-18 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
20 Августа 2019, 17:20

№8.2019. Марина Чарина. Мне приснилось, что милый меня не узнал. Стихи

Марина Чарина (Марина Геннадьевна Худякова) родилась в с. Большеустьикинское Мечетлинского района РБ. Окончила Челябинский государственный институт культуры. Печаталась в журнале «Бельские просторы», газете «Истоки». Автор сборника стихотворений «Сквозь эго» (2017). Живёт и работает в родном селе. Золото солнца плывёт в Аравийском море, блики играют, скрываясь в прибрежных волнах. Вечно изменчивый мир и обман теорий не отменяют стабильность Брахман-закона. Шива танцует, скрипит колесо сансары (или хрустит под ногами песок горячий?). Мы не отсюда, но верим в логичность кармы, но верим также, что истину кто-то прячет. Множество жизней пророчат чужие боги, хватит ли их победить темноту невежеств? Святы отшельники – схимники или йоги, кто из них больше пред Богом своим безгрешен? Чистые мысли охотно эфир приемлет, мантра, молитва, намаз у него в фаворе. Солнце одно, но по-разному греет Землю, где-то сверкает снег, здесь искрится море…

Марина Чарина (Марина Геннадьевна Худякова) родилась в с. Большеустьикинское Мечетлинского района РБ. Окончила Челябинский государственный институт культуры. Печаталась в журнале «Бельские просторы», газете «Истоки». Автор сборника стихотворений «Сквозь эго» (2017). Живёт и работает в родном селе.
Марина Чарина
Счастье быть крылатым
* * *
Золото солнца плывёт в Аравийском море,
блики играют, скрываясь в прибрежных волнах.
Вечно изменчивый мир и обман теорий
не отменяют стабильность Брахман-закона.
Шива танцует, скрипит колесо сансары
(или хрустит под ногами песок горячий?).
Мы не отсюда, но верим в логичность кармы,
но верим также, что истину кто-то прячет.
Множество жизней пророчат чужие боги,
хватит ли их победить темноту невежеств?
Святы отшельники – схимники или йоги,
кто из них больше пред Богом своим безгрешен?
Чистые мысли охотно эфир приемлет,
мантра, молитва, намаз у него в фаворе.
Солнце одно, но по-разному греет Землю,
где-то сверкает снег, здесь искрится море…
Жар-птица
Манит яркою зарницей
дальний яблоневый край.
Там поют в садах Жар-птицы –
хоть одну для нас поймай,
добрый наш Иван-царевич,
иль Иванушка-дурак.
Верит истово деревня
в силу дивного пера.
Перьев золотые свечи
для обиженных горят.
Хворых запросто излечат,
бедных щедро одарят.
Будет нам дано по вере,
стоит только попросить –
разлетятся чудо-перья
по страдалице Руси!
Сгинут в хлябях и болотах,
не удержатся в руках.
То ль фальшива позолота,
то ли вера не крепка.
Не сравнивай
Не сравнивай меня с другими.
Презрев докучную молву,
с несовершенствами своими
я несравненной проживу.
Призрак
Мне приснилось, что милый меня не узнал,
уходил коридорами странного сна.
За ним следом бежала, сама не своя:
«Оглянись, посмотри, посмотри, это я!»
И за руку хватала, стремясь удержать:
«Видишь, кудри мои, видишь, серьги в ушах –
твой подарок, любимый. Опомнись, очнись!
Друг без друга постылой покажется жизнь».
Вот и зеркало – в нём отражаюсь одна…
Мне приснилось, что милый меня не узнал.
Дуэль
Стало вовсе неважно, кто прав, кто совсем не прав,
рассыпается мир на миллионы цветных горошин.
А по центру – багровый, раскрашенный пулей шар,
в нем мелькают картины всего, что случилось в прошлом
до минуты, когда укрощён был строптивый нрав
у того, кто был прав, а быть может, совсем не прав.
Но ему не придётся теперь ничего решать –
уплывая в нездешнюю даль, стекленеет шар.
Крылья
Какое это счастье – быть крылатым!
Парить
от повседневности вдали.
Ему легко одолевать преграды,
а ей – не оторваться от земли.
Страдать, сидеть, перебирать фасольки
и ждать с небес соседа-летуна.
И убеждать себя, что ну нисколько,
нисколечко в него не влюблена.
Чтоб тайные надежды воплотились,
отсрочив приземлённые дела,
она однажды
смастерила крылья –
взлететь на них,
фальшивых,
не смогла.
Вернулся он,
пропахший свежим ветром,
с кудрями облачков
на волосах,
рассказывал о горизонте светлом...
Потом умолк,
ей заглянув в глаза.
В молящем взгляде всё ему открылось.
Заметил:
«Да, тебе не повезло…
Какая это мука – быть бескрылой!»
И взял любовно под своё крыло.
Давние узы
Наши давние узы связались узлом
интересов, проблем и событий.
Уцелевшая лодка (считай, повезло)
дремлет в гавани общего быта.
Полка с книгами, лампа, уютный диван
и сервиз василькового цвета –
оживают предметы, мечты и слова,
если мы существуем при этом.
Наполняются будни насущным теплом
от огня в расточительном сердце.
И летит во Вселенной наш маленький дом,
место, где есть возможность согреться.
* * *
Как тебя уберечь от вражды, от беды?
Пить захочешь – крещенской налью воды.
Чудотворна вода, холодна, вкусна,
успокоит душевную боль она.
Как тебя обогреть, просветлить, излечить?
Я зажгу перед образом две свечи.
Станет нам бестревожно, светло, тепло,
словно всё нехорошее в тень ушло.
Как тебя оторвать, отстранить, отпустить?
Пусть молитва моя сбережёт в пути,
будут мирными ночи, счастливыми дни.
Сохрани сына, Господи, сохрани.
Говорим
О весне говорим, погоде
и дурашливо – о любви.
Обаятелен и свободен
мой улыбчивый визави.
Ты успешен, как будто счастлив
и для всех, безусловно, крут,
только знаю, что слишком часто
страхи душу в тиски берут,
что успех, не сулящий радость,
неизменно меняет суть,
что заветной сочтёшь наградой
отыскать сокровенный путь
до начального, золотого,
понимаемого едва,
сотворённого Богом Слова,
возвышающего слова.