями и хотелками других людей. Хорошая девочка обязана отлично учиться – нет проблем, правильная женщина должна быть замужней дамой – да-да, естественно. Я находила способы угодить всем и теряла себя.

Это вызывает смешанные чувства. С одной стороны, я могла собой гордиться. Например, учителя и воспитатели интересовались у моей мамы «как там Лариса?», даже когда я стала взрослой. Здорово же, что обо мне до сих пор доброжелательно отзываются, расспрашивают о моих успехах. Хорошая девочка получила то, что заказывала.

С другой стороны, мне всегда было больно. Я прикладывала усилия, чтобы не разочаровать и не огорчить. У меня получалось, я знала, что я молодец. И страдала, потому что воплощала в жизнь чужие установки.

Сейчас я не выношу слово «хороший», оно для меня бесцветное и безвкусное. Оно никак не характеризует человека, зато отчетливо показывает, как сильно кто-то старается отвечать требованиям. Как будто человек откликается на вакансию хорошей жены, дочери, матери и страшно нервничает, что по ту сторону его посчитают недостойным кандидатом и отклонят резюме. В роли отклоняющего может выступать кто угодно, от родителей, жен, мужей до социума в целом.

Призывы быть хорошей – почти всегда манипуляция, вне зависимости от того, кто говорит и о чем просит: «Будь хорошей девочкой, иди играй на скрипке» или «Ты же хорошая жена, слушайся мужа». Ведь какие удобные люди эти хорошие девочки. Они не доставляют окружающим никаких хлопот, создают для них эдакую дискомфорт-free зону: всем угодить, подстроиться под чьи-то планы, согласиться, даже если совсем не хочется, – примерно так они живут.

Так жила и я. Только в тридцать девять лет мне стало понятно, что желание быть для всех хорошей неизбежно заканчивается чем-то плохим.

 

 

«Жили они долго и счастливо»?

 

Первым шагом навстречу депрессии стало превращение хорошей девочки в хорошую жену.

До замужества я не считала себя абсолютно счастливой. Я реализовывалась в деле, которое мне нравилось, отлично зарабатывала, у меня были увлечения, которыми я наслаждалась. Для полного удовлетворения не хватало только мужа и детей.

Здесь общие установки частично совпадали с моими собственными. Я не думаю, что человек может быть счастлив без семьи. Не имеет значения, мужчина это или женщина, бедный или богатый, художник, бизнесмен или консультант в магазине косметики, – человек не может быть один.

Желание выйти замуж, родить ребенка было моим. А вот выбор я снова сделала не сама. Я считала необыкновенно важным сам факт бракосочетания, а о поиске подходящего партнера не задумывалась. Нет, я не готова была броситься на первого встречного с криком «Возьми меня в жены!», но смотрела на мужчин чужим взглядом. Глазами мамы, которая говорила, что самое главное, чтобы он был работящий, без вредных привычек и не изменял. Глазами подруг, которые твердили, что сильных мужчин не существует, так что планка не должна быть слишком высокой, иначе останешься старой девой.

Сергей был сильным, верным, привлекательным, не пил и не курил, неплохо зарабатывал. Когда он сделал мне предложение, я от восторга скакала до потолка. Ура, я выхожу замуж, и никакую планку опускать не пришлось! Стоило ли так радоваться, учитывая, что планку устанавливала не я?

Я засомневалась в том, насколько мы друг другу подходим, практически сразу после свадьбы. Я обожаю путешествовать, а Сергей был не рад, что медовый месяц мы проводим за границей. Пока мы ждали вылета из Франции в Тунис (рейс задерживался), он сто раз повторил: «Вот не сиделось тебе дома. Пообещай, что больше мы никуда не полетим».

Позже выяснилось, что у нас кардинально расходятся интересы, взгляды на мир и семейную жизнь. Меня вдохновляли новые проекты и занимал бизнес. Сергей считал, что женщине важнее вести быт. Я была всерьез увлечена баскетболом, тогда как муж считал это занятие антиженским. Мне страшно хотелось обсудить с ним вечером возможное открытие школы английского языка, а его гораздо больше занимали гастрономические темы – с чем подают медвежатину и в чем особая польза сибаса. Нас увлекали и воодушевляли разные вещи, мы никак не находили общего и, кажется, даже не старались искать.

Я допустила две ошибки, выходя замуж. Я не потрудилась узнать человека, с которым собиралась строить семью. Мне казалось, что для счастливой жизни достаточно иметь взаимную искреннюю симпатию, а возможные расхождения во взглядах и вкусах – разве это важно?

И еще я подменяла понятия. Сергей был старше и в моих глазах авторитетнее. «Ему лучше знать, какой должна быть женщина», – думала я и не видела разницы между уважением к желаниям партнера и слепым послушанием. При этом собственные желания я не уважала ни капли. И я не имею права никому предъявлять счет: я просто не пыталась бороться за то, чтобы остаться собой. Да я и не была собой – я старалась быть такой, какой меня представляют.

Я исправно варила борщи, хотя терпеть этого не могу. Перестала обсуждать с мужем свои задумки, потому что он не в восторге и от самих задумок, и от такого времяпрепровождения в целом. Со временем идеи угасали, я забросила свои мечтания, а мы с Сергеем почти перестали разговаривать. Не о чем. Вот баскетбол удалось отстоять, но все-таки я стала пропускать тренировки, чтобы не раздражать мужа.

Мне не приходило в голову сказать что-нибудь вроде: «Хочешь на обед стейк – закажи в ресторане». Я в принципе не считала это возможным – нормальные жены так не поступают.

И уж тем более я не считала возможным расстаться. Он выбрал меня, а я его. Мы женаты. Хорошие девочки не разрушают семью из-за своих прихотей. Вместо этого хорошие девочки перестают спать по ночам.

 

 

Помоги себе сам – попроси о помощи

 

Кто ходит к психологам, психотерапевтам? Люди, у которых в жизни что-то не так. А у меня отличный муж и процветающий бизнес, я езжу на дорогой машине и живу в хорошей квартире. Мне вон банкеты закатывают в честь дня рождения.

Есть такой анекдот. Когда одной женщине пересказали проблему Анны Карениной, она уверенно заявила:

– Корову бы ей. А лучше двух.

Пусть в шутке все преподнесено утрированно, но в реальности такая реакция на чьи-то метания не редкость. Окружающие смотрят на тебя и не могут понять, в чем проблема, потому что внешне все лучше, чем хорошо. Прекрасно. О такой жизни можно только мечтать.

Американская психоаналитическая ассоциация назвала девять причин, по которым люди с нервными расстройствами не идут к психологу. На первом и втором местах располагаются варианты «я взрослый человек и должен справиться самостоятельно» и «мои переживания недостаточно серьезны».

Я тоже так считала. Вокруг полный порядок, не в порядке только я. Значит, нужно исправляться, подстраиваться, смиряться. Все эти «бывает и хуже», «ты не в сказке живешь» и, самое главное, «ты должна» и «тебе нельзя» так крепко засели в голове, что я стала чувствовать себя ненормальной. Может, я и правда инфантильная дурочка, которая никак не может принять, что живет не в сказке? Или закоренелая эгоистка, которой важны только собственные желания? Или желания слишком велики и пора поумерить аппетиты?

Когда я начала делиться рассказами о депрессии в «Инстаграме», мне стало приходить множество сообщений от девчонок. В их комментариях и письмах я узнаю себя десятилетней давности. У меня были те же самые мысли: все беспросветно и бессмысленно, ничего не радует, ничто не приносит удовольствия. По утрам заставляю себя вставать с постели, а вечерами пью таблетки, чтобы уснуть.

Я терпеть не могу непрошеных советов и нравоучений, но всем девушкам, что мне пишут, я сразу рекомендую попросить помощи у врачей.

Во время депрессии у меня были попытки обратиться к психологу. Специалисты были разные, а результат один – ничего не менялось у меня внутри, ничего не менялось в моей жизни. Сейчас я понимаю, что не стоило прекращать поиски. С хорошим психологом я смогла бы вернуть сон, распознать свои проблемы, отказаться от антидепрессантов или вообще никогда о них не узнать. Кстати, позже так и вышло.

Но тогда я оставила идею с терапией. Вместо этого я отправилась к невропатологу. Четыре года я ходила к нему на прием как на работу. И столько же принимала антидепрессанты.

 

 

Ноль аргументов за

 

Сейчас свой первый брак я описываю так: из восьми лет я четыре года сомневалась, четыре года решалась на развод.

Впервые я всерьез задумалась о расставании после того, как два врача независимо друг от друга сказали:

– Твоя проблема решается просто. Тебе нужно развестись.

Вообще-то, психологи и невропатологи обычно не дают пациентам советы. Наверное, в моем случае все было слишком очевидно.

Помню, я тогда страшно возмутилась и мысленно принялась перечислять все причины против.

Во-первых, Сергей – замечательный. Всем мужьям муж: хорош собой, уравновешенный, зарабатывает. Не изменяет, не пьет, не бьет. В конце концов, любит меня. От таких не уходят.

Во-вторых, ну, предположим, я все-таки решусь. Как я найду мужчину со своими запросами? И буду ли ему нужна я? Разведусь и останусь одинокой навечно.

В-третьих, я выходила замуж навсегда. Все, точка.

В общем, я собрала полный пакет из страхов, комплексов и, опять-таки, навязанных установок. Мне были непонятны до смешного простые вещи.

Что между «нормальным мужиком» и моим идеальным мужчиной есть разница. Мы с Сергеем отличные ребята, только по отдельности. Ему бы другую жену, а мне другого мужа, и вместо одной несчастной семьи получилось бы две счастливые.

Что мои страхи не имеют под собой никакой основы. Если я не соответствовала представлениям бывшего мужа об идеальной жене, это вовсе не значит, что я – плохая. Я сама это додумала и бросилась рьяно доказывать обратное. Хотя требовалось от меня совсем другое: разобраться в себе и научиться вести диалог с партнером.

Наконец, что не каждому везет жениться или выйти замуж один раз и на всю жизнь. И если я совершила ошибку, ее нужно исправлять.

Но эти мысли я сформулировала значительно позже. Тогда единственными аргументами за развод были бессонные ночи и моя несчастность. Хотя весомыми они не считались.

Мне понадобилось несколько лет на то, чтобы понять: в моей жизни ничего не изменится, пока я не изменю себя. Я должна стать честной с собой, принять ответственность за происходящее в жизни исключительно на себя и наконец-то посмотреть страхам в лицо.

Меня пугала мысль о разводе с мужем. Я не хотела признаваться даже себе в том, что допустила кучу ошибок, поэтому все разваливается. Но также я понимала, что у меня нет выбора: если не начну иначе мыслить, то никогда не буду нормально спать, не откажусь от таблеток, и каждый маршрут будет составлен так, чтобы попасть в клинику.

 

 

Решить и решиться

 

Уверенность в решении я накапливала по чуть-чуть. Мне повезло, потому что я получила поддержку близких.

Вот странно, на похожие ситуации подруг, коллег, знакомых я реагировала совсем иначе. Например, приятельница жаловалась:

– Представляешь, он сказал, что на танцы я больше ходить не буду! Типа пустая трата денег и времени, а еще он ревнует. Так жалко бросать…

– Оно тебе надо? – задавала я свой любимый вопрос, имея в виду не танцы, конечно, а такое отношение мужчины.

Себе я ничего подобного не говорила.

Как пелось в старой песне: «Легко давать советы другим, но не себе». Да, в чужие проблемы не так вовлекаешься, даже если переживаешь за лучшую подругу. Да, со стороны легче оценивать, и сказать намного проще, чем сделать.

Но я всегда ценила свободу, а оказалась в тюрьме, куда пришла добровольно. И отказывалась уходить, хотя двери были открыты, решетки распилены.

Как-то раз я прилетела на тренинг в Москву и встретилась с подругой Светой. Мы не виделись давно и стали взахлеб обмениваться новостями. Понятно, что в девчачьей беседе не затронуть тему личной жизни невозможно. Я рассказала Свете о разваливающемся браке, поделилась переживаниями и сомнениями. Она меня внимательно выслушала, сделала глоток кофе и поинтересовалась:

– Оно тебе надо?

От этого вопроса, такого знакомого и простого, я будто раздвоилась. Одна Лариса, здравомыслящая, свободолюбивая, стремящаяся к счастью, смотрела на другую – сотканную из страхов и комплексов, не понимающую очевидных вещей.

Первая одержала верх. Пока я летела обратно домой, тысячу раз отрепетировала слова, которые скажу при встрече с Сергеем, и как их скажу…

На объявление о разводе почти все отреагировали не так, как я думала.

Мои родители, люди очень консервативные, я бы даже сказала, старой закалки, взяли и поддержали меня.

– Нет счастья – уходи, – сказала мама.

Я всегда знала, что мама и папа меня любят, но была готова оказаться совсем не «хорошей девочкой». Выяснилось, что иногда родителям все равно, насколько мы хороши, важнее, насколько мы счастливы.

Мои друзья хором выдохнули:

– Ну наконец-то!

То есть со стороны все было предельно понятно, и моя идеальная семья не казалась идеальной всем вокруг. Правда, никто так внятно и не ответил, что же мешало сказать это раньше.

А Сергей задал только один вопрос:

– Почему?

Как я могла объяснить за один вечер то, что не смогла объяснить за восемь лет? Я пообещала, что мы обо всем поговорим, но в другой раз.

Другого раза не случилось: эта тема очень скоро стала обоим неинтересна.

Значит, мы все сделали правильно.

 

 

«Чем ты опять недовольна?»

 

…И увидела я в паспорте штамп о разводе, и сразу позабыла обо всех печалях, и мир мне заулыбался, а я ему в ответ. И сказочный принц на белом мерседесе увез меня в прекрасное далеко.

Волшебный сценарий, да? Волшебный – в смысле неправдоподобный.

С одной стороны, я сделала рывок, решилась на расставание, и это определенно была большая победа. С другой, мои боли и печали не растворились в воздухе. Мне все равно было плохо.

Кажется, что приходить в себя нужно только тем женщинам, которые не хотели расходиться с мужьями, но это не так. Даже если в отношениях все было не слишком радужно, развод в любом случае стресс. После стресса чувствуешь себя какой угодно: усталой, опустошенной, изможденной… Только не счастливой.

 

 

На поиски радости

 

Мой первый шаг к радости оказался предельно простым: я улетела отдыхать в Турцию. У меня не было мыслей вроде: «О, сейчас погреюсь на солнышке, и все наладится» или «Наконец-то поеду за рубеж, я ведь так это люблю!»

Я действовала интуитивно, полагаясь исключительно на инстинкт самосохранения. Почему-то понимала, что если не уеду, то сойду с ума.

Просто захотела и полетела. Загорала и плавала, ни о чем не думая. Каждый вечер танцевала, потому что мне нравится танцевать. С некоторым удивлением принимала комплименты: ого, мне не нужно изображать из себя идеальную женщину? Тот галантный парень из Питера пригласил меня на морскую прогулку просто так?

Эта поездка не изменила мою жизнь кардинально, но точно придала сил. Оказалось, что воодушевить могут самые простые вещи. Кто-то действует по принципу «сменила цвет волос – изменила жизнь», а меня к изменениям подтолкнул двухнедельный отдых.

Когда я вернулась домой, у меня уже появились планы на ближайшее будущее. Например, подыскать новое жилье.

Я продала прежнюю квартиру и купила новую, с видом на реку. Всегда об этом мечтала. Принялась продумывать, какой эта квартира должна быть, вместе с командой дизайнеров. Мне было важно все.

«Нет, я хочу именно такой принт на обоях, просто светлые не подойдут». «Да, я готова ждать два месяца. Только эту раковину, больше никакую!»

Я создавала дом своей мечты и делала это с восторгом. Пока шел ремонт, я жила в гостинице. Со стороны, конечно, несусветная глупость и непомерные траты. Но в этом тоже был свой кайф.

Еще я поменяла машину. Предыдущую помогал выбирать бывший муж. Это был не подарок, мы просто вместе приехали в салон, чтобы найти что-то подходящее. Мне не слишком нравились марка и цвет, но я тогда в очередной раз решила не отстаивать свои желания. Теперь я могла себе позволить водить ту машину, которую хочу.

Крошечные позитивные кусочки складывались в крупные фрагменты. Чем лучше я себя ощущала, тем больше хорошего происходило. Тогда я вообще не оценивала свои действия и не задавалась вопросами: «Зачем жить в гостинице, я же не бездомная?» Или: «Ты серьезно меняешь хорошую машину только потому, что она не того цвета?» Или: «Какой смысл ждать раковину два месяца?»

Сейчас я понимаю: да не было никакого смысла. Мне просто хотелось. А вот в этом смысл уже был.

 

 

Энергия отпуска и смысл стоматолога

 

Разобраться в причинах тех моих поступков помогла Наташа Емельянова. Правда, случилось это через семь лет после того, как я развелась.

Я детально рассказала Наташе свою историю, а она просто и подробно описала путешествие из пункта А в пункт Б. Как из тотального минуса выйти в крепкий плюс, как от полного недовольства своей жизнью прийти к практически полному удовлетворению. Оказалось, есть почти универсальный рецепт.

Мне ведь действительно не нравилось абсолютно все: отношения с мужчинами, отношение к себе, собственное отражение в зеркале, мысли, которые бродят в голове. Какие уж тут плюсы, откуда они возьмутся?

Наташа говорит, что из такого состояния можно вытащить себя двумя способами: энергией или смыслом.

Смысл – это нечто такое, ради чего в моменте можно перетерпеть трудности. Справиться с кризисом в отношениях, потому что хочешь провести с любимым человеком всю жизнь. Или не бросить изматывающий проект, потому что успешное завершение поможет сделать карьерный рывок. Здесь и сейчас приятного может быть мало, зато создается задел на будущее.

В моем случае со смыслом было сложно. Самая смелая задача, которую я себе ставила, – не сойти с ума. Я по привычке не размышляла о будущем, даже когда развелась. Мне не верилось, что в жизни может произойти что-то хорошее, не говоря уже о масштабных планах, – встрече с идеальным мужчиной, рождении детей.

Моя ситуация – типичный пример, когда сначала нужно накопить энергию. Не имеет значения, что именно ею наполняет. Это может быть что-то привычное, что всегда было отдушиной: кто-то обожает ежедневные пробежки в парке, кому-то нравится вышивание крестиком или класс сальсы по четвергам.

А может быть наоборот – помогает нечто неожиданное, вроде поездки в другую страну на пару недель.

Я, сама того не подозревая, пыталась «подзарядиться». Просто исполняла собственные хотелки: отдыхала, занималась ремонтом, кайфовала от того, что езжу на машине, которая мне нравится.

Наташа разложила мои действия по полочкам:

– Турция – это маленькая попытка выбраться. Даже на нее нужна была большая смелость. Ты вдохновилась и сделала следующий шаг. Новый дом, машина – это и желание избавиться от того, что напоминает о боли, и, конечно, удовольствие. Ты делала то, что тебе нравится, и наполнялась энергией.

Я согласно кивала. Во время нашего разговора я не раз ловила себя на мысли, что Наташа мои мотивы понимает куда лучше, чем я сама.

Это ведь так просто! Смартфон с посаженным аккумулятором не включится. Человек без внутреннего заряда не может взять и стартовать в светлое будущее. Вот я и пыталась заполнить индикатор батарейки радостями и удовольствиями.

– А потом я пошла к стоматологу, – старательно вспоминала я все мелочи из прошлого. – Захотела, чтобы у меня была красивая улыбка.

– А это уже смысл, – рассмеялась Наташа, – потому что удовольствия в визитах к врачу точно мало.

Ну да, одной из первых осмысленных задач для меня стали идеально ровные белые зубы. Может, забавно звучит, но все ведь начинается с малого. По крайне мере, через условные пять лет я стала представлять себя с голливудской улыбкой. А ведь раньше не представляла ничего.

Наслаждаться жизнью и строить планы было здорово и приятно. Я ощущала, как ко мне возвращаются силы и энергия, как пополняется копилка желаний. Но я понимала, что впереди меня ждет много работы над собой. Конечно, если я хочу, чтобы мое будущее было счастливым.

 

 

«Доктор, у меня проблемы»

 

Этот момент однажды все равно бы настал. Момент, когда я смогла себе признаться: я не знаю, что со мной не так. Или что я делаю не так. И меня это беспокоит.

Вот, например, я сама. Это нормально, что я люблю баскетбол? Мне говорят, что нет, а я не могу отказаться от спорта. Может, стоит поискать других удовольствий? Или просто не распространяться о своих увлечениях, раз они вызывают у окружающих такую реакцию? А если мне понравится мужчина, ему я тоже не должна рассказывать? Но это же такая глупость и такой обман.

Кстати о мужчинах: семья и бизнес совместимы или это невозможно? Но я же вижу счастливые пары в женском бизнес-клубе «Я деловая», а там исключительно бизнес-леди. У них ведь как-то получается, а у меня нет. То есть проблема во мне?

Эти вопросы никогда никуда не девались. Просто в браке я смирилась с тем, что со мной что-то не в порядке, а после развода старалась отстраниться от таких размышлений. У меня элементарно не было на это сил.

Я позволила себе снова зайти в пугающую «тайную комнату», когда силы появились. Там ничего кардинально не изменилось. Все те же таблички, когда-то кем-то написанные:

«У тебя никогда не будет детей».

«Ты не будешь счастлива в отношениях».

«И не надейся встретить сильного мужчину, их нет».

«Какая-то ты необычная женщина. И это не комплимент».

Я по-прежнему верила в эти постулаты, они казались родными и привычными. И это плохая новость.

Хорошая заключалась в том, что я точно понимала: с этим нужно что-то делать. Я не хотела снова не спать по ночам, гонять по кругу одни и те же кошмарные мысли и страдать просто потому, что живу вот в такой реальности.

Чего мне не хочется, я могла сформулировать четко. С тем, чего хочу, было сложнее. Я просто не знала, осуществимы ли мои желания. Хотя они были довольно простыми – счастливая семейная жизнь, например.

В горьком опыте есть свои плюсы. После затяжной депрессии я знала, что со своими переживаниями и комплексами лучше не оставаться наедине. Иногда сила в том, чтобы признаться в слабости и попросить помощи.

Примерно через полгода после развода я отправилась на консультацию к психологу. Опыт оказался настолько удачным, что к этому специалисту я хожу на сеансы до сих пор.

 

 

«Мне можно»

 

«Мне можно» – та идея, до которой я бы сама не дошла. Хотя все было предельно просто. Когда живешь чужими ожиданиями, делаешь все для кого-то, а не для себя, то фактически садишься в клетку, где вместо прутьев – чьи-то желания и представления о тебе. На клетку могут приколотить таблички «идеальная жена», «мать года» или «лучший работник месяца», но стоит ли оно того, когда ты взаперти?

Я освободилась, когда осознала: мои желания и есть основа моей жизни, они – это я. Точнее, когда психолог Володя Нужный натолкнул меня на эту мысль.

Почти до сорока лет меня съедало изнутри ощущение, будто я ненормальная. Не в медицинском смысле, а в самом заурядном. Как девчонка, которая единственная во всей школе взяла и выкрасила волосы в розовый. Нетрудно вообразить, как на нее будут коситься одноклассники и какими словами называть учителя.

Благодаря работе с психологом я поняла: мои увлечения, цели и мечты абсолютно нормальные. Ненормальным было мое к ним отношение. Я была зомбирована бесконечными «можно», «нельзя» и «должна», поэтому выстроила искусственные рамки и пыталась в них существовать. Именно существовать, а не жить. Я ведь отказывалась от всего, что мне нравится и чего хочется. Такое время сложно назвать полноценной жизнью.

Почему-то я считала, что нежелание готовить обеды означает, что я буду кошмарной женой. Любовь к спортивным играм делает меня мужеподобной. Безумная увлеченность собственным делом отменяет тот факт, что я хочу найти вторую половину, стать мамой, обрести женское счастье.

И ведь я совершенно точно не самый большой на свете оригинал со своим теннисом и баскетболом. Мои хобби не были потенциально опасными: я не хотела разводить ядовитых змей или экзотических насекомых, которые убивают одним укусом.

Но есть норма – девочка должна любить вышивание и танцы, а я от этой нормы отличалась. И даже минимальное отклонение вызывало неприятие окружающих.

Я не придумала ничего лучше, как сидеть в тупике. Я не могла вести себя так, как хочется. И я страдала. Я пыталась заслужить одобрение и тоже не приходила к желаемому результату, получала от кого-нибудь плюсик, но страдать не переставала.

С нашей первой консультации с Володей прошло восемь лет.

Мне можно не варить борщи, и это никак не влияет на мою семейную жизнь. Мне можно обсуждать с мужем по вечерам деловые вопросы, и такое времяпрепровождение мы оба считаем прекрасным. Мне можно заниматься бизнесом, сломя голову носиться по баскетбольной площадке, и у меня трое детей. С ними, кстати, мы тоже любим побегать и поиграть.

Я позволила себе быть собой и наконец-то стала счастливым человеком. Выяснилось, что можно удовлетворять собственные хотелки, радоваться жизни и успешно совмещать все это с замужеством и материнством.

В общем, проблема вовсе не в борщах. Они становятся проблемой только в одном случае: если не хочешь их варить, но варишь. И наоборот.

 

 

«Я хочу, я буду»

 

Раньше я мало задумывалась о том, что жизнь у меня одна и живу я ее прямо сейчас. Только живу не сама, а так, как того хотят другие. Для меня в приоритете были самые разные вещи. Оставаться хорошей дочерью своих родителей, то есть всегда оправдывать их ожидания, переставая размышлять о собственных ожиданиях. Стать идеальной женой, то есть не делать ни шага по своему усмотрению, ориентироваться исключительно на желания мужа. Соответствовать общим представлениям о современной успешной женщине – то есть быть не той, какая я на самом деле, а неким средним арифметическим.

Желания окружающих, кстати, могут быть и очень далекими от эгоистичных. Сколько таких примеров! Родители советуют выходить за отличного парня – желают добра, и не имеет значения, что к парню ничего не чувствуешь. Или отличный парень советует бросить любимое дело, потому что оно отнимает много сил, – заботится же.

И чем дольше смотришь на других, чем больше места их потребности занимают в твоей жизни, тем меньше остается от тебя самой. Меня такой путь привел только к психологическим проблемам.

Все те открытия, которые я совершила в процессе работы с Володей Нужным, оказались только верхушкой айсберга. Наши первые сеансы помогли создать мне что-то вроде стартовой площадки. С нее я и отправилась в новое будущее.

 

 

Красавица и чудовище

 

Как-то раз я поднималась по широкой школьной лестнице, а позади шел мальчик, который мне страшно нравился. Не могу воспроизвести дословно, что он сказал, но точно помню два слова:

– Кривые ноги.

Юбки я не носила еще лет десять. Куда с такими ногами?

А еще он же посмеялся над моей фотографией, сделанной на каких-то «Веселых стартах». Еще бы, у меня ведь ЛОБ. Высокий и выпуклый, и особенно сложно было его скрывать, когда я играла в баскетбол или вообще занималась любым спортом. Я бегу, челка развевается, и все прекрасно видят то, что я стараюсь спрятать. Тогда я разработала хитрый план: закалывала волосы невидимками так, чтобы они никогда и ни при каких обстоятельствах не открывали лба.

Позже мы с этим мальчиком стали встречаться. Ни мои ноги, ни мой лоб ему не помешали. Но они продолжали мешать мне.

Когда я поступила в техникум, а затем в институт, ситуация немного улучшилась. Я повзрослела, сделала новую стрижку и сменила круг общения. Мне стали оказывать знаки внимания парни, и я решила: в общем-то я ничего.

В двадцать четыре года у меня случился первый серьезный роман, который начался с признания в любви. Мы с молодым человеком переглядывались во время теплоходного круиза, а потом он пригласил меня на танец и сказал:

– Девушка, а я ведь вас люблю.

Ощущение «я ничего» укрепилось.

А в тридцать лет я вышла замуж и снова себя невзлюбила. Мне тогда вообще мало что нравилось в собственной жизни, и внешность в том числе. Недовольство своим видом было хоть и второстепенной, но все-таки проблемой, которую я решила только восемь лет спустя.

В школе меня никто не называл красивой или даже симпатичной. И я себя таковой не считала. Потом я начала получать комплименты и стала казаться себе привлекательной. Потом случился несчастливый брак, и я опять перестала любить свою внешность.

Качаться на этих качелях я продолжала до тридцати девяти лет.

 

 

«Дело не в тебе, дело во мне»

 

Я до сих пор помню обидные вещи, которые мне когда-то говорили. Я действительно думаю, что от окружения зависит многое. И у меня нет никаких претензий к людям, находившимся рядом. Безусловно, они меня формировали. Но ведь это я аккумулировала их вокруг себя.

В фильме «Паспорт в Париж» с близняшками Олсен был смешной диалог:

– А вдруг это последняя вечеринка в нашей жизни и больше нас никуда не пригласят?!

– Тогда поступим как все – обвиним во всем родителей!

Можно сколько угодно оплакивать несложившийся брак. Можно перекладывать ответственность на свою зажатость на маму и папу: родители, где моя девчачья уверенность? Можно обижаться на друзей и приятелей: вот почему они не взяли и не сказали, что у меня проблемы не во внешности, а исключительно в голове?

Да потому, что это должна была сказать себе я.

Более того, взгляд извне не всегда спасает. Есть целая теория о том, как люди с низкой самооценкой воспринимают комплименты. У них возникает диссонанс между тем, что они думают сами о себе, и впечатлением, которое производят на окружающих. Поэтому в ответ на слова вроде «Ты такая сексуальная!» девушка может начать оправдываться: да нет, просто свет так падает, или выспалась, или звезды сошлись. А в худшем случае комплименты могут даже испортить отношения в паре, потому что девушка будет думать, что ее поклонник или бойфренд нагло врет.

Иногда спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Мне никто не мог бы помочь, кроме меня самой.

Смена окружения тоже сыграла свою роль, а для этого стоило разобраться прежде всего в себе. Иначе как можно понять, что рядом не те люди?

Я научилась себя любить, когда стала себя изучать. В этом серьезно помогли книги и психологи. Благодаря психологу я нашла ту самую ниточку, за которую можно потянуть – и клубок начнет распутываться. Я ведь не осознавала, что собрала целый комплекс проблем, а недовольство собой только одна из них.

Что касается книг – какое-то время для меня не существовало ничего, кроме бизнес-литературы. Отчасти благодаря этому я преуспела в своем деле. Как интересно: чтобы стать физиком, нужно читать учебники, чтобы стать успешным бизнесменом, полезно обращаться к тематической литературе. Почему я не думала, что стать счастливой и уверенной в себе женщиной книги тоже помогут?

В общем, все началось с самокопания. Заряжали и восторги со стороны, и внимание мужчин, но важнее всего, что у меня завязался диалог с собой.

Как это здорово, когда не кто-то со стороны, а ты сама можешь сказать себе:

– Девушка, а я ведь вас люблю.

 

 

Плюс на минус дает минус

 

Одна французская инстаграм-модель как-то выложила фотоколлаж с двумя абсолютно идентичными своими снимками. Фото слева она подписала «Что видите вы» и перечислила, на что обращают внимание подписчики: на ее длинные ноги, красивую улыбку, крепкие бедра. На фото справа была надпись «Что вижу я», и эпитеты она употребила совсем другие: целлюлит, большой нос, жир на боках.

Раньше я делала то же самое. Я постоянно искала в себе изъяны и без труда их находила. Поводов для недовольства было множество: мне не нравились мои ноги, я стеснялась высокого лба и старалась прикрыть его челкой или повязкой. Раздражал курносый нос, а его, к сожалению, никак не прикроешь. Я смотрела на свои короткие пальцы и даже не задумывалась о маникюре. Разве можно украсить некрасивое? Поэтому я грызла ногти.

У меня красивая осанка, тонкая талия и хорошая в целом фигура. Но от этих плюсов когда-то не было никакого толку. Их перечеркивали минусы, которые я раздувала до проблемы мирового масштаба.

И ведь мои достоинства не появились из ниоткуда, когда я начала себя любить. Они всегда были при мне. Но пока я делала акцент на неидеальных ногах, идеальная талия бонусом не считалась. Я ее вообще не замечала.

Парад банальностей: в мире нет ничего и никого совершенного, но к совершенству все стремятся. И с одной стороны, это мощная движущая сила. С другой, эта погоня может превратиться в бег по кругу. Всегда останется «да, но…», всегда найдется изъян, который перекроет массу хорошего.

Кстати, насчет изъянов: то, что мне не нравится в себе, другим людям может показаться очаровательным.

 

 

«Это естественно!»

 

Наше с Римом знакомство стало началом чего-то большего по двум причинам, как теперь мне кажется. Вопервых, я уже достаточно нравилась себе, чтобы понравиться кому-то. Во-вторых, Рим практически сразу сказал, что у него есть девушка. Занятый мужчина для меня табу, даже если он заинтересовал. И я перестала воспринимать его как парня, на которого во что бы то ни стало нужно произвести впечатление.

Может быть, и в этом тоже кроется секрет. Мой идеальный мужчина посчитал меня своей идеальной женщиной, когда я была собой.

В любых мануалах на тему знакомства с мужчиной мечты или первого свидания неизменно встречается один пункт – «будь собой, веди себя естественно». Притворяться и правда бессмысленно: как я встречу именно того, кто нужен мне, если буду усиленно изображать какую-то фэнтезийную идеальную женщину?

Но дело еще и в том, что суть красоты в искренности. Я надеваю платье, в котором сама классно себя чувствую, а не то, в котором теоретически могу привлечь внимание. Я свободна в движениях, а не выбираю с тщательностью эффектную позу.

Попытки понравиться немного напоминают соревнование с самим собой: быстрее, выше, сильнее! Покажись лучше, чем ты есть на самом деле! В таких обстоятельствах сложно расслабиться, какая уж тут свобода и искренность? И потом, у желания казаться лучше нет никаких внятных параметров.

Когда мы с Римом начали общаться, он какое-то время не уточнял, чем именно занимается. Просто обозначил сферу деятельности. Я и не настаивала, у нас была куча других интересных тем, игры в бильярд и в настольный теннис.

Потом Рим признался: он не рассказывал о своей работе, потому что считал, что мне будет непонятно. Поначалу я произвела на него впечатление беззаботной, легкой на подъем, улыбчивой и… слегка блондинки, причем не в смысле цвета волос.

Из-за такой характеристики я ужасно расстроилась. Было обидно. А Рим сказал:

– Вообще-то, я в тебя такую и влюбился. Ты была такая счастливая и так смеялась!

Конечно, если бы через час после знакомства я начала обсуждать с ним бизнес, он бы сразу понял, что я не глупа. Я бы определенно добавила себе очков. Но иногда даже плюсы не имеют никакого значения. Потому что влюбляются не в них, а в твой смех.

 

 

Сама себе пророк

 

Знакомство с Римом было далеко не единственным «предсказанным» эпизодом в моей жизни. Когда мы с ним стали планировать рождение детей, я взяла и нарисовала картинку: себя, Рима, мальчика и девочку. Мальчик был выше девочки по росту, и создавалось впечатление, что это старший брат с младшей сестренкой.

Первым у нас родился Карим, за ним – София.

В то время я не относилась к визуализации как к чему-то обязательному или особенному. Это не было ритуалом или верным способом воплотить мечту в жизнь. Предложили – описала мужчину, прошла бизнес-тренинг, где мне напомнили об этом методе, – нарисовала свою пополнившуюся семью. Но и в несерьезности меня упрекнуть нельзя: я искренне «сочиняла мечты», как пелось в одноименной песне. Просто делала это не в своей голове, а на бумаге.

Я снова вспомнила о визуализации несколько лет спустя. Мы тогда очень хотели третьего ребенка. К сожалению, пунктов против было больше, чем за.

В какой-то момент я вспомнила: а ведь однажды я рисовала картинку… И на той картинке мы были вчетвером – я, Рим и двое детей. Не хватало еще одного члена нашей семьи, так что я сделала новый рисунок. Через некоторое время я узнала, что беременна.

Я понятия не имею, как работает визуализация с психологической точки зрения и есть ли в этом какая-то магическая подоплека. Но я уверена, что работает счастливый взгляд в будущее и откровенность с самим собой. Мне удалось получить желаемое только тогда, когда я смогла признаться в желаниях себе без всяких «но» или «и так сойдет».

 

 

Сила в правде

 

Когда я научилась быть честной с собой, стало просто быть честной с окружающими. Сейчас это кажется таким логичным и ясным: если ты хорошо разбираешься в себе и не боишься мечтать, то будет намного легче признаваться близким в своих желаниях. И они – вот неожиданность – с большой долей вероятности будут исполняться.

Банальная вещь, но искренность важна абсолютно во всем. В том числе и в отношениях с мужчинами. Раньше я открывалась с трудом, и причин на то было миллион – от страха быть непонятой до жуткой неуверенности в себе. Я держала свои хотелки при себе, потому что не считала себя вправе о чем-то попросить или поделиться мечтами. И как же мужчина мог догадаться, чего мне хочется? И к чему приводили отношения с такими самоограничениями?

Я хотела много отдавать партнеру и ничего не просила взамен. Думала, что это идеальная схема: я очень хорошая, совсем не требовательная, умею подстраиваться и готова практически на любые уступки. Бывший муж мог сказать нечто вроде:

– Лариса, тебе стоит уделять больше внимания домашним делам. А работе – меньше.

Это было его желание, которое он не стеснялся озвучить. А я послушно кивала. Хотя должна была сказать:

– Сергей, я люблю свое дело. Давай подумаем о том, чтобы нанять повара?

Моя боязнь проговаривать желания неизбежно заводила в тупик. Пока я мыслила себя хорошей женой и хорошей девочкой, на деле только множила проблемы в семье.

Но собственные ошибки – неплохой учебник, там все задачи со звездочкой. Я стала изучать и себя, и тему отношений, читала книги и засыпала вопросами психологов. Мне было важно найти ответ на вопрос «Что же я сделала не так?». Правда, вопросом можно было задаться и раньше, и формулировка вышла бы иной: что делать, чтобы было так? Но это была бы совсем другая история.

Первую просьбу я озвучила Риму через полтора месяца после знакомства. Уже в тот момент было понятно, что наши отношения не просто роман.

Мы находились в разных городах, в мой день рождения он прислал мне невероятной красоты букет, а потом мы долго говорили по телефону. И тогда я сказала:

– А я недавно общалась с врачами. В общем, если я не рожу в ближайшее время ребенка, то могу не родить вообще. – Сделала паузу и добавила: – И нужно делать ЭКО.

– Я понял, – ответил Рим.

Позже выяснилось, что «я понял» – это его стандартная реакция на нестандартные ситуации. Это значит, что он принял к сведению и готов решать вопрос.

Меня пугал такой откровенный разговор. Но я знала, что у меня нет выбора: я хочу провести жизнь с этим мужчиной и хочу иметь детей от него. В моем случае путь к детям не очень простой. И если его это не пугает – пойдем по этому пути вместе. У меня не было вариантов, кроме абсолютной честности.

Можно ли называть такие вещи просьбами? Скорее да, я ведь признавалась в том, чего хочу. Свою идеальную жизнь я видела с Римом и нашими детьми. От него зависело, осуществятся ли мои мечты. И я была счастлива, что наши мечты совпали.

 

 

«Все зависит от меня»

 

В тридцать девять лет я пересмотрела круг общения. В том числе поэтому смогла отказаться от приема антидепрессантов. На этом можно было бы закончить рассказ о том, как окружение влияет на нас: невозможно найти более весомый аргумент, чем здоровая психика.

Именно после борьбы с затяжной депрессией я стала углубляться в тему отношений с людьми и внимательнее относиться к тем, кто рядом. Оказалось, что вполне уместно перефразировать крылатую фразу «ты то, что ты ешь», – ты тот, с кем ты общаешься. Близкие люди могут вдохновить и помочь отключить внутренние ограничители, а могут заставить поглубже забраться в собственную скорлупу. Приятели и знакомые могут подстегивать, а могут погружать в уныние и отчаяние. С одними людьми хочется узнавать больше нового, а с другими только по пятому кругу пересматривать старый сериал. И сериал может быть неплох, дело вовсе не в нем.

Мне снова пришлось многому учиться. Признавать, что этот человек, с которым я так мило проводила время, портит мне жизнь. Расставаться, зная, что меня за глаза назовут дрянью и эгоисткой, а сама я буду считать себя виноватой.

А еще было нужно искать встреч с новыми людьми, и это тоже непросто: я ведь не в песочнице, когда можно сказать: «Давай с тобой дружить!» – и обрести как минимум компаньона по лепке куличиков. Кроме того, депрессия меня отрезвила. Я уже знала, что и куличики лепить нужно с теми, кто заряжает, а не высасывает соки.

Значит, я должна была стать требовательной к себе прежде всего. Это мне решать, кого впустить в мой мир и в чей постучаться. От моего выбора зависит, позволю я окружающим сделать меня счастливой или несчастной.

 

 

Расставаться всегда будет больно

 

Можно очень стараться не ранить чьи-то чувства. Можно не пополнять черный список, а всего лишь установить с человеком дистанцию. Можно мысленно надеяться на то, что однажды все изменится.

И это ни от чего не страхует. Если делать даже очень взвешенный выбор в пользу своего счастья, у кого-то наверняка найдутся возражения. А счастье сразу не свалится на голову, сначала придется пережить непростые времена.

Я развелась, и мне пришлось строить свою жизнь заново. Я сократила общение с некоторыми приятельницами, и на меня обрушилась лавина негодования и обид. С одной из них случилась интересная трансформация – она стала моим хейтером в социальных сетях. Не было поста, под которым она бы не написала, что я не так одета, неправильно думаю и вообще человек не очень.

Для разрыва отношений нужны усилия, ведь на это непросто решиться. Больше того, для начала нужно понять, стоит ли расставаться, – вдруг все поправимо? Разногласия с человеком временные и решаемые или принципиальные? Но при этом важно не затягивать. Меня попытка оттянуть расставание в свое время довела до нервного расстройства.

И после совершенного рывка потребуется храбрость: скорее всего, человек не захочет понять мотивов и обидится. Возможно, общие знакомые будут осуждающе качать головой. Есть риск, что даже посторонние, узнав о такой позиции, скажут: «Ну ты и стерва! Как можно выбрасывать из жизни людей?»

Из расставания всегда выходишь с потерями. Лишиться можно чего угодно, от социального одобрения до брака или дружбы длиною в много лет. Как-то раз я лишилась денег: меня до такой степени не устраивали отношения с подрядчиком, что я простила ему уже выплаченный аванс. Позже оказалось, что не зря. Как только мы попрощались, мне стало легче дышать, и я перестала тянуть груз в виде отравляющей деловой связи. В сравнении с этим потеря внушительной суммы не кажется чем-то ужасным.

Несмотря на все проблемы, которые неизбежно следовали за расставаниями, приобретала я однозначно больше. Изменения происходили на фундаментальном уровне: было плохо – стало хорошо, чувствовала себя загнанной в капкан – полетела в будущее.

Среди моих друзей и приятелей теперь те люди, с которыми мне действительно здорово. Мы можем друг другу поплакаться, но не бесконечно ныть, мы умеем критически мыслить, но не видим мир исключительно в черных красках. Я восхищаюсь людьми, с которыми дружу. Благодаря их завоеваниям и чертам характера я сама хочу становиться лучше.

 

 

Таланты и поклонники

 

От окружения зависит не только эмоциональное состояние. Из общения с людьми вызревают таланты.

Я два года не могла научиться нормально играть в теннис. Мои результаты оставались такими же, как и в самом начале. У меня не был поставлен удар, а техника оставляла желать лучшего. Иногда случались удачные дни. Рассчитывать на то, что звезды сложатся в мою пользу, мне не нравилось.

Так продолжалось до тех пор, пока я не выстроила в голове простейшую логическую цепочку. Итак, я – ученица, хочу улучшить свои навыки. Следовательно, я должна заниматься, и не одна, а с тренером. Если я все делаю именно так, почему нет прогресса?

Ответ отыскался очень быстро: я наконец-то додумалась сменить наставника – и процесс пошел. Прежде я могла сделать десяток ударов и услышать:

– Хорошо, продолжай.

А Дмитрий Вячеславович, с которым я занимаюсь в Уфе, каждый мой удар сопровождал подробным комментарием:

– Не расслабляй кисть! Не тяни время, бей по мячу раньше!

Подкупает не отношение персонально ко мне – вряд ли одни тренеры сознательно учили плохо, а другим я до того понравилась, что они пытались сделать из меня Шарапову на любительском уровне.

В восторг приводит отношение людей к своему делу. Они, влюбленные в спорт и азартные, заражали меня. Кажется, если бы на тренировку пришел человек с предубеждением к теннису – не удержался бы и взял в руки ракетку. Такие тренеры дают чуть больше, чем просто урок: силы, мотивацию, смысл.

По этой же причине я с параноидальной внимательностью отношусь к выбору детского сада или школы для детей. Я не ищу самое дорогое и самое крутое место. Я ищу воспитателей, которые не отбывают рабочие часы, а приходят с искренним желанием играть, учить, веселиться. И управляющего, который заинтересован именно в таких воспитателях.

В каком-то смысле я ищу любви. К жизни, к профессии, к самому себе. Не может человек, которому не нравится работа, заставить других ее полюбить или повести за собой людей.

Взрослым и детям необходим рядом человек, который болен своим делом. Рим горит работой. От его энергии можно заряжать смартфоны больше, чем на сто процентов. Коллеги это ощущают и сами становятся зайцами «Энерджайзер».

Тренеры, воспитатели и няни моих детей горят работой. Я считаю, что занятия с детьми – неимоверно сложное дело, а им удается это делать с таким кайфом.

 

 

Любовь и прочие неприятности

 

Всю жизнь я пребывала в уверенности, что для отношений не нужно ничего, кроме чувств. Они казались универсальным ключом, который открывает двери к счастью для двоих.

После расставания с мужчиной я ломала голову: почему не сложилось? Ответа найти не могла. Я ведь строила отношения на абсолютно искренних эмоциях. Разве их недостаточно, чтобы два человека прошли вместе длинный путь?

Оказалось, что нет. Это понимание пришло ко мне поздно, когда расставания если не забылись, то точно стали частью прошлого. Я не находила ответ на вопрос «почему?» из-за того, что считала фундаментом отношений только чувства.

Я неверно трактовала истории, которые происходили у моих знакомых. Саша с Машей так друг друга любили, а теперь даже не здороваются. «Ну, может быть, разлюбили», – думала я, не пытаясь найти причину в чем-то другом. То, что у Саши с Машей могут быть принципиально разные взгляды на жизнь, основанием для разрыва не считалось.

Я не анализировала и собственный опыт, который буквально кричал: ты что-то делаешь не так. «Да все так, он же мне очень нравился», – отмахивалась я и не замечала, что совершаю одинаковые ошибки. Даже когда я очевидно обжигалась, не могла назвать свои отношения «неправильными». В этом есть свой смысл: чувство не бывает правильным или неправильным. А вот выбор – бывает, как и поведение в отношениях.

Я до сих пор считаю, что любовь необыкновенно важна. Не представляю, как это – жить с человеком, который не вызывает восхищенного вздоха. Но сейчас я знаю, что это далеко не гарантия долгой счастливой жизни. И далеко не всякий восторг от человека, не любая яркая эмоция – это любовь.

Все ромкомы и сказки разумно обрываются на словах «И стали они жить-поживать…» или на эффектной сцене с поцелуем. У меня точно так же обрывались размышления на тему отношений.

Мои немногочисленные романы развивались по совершенно нормальному сценарию: мы познакомились, понравились друг другу и стали встречаться. А дальше все должно было происходить само собой, по инерции. Только из-за этого я допустила массу промахов и даже не собиралась проводить работу над ошибками, хотя получала жирные двойки в виде разлук и разочарований.

Я вообще не относила любовь и отношения к темам, которые можно исследовать. Изучать можно математику и физику, а как учиться любви? Это ведь что-то совершенно неосязаемое, возвышенное.

Жизнь подтолкнула меня к этому искусственно, когда я оказалась в депрессии. Я вынужденно стала искать выход, пошла к психологу, а после этого и задалась вопросами. С удивлением я начала открывать для себя базовые вещи: помимо химической реакции и физического влечения должно быть что-то еще. Например, общность взглядов и единые цели. С мужчинами нужно уметь разговаривать, а не множить непонимание.

И прежде чем искать идеального спутника, нужно найти себя.

 

 

Уроки любви

 

Здесь нужно перемотать пленку назад. Мы с Римом познакомились за месяц до моего сорокалетия. К этому моменту я уже начала работать над собой. Если бы этого не случилось, вряд ли бы наша встреча привела к чему-то большему, чем совместные завтраки в течение недели.

Почему в школе нет предмета вроде «теория межличностных отношений»? Сомневаюсь, что умение узнавать других людей, строить с ними семью или дружбу менее важно, чем знание всемирной истории.

При том что мне нравилось открывать новое и учиться в целом, тему отношений я не считала чем-то таким, что стоит постигать. Я не читала книг по психологии – думала, что это только для специалистов или хотя бы глубоко заинтересованных людей. К психологам я тоже не ходила, хотя комплексов у меня было предостаточно. Не было у меня и советчиков в этом вопросе. Мы даже с мамой не обсуждали мои симпатии – это было элементарно не принято. Думаю, если мама и захотела бы поговорить со мной о мальчиках, то не смогла бы, потому что не позволяло воспитание.

Но самое неприятное, что я во всем этом и не нуждалась. Я не искала информацию до тех пор, пока жизнь не превратилась в борьбу за выживание.

Сначала я пошла к психологу, который помог разобраться в себе. Мы искореняли мои комплексы и работали над страхами (прошло восемь лет, и работа еще не закончена), а еще я навсегда запомнила фразу «ты у себя на первом месте». Это отношение к жизни здорового человека: если я сама себе буду интересна, я смогу быть интересна другим. Если я буду заботиться о своем теле, буду привлекательна для мужчин.

И именно психолог буквально открыл для меня новый мир: оказывается, в людей нужно не просто влюбляться. Их нужно изучать. С ними нужно разговаривать. Нужно выяснять, насколько вы подходящие детали пазла. За другими парами наблюдать тоже полезно: у них можно многому научиться.

Возможно, именно чужие примеры оставляли во мне хоть каплю надежды. Я смотрела на девушек из бизнесклуба «Я деловая» и на их мужей: у этих ребят однозначно были общие цели и темы для разговоров. Когда они вместе приходили на мероприятия, появлялось ощущение полного единства. Они не только друг с другом, они еще и друг за друга. Я не слишком рассчитывала на такое совпадение в своем случае, но на подкорке откладывалось: у кого-то получается, это возможно.

Конечно, я не могла у них взять и научиться – не будешь же составлять опросник «Как вы это сделали?». Но это и необязательно: когда я стала читать книги вроде «Семь навыков высокоэффективных семей» Стивена Кови, получила ответы на многие вопросы. Даже на те, которыми не задавалась.

Читать, наблюдать, анализировать, заниматься собой – на этом можно построить крепкие отношения. И, естественно, влюбляться, но это случится и без нашего разрешения. Мы с Римом сначала стали друзьями и только потом поняли, что сопротивляться любви невозможно. Есть однозначные плюсы в том, что последовательность была именно такой.

Ошибка восемнадцатая: «Я нашла мужчину своей мечты, и это хэппи-энд» Дано: я встретила мужчину, с которым счастлива. Мы совпали во всем, от увлечений до взглядов на мир. Мы любим друг друга, растим детей, у каждого есть свое дело. Наши отношения длятся не один год. Вопрос: разве нужно что-то еще? Старт после финиша В тридцать девять лет я встретила мужчину, с которым удалось собрать комбо: он любит меня, я люблю его, и самое поразительное, что этот парень словно материализовался из моих мечтаний. Чем не хэппи-энд? Определенно хэппи, но точно не энд. К моменту встречи с Римом я уже знала, что отношения — это работа, которая начинается с вашего знакомства и продолжается всю жизнь. Если бы я услышала такую теорию на несколько лет раньше, пришла бы в ужас: звучит так, будто два человека не наслаждаются друг другом, а катят в гору гигантский валун. Когда-то я не думала, что работа над отношениями вообще нужна. Фразы вроде «Проговаривайте проблемы, старайтесь друг друга понять» казались бессмыслицей. Во-первых, все должно происходить само собой, если двое любят друг друга. Во-вторых, слово «работа» означает, что вам двоим придется непросто, а ведь хочется получать удовольствие от союза. И только потом пришло осознание: работать нужно именно для того, чтобы было просто. Вместо молчания — диалог, вместо недосказанности — открытость, вместо нежелания замечать очевидное — трезвый взгляд друг на друга. Это очень похоже на бизнес-партнерство: доверие одинаково важно и в отношениях с мужем или женой, и во взаимодействии с коллегами. Что семья, что рабочий коллектив должен быть командой. А чтобы понять, действительно ли с человеком по пути, стоит провести пару обстоятельных бесед. Это работает и с самыми симпатичными кавалерами, и с прекрасно подкованными профи. Об этом говорят в своих книгах и Стивен Кови, и Ицхак Адизес. Они проводят параллели между деловыми отношениями и семейными: в обоих случаях работают одинаковые механизмы и применимы одинаковые правила. До определенного времени я не читала их трудов, а сама до этой мысли не дошла. Только личное, только бизнес. Чего мы друг от друга хотим, куда идем и каким путем, совпадают ли наши ценности, – если заранее узнать ответы на эти вопросы, то появляется шанс на продолжительные отношения. Если нет, то можно некоторое время пробыть неплохой парой, но так никогда и не стать семьей. Под семьей я имею в виду не просто штамп в паспорте, а глубину и крепость отношений. У меня самой когда-то был брак, но семьи из нас не вышло. Так тоже бывает. Невозможно рассчитывать на нечто долгосрочное и перспективное, если двое не совпадают в главном. Проверено на собственном опыте: все топ-менеджеры в моих компаниях, которые работают больше десяти лет, однозначно разделяют мои принципы. Это не значит, что мы не можем расстаться. Иногда приходилось прощаться и с теми, кто работал со мной лет по двадцать. Просто можно посадить семечко в плодородную почву. Возможно, случится буря или нашествие прожорливой тли, но все-таки шансы собрать урожай будут высоки. Если разбросать семена по асфальту, урожая не будет в принципе. Почему-то деловые отношения были для меня кристально понятными. В личной жизни я не пользовалась правилом «узнай того, с кем планируешь быть». Именно поэтому стать успешной бизнес-леди мне удалось значительно раньше, чем счастливой женщиной.

Автор:
Читайте нас в