-18 °С
Облачно
Все новости
Проза
13 Мая 2019, 00:27

Манюхина Эвелина Юрьевна БашГУ, 2 курс. Совещание студенческих литобъединений

Манюхина Эвелина ЮрьевнаБашГУ, 2 курсПроза на русском языкеЭвелина БронниковаКризис новорожденностиВолны, волны, волны. Всё время через голову Т. проходило столько волн, что у него началась морская болезнь. Внезапные всплески громкости заставляли его вздрагивать, сотни тысяч звуков вызывали рябь перед глазами. Разноцветные и разноструктурные, волны проникали в его уши, нос, глаза и выходили с другой стороны головы.

Манюхина Эвелина Юрьевна
БашГУ, 2 курс
Проза на русском языке
Эвелина Бронникова
Кризис новорожденности
Волны, волны, волны. Всё время через голову Т. проходило столько волн, что у него началась морская болезнь. Внезапные всплески громкости заставляли его вздрагивать, сотни тысяч звуков вызывали рябь перед глазами. Разноцветные и разноструктурные, волны проникали в его уши, нос, глаза и выходили с другой стороны головы.
Теперь с этим покончено, решил Т. Начинать нужно было не с малого — он решил очистить своё информационное поле одним движением.
В последний раз стоя перед зеркалом, Т. заклеивал рану на виске пластырем. Крошечная зелёная пластинка с проводком покоилась в мусорной корзине.
Запах в салоне автобуса казался ему жёлтым. Закрытые глаза больше не раздражал звук нового сообщения. Под его кожу больше не просачивался заранее отфильтрованный поток. Т. улыбался.
— Молодой человек, вы проехали свою остановку! — окликнул его кондуктор.
Т., очнувшись, поправил рюкзак и посмотрел за окно.
— Вам куда надо-то? — спросил другой пассажир. — В пригород?
— На восток, — ответил Т, выходя из автобуса.
Бросив последний взгляд на город, Т. почувствовал, как зелёный звук пытается достать до его зрачков, но вскоре неприятное ощущение улетучилось. Он дотронулся рукой до пластыря. В детстве ему говорили, что слабое животное, отбившись от стаи, погибает, и став взрослым, Т. захотел проверить это.
Прикосновения ветра успокаивали лиловой мелодией. Надвигающаяся гроза отдавала синим. Если он и погибнет сегодня, подумал Т., то перед этим ему удастся переслушать пару отличных книг.
Он достал дедовский плеер, вставил в него кассету. Медленная собственная речь застилала ему взор, окрашивая надвигающийся вихрь в пурпурный.
Т. закрыл глаза.
Т. был счастлив.
Т. был свободен.