-15 °С
Снег
Все новости
Проза
12 Мая 2019, 23:58

Галимова Елизавета Евгеньевна БПОРЯЛ, 5 курс. Совещание студенческих литобъединений

Галимова Елизавета Евгеньевна БПОРЯЛ, 5 курс ОБНОВЛЕНИЕ Затянутые молочной дымкой берега заставляют чувствовать меланхолию и надежду, что в ближайшие года только эти берега и эта дымка будут перед глазами. Ты стоишь на обрыве и смотришь на это чудо. Зачем ты пришёл сюда?

Галимова Елизавета Евгеньевна
БПОРЯЛ, 5 курс
ОБНОВЛЕНИЕ
Затянутые молочной дымкой берега заставляют чувствовать меланхолию и надежду, что в ближайшие года только эти берега и эта дымка будут перед глазами. Ты стоишь на обрыве и смотришь на это чудо. Зачем ты пришёл сюда? Может быть, чтобы собраться с мыслями перед важным делом? Или тебе грустно? А может, хочешь дать этому месту другое название, «Обрыв самоубийц»? В любом случае ты будешь поддержан.
Темная, почти чёрная вода несёт желто-красные листья, похожие на пятна ветрянки на водном теле. Так и хочется взять зелёнку и помочь реке выздороветь. Кто ты? Ты чувствуешь хоть что-нибудь, глядя на это всё своими пустыми глазами и сжимая в руках ключи от машины? Твой красный галстук развевается на ветру, будто вот-вот обовьется вокруг шеи и сдавит её петлёй.
Сероватое небо совсем немного отличается от дымки, которая, сливаясь с ним, создает ощущение, что горизонт упал. И только деревья, просвечивающие сквозь туман, ловят небесную громаду и не дают упасть. Ты веришь, что природа поможет тебе перестать чувствовать это всё? Ты столько раз переезжал из города в город, но везде была лишь одна константа, продолжающая тебя мучить – ты. Ты – сам себе палач. Начиная всё заново, ты идёшь одной и той же тропой и даже не замечаешь этого. И действительно, осталось сбежать только в лес. От офисов, пыльных городов, злых и алчных людей. В лес, где нет интриг, нет лжи. Есть только закон, что «выживет сильнейший», но ты постараешься жить в гармонии с лесными жителями. И в любом случае ты будешь поддержан. Твои глаза перестают быть пустыми, ты переводишь взгляд правее. Туда, где примостилась небольшая деревушка, буквально пятнадцать домов.
А по небу летят птицы. Кажется, будто чувствуешь то напряжение, с которым их крылья отталкиваются от воздушного полотна. Мы верим в тебя. Береги себя.
***
БЫСТРО
Проснуться-позавтракать-закурить-опоздать в университет-первая пара-вторая пара-минуты, потраченные в очереди в столовую/гардероб, чтобы исполнить свои физиологические потребности в поесть/покурить-третья пара-четвёртая пара-минуты в очереди в гардероб-пятая пара-покурить-путь домой-поесть-домашнее задание-спать
Вот и очередные 24 часа жизни потрачены. Из них складываются недели, месяцы, годы чтобы в этом списке слово «университет» заменилось словом «работа».
Семья, дети, обязанности, первые морщины. И ты смотришь на своих детей, которые только начинают жить, и жутко им завидуешь, потому что на их часах ещё так мало времени, и можно спокойно поспать, не думать о том, что за порогом – взрослая жизнь и холодный ветер старости, которая на самом деле уже так близко.
Но пока всё так же актуален список «проснуться-позавтракать-закурить-опоздать в университет», и в какой-то день хочется просто сказать кому-то, такому близкому и тёплому: «Давай постоим немного здесь, я так не хочу жить так быстро.».
Так же курить, пить, бить татуировки на предплечье и не думать совершенно ни о чем. Инфантильность, наверное, но не в этом ли прелесть молодости и энергии? Не в этом ли весь огонь и вся суть той жизни, которая нам отведена с того самого момента, как, выпав из материнской утробы, мы издаем свой первый крик, который является предвестником предсмертного хрипа?
И не важно, от чего ты умрешь лет через пятьдесят. Твоя смерть начинается именно тогда, когда ты начинаешь думать о том, сколько денег выделить на порошковое пюре и гречку в этом месяце, и хватит ли вам с мужем на нормальные контрацептивы или стоит купить пару шоколадок своему ребёнку, которому ты безумно, мать его, завидуешь.
Смерть начинается именно тогда, когда ты начинаешь завидовать своему ребёнку. Тогда, когда ты видишь подростков, идущих по улице, и думаешь: «Глупые дети, лучше бы на подработку устроились, чем вот так болтаться»…
Ну а пока…давай постоим, я не хочу так быстро жить.
***
ТЬМА?
“Они смотрят на меня из чужих лиц”- твержу я и пишу эти же слова на бумаге, закрывшись в комнате. Свет не горит. Я знаю, они меня увидят, если я включу хоть какой-то электрический прибор. В тусклом свете от окна я дописываю и укрываюсь одеялом с головой. Стараюсь не дышать. Нужно переждать всего лишь ночь, а потом они вновь будут в силах лишь смотреть. Из чужих глаз. Я лежу, стараясь не шевелиться, пытаясь слиться с кроватью, притвориться неживым предметом.
Дверь открывается. Я слышу звук выключателя. Шаги. Я задержал дыхание и укусил свой кулак в ожидании смерти или, как минимум, боли. Кто-то сорвал с меня одеяло. Это была моя сестра.
-Что ты делаешь? - спросила она
-Не важно. - ответил я и начал выталкивать ее из дверей. - Тебе пора идти.
- Что ты…- начала она, но не договорила. Из ее рта и глаз потекла черная субстанция, медленно и неумолимо образуя лужицу на полу. Я понял, что это конец.
Оттолкнув сестру от дверного проема, я побежал, зная, что ее уже не спасти. Я сбежал по лестничной клетке, выбежал на улицу. Мне нужно было пробежать безлюдными дворами, чтобы Это не могло нагнать меня так быстро, однако, везде были люди. По одному, по двое, по трое. Они окружили меня и впились своими угольно черными глазами. Они окружили меня. А затем, подобно моей сестре, выпустили черную субстанцию, которая была много быстрее предыдущих и уже через секунду всем, что я видел, была чернота.
Вот уже несколько месяцев прошло с тех пор. Днем мое тело, как и тела других горожан, предоставлено мне, а ночью – их время.
Ночью по всему городу горят огни, люди выходят на улицу и стоят, наслаждаясь излучением ламп и холодным светом звезд.