-18 °С
Облачно
Все новости
Проза
13 Мая 2019, 00:14

Аветян Карен Самвелович, БГПУ им. М. Акмуллы, 2-й курс. Совещание студенческих литобъединений

Аветян Карен Самвелович, БГПУ им. М. Акмуллы, 2-й курс Карен Аветян Бороды сбрить! Борода появилась внезапно, никто не ждал он неё такого смелого хода, однако она явилась первыми смелыми зарослями. С тех пор, как он перестал бриться, прошло не меньше двух месяцев, и волосяные точки на юном лице, вырастая, становились полноценными объектами. Каждый волосок был отдельным микромиром, и если рассматривать их через увеличительное стекло, можно с лёгкостью найти с десяток отличий, хоть они и имеют общее строение, но каждый из них обладает индивидуальной формой. Как сказал кто-то и когда-то: «Нет на свете двух одинаковых вещей».

Аветян Карен Самвелович, БГПУ им. М. Акмуллы, 2-й курс
Карен Аветян
Бороды сбрить!
Часть 1
Борода появилась внезапно, никто не ждал он неё такого смелого хода, однако она явилась первыми смелыми зарослями. С тех пор, как он перестал бриться, прошло не меньше двух месяцев, и волосяные точки на юном лице, вырастая, становились полноценными объектами. Каждый волосок был отдельным микромиром, и если рассматривать их через увеличительное стекло, можно с лёгкостью найти с десяток отличий, хоть они и имеют общее строение, но каждый из них обладает индивидуальной формой. Как сказал кто-то и когда-то: «Нет на свете двух одинаковых вещей».
Сложно оценить, чья степень удивления членов его семьи была больше, но одно можно сказать с полной уверенностью: удивлён был каждый, включая сам лицевой волосяной покров – бороду. Однако удивившиеся, сами того не понимая, были разделены на два лагеря: те, кто был рад этому событию, и те, кто не был ему рад. Надо заметить, что отец мальчика - любитель сверкать бородой, поэтому нет ничего удивительного в том, что он моментально примкнул к первому лагерю. Мать же была иного мнения: она считала бороду источником немалых болезней, домом для пыли, микробов и мелких насекомых. Она вряд ли смогла бы стерпеть появление второго бородача в семействе, чью репутацию отчасти приходилось возводить и ей; она не могла допустить того, чтобы над её семейством насмехались, поэтому была вынуждена примкнуть ко второму лагерю и стать официальным ненавистником бород.
Часть 2
Мать мальчика была категорически против желания сына отрастить бороду. Они бы стали отличной парой с Петром I, только представьте: она – пышногрудая дама средних лет с обаятельной внешностью и безграничной любовью к чистоте – и он – лучший в своём роде европейский эксперт, что вынудил государственную элиту сбрить бороды – символ мудрости Российской Империи на протяжении многих веков.
Решение мальчика совершенно необоснованно было принято матерью необдуманным, и она, не желая разбираться в сложившейся ситуация, решила взять её в свои по-прежнему нежные, но уже окрепшие, руки. Будучи женщиной неглупой и опытной, Тамара Васильевна решила обдумать все возможные способы, которые могут повлиять на решение сына, но когда день приблизился к завершению, и пора было отправляться в мир снов, женщина нашла лишь один, как ей показалось, действенный способ. Сомкнув веки, лёжа на левой стороне широкой кровати, она стала разрабатывать план до мельчайших элементов, пока не поняла, что он слишком сложный, чтобы стать успешным. Нужно было придумать что-то проще и надёжнее, «Но уже не сегодня» - мысленно ответила себе Тамара Васильевна и попыталась отцепиться от всякой назойливой мысли, которая могла помешать ей окунуться в мир снов.
Часть 3
Захват был запланирован ещё в начале июня, всё было готово к нанесению неожиданного удара, но что-то пошло не так, точно по иронии судьбы. Объект не мог позволить черноте заполонить самую видимую часть своего тела, он был настроен агрессивно, и всякий раз, когда замечал в отражении черноватые вкрапления, не мог удержаться перед соблазном – доставал бритву и намыливал лицо. Свои инструменты он использовал бережно, чтобы как можно дольше сохранять преимущество в этом извечном сражении.
Волосы знали, в какую секунду необходимо действовать, они были его неразрывной частью, выползали из самых недр наружу и непременно умирали. Что-то нужно было предпринять, но как они смогут заставить человека остановиться? Всем прекрасно известен тот факт, что люди слишком эгоистичны, чтобы позволить кому-то собой командовать, и уж тем более волосам. Однако в один замечательный для волос дней, который, впрочем, не должен был стать таковым, когда пришёл черёд очередных безжалостных убийств, у хозяина закончились лезвия.
К тому моменту в доме не было ни единой души, не считая многих миллионов микробов, пары десятков насекомых и мальчика. Семья Дементьевых впервые за долгое время отправилась в город за покупками по случаю приближающегося праздника, но мальчишка ехать отказался, чему мать была очень даже рада – ей совсем не хотелось, чтобы он появлялся на людях в таком состоянии. «Ой мамочки, - думала она, - Что же люди-то о нас подумают? Небритый, неотёсанный… как алкаш какой-то».
Андрей Иванович, оставшийся дома за старшего, был рад сложившейся ситуации. Он любил быть один дома, и пусть, пока родители были в отъезде, ему запрещали куда-либо выходить, нисколько не огорчался по этому поводу. Обычно в такие моменты он принимался за готовку: подросток мог запросто сварить картошку, испечь блины или даже что-то сложнее блинов, но в этот раз он решил заняться непривычным для себя занятием.
Затупившееся лезвие, которое по определённой причине не было выброшено в мусорное ведро Андреем Ивановичем, было использовано повторно. Достав из шкафчика синюю бритву, мальчик подставил под себя табуретку, забрался на неё и принялся сбривать бороду. После нескольких движений бритвой Андрюша решил остановиться, он взглянул на своё отражение и на отражение бритвы, и в голове возникла гениальная мысль: «А что, если сделать, как у папы?» - подумал он начал двигать лезвие по поверхности лица в определённых направлениях.
Оставшуюся часть дарованного времени он провёл в поиске и подсчитывании новых прыщей, пару из них он даже намеревался выдавить, как делал это обычно, когда в доме не было никого, кроме него, но ему помешала Злата. Энергичная кошка, пребывающая в самом расцвете сил, стала мурлыкать, что вызвало у мальчика лёгкий испуг. Андрей, находящийся пол влиянием удивления, соскочил с табуретки, осторожно подошёл к двери и положил ладонь на металлическую ручку двери, в тот самый момент Злата решила замурлыкать ещё раз, не понимая того, что тем самым сильно испугала своего хозяина:
- Кто здесь!? – выкрикнул Андрюша, а затем моментально пришёл в себя, - Злата… Это ты…
Ярко-рыжая короткая шёрстка покрывала её тело от треугольных ушей до игривого хвоста. Злата была единственным живым существом, которому мальчик мог доверить любую информацию, не опасаясь за то, что тайна перестанет быть тайной.
- На биологии сказали, что ты произошла от диких кошек, - поглаживая спинку любимицы, тонким голосом произнёс Андрюша, - А я совсем не верю им. Не могла же ты стать такой маленькой, Злата?
Злата не сопротивлялась ласкам со стороны членом семейства Дементьевых, однако других людей она не принимала. За всю свою жизнь она так и не смогла довериться кому-либо ещё, кроме Андрея. Казалось, их встреча была предрешена судьбой, и они были созданы друг для друга. Было между ними что-то такое, чего нельзя было заметить, будучи незнакомым с их дружбой; что-то неосязаемое и, на первый взгляд, непривычное; это было то, что их связывало, некая внутренняя составляющая двух непохожих друг на друга существ.
Часть 4
Поездка в город, как и ожидал муж Тамары Васильевны, не оказала на неё должного внимания, однако попробовать стоило. Иван Семёнович ожидал услышать от своей жены нечто наподобие этого: «Сколько же здесь небритых…». Однако, не услышав ничего такого, он подумал о том, что жена, видимо, решила пожалеть его и не портить семейные отношения.
Вернувшись домой, они увидели совершенно другого сына. Андрюша не был похож на себя, казалось, изменилось всё: что-то в одежде; телосложение; или, может быть, причёска, но нет. Ничего из этого не было подвержено изменению, и когда родители наконец смогли найти единственное несоответствие – лицо сына, а точнее его поверхность, - было сложно удержать в себе появившиеся эмоции, и как бы Тамара Васильевна ни пыталась сдержать в себе гнев, она всё же не смогла его предотвратить. Гнев проявился на её лице опущенными, плотно сжатыми бровями и губами, затем он начал проявляться в её голосе. Муж почувствовал неладное – нужно было срочно что-то делать, дабы не допустить кровопролития.
Лицевые волосы Андрюши тем временем пребывали в наилучшем настроении, вот и сбылась их мечта - больше не нужно завидовать соседям с лица Ивана Семёновича, ведь теперь они могут жить намного дольше, что позволит им вырасти до небывалых размеров. Борода была ухожена, и, по правде говоря, перед этим не смогла устоять даже сама Тамара Васильевна. Новый образ сына заставил её пересмотреть свои взгляды о бородах, но, к сожалению мужских представителей семьи Дементьевых, ненадолго. Чуть позже к ней вновь вернулось привычное отвращение, и она не могла избавиться от мысли предстоящего позора, её по-прежнему волновало мнение бывших соседей и одновременно лучших друзей семейства, поэтому она не могла позволить сложившейся ситуации сбить себя с курса.
Часть 5
Тамара не смогла придумать ничего лучше того, что было придумано ей за пару дней до начала торжества. «Лишь бы не опозориться перед Андроповыми… - молила она небеса, - Не смогу смотреть на эту её рожу с улыбкой». Так как Андрюша получил одобрение со стороны отца, он совершенно отчётливо понимал, что ему не за что опасаться за свою бороду: «Теперь-то мама ничего не скажет…» - думал Андрюша.
И действительно, Тамара Васильевна по какой-то причине больше не вторгалась в эту часть личной жизни сына, и Иван Семёнович мог только предполагать, чем могло быть вызвано подобное поведение супруги, но делать этого он не стал. Будучи человеком слегка ленивым, он моментально прерывал всякую возможность проявления своего любопытства, которое заставляло его предпринимать определённые действия, чего ему совсем не хотелось делать.
Иван Семёнович хоть и был подвластен лени, но по праву считался главой семьи, так как выполнял все те необходимые домашние обязанности, которые непременно возникают в жизни любого деревенского человека. Законный муж Тамары Васильевны славился своим властным, но в тоже время умеренным характером: он мог и накричать, и подбодрить и успокоить, благо жизнь уже давно повернулась к нему лицевой стороной, и он не испытывал каких-либо серьёзных проблем. Была у него и своя изюминка – уникальное чувство стиля. Как ни странно, Иван Семёнович умел и любил одеваться красиво (большую часть своей молодости он провёл в городе, где впервые увидел, что одежда нужна человеку не только для того, чтобы не замёрзнуть и прикрывать интимные места), по той же причине на его лице всегда красовалась чёрная ухоженная борода.
Часть 6
Праздник наступил через два дня после того, как Андрюша решился на столь безрассудный - по мнению мамы - поступок. Тамара Васильевна по-прежнему не могла смириться с предполагаемым исходом вечера, все её планы по устранению бороды сына оказались провальными. Женщина впала в отчаяние, некоторое время она даже сидела на залакированном деревянном стуле с белоснежной скатертью в руке и смотрела в дальнюю воображаемую точку на ковре: «Что же теперь будет… Пусть только попробует вякнуть… я ей устрою».
Иван Семёнович пришёл с работы как раз вовремя, вот-вот должны были прийти гости: стол был покрыт пышным разнообразием салатов и закусок. В центре стола традиционно красовалась гора разнообразных напитков: от домашнего компота до магазинной водки. Водка была символом любого российского торжества, без неё в доме Дементьевых не обходился ни один праздник.
Вдруг послышался стук в дверь – «Андроповы!» - Тамара Васильевна вскочила с кресла, подбежала к настенному зеркалу овальной формы, пристально всмотрелась в отражение и спокойным шагом направилась в сторону входной двери.
Когда дверь захлопнулась, и гости оказались внутри, мужские представители семейства Дементьевых уже ожидали своих гостей в широком коридоре, протягивая руки дяде Коле, единственному мужскому представителю семейства Андроповых. Андрей уже знал о предстоящем действии со стороны бывшего соседа, поэтому решил ответить дяде Коле тем же. Когда их руки соприкоснулись, Андрюша сильно сжал плотную мозолистую руку, не подавая виду на то, что им были предприняты изрядные усилия. На это действие дядя Коля только улыбнулся, а через минуту все были за столом.
В тот вечер дочь Андроповых была хороша собой, что не могло не привлечь внимание юного Дементьева. Когда он увидел её на входе, то, пребывая под натиском эмоций, не смог сдержать своего удивления и в остаток вечера был вынужден держать их под контролем, чтобы случайным образом себя не выдать. Нельзя сказать с полной уверенностью, была ли это любовь или только влюблённость, но Андрей явно что-то чувствовал к этому ангельскому созданию. Лиза же, что было заметно по её поведению, не испытывала к нему никаких эмоций. Они даже не были друзьями, не знали друг о друге ничего такого, чего должны знать друг о друге настоящие друзья, или хотя бы товарищи. Так, просто бывшие соседи, и у Лизы не было никаких оснований проявлять любовные чувства по отношению к нему.
Часть 7
- Мам, - сказала Лиза, - А положи мне этот салат.
- Какой, Лиз, - сказал папа. – Оливье хочешь, этот? – он вытянул руку в сторону мясного салата.
Вечер проходил достаточно спокойно: из динамиков новенького плазменного телевизора, который появился у Дементьевых прошлой весной, доносилась знаменитая песня Пугачёвой «Миллион алых роз»; отцы семейств разговорились на тему предстоящего футбольного матча между двумя итальянскими командами высшего дивизиона; дети сидели практически неподвижно, лишь изредка издавая какие-либо звуки, связанные с поглощением еды, так, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания; и только Тамара Васильевна никак не могла прийти в себя, с большим трудом беседуя с матерью семейства Андроповых. Она по-прежнему находилась в напряжённом состоянии: голова окаменела от чрезмерного количества мыслей, казалось, её плечи вот-вот взорвутся от прикладываемых усилий, а шея сломается пополам. Каким-то чудесным образом ей удавалось заниматься несколькими делами сразу: поддерживать разговор, а иногда и брать инициативу в свои руки и тщательно перебирать мысли, чтобы не сболтнуть лишнего; и хоть Тамара Васильевна была уже не в том возрасте, в котором женщины должны проявлять признаки скромности, в тот вечер она казалась именно такой – не похожей на себя, стесняющейся студенткой первого курса медицинского университета, какой она была пару десятков лет назад.
Временами Нина Андропова бросала на Андрюшу презренные взгляды, которые, казалось, мог бы заметить даже незрячий, однако все, включая саму Нину, были заняты общим делом – торжественным ужином. В тот вечер было сказано много благих слов в адрес руководства страны, эти семьи были уверены в исключительной роли нового президента в восстановлении экономического положения их Родины. Они откровенно восхваляли нового руководителя и презирали прежнего главу, считая его слишком слабым, необразованным негодяем, который был способен разве что растрачивать государственные деньги на собственные нужды.
Тамара Васильевна всячески пыталась взять инициативу в свои руки, чтобы не допустить перехода сути разговора на новый образ Андрюши, и ей удалось сохранить эти мысли до самого окончания вечера; позже она посчитала проявленные смелость и упорство существенной победой над собой.
Часть 8
Настенные часы показывали пятнадцать минут второго, когда Андроповы наконец-то решили, что «в гостях хорошо, а дома лучше», чему не мог быть не рад всякий член семьи Дементьевых, включая Злату, которой мешали забыться сном весь вечер и первую часть ночи. Андрюша, в отличие от Златы, уже как два часа пребывал в мире снов, у него не было проблем со сном, и он засыпал при первой же возможности.
Входная дверь захлопнулась точно так же, как и шесть с половиной часов тому назад, издавая режущий звук старости. «Пора бы и петли смазать» - подумал Иван Семёнович и отправился в кладовку, но, помимо шприца времён своего отца со смазочным маслом тех же времён, он нашёл свою супругу, которая зачем-то смотрела на улицу через тонкую щель между деревянной обшивкой.
- Тома… - подозвал он её шёпотом, - Что ты делаешь?
Тамара Васильевна не ответила на этот вопрос и только вытянула указательный палец левой руки вверх в знак просьбы о молчании, после чего Ивану Семёновичу не заставило труда догадаться, чем занимается его жена.
- …Каким же противным стал этот мальчишка, - послышался знакомый голос из отверстия, - Он и без того был не очень…
- Да, мам, - согласилась Лиза, - Он какой-то странный…
- Ничего он не странный! – из кладовки раздался разъярённый женский голос.
Супруг всячески пытался успокоить Тамару Васильевну, но та не поддавалась никаким уговорам; Иван Семёнович не понимал, что никто, кроме Тамары Васильевны, не способен остановить град гневных слов, который вот-вот будет пролит в адрес старшей Андроповой. Тамара Васильевна закричала с такой силой, что бедная Злата, дремлющая в кресле, вскочила с места от испуга и чуть ни ударилась головой об стол, а Андрюша, что неудивительно, даже не шелохнулся.
Тамара Васильевна выбежала на улицу, расшибив дверь от злости так, что она, ударившись о стену, чуть не отвалилась с петель:
- Сама-то ты не противная, Нинка? – на лице Тамары Васильевны появились явные знаки презрения, - Дура ты… неблагодарная!
Лиза заметно испугалась, а на лице Нины появилось выразительное удивление – такого хода от подруги она не ожидала, - но создавать конфликт было уже слишком поздно. Глава семейства Андроповых оказался достаточно сообразительным человеком, чтобы вовремя нажать на педаль газа, и через несколько секунд серебристая «шестёрка» скрылась за поворотом, оставив за собой небольшую пыльную завесу.
Часть 9
- Мам, - обнял её Андрюша, - Ну, не расстраивайся ты… Ну, хочешь я её сбрею?
- Ради бога, Андрюша! – чувственно произнесла Тамара Васильевна, обняв Андрюшу, - Носи её с гордостью, и пусть в нашей деревне будут только два мужика с бородами, но зато какие… Золотые мои!
С тех пор семья Дементьевых прервала визиты к недоброжелательным знакомым, то же сделали и Андроповы, посчитав выходку Тамары Васильевны необоснованной; больше они не разговаривали - двухсторонняя обида была настолько сильной, что семьи избегали даже зрительных контактов. Нечего и говорить, что Иван Семёнович был приятно удивлён такому стечению обстоятельств, хоть и потерял товарища в лице дяди Коли, который, как и сам Иван Семёнович, оказался самой обыкновенной жертвой обстоятельств.
В то время как один из исходов вечера носил неблагоприятный характер, другой исход оказался весьма удовлетворительным: Тамара Васильевна потеряла авторитет со стороны бывшей подруги, но приобрела ещё большую долю уважения от членов своей семьи, тем самым обеспечив себе звание воинственной женщины своего времени на много поколений вперёд.