+4 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
30 Июля 2019, 16:50

№7.2019. «КОРИФЕИ»: СТУДЛИТО. Диана Давлетбердина. Нету взрослых. Стихи

Диана Давлетбердина БашГУ, ФБФиЖ, З-й курс Каждый сам выбирает свой приз, как и свой крест, Каждый сам выбирает того, кто его съест, И у каждого голод свой, свой город мечты, И у каждого есть поле боли, клочок пустоты, И у каждого линия жизни, у каждого – смерть, Их обоих не стоит бояться – их стоит хотеть, И тогда серой ночью к тебе не придет волк, И тогда обломают косу – вон сверчок смолк, И тогда, закруживши, метель твои спрячет следы, И тогда в самой знойной пустыне подаст воды Небо, пусть даже и вода – лишь твоя слеза. Да, везет. А не можешь поверить? Тогда, слезай.

Диана Давлетбердина
БашГУ, ФБФиЖ, З-й курс
Нету взрослых
* * *
Каждый сам выбирает свой приз, как и свой крест,
Каждый сам выбирает того, кто его съест,
И у каждого голод свой, свой город мечты,
И у каждого есть поле боли, клочок пустоты,
И у каждого линия жизни, у каждого – смерть,
Их обоих не стоит бояться – их стоит хотеть,
И тогда серой ночью к тебе не придет волк,
И тогда обломают косу – вон сверчок смолк,
И тогда, закруживши, метель твои спрячет следы,
И тогда в самой знойной пустыне подаст воды
Небо, пусть даже и вода – лишь твоя слеза.
Да, везет. А не можешь поверить? Тогда, слезай.
* * *
Я говорю о чем-то по привычке.
Я по инерции стою на этом месте.
Я говорю – «гореть», ломая спички.
Я знаю, что никто из нас не честен.
Мне в детстве нравилась история про Данко.
Переизбыток внутренний огня,
И я все напролом, и я все танком...
Но мой огонь не светит,
Он способен только сжечь
И то – одну меня.
* * *
Ритм пробивает воздух током, брось, это все чересчур,
Это как грызть на морозе кость, это как к палачу
Самые нежные чувства испытывать – бред,
Никакой там нежности нет,
Есть только вдох, бесконечность его и воздух.
Только на сцену смотреть и слышать его,
и каждая строчка как плеть,
Будто свободны мои плечи и ничего
не тянет на дно,
И в этой музыке весь
этот город звучит,
в ней заложен его
говор, его ритм, его
слово.
Все, что здесь есть, – туман, воздух и тот
Берег Исети.
Все, что здесь есть, – итог.
Все смешалось и стало одно.
«Луна отражается мутно», но все-таки светит.
От накала звенит в ушах.
Загадала, едва дыша,
В воздухе свистнет
И сталью о дно,
Это – примета.
Все, что искала здесь, – эта дорога, все реки и скалы, так много,
так много всего по пути в этот город из детства.
Им – некуда деться, мне – некуда деться.
Этот город – струя, в нем, как мошки роясь,
в гулких улицах люди сутулятся, сдержанны, с виду просты,
без ужимок, улыбочек лживых, внутри –
со стержнем и колючей иронией едкой,
как особой уральской меткой.
Этот город суровый – все говорят,
Здесь даже сам говор – чеканный и сжатый,
Этот город еще так давно, когда то
Заложил в меня этой мощи снаряд,
Этот город мне сам – чека и граната...
И я все стремлюсь туда, где источник мой, жила.
Там становится все в этих строчках живо,
В мое – вечной печатью.
Когда – вновь вокзалы,
Автобус ли, поезд,
И я знаю – еще я не все
сказала.
Когда я возвращаюсь
В мой
Чужой
Город.
* * *
Энергия – это избыток,
Торнадо в отдельно взятом объекте,
Равность земли и ветра,
Гармония четких и жестких границ.
Влеченье – магнит, который, однако, в силу состава притянет лишь те частицы металла,
Которых нам не хватало.
Любовь – это движение ветра, сильнее скорости света, ибо
Любовь обгоняет время, донося до нас раньше светимость
Объекта.
Гораздо раньше, поэтому ярче,
Нам кажется свет, чем он же, когда он дойдет до других.
* * *
Позвони мне, когда сочинишь о любви,
Уничтожь все источники, ссылки, архивы,
Дневники подожги,
Чтоб никто никогда
Не догадывался, что в душе твоей гнило,
Позвони мне, когда
Придут холода
И октябрь с собой заберёт твои песни,
Ты останешься блеклым,
Тушить города
Тобой можно,
Ведь ты холоднее смерти,
Холоднее жизни без музыки,
Льда
В тебе хватит на двести двадцать бокалов,
Если что, я разбила последние два,
А то мы с тобой вновь
Отмечали б начало.
* * *
Вручи мне от своих дверей ключи.
Клянусь, не буду заходить без спроса.
Хотя, кому я вру? Тогда учись
На стук мой отвечать, что нету взрослых.
Разумных, что могли бы удержать
Давно составившую план побега.
Учили – выбирай себе под стать.
Чтоб подходили все детальки Лего.
Ты говоришь, что счастье – только дым,
И от судьбы, мол, ничего не требуй.
Так научи меня спокойным и простым
Быть,
Как беспристрастное сентябрьское небо.
* * *
Вот она, снова исходная
Точка возврата к источникам,
Город давно обесточен, пусть и снаружи горят фонари.
Я вместо слов ставлю прочерки, после пытаюсь их проговорить.
Пленку мотаю назад (все играю в азарт, все играю в напор),
Я так пыталась сказать что-то большее, чем говорила с тех пор.
Что – сюжет, персонажи, истории?
Смысла нет, он не нажит и стоит ли?
Прошло уж три года, я по инерции что-то пишу и, вон, даже читаю.
Цепляюсь за город, ищу любой допинг, и, может, поэтому все же пока – запятая
Взамен жирной точки (но я оставляю маневр, мол, «это не точно»),
Да я же в честь этого делала шоу – давай расскажу, как устроено.
Десятое, пятое, время так пятилось, ставило счетчик, пора ставить таймер, я будто взлетаю, картинка все четче...
Да не взлетаю я, падаю, падаю, и докажите, что это не сон. Что это было все правдою, правдою, вайб, что оттуда, – он все еще не донесен.
Мне не надо таблеток, веществ, алкоголя и даже общенья с людьми,
Даже с кем-то конкретным, я думала, это поможет – а хрен там, ничто и никто, ни один.
Вылезала из кожи, ломала все стены, в глупейшей надежде опять пробудить
этот ток, этот импульс, но в новой системе он, видимо, непроводим.
Мы думаем, время пройдет, и мы станем смелее и проще,
Эти образы наперечет шли от «темных аллей» и «березовой рощи».
Заря не всю ночь, но алеет и, впрочем, на звезды не ропщет.
Эти образы больше не тронут, их градус остыл.
Боевых нет патронов, так значит, стреляй холостым.
Разрываешь страницы, сжигаешь мосты,
но ведь главные мысли всегда так просты.
Ускользает, как ящерка, быль, оставляя хвосты.