-5 °С
Снег
Все новости
Проза
13 Мая 2019, 00:11

Имангулова Адель Ильдаровна. БГПУ им. М. Акмуллы, 1 курс. Ромашка. Совещание студенческих литобъединений

Имангулова Адель Ильдаровна Учебное заведение - БГПУ им. М. Акмуллы, 1 курс Ромашка– Бабуль, прости, задерживаюсь, – кричал в телефон парень, кисло глядя на табло с графиком рейсов.– Что, Егорка?! Не слышу.

1. Имангулова Адель Ильдаровна
2. Учебное заведение - БГПУ им. М. Акмуллы, 1 курс
Ромашка
– Бабуль, прости, задерживаюсь, – кричал в телефон парень, кисло глядя на табло с графиком рейсов.
– Что, Егорка?! Не слышу.
– Самолет, говорю, задержали, скорее всего, только завтра прилечу, – еще громче ответил Егор. Юноша представлял собой неутешительное зрелище: белоснежная рубашка уже давно взмокла, а на голове будто поигрались воробьи. Он стоял в большой растерянности, теребя брелок на ручке чемодана. Вокруг него толпились люди, юношу то и дело кто-то задевал, но он все также оставался на месте.
– Ну что ж сделаешь, тогда завтра встретимся, – старушка старалась говорить весело, но в голосе чувствовались еле уловимые нотки грусти, которые разбивали Егору сердце. Парень вздохнул и ответил:
– Да, конечно. Завтра обязательно прилечу, пока ба. – Подождав, когда бабушка сбросит звонок, Егор вздохнул и направился в ближайшее кафе. Сегодня, восьмого июля, ему исполнилось ровно двадцать лет, ну или почти исполнилось. По старой традиции (которая подростку Егору никогда не нравилась) бабушка всегда целовала внука в час и минуту его рождения в лоб, а именно в 20:08. И, видимо, на его двадцатом празднике традицию придется прервать, что несказанно огорчило бабушку и внука. Пусть парень уже вырос и об этой традиции никто не должен знать, ему очень не хватало в чужом городе добрых бабушкиных глаз и рук. Она вырастила его одна, и родных у них больше не было.
Егор еще раз вздохнул, и, не обращая внимания на докучливых людей, направился в близлежащее кафе - думать, что делать дальше. И на самом входе он столкнулся с заболтавшимися женщинами, которые его не заметили. Дамы оживленно обсуждали, что у ни одной из них (а также у их знакомых) на клумбах не взошли ромашки. Егор скептически подумал о том, как людей могут волновать такие пустяки.
В то время пока Егор досадовал на отечественный аэрофлот, в другой части страны прогуливался недавний выпускник детского дома Сеня. Гуляя по городскому парку, изнывая от жары и распугивая голубей, он решительно не знал, чем заняться. Повсюду гуляли семьи, то тут, то там возникали мамочки с колясками, там и сям появлялись отцы, несшие своих маленьких чад на шее, а дети постарше уплетали мороженое.
Сеня вздохнул, мечты о собственных родителях рассыпались, словно листья гербария, еще в пятнадцатилетнем возрасте. Сейчас нужно было получать высшее образование, находить работу и обзаводиться собственной семьей. Если с первыми двумя пунктами дела шли хорошо, то с третьим все было очень плохо. Девушки он так и не встретил. Сегодня был день Семьи, Любви и Верности. Точно не его день, как решил для себя Сеня. Он помнил, что в детском доме в этот день всегда устраивали мероприятия, спектакли, вручались подарки. Сеня жил в детдоме с рождения и не знал, как празднуют такие праздники в семье. Но юноша нутром чувствовал, что точно не так как в детдоме. Он был уверен, что в семье не было этой помпезности. Семья, скорее всего, выбиралась на речку, на шашлыки или в парк. Ели арбузы, дыни, мороженое. Тихо говорили о чем-то таком, что было понятно только им, маленькому кругу избранным.
Юноша шел вдоль велосипедной дорожки, не направляясь куда-то конкретно. Вскоре он вышел на большую поляну, сияющей каждой травинкой на ярком солнце. Тут часто устраивали пикники, и сегодняшний день не был исключением. Сеня хотел было устроиться на траве, но заметил компанию его ровесников, которые тащили коробки. Сеня был готов уже подумать о них что-то нелестное, как вдруг заметил, что из коробки выглянул цветной лоскут ткани. Заинтересовавшись, парень подошел поближе. В компании оказалось три человека, парень и две девчонки. Одна из девушек, длинноволосая брюнетка с ярко зелеными глазами, слегка отставшая от друзей, заметила Сеню. Она весело крикнула ему:
– Эй, парень, что стоишь, идем помогай!
Сеня подошел к девушке и принял коробку. Девушка и парень, ушедшие вперед, заметив пропажу подруги, оглянулись.
– О, Элька, молодец, еще одного завербовала. Тебя как звать? – крикнул парень с темными кудрявыми волосами.
– Семен, Сеня, – сбивчиво ответил юноша.
– Ну, Сенька, ты попал, идем, поможешь. – Блондинка с карими глазами подмигнула ему и дала еще одну коробку сверху, так что, голову Сени больше не было видно.
– Кто вы такие и что в коробках?!
– Я - Эля, тот Вадик и Рита. – Брюнетка указала по очереди на себя, кудрявого парня и блондинку, – в коробках воздушные змеи, сегодня фестиваль, посвященный им. Мы волонтеры. Вон наш лагерь, – и Эля указала на несколько палаток вдалеке, над которыми развевались змеи, цветастые флаги и звучала музыка. – Не хочешь предложить помощь? –
Эля усмехнулась. Сеня посмотрел в сторону лагеря и вспомнил, что здесь, действительно, ежегодно проводится фестиваль, на который, увы, ребенком он так и не попал.
– Конечно, помогу! – воодушевился Сеня, радуясь возможности, наконец, осуществить мечту.
В соседнем же городке погода была прямо противоположная. В небе бушевал шторм, огромные тучи заслоняли небо, появлялись первые росчерки молнии. Захлестал по-настоящему летний ливень. Хорошо сидеть в это время дома, ну или хотя бы оказаться рядом с ним. Но Ирине и ее дочке Яне повезло куда меньше. Дождь застал их в центре города, куда Ирина ездила по рабочим делам, а Яна составляла компанию. Девушки забежали в маленький магазинчик около остановки. Автобусами даже не пахло, а поход пешком мог превратиться в сплав. Вдруг Яна заметила, что из этого магазина можно выйти в большой торговый центр.
– Мам, может прогуляемся?
– Точнее потратимся?! – улыбнулась женщина.
Телефон Ирины завибрировал, звонил обеспокоенный отец семейства. Ирина выслушала тираду мужа по поводу «кто в такую погоду о работе думает» и спокойно ответила:
– Не переживай, мы переждем. И хочешь, обрадую? Ты же на машине, забери Филю из садика, когда дождь поутихнет.
Яна ухмыльнулась, на том конце провода застонали, но покорно обещались выполнить поручение. Ирина убрала телефон и улыбнулась дочери.
– Ну, пошли, прогуляемся, – мама с дочкой направились в торговый центр.
Первый отдел, который открылся взору дам, был просто фантастических размеров магазин детских товаров. Ирина улыбнулась.
– Мам, ты чего?
– Я и не думала, что он до сих пор здесь… просто именно в этом магазине мы с папой покупали тебе первую коляску, вещи и игрушки.
Яна вздохнула, предчувствуя мамину ностальгию.
Дочь и мать ходили мимо стеллажей и полок, где висели милые детские костюмы, глазели огромными глазами пушистые и мягкие звери. Каких только игрушек здесь не было. Единственное, кажется, чего они не могли делать, так это самостоятельно мыслить.
– Когда мы тебе здесь игрушки выбирали, таких еще не было, удивительно, – глаза Ирины разбегались. – Может, Фили что-нибудь купим? Машину или робота, или…
Яна улыбнулась. Вдруг Ирина заметила что-то на одной из вешалок и направилась к ней. Взяв двумя руками нежную ткань, она разглядывала миниатюрный зеленый костюмчик в мелкую ромашку. Женщина улыбалась и после довольно долгого молчания сказала:
– У тебя был в детстве такой… мы с твоим папой нечаянно купили его. На улице лил дождь, мы забежали в магазин и наткнулись на такой же.
Яна улыбнулась.
Егор вышел из кафе и взглянул на расписание самолетов. Сердце его екнуло: в табло появился самолет, который отправляется сегодня в его город. Юноша побежал к кассе и протараторил, что ему надо.
– Поскольку ваш рейс задержали, – не обращая внимания на нервозность юноши, сказала девушка за кассой, – наша компания предоставляет вам бесплатный номер в гостинице, а также бесплатный билет на завтрашний рейс.
– Нет, можно мне билет на этот самолет и так уж и быть, я готов за него заплатить, – зашипел Егор на девушку.
– Вы не один такой, билеты распроданы. Не задерживайте очередь.
Егор отошел от кассы и мысленно выругался. Вдруг к нему подошел усатый мужчина, в глазах которого блестел задор, словно тот сорвал крупный куш.
– Говоришь, тебе билет на тот самолет нужен? Ну, так вот, готов продать тебе свой билет за…- Мужчина назвал сумму в три раза больше той, за которую ее продают в аэропорту. Егор округлил глаза и сквозь зубы процедил, что согласен. Произошел обмен, и усатый мужчина отчалил до глубины души довольный собой. Самолет вылетит в четыре, перелет длится два часа пятнадцать минут. Егор должен успеть.
Каждые пять минут полета Егор смотрел на часы и досадовал, что времени на поездку из аэропорта до бабушки у него останется очень мало. Он ничего не съел и все ждал, когда, наконец, объявят, что они скоро прилетят. Долгожданный час наступил, измученный и помятый, он один из первых взял свой багаж и мчался к такси, которые стояли около аэропорта.
– Куда едем? – спросил водитель, совершенно лысый сорокалетний мужчина. Егор назвал деревню, где жила бабушка.
– Ох, куда вас занесло, ехать будем долго, пристегивайтесь.
Егор дрожащими руками пристегнулся и посмотрел на наручные часы, 18:30. До деревни ехать три часа, интересно, любящий человек может обогнать время и при этом остаться в живых?
Сеня, наконец, установил последний прожектор на поляне. Празднество обещало быть долгим и когда стемнеет, нужно было освещение. Тот тут, то там уже возникали палатки, ведь многие пришли сюда с ночёвкой. Где-то закуривались первые дымки — разжигали мангалы. Отовсюду звенела музыка, летали мыльные пузыри, а детям раздавали бесплатное мороженое. Истинно летний праздник!
– Ну, я все, – Сеня подошел к Эле. Девушка привязывала охапку гелиевых шариков к столбу.
– Молодец, щас нас уже освободят.
Парень стал наблюдать за другими волонтерами. Все они были в отличительных голубых кепках и со значками-ромашками. Все что-то куда несли, обсуждали, украшали. Этот организм действовал настолько слаженно, что дух захватывало. Наконец, волонтеры были предоставлены сами себе. Новые друзья Сени тут же приняли его в свою компанию. Они гуляли по парку, о чем-то болтали и смеялись. Они никому не мешали и вели себя культурно, но Сеня был настолько счастлив, что иногда у него появлялась мысль о том, что они распугивают своим видом людей. Когда смех поутих, Сеня спросил у Эли:
– Вы, видимо, давно дружите!
– Нет, мы познакомились неделю назад, на первой встрече волонтеров, – улыбнулась брюнетка.
– Ничего себе, а кажется, что сто лет знакомы.
– Мне тоже, и каждый рассказал историю, кто он, откуда. Мы здесь очень похожи, многие приехали из других городов. И как это принято в больших мегаполисах, здесь очень…одиноко. – Эля вздохнула, улыбка ее стала робкой.
– Ну, а ты откуда будешь? – в разговор встряла Рита.
И Сеня понял, что пришла его очередь говорить о себе, чего не очень хотелось делать.
– Я детдомовский. Всю жизнь прожил в этом городе, поступаю тоже тут, жду результатов, – просто ответил Сеня и улыбнулся.
Троица молчала, и Сеня понял, что говорить придется еще.
Когда он закончил, Эля вдруг слегка коснулась его мизинца. Сеня кивнул ей.
– Слушайте, – Сеня резко остановился – и как я раньше-то не додумался!
– Что такое?
– Можно ли переговорить с организаторами и пригласить сюда детдомовских детей? И не только маленьких, мм?
– Ну, попробовать можно, – Вадик запустил руку в свою шевелюру.
И друзья двинулись к лагерю волонтеров.
Яна наблюдала интереснейшую картину - мама горячо спорила с папой по телефону по поводу того, что же лучше купить: трансформера с не выговариваемым именем или конструктор. Мама была за конструктор, а папа за трансформер. Спор был таким яростным, что Яна задалась вопросом – а кому, собственно, покупают подарок: родителям или братишке?
Ирина мрачно молчала в трубку, а потом просто убрала телефон.
– Ну что? – Яна с опаской посмотрела на маму.
– Пошли, посмотрим кубики! – решительно сказала Ирина и направилась к полкам, но... – ой, – на лице женщины тут же появилась улыбка умиления. В корзине, куда упал взгляд женщины, лежали белые и пушистые собачки с блестящими глазами, которые так и глядели в душу. Она взяла одну и не заметила, как к ней пододвигался мужчина. Они столкнулись.
– Ох, извините, я…-мужчина осекся, подняв глаза на женщину, – а я за вами еду! Ну, приехал.
– Макс? Ты как тут оказался? – женщина удивленно приподняла бровь, глядя в глаза мужу.
– Я, тут… конструктор выбираю... – Максим сделала невозмутимое лицо. – Я поехал за вами, а наш спор очень точно подсказал, где вас искать.
– Филю, я так понимаю, никто не забрал?! – вступила в разговор Яна. Мужчина сконфуженно улыбнулся:
– За Филей успеем, время есть, – мужчина перевел взгляд на игрушку в руках жены, – кажется, почти такую я подарил тебе, когда мы познакомились. Сколько нам было, семнадцать?
– Шестнадцать, – ответила женщина, гладя пушистый бок игрушки, а мужчина с ухмылкой потрепал собаке уши.
– Максим Петрович, Ирина Александровна? – муж и жена подняли глаза, напротив них стоял их подчиненный. Яна прыснула. Странно, наверное, видеть, как твои всегда серьезные начальники наглаживают плюшевого щенка.
Семья ехало домой, на заднем сидении, рядом с Яной, лежал трансформер, конструктор, а сверху белоснежный щенок. Родители спорили, как преподнести подарок сыну и, наконец, Ирина выдала:
– Яна, ты говоришь Филе, что сегодня какой-нибудь волшебный день, мы его отвлекаем, а ты кладешь подарок где-нибудь под стол Филин, хорошо?
– А нельзя просто ему их отдать?
Максим посмотрел на Яну в зеркало заднего вида, и весь его взгляд сквозил осуждением ее простоты и занудства. Яна улыбнулась и согласилась. Сейчас они приедут домой, Филя найдет подарок, а родители проявят к нему лишь вежливый интерес и ничего больше. Скоро они станут строгими мамой и папой, начальниками, которых побаиваются коллеги, ну, а пока, они были детьми, детьми, которым купили игрушки.
– Ну, чего плетемся? – Егор задремал и проснулся, оттого что машина стремительно снижала скорость.
– Пробка, может авария какая-то, – водитель остановил машину. Впереди был грузовик, и разглядеть что-то дальше грязного кузова было нельзя. Водитель выглянул из окна и присвистнул:
– Даа, дела, авария.
Егор готов был сам распинать все машины и гнать к бабуле. Парень надул щеки и шумно выдохнул, спуская пар.
– О, а это что? – вдруг он увидел едва заметную дорогу, которая поворачивала направо. О том, что там когда-то ездили машины, говорила слегка примятая трава. – Куда ведет эта дорога?
– А это, ну, наверное, в объезд этой трассы, но это даже не дорога, одно название.
– Езжай, – уверенно сказал Егор, глядя на дорогу.
– Что? Туда?! Я не самоубийца! Черт знает, куда выедим, еще напоремся на что-нибудь или застрянем.
– У меня в деревне, куда мы едем, бабушка, мне надо срочно к ней.
– Умирает? – сочувственно спросил водитель.
– Да, умирает, от любви к внуку, езжай же.
Водитель вздохнул, мысленно проклиная пассажира, включил поворотник и развернул машину.
Егор подгонял водителя, и они довольно скоро выехали на нужную трассу. Водитель совершенно не понимал, почему он слушает парня, который годится ему в сыновья, но спорить не решался – уж слишком целенаправленным был парнишка. Вскоре запахло резиной и что-то бухнуло.
– Ах, шина лопнула! – сказал водитель, пытаясь вывести машину на обочину. Остановившись, он включил аварийку.
– Ну, парень, приехали.
Егор вышел из машины и заскрежетал зубами. Вдруг он заметил, что поле, возле которого они остановились, выглядит очень знакомым. Он вспомнил, что именно сюда они с бабушкой в детстве ходили на сенокос. В те времена оно утопало в молочном цвете ромашек. А если собраться на холм и посмотреть на поле с высоты, оно походило на огромную ложку пломбира. Сейчас ромашек не было. Ни одного цветочка. Совсем.
– Это, мы что, почти приехали?
– Ага, почти…– водитель присел на корточки и стал оглядывать шину. – У меня нет смены, и, кажется, шиномонтажа тут тоже нет… – мужчина встал, упер руки в бока и посмотрел на трассу, мимо на полной скорости неслись машины. Егор глянул на часы – 21:20.
– Опоздал… – Егор открыл машину и уселся на переднее сидение, высунув ноги на улицу. Вид его был настолько удручающий, что водителю стало его жалко:
– Не уж-то так бабушку любишь?! – водитель уселся на заднее сидение, тоже ногами наружу.
– Да, одна она у меня, воспитывала с трех лет. И сегодня у меня день рождения. Вот хотел приехать, она ведь моему празднику как своему радуется…
Водитель усмехнулся:
– У меня у дочки тоже сегодня день рождения, вот думал, приеду к ней, да замотался совсем. – Водитель достал свою сумку и вытащил книжку «Трям, Здравствуйте!» – Вот, подарить хотел.
Егор мимолетом глянул на книжку и бросил:
– Подарите еще.
– Не знаю, с ее матерью в разводе, видеться особо не разрешает.
– Как зовут дочку? – спросил Егор, проникнувшись к водителю.
– Камилла.
Егор посмотрел на грузного лысого мужчину, которого не дай Бог повстречать где-нибудь в подворотне. И этот самый мужчина любовно гладил миниатюрную детскую книжку и улыбался, вспоминая дочку.
– Ко скольки вам надо было? – наконец, спросил мужчина.
– К восьми…
Водитель посмотрел на Егора как на идиота. Потом достал телефон, посмотрел на него, потом еще раз, и снова на Егора:
– Так еще только полвосьмого.
Егор округлил глаза и закрыл лицо руками.
– Эй, парень, тебе плохо?!
Но Егор смеялся, потом он встал и уже захохотал в голос:
– Я забыл перевести время!
Смех был так заразителен, что вскоре и водитель стал хохотать, сидя в машине с проколотой шиной.
Ирина и Максим бежали к зданию детского садика, прикрыв головы дипломатом. Яна решила остаться в машине. Наконец, родители вошли в группу и сын, завидев их, тут же побежал навстречу. По пути он прихватил картонку с полки.
– Мама, папа, а это вам! – Мальчик протянул картонку, на которой красовались любовно вырезанные ромашки…
– Приехали. – Такси остановилось возле родных голубых ворот бабушкиного дома. Егор вовремя вспомнил, что у него записан номер их соседа – дяди Мити, который и привез им шину. Дядя Митя от души смеялся, услышав историю Егора, что парень стоически вытерпел - лишь бы скорее приехать домой.
Егор расплатился с водителем и крепко пожал ему руку:
– Удачи вам! – Искренне пожелал Егор.
– И тебе, парень. Ах да, больше не пользуйся услугами такси от моей фирмы, лады?!
– А вы возите-ка запасные шины! – мужчины засмеялись, и парень вышел из машины. Вот родные вишни, которые уже покраснели и золотились на солнце. Небо на горизонте было малиново-серым, а купол распустился, словно огромный василек. В вышине летали ласточки, делая немыслимые пируэты. Все было таким родным и знакомым, словно кто-то заботливо укрыл одеялом сердце Егора. Юноша позвонил бабушке и сказал единственное слово: «Открывай». Он успел зацепить время 20:07. И через минуту он уже любовно подставлял бабушке лоб, а она бережно держала его лицо сморщенными и нежными руками. По пути в дом Егор заметил клумбу:
– Ого, сколько ромашек! – перед самым домом красовалась огромная клумба белых цветов с лепестками-перышками, на которых играло вечернее солнце.
– Ты что, Егорушка, забыл, я каждый год их тут сажаю.
– Забыл, бабуль, забыл…
Сеня стоял, скрестив руки на груди, глубоко довольный собой. По поляне бегали дети, над которыми неслись разноцветные змеи, рядом с ними то и дело возникали воздушные шарики, ненароком выпущенные из рук. Здесь были дошкольники, играющие в мячи и подростки, которые смотрели фильм в импровизированном кинотеатре.
– Ты молодец, – к Сене подошла Эля, – ловко ты уговорил организаторов и директора детдома.
– Да и их уговаривать не пришлось, сами с воодушевлением приняли идею, и детям, кажется, нравится.
Эля постояла немного и поцеловала Сеню в щеку.
– С праздником тебя!
Сеня покраснел и улыбнулся.
Солнце скрылось за горизонтом, расплескивая малиновое сияние на траву. Вскоре наступили сумерки, волонтеры включили прожектора, которые подсвечивали последних змеев, гуляющих в воздухе. Люди начали расходиться, кто-то забирался в палатки, а детдомовские воспитанники клянчили у воспитателей остаться еще чуть-чуть. Наконец, выключили последний прожектор, и взору открылся глубокий звездный купол. В свои объятия он заключил всех, кто был на поляне, в этом городе, в этом мире — всю нашу огромную семью.