Все новости
Поэзия
25 Июня 2019, 18:41

№6.2019. Кадир Алибаев. Цвет счастья. Стихи. Перевод с башкирского С. Янаки

Кадир Алибаев (Абдулкадир Ахметкиреевич Алибаев) родился 17 июня 1940 года в д. Абубакирово Хайбуллинского района. Поэт. Член Союза писателей с 1990 г. Окончил БашГУ, преподавал в школах Хайбуллинского, Баймакского и Учалинского районов. Автор поэтических сборников «Белый родник» (1982), «Поющий дождь» (1989), «Руки матери» (1991), «Порог отчего дома» (1998) и др. За огнём иду я к людям Когда пускаюсь в дальний путь, Я захожу к знакомым, Чтоб взять огня и не свернуть С дороги к бурелому. А коль огнём пренебрегу, То быть в ответ досаде… Нет, я бессильным стать могу, Когда с людьми в разладе. Огонь души неопалим! От званого порога О, как легко шагать мне с ним, И как светла дорога!

Кадир Алибаев (Абдулкадир Ахметкиреевич Алибаев) родился 17 июня 1940 года в д. Абубакирово Хайбуллинского района. Поэт. Член Союза писателей с 1990 г. Окончил БашГУ, преподавал в школах Хайбуллинского, Баймакского и Учалинского районов. Автор поэтических сборников «Белый родник» (1982), «Поющий дождь» (1989), «Руки матери» (1991), «Порог отчего дома» (1998) и др.
Кадир Алибаев
Цвет счастья
Перевод с башкирского Сергея Янаки.
Предисловие переводчика
Новое для меня имя замечательного башкирского поэта открыла мне Фарзана Хайбулловна Губайдуллина – неутомимая подвижница башкирской литературы, писательница, тридцать лет своей жизни посвятившая детям, их воспитанию и обучению. Она подготовила профессионально и с любовью подстрочники для перевода стихотворений Кадира Алибаева на русский язык и была моим консультантом.
Кадир Алибаев начинал свой путь в литературу в семидесятых годах со стихов для детей. Мне известны их переводы, сделанные Николаем Граховым. А вот переводов взрослой поэзии я не нашёл. Возможно, они есть в первом томе антологии «Поэты Башкирии» 1980 года (у меня в библиотеке только 2-й том). Не обнаружил я их и в «Антологии поэзии Башкортостана» 2007 года, и в изданной в Москве в 2008 году книге башкирской поэзии из серии «Из века в век». Цель данной публикации – восполнить пробел, так как стихи этого поэта берут за живое своим простодушием, качеством, редким не только в наши дни. Пронизанные чувством любви к людям, к родной земле, самобытно образные, ёмкие, они, уверен, должны быть востребованы современным читателем.
Сергей Янаки
За огнём иду я к людям
Когда пускаюсь в дальний путь,
Я захожу к знакомым,
Чтоб взять огня и не свернуть
С дороги к бурелому.
А коль огнём пренебрегу,
То быть в ответ досаде…
Нет, я бессильным стать могу,
Когда с людьми в разладе.
Огонь души неопалим!
От званого порога
О, как легко шагать мне с ним,
И как светла дорога!
Родная моя сторона Хайбулла
Привет, мой край родной – эй, Хайбулла,
Нет ничего – тебя дороже!
О как ветра твои да ковыли
На гривы конские похожи!
Им есть, где разгуляться вширь и вдаль.
Мой Хайбулла, в степи белёсой,
Качаешь ты златую колыбель
Тугих спелёнутых колосьев.
Здесь птицы голосистые поют
Над хлебной, величавой новью,
Я эти песни от тебя впитал –
Мой Хайбулла – как сын, с любовью.
Отрадно мне, коль щедрый урожай
На хайбуллинский стол вернётся,
Коль званых туч небесный хоровод
Дождём живительным прольётся.
Мечтал бы я – и песней, и дождём –
С родной землею обручиться,
Где род мой древний и мой отчий дом,
Где счастье выпало родиться!
Степь – моя мать
Где родился я,
Целина цвела.
Ты – любовь сама,
Ты – в душе цела,
Моя Родина –
Степь ковыльная,
Босоногое
Детство милое.
Моя Родина –
Целина да степь.
Ты, как мать, одна,
Мне б сказать успеть:
Дай же руку мне,
Степь, родная мать,
Вот любовь моя,
Что сыновней звать!
Дочурке Гульсасак
С локоток всего росточком,
Сделав самый первый шаг,
Примеряй тропинку, дочка,
Впереди ещё – большак…
Всё пройдёт, что было рядом,
Порастёт сплошным быльём,
Не грусти, моя отрада,
Ты – сокровище моё!
Если вдруг пред небесами
Род мой кто-то проклянёт,
Искра-дочь подхватит пламя
И костёр мой оживёт!
Всем на свете я рискую,
Жар любви храня в золе…
Потому я так ликую,
Что живёшь ты на земле!
Собирая с цветов нектар песен…
Я не хрипел, что Родину люблю,
Над теми торжествуя, кто молчал,
Я просто воздухом её дышал
И воду пил, припавши у ключа.
За Родину я в грудь себя не бил,
Мол, знайте, кто из первых зазывал,
Нет, я стихи возлюбленной читал,
Те, что берёзке первой рассказал.
Я о любви повсюду не трубил,
Но возвращался из чужбин скорей
С нектаром песен, как пчела с полей,
На тихий голос родины своей.
Моя Родина!
Здесь рассветы как алые маки,
Стан деви́чий у трепетных ив,
Златогривые гор аргамаки
И полей необъятный разлив.
Как невесты, цветы мои не́жны,
Синь озёрная – небу родня,
Реки быстрые, ветры мятежны –
Это Родина – матерь моя!
Голубизна
С родным раздольем сверено степным:
Весь мир кругом окутан голубым.
Лазурной дымкой, слившейся с рекой,
И взглядом женщины, идущей за водой…
Волна окрасит берег голубым,
Чтоб голубеть вершинам гор над ним.
Сверкает бирюза над головой,
И, может, цвет у счастья – голубой?..
* * *
Сини́м-синё над головой,
Как свечи, тополя белы,
Я с родниковою водой
Шепчусь по-птичьи у ветлы.
И василькам смотрю в глаза,
С ветрами вольными на «ты»,
И всем вокруг хочу сказать,
Не утаив своей мечты:
– Благоухай, планета-мать!
Родной дом, камень у порога…
I
Родимый дом – он как напев степной,
Здесь небо-потолок над головой,
У изголовья светит у окна
Ночная лампа – спутница-Луна.
Мой дом родной, где каменный порог,
Я без тебя душою б занемог,
Здесь жизнь мне подарила мать моя,
Тут именем отец нарёк меня.
Нет, дом родной забыть я не смогу –
Целинный край, пред коим я в долгу,
Как будто вновь у зыбки подвесной
Я слышу голос матери родной.
Кустарником покрыты склоны гор,
Тропинка с ним, что кнут, вступает в спор,
И прочь уносится моя печаль…
Куда, как юношу, меня ты манишь вдаль?
II
Здесь птицы певчие поют вольней,
Им ветры вслед – с мелодией своей.
И стали песней – чистой и простой –
Моя земля, мой отчий дом родной.
Мой дом родной и каменный порог –
Всего начало и всему итог.
Сабля и посох
Хвалилась сабля на стене
В домашней тишине:
«Я побывала на войне,
Почёт и слава мне.
Я на гвозде, а ты в углу,
У двери, на полу.
От бедной палки и в дому
Нет проку никому».
И посох, лёжа под стеной,
Ей дал ответ такой:
«Ноге опора я одной,
Обрубленной тобой».
Я в дороге…
Старый стол да лампы круг…
Поутру я вновь в пути,
И птенец-душа летит! –
Коль повеет степью вдруг...
Здесь, сурком свистя, бродил
Я по скошенным полям,
Песнь свою я пел друзьям,
Пел и сердце веселил.
Как младенец, вся в цвету
Степь раскинулась моя.
И опять влюблённый я
По бескрайности иду.
Читайте нас в