-1 °С
Облачно
Все новости
Проза
16 Августа , 13:14

№8.2021. Сауле Кадырова. Вот и вся любовь. Рассказы

Сауле Жабаевна Кадырова родилась в Пермской области, в городе Соликамске. Победитель и призёр литературных конкурсов различного уровня.

№8.2021. Сауле Кадырова. Вот и вся любовь. Рассказы

Сауле Жабаевна Кадырова родилась в Пермской области, в городе Соликамске. Получила высшее педагогическое образование по специальности «Учитель русского языка и литературы». В настоящее время библиотекарь, работает в библиотеке № 7 МБУК «ЦБС» Соликамского городского округа Пермского края. Изданные книги: «Рождённый быть другом» (2019), «Ёжик Фырь и другие сказки» (2020), «Герцы» (2020). Победитель и призёр литературных конкурсов различного уровня.

 

Сауле Кадырова

Вот и вся любовь

Рассказы

 

 

«Воспоминание о былой любви»[1]

 

Дождь. Как всегда, скучный, бесцветный. Будто сон про зубную боль – нудно такой смотреть, но ничего не поделаешь: сон.

Дождь. Песок лезет в уши, ветер швыряет листву и ветки. Промёрзшая куртка липнет к спине, никак не согреться. Бежать толку нет: дождь всюду нагонит. Февраль, непогода.

 

Человек за бортом жизни. Устал. Курит. Стул спинкой вперёд, на подоконнике пепельница. Длинные руки – поверх спинки – к разбитому блюдцу. Человек смотрит в раскрытое окно, дым сигареты заполняет комнату. Внутрь врываются хлёсткие капли дождя и колкий снег, сердитое небо заглядывает в деревянные рамы. Давно облупилась белая краска. Штора выцвела. Позади него грохочет «Король и шут».

«Её больше нет». Он потерял её по собственной глупости. Кусай не кусай локти, нет такого заклинания, чтобы трусость превратилась в мужество. Он струсил. Предал. Ушёл. Не защитил.

У неё хватило силы духа не обернуться, закрывая дверь. Увы, она выдержит. Увы, она сильная.

А он нет. Он на последнем дыхании. Хоть не жалуется – совесть, что ли, или её тень. Он всё сотворил собственными руками.

Она любила эти руки. Мускулистые, загорелые, с проступающими венами.

Думала, эти руки будут обнимать. И защищать.

А они принадлежали – всегда – трусу.

Вот и вся любовь.

 

 

*  *  *

 

Было ли это правдой? Она – его?

Она была с ним. И в нищете, когда на ужин она варила единственную большую картофелину и делила её пополам. И в достатке, когда она заказывала каждый вечер горячую еду. Она поддерживала его фантастические, необъятные, беспокойные идеи и помогала пустить им корни. Она верила в его силу, которой не существовало.

За что она любила его? Вопреки чему?

Она не задавалась подобными вопросами. Просто любила – всем сердцем. Чисто, искренне веря, отдавая себя целиком.

Он был её всем. Единственным. Хотелось: на всю жизнь.

Он её предал.

Что же такого особенного он ей дал? Ничего, кроме блестящего опыта страдания. Шли годы, а она не могла припомнить ни одного сколько-нибудь выдающегося душевного качества этого человека. Кроме своей к нему любви. Любовь делает красивым и великим то, чего касается.

А он не мог забыть её лучистых глаз. Смеха. Детской доверчивости.

Она училась любить. Он учил, о, прекрасно учил, даже не подозревая того.

Каждый из нас учитель для другого если не по призванию или собственному решению, то в великой жизненной мудрости.

Её учили болью, которую она почитала за счастье.

Его урок всё ещё продолжается. Он сам себя наказал, сам лишил себя настоящего друга.

Они могли бы пройти всю жизнь вместе. Рука об руку.

Он испугался.

Пока что её шаги делаются в одиночку. Поступь порой нетвёрдая, но она не падает. Даже на льду – стоит. Она верит.

А он… Он на четвереньках. Мужчина ли?..

 

 

*  *  *

 

Иногда он ей снится. Она просыпается со слезами тоски на щеках. Подушка насквозь, зубы замком.

Она всё ещё?.. Нет, не может быть. Невозможно. Он не достоин.

Он должен остаться в прошлом.

Они обменялись кольцами из белого золота. Оба колечка – тонкие, изящные. Скромные. Нежные.

Она мечтала «навсегда». Он?

Ему было прохладно в тот день. Под вечер особенно. На ней было лёгкое платье, на нём – поверх костюма – куртка из кожзама. Ненастоящее…

Она не полюбила его семью. Не смогла. И им не пришлась по душе. Всё хотели её переделать. Как гадкого утёнка с птичьего двора.

 

 

*  *  *

 

Если прошлое не остаётся в прошлом, то это очень жестокий мир! Прошлое должно исчезать! Они нигде, ни в одной вселенной, ни в каком ином измерении, ни в какой параллельной реальности не должны существовать!

А может, оно и вправду бесконечно? И оттого мы страдаем? Потому плачем? Наше прошлое всё ещё живёт – вот корень боли.

И что же, получается, они до сих пор вместе смотрят вечером фильм на стареньком красном диване? Учатся водить подержанную белую машину? Ужинают?

Он всё ещё её любит?!

Господи, но ведь это слишком жестоко! Изощрённая пытка. Сотри же нам память…

Он не вернётся. И она – нет.

Но когда на календаре 14 февраля, она думает о нём. Это ведь день его рождения.

Она сочинила про него сказку. Про мальчика, который сидел на стуле, и тут пришла мама и нашла его. Он был тут сразу, не рождался, а просто сидел на стуле и ждал маму.

Он смеялся, слушая эту историю. Он был рад. Никто ему ничего не посвящал. Никто не писал про него сказок.

Она помнит его руки. Шею. Запах его футболок. Кожу его лица.

Снова: что в нём особенного? Её любовь.

Она оказалась чище, чем ему было нужно. И сильнее, чем он смог вынести. Вот почему произошло то расставание. Она сильна душой. Он всегда будет трусом.

А она не может пока научиться быть слабой. Она прячет в себе женщину. Ей пока проще так, как привыкла. И пусть от этой привычки никакого проку – пусть пока так.

Он где-то бродит. Её товарищ. Встреться ей сейчас – сбежит. Страшно. Пусть потом.

Её счастливое 14 февраля – впереди.

 

 

Когда ветер поёт свою песню

 

Жил да был на свете сказочник. Он жил очень-очень давно, в глухой деревушке на окраине старого леса. У него был крошечный домик с грибной шляпкой вместо крыши. Занавесками на окошках служили берёзовые листья, а половичком —  мягкий изумрудный мох. В домике сказочника была уютная кровать — скорлупка грецкого ореха (настоящий клад: ведь в обычном лесу грецкие орехи не растут!), выложенная внутри пухом и листочками мяты. Столик тоже был — необычный квадратный камень, а стульчиками служили гладкие камешки разных размеров и форм.

В домике царил уют. И, разумеется, на полках из щепок и веток стояли рукописные книги. Сказочник записывал все придуманные, рассказанные, услышанные и увиденные истории. Некоторые сказки были записаны на шёлке, некоторые – на листах белоснежной бумаги, о чём-то было поведано берёзовой коре, а что-то сохранено на плотном картоне.

Одна из любимых историй сказочника – про лошадь по имени Кукуруза, которая очень любит… гулять! Она живёт далеко, в большом городе с красными круглыми крышами. Дома в этом городе чем-то напоминают грибочки. Там нет асфальта, только мостовая, есть лужи и скамейки, по вечерам светят уличные фонари, а в домах всех жителей есть хлеб и камины.

Вот по такому вполне сказочному городу и гуляет Кукуруза! Она благовоспитанная лошадь, умеет улыбаться и прекрасно знает, где расположена булочная. Ведь каждое утро ворчливый булочник высовывается из окошка и, едва Кукуруза подходит к нему, протягивает лошадке свежевыпеченную булочку с творогом. (Кукуруза полюбила именно их. Малиновые пирожки тоже показались ей восхитительными на вкус, но булочник уж очень громко ворчал. Не желая его так сильно расстраивать, Кукуруза выбрала творожные булочки в качестве ежеутреннего угощения. Она на редкость понятливая лошадь!)

Позавтракав, Кукуруза неспешно направляется к школе. Нужно проведать мальчишек, которые так любят кататься на её спине! А девочки вплетают ей в гриву красивые ленты. Кукуруза выглядит порой такой нарядной, что трудолюбивые горожане невольно задумываются: а уж не праздник ли сегодня? Вдруг, трудясь с великим усердием, они позабыли повеселиться? И на всякий случай покупают домой какое-нибудь угощение. (Потому-то в любой день праздник и получается!)

После школы Кукуруза спешит свернуть на тихую улочку. Там стоит белый маленький домик, а у домика построена будка. В той будке спит пёс. Он – самый большой лошадкин друг! Его зовут Том, у него коричневый нос, длинная коричневая шерсть, чёрный ошейник и большое рыжее пятно на груди. Он редко лает: в том городке все друг друга знают и часто приходят в гости. Том вовсе не сторожевой пёс! Он не сидит на цепи, а именно живёт в будке. Так он решил сам. Уж как хозяйка приглашала его в дом – Том неизменно оставался на крылечке и вежливо махал хвостом. Мол, понимаю, но место моё – тут. И не поспоришь с таким знающим псом.

Том и Кукуруза вели долгие беседы. Они говорили про облака, обсуждали вкус сегодняшней булочки (хозяйка, уважая своего жильца, каждое утро угощала его свежей булочкой), строили планы на лето. Иногда, если день выдавался особенно жарким, Том и Кукуруза медленно шли к речке и долго-долго бродили в воде. Кукурузе вода не доставала и до середины ноги, а Том плыл. Но друзья улыбались друг другу и даже плавали наперегонки!

Вот такая хорошая история. Да и как иначе? Истории, в которых есть добрые друзья и ароматная свежая булочка, всегда прекрасны!

А вот какую сказку любили слушать совы, живущие по соседству с домиком сказочника. Вечерами, когда сказочнику не спалось, они прилетали к его порогу, неслышно усаживались на крылечке, и какая-нибудь из сов учтиво стучала клювом в окошко. Сказочник выходил и начинал свой рассказ…

Когда-то, давным-давно, деревья могли ходить. У них были настоящие ноги и руки, а на головах (то есть на ветвях) они любили носить настоящие шляпы. Знаете, почему в древнем-древнем мире было так много землетрясений? Потому что деревья, как и всякие существа, любили устраивать праздники. И танцевали! А так как любое дерево всё-таки тяжёлое, то и получался на Земле топот, волнения и – землетрясения.

Конечно, Земля была недовольна волнениями и «трясениями». Ей хотелось спокойствия в жизни, ведь она, как-никак, старше всех прочих существ. С другой стороны, Земля тоже любила и умела веселиться, а потому вполне понимала деревья.

Как-то раз деревья праздновали день рождения молодой ели. Ей, кажется, исполнилось тридцать лет – это, знаете ли, самое детство! Деревья водили хороводы вокруг ёлочки, шелестели в её честь песни.

Вдруг в небе появилась точка. Именинница первой её заметила и указала изящной веткой вверх. Точка приближалась, и вот все приглашённые увидели, что к ним приближается небольшое семейство птиц. Судя по всему, это были совы. Но ведь совы не летают днём! Это знали все деревья. Что же случилось?

Перестав танцевать, деревья замерли. Им было непривычно стоять на одном месте, а потому многие выбрасывали вперёд-назад ноги, размахивали вправо-влево руками. Совы, увидев это, замерли в небе. Им тоже было непривычно висеть в воздухе, ведь их тяжёлые крылья созданы для длительного полёта. Но пляшущие деревья – это и впрямь удивительно!

Деревья разглядели двух взрослых сов и маленького совёнка. Взрослые поддерживали его. Видимо, малыш был ранен.

– Здравствуйте, деревья! Можно ли нам приземлиться на ваши ветки? – спросила уставшая мама-сова. Деревья, на которые не садилась ни одна птица, закивали. Они пока что не знали такого слова – «приземлиться» и думали, что это что-то весёлое.

Совы опустились на самую толстую ветку. Но тут (помните, я говорил, что деревья ещё не привыкли к неподвижности?) ветка внезапно дёрнулась: дереву стало щекотно. Маленький совёнок, которого уставшие родители только-только опустили, начал падать на землю. Сам летать он не мог; теперь было отчётливо видно, что у него повреждено крылышко. А сов-родителей тем же внезапным рывком ветки подбросило вверх. И они не успевали подхватить своего детёныша. Совёнок жалобно вскрикнул.

Ёлочка всё это видела. Она была ещё мала ростом, ветки-руки других деревьев не мешали её беготне. Вот и сейчас она побежала изо всех сил, так быстро, как только умела! Совёнок вот-вот должен был упасть на землю, он уже видел травинки и острые камешки… но вдруг падение прекратилось. Трава и камни остались внизу.

Совёнок осторожно повернул голову. Он увидел себя лежащим в руках маленькой ёлочки. Её яркие зелёные иголки были такими мягкими, что совёнку сперва подумалось, будто он снова оказался в гнезде, рядом с мамой. Совёнок улыбнулся. Тут и родители подлетели. Охали, ахали, гладили малыша по головке. А мама-сова украдкой смахивала горячие слёзы.

Ёлочка очень испугалась, увидев, как падает птенец. Что, если бы она не успела добежать?! И эти слёзы из глаз мамы-совы, такие горячие, аж сквозь кору чувствуется! О чём-то же это говорит! Ёлочка за свою короткую жизнь ещё не плакала, но у неё было чуткое сердце, и она поняла, что эти слёзы означают страх опоздать.

И на следующее утро, когда солнце, разбудив землю, ушло по своим делам, ёлочка попросила все деревья подольше постоять на своих местах: «Вдруг снова прилетит птичья семья и им нужна будет помощь? Обязательно нужно помочь, вон какие мы сильные и высокие! Может быть, наши ветки в этот раз успеют подхватить кого-то падающего, а наши иголки и листья залечат раны».

Отчего же было повреждено крылышко у совёнка? Об этом деревья не успели спросить сов. Ёлочка предположила, что совёнок где-то неудачно упал. Ох, а вдруг какое-то менее расторопное деревце не успело его подхватить? Бывают раны, которые не залатать, даже если отдать весь свой целительный сок…

Деревья вокруг внимательно прислушивались к вчерашней девчоночке. Какие умные мысли рождаются в её голове! Деревья всегда были благородными, с большим добрым сердцем. Они поняли, что весь век не пропляшешь. Кому-то может понадобиться их помощь, а это гораздо важнее любого танца. И каждое дерево задалось вопросом: как я могу помочь другим?

А поскольку впопыхах ответа на этот вопрос не найти, деревья призадумались, остановились, примолкли. Их ноги перестали прыгать, их руки перестали размахивать, даже листва стала шелестеть степеннее. Они заглядывали в самую глубину своей души. Разные ответы давали деревья. Все решили, что в их ветвях смогут вить гнёзда любые птицы. Кто-то предложил устраивать внутри себя дупло или улей. Кто-то, конечно, противился и попытался сбежать – так и бегают эти перекати-поле и по сей день! Уж в траву превратились, но всё равно хранят в себе воспоминания о тех днях, когда у деревьев были настоящие руки и ноги…

Вот такая сказка. Сказочник сочинял её несколько лет, наблюдая за маленькой ёлочкой с необычайно мягкими иголками. (Нет, это была именно ель, а не лиственница, как кто-то скажет! Ель, ведь в последний день декабря на ней появлялись настоящие ёлочные игрушки!..)

 

Хорошо бы теперь узнать, кто же этот волшебный рассказчик. О самом себе сказочник говорил редко, но порой, если было настроение, он рассказывал удивительную историю. В неё трудно поверить, но она, как и все прочие, совершенно правдива...

Жил-был молодой человек. Всем он был хорош: и высокий, и весёлый, и голосом обладал приятным, и глаза у него добрые. Бродил красавец по свету, чинил светильники, старые лампы, а ещё своими руками делал свечки разных форм и размеров.

И вот однажды пришёл он в огромный город. Шагал по улицам и площадям, но так и не нашёл себе работы. В том городе жили очень богатые люди, которые не пользовались свечами. Свет в их домах не грел, не обжигал. Он был искусственным. Люди щёлкали специальной кнопочкой, и в помещении становилось светло. Вот и всё чудо.

Загрустил молодой мастер. Ему захотелось есть, а денег он ещё не заработал. Близилась ночь, нужно было искать уголок для ночлега. С утра можно отправиться в путь, но наступающую ночь нужно где-то переждать.

Гостиницы в городе были тоже огромные, как дворцы, и так красиво украшены! Будто каждый день в них останавливались короли и королевы. Бедный парень вдруг застеснялся своего рабочего костюма в пятнах масла. Он и подумать не смел о том, чтобы заглянуть в какую-либо гостиницу. Куда уж ему, грязному!

Никто не обращал на него внимания. Красивые люди бежали по своим делам, не замечая свежего воздуха и тёплого прикосновения уходящего солнца.

Мастер тяжело вздохнул и принялся искать самый неприметный уголок, в котором можно было бы спрятаться от людских глаз и переждать ночь. Он уж повернулся было прочь от светящегося города, как вдруг его окликнул звонкий, нежный голос:

– Господин, это вы продаёте свет?

Точно солнышко рассмеялось, такой это был волшебный, ласковый, весёлый голос. Мастер повернулся, чтобы ответить… и замер. Он влюбился сразу же, с первого взгляда. Перед ним стояла невероятно очаровательная девушка, нежная, скромная и в то же время такая весёлая, улыбчивая! Парень тотчас позабыл о своих несчастьях, даже про голод забыл – красоте это подвластно.

Так они и стояли друг напротив друга. Девушка, поглядев на юношу, залилась счастливым смехом, да и парень вторил ей: ну право, как тут не рассмеяться, когда высокий статный мужчина стоит как вкопанный и не смеет пошевелиться! А с собой у него свечи и лампочки, какие-то инструменты, и всё вот-вот вывалится из переполненных карманов.

– И всё-таки, уважаемый господин, вы продаёте свет? – снова спросила красавица. Но парень никак не мог ответить. Он забыл, что умеет говорить. Он только любовался её лёгкими светлыми волосами, чуть выбившимися из-под белого чепчика; он уже обожал корзинку в её руках и готов был драться за камешек, отброшенный её маленькой ножкой! Парень полюбил девушку всем сердцем. Красота и мягкость, весёлый нрав и задорный голос совершенно очаровали молодого человека. Пожалуй, он отдал бы душу за одно её прикосновение…

А девушке, похоже, чуть прискучил молчаливый кавалер. Она перестала улыбаться, и для сердца молодого мастера наступила суровая зима. Он забеспокоился: девушка сейчас уйдёт!

– Я… – как же пересохло в горле! – Я да, я продаю свечи и чиню лампы, если они есть… если это кому нужно… вот.

Совсем растерялся, бедолага! Но девушка слушала и не уходила, а это было самым главным. И мастер немного осмелел.

– Я из далёкой страны, пришёл в ваш город в поисках работы. Я умею чинить не только лампы. Например, могу сложить печь, построить курятник, да и кур умею выращивать, и лошадей, а с поросятами…

Но тут девушка недовольно поморщилась. Поросят она не любила. Очарование незнакомца из другой земли как-то вдруг растаяло. Он оказался таким же, как и парни на её родине. А потому… чуть поклонившись, красавица пошла прочь.

Бедный мастер не знал, что и делать. Ему стало страшно впервые в жизни. Однажды, в далёком детстве, на него напал бездомный пёс, но и тогда не было такого бездонного ужаса. Собаку он прогнал, а всего одна царапина зажила через несколько дней. Сейчас же всё было иначе. Сила не поможет. Слёзы повредят, а не помогут.

Сердце мастера так колотилось, что этот стук непременно должна была услышать прекрасная девушка! Но она оставалась глуха и продолжала уходить от него.

Меж тем опускалась ночь. Одиночество снова схватило мастера своими ледяными руками. Голод напомнил о себе с удвоенной силой. К тому же подул сильный ветер, предвещающий и назавтра холодную погоду.

Парень печально посмотрел вслед девушке. Её уже почти не было видно. «Такая красивая и добрая», – подумал он. Он и не помышлял обижаться. Он любил.

– Эх, какой же я глупец! Не смог её развлечь! Про поросят вздумал говорить! Что в них, в поросятах, какой толк? Только хрюкают. Красоты в них нет, а ей нужна красота и нежность. Ну конечно же, она любит приятные запахи, наверное, цветов каких-нибудь, может быть, леса или моря…

Мастер задумался. Снова отступил холод и голод, и темнота больше не страшила парня. Он не замечал вокруг себя ничего. Его сердцем завладела новая мысль. И вот он решился! В отчаянии поднял глаза кверху и твёрдо проговорил:

– Я прошу тебя, небо, помоги мне! Сделай меня ветром! Сделай меня вольным, сильным ветром, чтобы я смог всегда быть подле моей любимой! Не беда, что она сегодня ушла от меня. Я сам виноват, напугал её грубым рассказом. Теперь я знаю, что мне нужно делать. Я буду приносить ей нежные вздохи роз и пионов, лёгкие капельки волн, тепло солнечных лучей и детский смех. Я буду оберегать её зимой и радовать летом. Я буду любить её издалека, но зато смогу касаться её волос… Помоги же мне!

Последнюю фразу он почти прокричал с такой болью в голосе, что тёмное небо услышало эту искреннюю мольбу. В тот же миг молодой парень исчез с улицы. Только где-то неподалёку звякнули выпавшие из кармана металлические инструменты.

Подул новый, молодой ветер. В какой-то миг даже можно было рассмотреть его улыбку. А в следующее мгновение счастливый ветер умчался вслед за красавицей.

Прошло с тех пор много-много лет. За эти годы мастер ни разу не пожалел, что попросил когда-то сделать его ветром. Конечно, со временем он понял, что не так уж она была добра и нежна, но любовь его не ослабела. Он не сердился на девушку, подле которой провёл всю её жизнь, незамеченный, невидимый, забытый.

Когда возлюбленная ветра стала лишь грустным воспоминанием, бывший мастер придумал себе новое занятие. Впервые в жизни он отправился в странствия. Ведь теперь, когда он жил ветром, путешествовать было так просто! Правда, он был один, всегда один, в любой дороге, в любом небе… Ветер-мастер привык.

И вот теперь он раздувает паруса и помогает кораблям плыть. Он гонит тучи к месту пожара, чтобы дождь скорее его потушил. Он вытирает слёзы с лица скорбящего и обездоленного. Да, иногда он продувает людей до самых косточек – так то не со зла, а чтобы мы почувствовали, какую боль причиняем окружающим своими словами, взглядами, поступками. Человеку приятен лёгкий ветерок, приносящий счастливые запахи, – да только ценит ли человек то счастье?! Благодарит ли за него? Дарит ли другому своё тепло и радость? Ветер хочет, чтобы люди были добрыми. И зачастую только сильная боль заставляет вспомнить о доброте и чуткости.

А иногда кому-то, кто любит придумывать сказки, ветер нашёптывает различные истории, и мы называем это вдохновением. Слышите? Вдох! Мы дышим воздухом, мы дышим свежим ветром. А чуткие сказочники, разбросанные ветром по всему миру, делая вдох, записывают самые трогательные строчки, чтобы потом рассказать их маленьким и большим слушателям.

Когда ветер поёт свою песню – где-то в мире рождается добрая сказка…

 

 

 

[1] Название песни группы «Король и Шут».

Автор:Салават Вахитов