+5 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
31 Августа 2018, 18:41

№03.2014. Малыгина Варвара. Марсианское. Стихи

Варвара Сергеевна Малыгина Родилась в Уфе 3 октября 1984 года. Окончила Уфимский филиал Всероссийского заочного финансово-экономического института в 2009 году. Публиковалась в литературных журналах и сборниках. Член СП РФ. В настоящее время работает в издательстве "Эксмо". Марсианское Аркаим Там пахнет солнцем и полынью, Там степь и в полдень жарко очень. Казалось, воздух не остынет, Но остывает ближе к ночи. А ночью холодно и звездно, Но на земле пылают угли.

Варвара Сергеевна Малыгина Родилась в Уфе 3 октября 1984 года. Окончила Уфимский филиал Всероссийского заочного финансово-экономического института в 2009 году. Публиковалась в литературных журналах и сборниках. Член СП РФ. В настоящее время работает в издательстве "Эксмо".
Марсианское
Аркаим
Там пахнет солнцем и полынью,
Там степь и в полдень жарко очень.
Казалось, воздух не остынет,
Но остывает ближе к ночи.
А ночью холодно и звездно,
Но на земле пылают угли.
Там, говорят, на все вопросы
Найдешь ответы, точно в Google.
А у воды там странный привкус,
Не забиваемый и чаем.
И жизнь моя, что шла вкривь и вкось,
Пойдет ровней по умолчанью.
Ведь там сбываются желанья,
Причем, без всяких звезд падучих.
Мы жизнь свою построим сами,
Не понадеявшись на случай.
Но всё же, главное не это,
А – несмотря на наводненье,
Там было лето! Лето! Лето,
Какого не было в Уфе мне!
Еще одно промчалось мимо.
Сейчас, под шум осенних ливней,
Мне снится небо Аркаима
Да запах солнца и полыни.
* * *
Если подробно, то будет рассказ мой долог,
Кратко скажу: я, похоже, из безнадежных.
Тех, кому не помогают ни тренинги, ни психолог,
И сам Господь Бог, наверное, не поможет.
Кто-то пытался помочь мне, по крайней мере.
Только, увы, без особого результата.
Ибо и Бога нет, если в него не верят.
Ну, а меня… Что тогда говорить про меня-то!
* * *
Это похуже, чем кабинет УЗИ.
Это не датчик, что по тебе скользит,
И на экране, видно, что там, внутри.
Но не смотри туда, лучше ты не смотри!
На глубине той страшно и так темно,
Как ни вглядись, все равно не увидишь дно.
Вряд ли тут кто-то стерпит, не закричит.
Может быть, ну их, что мне до первопричин.
Лучше уж вообще не касаться дна,
Только поднимешь муть и лишишься сна,
Только придется, скрючившись на полу,
Плакать и повторять: «Я его люблю»,
Будто слова те как-то меня спасут.
Только от них чуть легче, и в этом суть:
Что б ни случилось, было бы проще жить,
Если своим словам верить, а не чужим…
Это никак не выявится УЗИ.
В небо уходит кроной мой Игдразил.
Я же спускаюсь ниже, туда, к корням,
Ради возможности вытащить из меня
То, что не вырежет, нет, ни один хирург.
Это могло бы похожим быть на игру,
Но тогда слишком уж многое на кону.
И ради этого стоит пойти ко дну,
Месту, откуда тянется нить судьбы,
Чтоб от него оттолкнуться и всплыть. И быть.
* * *
Не понять, то ли падаешь, то ли взлетаешь.
Будто бы ищешь, не можешь найти нужных клавиш.
Что-то во мне накаляется, но не горит.
Видимо, так тает лёд глубоко внутри.
И вот уже тело лишилось структуры и плотности,
Не падаешь, а растекаешься, расплескиваешься,
А потом поднимаешься облаком, столь же легка…
Пальцы подкрадываются к позвонкам,
Части еще в единое не слились,
И потихоньку, как будто по клавишам, сверху вниз,
Пытаясь извлечь то ли слово, а то ли звук…
Живу.
Вода
Иногда я рядом с тобой
Становлюсь неспешной водой,
Погружаю в себя, обтекаю.
Только ты – тот лежачий камень,
Под который вода не течет.
И вода обращается в лед.
И ты разбиваешь меня легко
Одним ударом на сотни кусков.
Но только тают осколки льда,
И вот уже снова они – вода.
Сливаются капли опять в одну,
Такую, что можно в ней утонуть.
Но бояться не надо больше,
Ты в нежности не захлебнешься,
Пускай не выпить ее до дна…
От ветра только пройдет волна,
А сколько в воду ни брось камней,
Лишь разбегутся круги по ней,
А после снова здесь тишь да гладь,
Ибо неломкое не сломать.
Фарфоровый мальчик
Может быть, это смешно и неважно.
Но ты так красив, что сбивает с толку!
Думаю снова: О Боже! Куда ж мне
Такого тебя?! На какую полку
Поставить? Глядеть, сдувать с тебя пыль и
Брать изредка в руки, но аккуратно,
Следить, чтобы вдруг, не дай Бог, не разбили
И чтоб непременно вернули обратно,
Фарфоровый мальчик. Как вышло, так вышло.
Всё хорошо, и теряться глупо,
Только вот кажется слишком, слишком!..
Это порою вгоняет в ступор.
Впрочем, и не таких видали!
Просто отвыкнуть успела, скорее,
Только что-то уже не хочется идеалов.
Эх, по всей видимости, старею!
Хочется, чтоб как-то проще, уютнее,
Чтоб не приходилось вставать на цыпочки,
Не приходилось чувствовать себя будто
Прямо над бездной – по тоненькой ниточке.
И вроде, всё просто: дают – бери!
Точнее, давай, покуда берут.
Уже ведь не раз, не два и не три
Случалось играть в такую игру.
И будь я сейчас лет на десять моложе,
Влюбилась в тебя бы с первого взгляда,
А если б на пять, то из осторожности,
Внушила б себе, что влюбляться не надо,
Но иногда б не отказывала себе в фантазиях…
Но все равно каждый раз, как первый.
Игра та же самая, уровни только разные.
А значит, всё правильно, закономерно.
Ведь преувеличила и про ниточку, и про бездну.
Ну, ладно, бывает, что и не такое скажешь.
А ты, конечно же, не фарфоровый, ты железный.
И всё это на самом деле смешно и неважно.
* * *
Ты самый лучший из мужчин,
Я это точно знаю!
Твердят мне: тщательней ищи.
Но пусть поищут сами!
И как в какой-нибудь попсе,
Нелепой, глупой песне:
Ты лучше всех, ты лучше всех!
Банально пусть, но честно.
А я… да все не обо мне,
Ведь не свернуть мне горы.
Боюсь огня, боюсь коней,
Я не из тех, которым
По силам на скаку коня
И далее по тексту.
Да, это все не про меня.
Куда ж теперь мне деться!
И черт бы с ними, но с небес
Спускаемся на землю.
Да, к сожалению, и здесь
Мне ничего не сделать.
И я смирюсь: таков итог
Не худший среди прочих.
Лишь ты бы что-то сделать смог,
Но, видимо, не хочешь.
Хотя ты можешь, можешь всё,
Я безгранично верю:
Недостижимых нет высот,
Непроходимых дебрей.
А мне-то нужно лишь чуть-чуть,
Побыть с тобой, не больше.
А без тебя я не хочу,
А без тебя мне тошно!
И, если нужно, слов сто штук
Нашла б для этих целей.
Я об одном тебя прошу:
Хоть что-нибудь, но сделай!
* * *
Надо признать: никого тебе не спасти,
Им не нужны ни любовь твоя, ни совет.
Все бесполезно: даже поймешь мотив,
Но в понимании этом спасенья нет.
Всё, что ты можешь, – это купить вино,
Пить, терпеливо выслушивать их нытье,
Ну, а потом для порядка и ты поной,
Чтобы никто не думал, что всё путем.
Всё, что ты можешь, – это молчать, терпеть,
Верить, мол, вдруг однажды пройдет само.
А надоест – уйти, ну, а что теперь,
Хоть будешь знать: ты сделал тут всё, что смог.
Всё, что ты можешь, – молиться своим богам,
Пусть, как умеешь, коль не учил молитв,
Бог им поможет, может быть. И – алга,
Всё беспокойство свое небесам излить:
Дай им немного счастья на этот май,
И на июнь и так далее в свой черед.
Дай им здоровья, мудрости и ума,
Пусть молодым никто из них не умрет.
Им не нужны ни любовь твоя, ни совет.
И, что ни делай, едва ли в том будет толк,
Только вот обижаться мне смысла нет,
Ведь и меня, увы, не спасет никто.
Марсианское
Терешкова летит на Марс, и ты летишь.
Переплетаются жизненные пути
Причудливо с литературным сюжетом.
Ты постоянно летаешь где-то,
Я же стараюсь ходить по земле,
Превозмогая усталость и лень,
Жить и выглядеть обыкновенно.
Почти ничего уж не вижу сквозь стены,
Разве что нечто такое слышу.
Но порой тянет куда-то выше.
Пусть это, в общем-то, бесполезно,
Носишь в карманах столько железа,
Видимо, с точно такой же целью.
Только вот как ни цепляйся за землю,
Все равно иногда уносит.
Я-то боюсь не вернуться вовсе,
Ты ж не боишься, и даже бы там остался.
Главное, чтоб удалось долететь до Марса.
Ну, а пока приходится делать вид,
Что предаемся просто земной любви.
Чтоб ощутить, что держит еще Земля.
Но польза в этом только на первый взгляд.
В космос открытый, не покидая спальни.
Полет нормальный.
Читайте нас в