-18 °С
Облачно
Все новости
Проза
25 Ноября 2019, 14:10

№11.2019. Римма Ахмедьянова. Благородным посвящаю… Рассказы

Римма Ахмедьянова родилась 17 января 1972 года. Окончила Мечетлинскую среднюю школу, БашГПИ (ныне БГПУ им. М. Акмуллы).Римма АхмедьяноваБлагородным посвящаю…РассказыПоследний подарок В юности Фаягуль была очень красивой. Огромные зеленые глаза, нежное белое лицо, роскошные русые волосы, стройная гибкая фигурка... Лучистые глаза светились счастьем, она была веселой и доброй девушкой. Красавица нравилась многим парням, многие мечтали о ней, более смелые пробовали ухаживать. Как и многие красавицы, девушка была очень гордой, ей нравился только Самат, к остальным была равнодушна.Несколько месяцев они дружили, осенью сыграли свадьбу. Молодые не отводили влюбленных глаз друг от друга, кто-то восхищался, а кто-то открыто завидовал красивой паре. Сняли квартиру, Фаягуль устроилась на почту, потом продавщицей в продуктовый магазин, Самат работал строителем.

Римма Ахмедьянова родилась 17 января 1972 года. Окончила Мечетлинскую среднюю школу, БашГПИ (ныне БГПУ им. М. Акмуллы).
Римма Ахмедьянова
Благородным посвящаю…
Рассказы
Последний подарок
В юности Фаягуль была очень красивой. Огромные зеленые глаза, нежное белое лицо, роскошные русые волосы, стройная гибкая фигурка... Лучистые глаза светились счастьем, она была веселой и доброй девушкой. Красавица нравилась многим парням, многие мечтали о ней, более смелые пробовали ухаживать. Как и многие красавицы, девушка была очень гордой, ей нравился только Самат, к остальным была равнодушна.
Несколько месяцев они дружили, осенью сыграли свадьбу. Молодые не отводили влюбленных глаз друг от друга, кто-то восхищался, а кто-то открыто завидовал красивой паре. Сняли квартиру, Фаягуль устроилась на почту, потом продавщицей в продуктовый магазин, Самат работал строителем.
Друг за другом родились у них сыновья Азат и Денис. Самат начал строить двухэтажный кирпичный дом, жена работала в магазине. Продавцам самим приходилось поднимать тяжелые ящики. Не рассчитавшая свои силы молодая женщина перетрудилась, со страшной болью в пояснице попала в больницу.
Самату было больно видеть страдания любимой, он не разрешал ей работать. Она согласилась и стала домохозяйкой, хранительницей домашнего очага, была проворной и трудолюбивой. Фаягуль начала печь сначала для своей семьи, постепенно и на заказ пироги и торты, да так хорошо, что у нее сразу появились постоянные покупатели.
Азат рос замкнутым, погруженным в свой внутренний мир ребенком. Тихий, скромный мальчик в обычной школе не смог учиться, его направили в Уфу в коррекционную. Младший Денис, бойкий, способный, учился очень хорошо. Казалось, природа щедро наградила одного и обделила другого. Денис участвовал в республиканских олимпиадах по математике, занимал призовые места.
Самат уехал в Сибирь, работал вахтовым методом. Супруги достроили шикарный дом, жили в достатке, Фаягуль уже сама неплохо зарабатывала, открыла собственную пекарню и магазин.
Постепенно Самату жизнь начала казаться скучной. Вроде всего добился, поменял несколько машин, а душе хотелось перемен. Жена поправилась и не была как прежде обворожительно красивой. Не такими чудесными и яркими были изумрудные глаза, уже не волновал запах ее когда-то удивительно гибкого и стройного тела.
В одном из магазинов Сургута он познакомился с хорошенькой кассиршей. Лида оказалась бойкой девицей, сама пригласила его на свидание. Статный, уверенный в себе мужчина всегда нравился женщинам, а тут такая молодая и такая красивая девушка...
Несколько лет продолжалась их любовная связь. Самат понимал, что предает жену, терзался угрызениями совести, но Лидочка была такой желанной, что он невольно поддался искушению. Рядом с ней, молодой горячей любовницей, забывались все запреты.
В последнее время все чаще беспокоило сердце, ведь он курил в день по две пачки сигарет. Лида предлагала постоянно жить вместе, и жену было жалко…
Наконец-то он решился во всем признаться жене, только не знал, с чего начать.
Приехал домой в отпуск, неприятный разговор оставил на завтра. Пообедав, вышел во двор и сел в новенький «Форд-фокус», хотел позвонить любимой Лидочке без свидетелей, услышать ее нежный, волнующий сердце голосок. Влюбленный мужчина уже скучал по ней. Взял было телефон в руки, но позвонить не успел – страшная боль пронзила сердце его. Боль была острой и резкой, а приступ смертельным. Когда жена нашла его в машине, было уже поздно, слишком поздно...
...Она была как в тумане, слишком внезапно все случилось, будто все происходит не с ней, а с другой, незнакомой женщиной.
В первые дни после похорон мужа Фаягуль ходила только с помощью уколов милдроната, до того обессилила от горя. Без них она теряла равновесие, постоянно у нее болела и сильно кружилась голова, несколько раз женщина падала на землю. К счастью, не так сильно: казалось, кто-то невидимый и очень заботливый поддерживает ее, помогает подняться, отряхнуться и идти дальше, находить силы жить... Все она делала машинально, казалось, не было сил даже плакать.
Время – доктор, как бы тяжело ни было, вдова и дети постепенно приходили в себя, привыкали жизни без Самата. Денис окончил школу с золотой медалью, поступил в Нефтяной университет.
Фаягуль часто в своих снах видела чудесную маленькую девочку, ей казалось, что это собственная ее дочь.... В своих снах ехала в город, выбирала платья, туфельки в дорогих магазинах, а когда просыпалась, казалось, все происходило в реальной жизни, долго лежала она и мечтала о дочке. Сны были такими яркими, что всегда женщина просыпалась со светлой радостью. Все время думала о малышке, казалось, скоро, очень скоро случится чудо...
Через два года после смерти мужа Фаягуль получила заказное письмо из Сургута. В письме сообщалось, что дочь Самата Олеся осталась сиротой, мать ребенка Лидия после аварии умерла в реанимации. Лида выросла в детдоме, и Олесю ждет такая же судьба.
От такой новости женщина несколько дней была в шоке. Она, в юности первая красавица поселка, была уверена, что всегда была единственной любовью мужа. Если и слышала сплетни, никогда не принимала всерьез. Она была уверена в нем, как в себе самой... Ведь слишком сильно любила мужа, боготворила, чуть ли не молилась на него. А он, оказывается, был обычным грешным и, как все обычные смертные, поддался искушению.
Добрая сердцем, Фаягуль простила мужа, ведь несмотря ни на что она до сих пор любила его. «Всевышний видит все, и всему лишь он судья», – подумала вдова.
Заказное письмо она сожгла, все держала в секрете, ни родным, ни подругам не выдала тайну мужа. Через некоторое время начала собирать документы для оформления опеки над маленькой сиротой.
Так судьба свела малышку Олесю с новой мамой, постепенно она становилась похожей не нее, людей удивляло, что приемные мать и дочь очень похожи друг на друга. Скорее всего, Лидия была похожа на Фаягуль, и Самат влюбился в молодую, более свежую копию жены.
Муж перед уходом говорил о каком-то подарке, который он готовил ей ко дню рождения, но тайну унес с собой. Дочка Олеся и стала неожиданным последним подарком мужа. Последним приятным подарком ее любимого, ведь именно о такой чудной дочурке она мечтала, именно такую малышку видела в своих ярких вещих снах...
Долг
В соответствии своему имени Инсаф был невероятно воспитанным, скромным человеком. Ради друзей и близких он был готов даже пожертвовать собственной жизнью. Жену и детей любил очень сильно. На суженую мужчина не то что не поднимал голоса, но, казалось, даже нечаянно ни разу не сказал ей обидного слова.
Муж и жена жили очень хорошо, в мире и согласии. Один за другим, как плоды большой любви, появились на свет двое сыновей. Разобрав старый дом, оставшийся от покойной бабушки Гульназ, начали строить новое кирпичное жилище. Инсаф мечтал о красивом двухэтажном доме, но для воплощения цели ему пришлось много и сильно трудиться. Одного материнского капитала, выделенного на второго сына, оказалось недостаточно, пришлось еще взять деньги в кредит. Однако Инсаф был очень трудолюбивым и старательным человеком, он совсем себя не жалел и даже в выходные, не зная отдыха, таксовал: возил пассажиров между Уфой и районом. Клиентов у него хватало, поскольку он брал за поездки меньше остальных. Словом, Инсаф старался изо всех сил.
Вскоре, хотя и с рук, купили и иномарку; чтобы не брать еще один кредит, Инсаф одолжил деньги у старшего брата Вазиха.
Хотя они приходились друг другу братьями, сложно было поверить, что они родились от одной матери и когда-то лежали в одной колыбели, потому как по складу характера они были совершенно разными: Вазих – упрямым и жадным, что бы он ни делал, во всем искал выгоду, Инсаф же, напротив, – щедрым и добродушным.
Вот и сейчас Вазих поставил условие:
– В долг-то я дам, только вернешь с процентами. Если не согласен, попроси у других.
Инсаф согласился и под соответствующую расписку взял на руки пятьдесят тысяч. Через год он должен был возвратить шестьдесят пять.
Через десять месяцев он уже смог вернуть брату сорок тысяч рублей. И вроде все шло хорошо. Семья переехала в новый дом, обустроилась в новых просторных комнатах. Вот жить да жить бы ведь им в радости, не зная бед и печали…
Но, как гром среди ясного неба, беда всякий раз приходит неожиданно. Вот так, когда вроде бы все идет хорошо, когда кажется, что счастье переливается через край, человек вдруг натыкается на тяжелые жизненные испытания, и его с головой накрывает горе.
...Ушедший поутру на работу Инсаф чувствовал себя плохо. Но, несмотря на сильную головную боль и помутнение в глазах, он старался не обращать на это внимания. Видимо, оттого, что горел светлыми надеждами, у него и не было времени думать о своем здоровье.
Все случилось очень быстро, мужчину нашли без сознания. Неизвестно, сколько он так пролежал, но, когда Инсафа привезли в реанимацию, он был в коме. Оказалось, что у него случился инсульт. Через неделю наступила и смерть. Никто не смог разбудить молодого тридцатипятилетнего мужчину.
Безутешная Гульназ осталась одна с двумя детьми семи и пяти лет. О том, что жена носит под сердцем еще одно дитя, муж узнать не успел. Проводы Инсафа в последний путь прошли как во сне. Бедняжке все казалось, что ее любимый вот-вот проснется и войдет в дверь живой-здоровый, и они заживут по- прежнему… Вот только дни все шли и шли своим чередом, время текло. А ей нужно было найти где-то силы, чтобы жить дальше.
Спустя месяц после смерти мужа пришел деверь Вазих, они встретились впервые после похорон Инсафа. У снохи, тонкая талия которой стала значительно шире, были заметны изменения и на лице.
– Как дела, Гульназ? – сухо спросил он.
– Плохо, как видишь.
– Муж-то твой ушел с долгом, когда собираешься платить? – напомнил Вазих вдруг.
– Заплачу, когда справим сорок дней, подожди уж немного.
– Да уже год жду, сколько еще можно ждать? Не думай, что пожалею. Не хватило двоих детей, зачем залетела, овца ты безмозглая? Нечего нищету плодить! – как можно грубее сказал Вазих и ударил кулаком по столу так, что упала на пол и разбилась чашка, стоявшая на краю стола. В ту же минуту женщина почувствовала, как рушится и переворачивается с ног на голову весь ее мир, как эта несчастная хрупкая чашка...
– Плати долг, давай, найди где хочешь! – и прежде некрасивое лицо Вазиха теперь выглядело страшным, он был похож на хищника с наполненными кровью глазами, на голодного дикого зверя, готового в любую минуту разорвать свою жертву.
«Хорошо бы пнуть ее в живот, ребенок бы подох у бабы… – подумал мужчина, представив, как стонет и изгибается от нестерпимой боли сноха. – Ладно уж, живи, расти своих щенков».
Гульназ поспешила к соседям, они пожалели несчастную плачущую женщину и дали ей десять тысяч.
– А как же проценты? – допытывался Вазих, получив сумму.
– Больше ни копейки нет, простите, – говорила Гульназ, в отчаянии пытаясь достучаться до сердца жестокого деверя.
– Ладно, я сделаю по своему, – разъяренный мужчина пулей ринулся на кухню, на глаза ему попалась совсем еще новенькая газовая плита, купленная всего несколько месяцев назад. Но Вазих, не раздумывая, разобрал ее и погрузил в багажник, буквально выбив по дороге дверь.
Вслед смотрела рыдающая Гульназ. Дитя под сердцем тоже забеспокоилось, забрыкалось, по-видимому, ему тоже передались переживания матери.
Вошедшая через некоторое время соседка Сауиля обнаружила обессиленную от горя, плачущую Гульназ на диване, рядом суетились Азат с Иршатом, пытающиеся, каждый как мог, утешить свою маму.
– Не сдавайся, Гульназ, Вазих – дурак ещё сам поплатится за это…
– Ах, тетя, ты-то скажешь, но горе свалилось на мои…
– Красавица моя, не печалься, ты же ждешь третьего ребенка, дай Бог, чтобы он родился живым-здоровым. А вот у Вазиха детей нет, сколько они с женой по врачам ходили, все без толку. Сейчас вон через суд имущество делят и разводятся. После двадцати лет супружеской жизни, подумать только! Они столько людей погубили, продавая спирт, видимо, поэтому их благосостояние и пошло на убыль. Не зря же в народе говорят, что на чужом несчастье счастье не построить. А Миляуша, сноха-то, ещё хоть куда как молоденькая девушка, так и пышет страстью и энергией. Вот бесплодный Вазих и срывает на тебе всю злость, которую к ней испытывает.
– У него пустяшные проблемы, которые сам себе придумывает. Никакого горя. Чтобы он делал, если бы пережил то же, что и я? Негодяй он, вот кто.
– То, что я говорю, всегда оказывается правильным, когда-нибудь он придет к тебе просить прощения.
– Откуда ты все знаешь, тетя?
– Говорят тот, кто много знает, быстро старится. Успокойся, ни о чем не тревожься. Хороших людей тоже достаточно, не обращай внимания на Вазиха. Твой муж бы тоже хотел, чтобы ты продолжала жить, нужно еще поставить на ноги деток. Так что береги себя! – посоветовала добродушная соседка.
Точно так же, как на свете есть коварные люди, достаточно и добрых, хороших. Иногда помощь может прийти с самых неожиданных, невиданных сторон…
Один из холодных последних дней августа. В воздухе веет ароматами яблони, возле дома блестят на солнце гроздья спелой рябины. Немного умиротворенная женщина печет блины. Возле ворот остановилась «Тойота», из которой вышел незнакомый мужчина в дорогом костюме и черных очках. Кто же он, с чем он к ним пришел? Незнакомец быстро вошел в дом.
– Здравствуйте, Гульназ! Не бойтесь, я с хорошей новостью.
– Кто вы?
– Я Руслан. Инсаф был моим лучшим другом, на похороны, к сожалению, я прийти не смог и все же хочу помочь вам. Прошу вас, примите с согласием. – Руслан положил на стол увесистый пакет.
Слезы ручьями хлынули из глаз потрясенной женщины. Она так растерялась от неожиданного предложения, даже не знала, радоваться или нет. Недавно только брат мужа поднял такой переполох, а сегодня посторонний мужчина предлагает свою помощь. Верить или нет?
– Спасибо вам за то, что желаете помочь, только я это принять не могу. Я же останусь в долгу, как потом расплачусь? – женщина разразилась горькими рыданиями.
– Успокойся, сноха. Я же от всей души помогаю, Инсаф был для меня как брат. Я добро хочу сделать, назад возвращать не надо. Когда-то и он мне помог, он даже спас мне жизнь, отдав свою кровь, когда я попал в аварию. Я ему жизнью обязан, – искренне сказал Руслан. Столько участия и доброты светилось в его больших карих глазах, и кажется, он надежный и хороший, как ее покойный муж...
В пакете оказались не только рублевые купюры, но и много евро и долларов. На эти деньги можно было не только погасить долг и купить новую газовую плиту, но и прожить несколько лет, ни в чем себе не отказывая.
Только недавно безутешная вдова проливала слезы печали, сердце ее разрывалось от, казалось, бесконечного горя, сейчас она снова плачет. Только слезы эти – такие приятные, они от внезапно нахлынувшей радости. Как все женщины, она легко ранима, все слишком близко принимает к сердцу. Радость и горе ходят рядышком, черная полоса сменяется белой, темное небо после грозы светлеет, и его украшает чудесная радуга. Порою печаль отступает, радость стучится в дверь...
На сорок дней своего младшего брата Вазих не пришел, словно полностью разорвал связи с семьей Инсафа. Он злился не только на сноху и на свою жену Миляушу, но и на весь женский род. Миляуша же мало того, что вышла замуж за мужчину намного моложе себя, так еще они и взяли на воспитание мальчика из детского дома. Вазих чувствовал себя самым одиноким и ненужным человеком, брошенный мужчина был озлоблен на весь мир.
Руслан не забыл о семье друга Инсафа, они часто приезжали с женой Фатимой. Новорожденную дочь Гульназ они предложили назвать Маликой. Вот так словно самые близкие родные сдружились две семьи, став опорой друг другу и в радости, и в печали.
В день, когда Малике исполнилось три годика, вдруг пришел Вазих. Он что-то держал в руках, вид у него был измученный, одежда грязная, помятая. От прежней заносчивости не осталось и следа, он теперь всем своим жалким видом напоминал облезлого по осени петуха с поникшим гребешком.
– Прости, сноха. Я остался совсем один… Разреши увидеть детей брата… – Он встал на колени, из умоляющих глаз его полились слезы…