Все новости
Поэзия
24 Декабря 2020, 13:25

№12.2020. Алан Валеев. Язык счастливого. Стихи

Проснись в три утра на застуженной крыше,Пойми, что созвездия жарче и ближе,Прислушайся к песням души: ты же слышишь?Там часто играет блюз.Взгляни на рассвет через тонкие граниПоходных костров и полночных скитаний.Почувствуй, как Март растворился в стакане,Попробуй его на вкус.

Алан Алекович Валеев, г. Казань, КГЭУ, ИЦТЭ, 1-й курс.
Алан Валеев
Язык счастливого
Стикер над столом
Проснись в три утра на застуженной крыше,
Пойми, что созвездия жарче и ближе,
Прислушайся к песням души: ты же слышишь?
Там часто играет блюз.
Взгляни на рассвет через тонкие грани
Походных костров и полночных скитаний.
Почувствуй, как Март растворился в стакане,
Попробуй его на вкус.
Бери ключи от пустой квартиры,
Втыкай булавки, черти пунктиры,
Рисуй маршруты на карте мира
(А также на карте звёзд).
Смотри, там Марс, как кусок рубина,
Там воздух белый, а космос синий,
И спит саламандра в сухом камине.
Поймаешь ее за хвост?
Шагни на дорогу лихих и вздорных,
Сотри в порошок золотые зерна,
Найди свое счастье в напитке черном
И сразу садись в трамвай.
Сойди на одной из далёких станций,
Сбрось с сердца камень и толстый панцирь,
Ведь ночь пройдёт, не успев начаться,
А после проснётся Май.
* * *
Раскрыв оперение бритвенной стали,
Расправив ладони, что крыльями стали,
Покинув участки моральных развалин,
Толчком оторвавшись от белой земли,
Увидев полёт многоликих поэтов,
Стремящихся к некому темному свету,
Я сделал шаги к бесконечному лету
В сомнениях: «А к бесконечному ли?»
Мой шаг провалился в песчаные волны,
Мой разум несется к созвездиям молний,
Мои кровеносные радостью полны
И полны надежды на кофе и сон.
Однако слова просыпаются в лире,
Работа и отдых в уютной квартире
В пропорции двадцать часов на четыре
Всегда вызывают панический стон.
Моё сочинение в выжженном шрифте,
Моя голова, как в летающем лифте,
А пальцы схватились за крашеный гриф, те
Кто слышит, тот знает, что песня грустна.
Проснулись мечты, занесённые пылью,
Поднялись на ветер железные крылья,
И я, балансируя ложью и былью,
Лечу в прошлый месяц дорогою сна.
ГИМН БЕСКРЫЛЫХ II
Из рук высыпаются звёздные горсти,
Из ран выливается жидкое пламя,
Хрустят под кинжалом пернатые кости,
Трещит под ногами крылатое знамя.
Судьба открывает другие страницы
И с хитрым прищуром мешает колоду.
Два тела влетают в земные границы
И падают с плеском в соленую воду.
Я без крыльев, и что же?
Небо открыто бескрылым.
Ветер в шляпе поможет
Сделать шаг через мили.
Ты бескрылая тоже.
Всё изменится вскоре.
На обветренной коже
Автограф моря.
На теле пропахшая дымом футболка,
У берега в сумрак врываются искры.
Путь вниз оборвался на кварцевом шёлке,
Путь вверх завершится тропой каменистой.
Шагают подошвы по горным дорогам,
Наушники старые весело шепчут.
На верной дороге к стальному востоку
Сжимается сердце все крепче и крепче.
Утих тёплый ветер, и северный, пьяный
Сквозняк продувает пустые широты
На фоне заката, в киселе багряном,
Натянуты леской следы самолета.
Пробитое небо – печали основа:
Под ним не видны разноцветные двери.
Пропахли футболки кострами и снова…
Одежду порвали железные перья.
Я без крыльев, и что же?
Небо открыто бескрылым.
Ветер в шляпе поможет
Сделать шаг через мили.
Ты бескрылая тоже.
Всё изменится вскоре.
На обветренной коже
Автограф моря.
Я без крыльев, и что же?
Мы родились без крыльев,
Пьяный ветер взъерошит
Небо, чьи звезды остыли.
Ты без крыльев и все же
Лезешь в лунные норы.
На пылающей коже
Автограф моря.
Голоса
Говорят, что язык счастливого,
Как ни жги его, как ни рви его,
Всё равно доведёт до Киева
Через грязь перегнивших сёл.
Это просто, но очень весело:
Мой язык через тьму и месиво,
Через зависть и мракобесие
И меня, наконец, довёл.
Голоса говорили ночью,
Раздирая страницы в клочья,
Разбирая вранье и прочий
Атрибут новостных газет.
Голоса говорили сухо,
Надрывая мембраны слуха,
Тихо-тихо, над самым ухом,
Словно их разговор – секрет.
Говорили о стенах серых,
О смертельных и крайних мерах,
О парадах лихих и смелых,
О красе городских руин.
Об идущих путём соблазна,
Над которыми власть не властна,
Говорили до боли ясно…
Только в комнате я один.
Читайте нас в