-17 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
31 Декабря 2018, 14:05

№12.2018.Владимир Лобанов. Незримый беспилотник. Стихи

Владимир Геннадьевич Лобанов родился 27 декабря 1958 года в п. Красноусольский Гафурийского района БАССР. Окончил художественно-графический факультет БГПИ (1980). С 1978 года – участник республиканских, зональных, региональных, всероссийских, всесоюзных и международных выставок. С 1988 года – участник республиканских, всероссийских и международных симпозиумов «Скульптура в камне», с 1995 года – участник всероссийского и международного симпозиумов «Скульптура в дереве». Работает на кафедре живописи УГИИ, доцент. Заслуженный художник РБ (2015). Заслуженный нефтегазостроитель России (2013). Награждён почетной грамотой Министерства культуры РФ (2014). Обладатель золотой медали «Духовность, традиции, мастерство» Союза художников РФ (2014). Член СХ СССР (РФ) с 1991 года. Нам не жалко зимы, Где тоски белизна В саркофаге тюрьмы Не хранит имена. Где кристаллы живут, Симметрично звеня, И, конечно, не ждут Дату судного дня.

Владимир Геннадьевич Лобанов родился 27 декабря 1958 года в п. Красноусольский Гафурийского района БАССР. Окончил художественно-графический факультет БГПИ (1980). С 1978 года – участник республиканских, зональных, региональных, всероссийских, всесоюзных и международных выставок. С 1988 года – участник республиканских, всероссийских и международных симпозиумов «Скульптура в камне», с 1995 года – участник всероссийского и международного симпозиумов «Скульптура в дереве». Работает на кафедре живописи УГИИ, доцент. Заслуженный художник РБ (2015). Заслуженный нефтегазостроитель России (2013). Награждён почетной грамотой Министерства культуры РФ (2014). Обладатель золотой медали «Духовность, традиции, мастерство» Союза художников РФ (2014). Член СХ СССР (РФ) с 1991 года.
Владимир Лобанов
Незримый беспилотник
* * *
Нам не жалко зимы,
Где тоски белизна
В саркофаге тюрьмы
Не хранит имена.
Где кристаллы живут,
Симметрично звеня,
И, конечно, не ждут
Дату судного дня.
Где метраж покрывал
На степную постель
Тот портной не считал,
Осознав канитель.
Где сугробы как дом,
А дома как сугроб,
Где подвижен объем,
Ни дворцов, ни трущоб.
Где простой монохром
Черно-белых фото
Отпечатает бром,
Эксклюзива фантом.
Где слежавшийся снег,
Как слоёный пирог,
Проживая свой век,
Как хранения срок,
Будет съеден на раз
Всей командой весны,
Сохранив про запас
Черно-белые сны.
* * *
Вот и слякоть опять.
И опять кутерьма.
Невозможно понять,
Где весна, где зима.
Вроде снег за окном,
Но дороги текут.
Иль жалеют о чем?
Или, может быть, ждут?
Будто просят опять
Наконец разъяснить,
Что забрать, что отдать,
Что простить, что забыть.
Будто просят признать,
Что хандра – ерунда,
И не плакать опять,
Заступив в холода.
Что готовы испить
Эти нормы тоски,
Желтый лед растопить,
Заморозив куски.
* * *
Еще вчера мы бегали по кругу.
Еще вчера маячили друг другу.
Еще вчера мы знали очень много.
Еще вчера была близка дорога.
Еще вчера мы радовались вместе.
Еще вчера в одном валялись тесте.
Еще вчера мы пели и молчали.
Еще вчера все о молчанье знали.
И лишь теперь молчим, не понимая,
Друг друга тенью лишь напоминая.
* * *
Несовпадение банально,
Как глупый метеопрогноз,
Что прозвучал официально
И лишь сумятицу привнес.
Несовпадение реально,
Когда красивые слова
Демонстративно визуальны,
Но узнаваемы едва.
Несовпадение ментально,
Когда несет водоворот,
Что затевалось капитально,
То будет вновь наоборот.
Несовпадение скандально,
Как бестолковый спор двоих,
Где оба любят натурально
И остаются при своих.
* * *
Открытое окно
В заснеженный Париж.
Желание одно –
Париж, меня услышь.
К тебе я не хочу,
Ни к башне, ни к Пиаф.
Поверь, не закричу,
Однажды увидав.
Химеры наверху
Витраж и контрфорс.
Подвластный лишь стиху
Победный Ники торс.
Не трать эмоций зря,
Я жить уже привык
С Сезанном и Золя,
С желанной стопкой книг.
С Монмартром и Пигаль,
С дождем, что треплет зонт.
И, кажется, не жаль,
Что бледен горизонт.
Что чистый белый снег
Заносит иногда
Прожитый кем-то век,
Что длится сквозь года.
* * *
Узор мороза на стекле
Разбередил периферию.
И позывные на нуле
Не успокоят эйфорию.
Мы видим то, что за окном
И что скрывает подоконник,
Но всем незримым существом
Мы отправляем беспилотник.
К редчайшим ритмам и строкам,
Затормозившимся на время,
К прикосновеньям и звонкам,
К теплу смородного варенья.
К извечным тайнам бытия,
Что есть другая жизнь и люди,
Что мы другие, ты и я,
И будет то, что и не будет.
Но удержать во взгляде смысл
Надолго редко удается.
И тает сон, рождая мысль:
«Мороз над нами лишь смеется».
* * *
Как соседские подростки,
Озорные горихвостки,
Машут огненным хвостом
И не ведают о том,
Что огонь их снова спас
Позабытых нами, нас…
Ганка прочь и щель в заборе,
И причёсочка в проборе,
И в кино ночной билет
На сеанс, на много лет.
* * *
Сомкните руки в бесконечность,
Математический зигзаг,
Когда наивную беспечность
Объявит звездный зодиак.
Изобразительный каприз,
Как знак обратного движенья,
Как возвращающийся бриз
И жест волны преображенья,
Объявит чувству, может быть,
В награду за прикосновенье
Пример умения любить
И мир большого откровенья.