-5 °С
Снег
Все новости
Поэзия
7 Мая 2018, 16:23

№4.2018. Лязин Виктор. Белая нежность. Стихи

Виктор Лязин родился в 1947 году в г. Белорецке Башкирской АССР. Окончил исторический факультет БашГУ. Его стихи публиковались в «Литературной газете» (г. Москва); в журнале «Бельские просторы» и газете «Истоки» (Уфа). Вот роза дикая ветров Устала и заслушалась Брачующихся воробьёв, Снующих между лужами.

Виктор Лязин родился в 1947 году в г. Белорецке Башкирской АССР. Окончил исторический факультет БашГУ. Его стихи публиковались в «Литературной газете» (г. Москва); в журнале «Бельские просторы» и газете «Истоки» (Уфа).
Виктор Лязин
Белая нежность
Весна
Вот роза дикая ветров
Устала и заслушалась
Брачующихся воробьёв,
Снующих между лужами.
С угла в зенит издалека
Добрался луч за лучиком,
Зимы студёная клюка
Стучит, ночами мучая.
А днём с распахнутой душой
Бежит студент на лекции,
Но, заглядевшись, вдруг пошёл
Считать колен коллекции.
Весенний омут закружил
Вокруг потоки встречные,
И у прохожих нету сил
На дрязги поперечные.
Прорехи грязных покрывал,
Снегов, угрюмо тающих,
Открыли красок карнавал
И звуков возникающих.
Бурлит проснувшаяся ять,
Разбуженная громами,
И мне не терпится обнять
Знакомых с незнакомыми!
Полдень
Разгулялся полдень, метроном запущен,
Полетели птицы – верные гонцы:
Воробьи, сороки, галки криком пуще
Оглашают неба дальние концы.
Заскрипели сосны на ветру, скликая
Всех, кто слышит радость нового рожка.
В суматоху буден по пути вникая,
Солнце разгоняет в небе облака.
Кто вздыхает тяжко, кто глядит лукаво,
Кто упрётся рогом, кто живёт скользя…
Мир подлунный вечен?
Я не знаю, право.
Счёт не бесконечен, но вздыхать нельзя.
Можно ехать тихо в старенькой повозке,
В самолёте можно разорвать покой –
Путь длинней не будет, жизнь не станет ноской…
Если уезжаешь – помаши рукой.
Белая нежность
Я проснулся в саду,
Тянут руки открытые окна,
Лебединый полёт –
Занавесок бесшумный излом,
В позабытом году
Я ушёл за надеждой далёко,
Чтоб вернуться потом,
Разминувшись с печалью и злом.
Жизнь встречала меня
Не на красном ковре с пирогами,
Но на добрых людей
Мне в дороге чёртовски везло,
В половодье огня
Моя осень сгорает стихами.
И под крик лебедей
Вдруг становится сердцу тепло.
Я был скуп на любовь –
Видно, время так быстро бежало,
Приходилось платить
Мне разлукой, чтоб тише текло...
Если выпадет вновь,
Я бы вырвал у времени жало:
Чтоб весну обратить
Снова в злую метель не могло!
Да, мечтать – не летать:
Извини за неброский подснежник,
Он похож на меня,
На мой поперву простенький стих...
Ты прости нас опять –
В нас заложена белая нежность,
Береги от огня:
Он написан для нас, для двоих…
* * *
Посвящается Б. Пастернаку
Есть параллельные миры…
Но перебежчик от искусства
Меняет правила игры,
Чтоб спящих будоражить чувства.
На поиск звуков необычных,
Привычное устав толочь,
Отринув хлам амбиций личных,
Он улетал совою в ночь.
Вольются ли в сюжет весны
Аккорды мыслей интересных,
Размеры старые тесны,
И новых ждут иные песни.
Взошла строка, как тень луны,
Пугая пляской на фасаде,
Влекла, как перса – зов зурны,
Как пленника – пролом в ограде.
Рождался в муках почерк твой –
Гимн молодому поколенью,
Прощался часто с головой,
Идя за эфемерной тенью.
Абстрактны контуры её:
Орлиный крик не всем знаком,
Спокойней слушать соловьёв,
Да жизнь другая за окном.
Твои уроки тяжелы,
Хотя исходные всё те же –
Слова, что в кружеве золы,
Огнём облизывают свежим.
Не гений ты и не злодей;
И лоб не мерьте!
Ты человек среди людей,
И тем бессмертен.
И всё же, всё же оглянись,
С судьбой играя…
Сказать тебе: «Поберегись!» –
Я опоздаю.
Твой стих спекается в магнит,
Нас собирая.
Свеча обычная горит,
Не изгорая…
Последний перегон
Закончился маршрут – вот перегон последний,
Сослаться б на года – в них нет моих заслуг.
Не о моих делах набат грохочет медный
И земляки, увы, не обернутся вдруг.
Кукушка, подскажи, мне много ли осталось:
На иноходь уйти иль показать аллюр? –
Мешает гарцевать подкравшаяся старость,
Когда болит спина – не важен маникюр.
Способность удивлять упрямо покидает,
Прикрывшись сединой, пустеющий сосуд.
Мой караван идёт, вослед собаки лают…
И интересно мне, чего я довезу?
Встаю со всеми в строй, боясь прослыть изгоем,
Оставить в жизни след не каждому дано:
Подбросить добрый стих, где правит время злое, –
Быть может, в чьей душе откроется окно.
Стих может зазвенеть серебряной струною,
Во тьме узор его я должен разглядеть…
Дай, Боже, силы мне и помоги прозреть
И оставаться впредь
в толпе самим собою.
Благослови
Горит, горит душа поэта,
Другим воспетою свечой.
Его зима для многих лето,
А от метелей горячо.
Прости меня за дерзость, Боже:
Я поменять местами должен
Театр безумной суеты
На крест, где муки принял Ты.
Без тех страданий невозможно
Осилить скрытый смысл идей.
А что писать, других тревожа,
Рукой, не знающей гвоздей.
Закоротило круг традиций,
Как будто я попал на трек.
Воронка времени кружится,
Всё уплотняя каждый век.
И бьёт разряд стоглавых молний
С экрана мутного спеша,
И тонет в этой чаше полной
Одна глава, одна душа.
Кто шапку взял не по размеру,
Тому узреть едва ль дано.
Познать нельзя другую веру
Как иноЗемное панно.
Но знаю я, что есть другие,
Пришедшие из наших мест.
И их стигматы золотые
Истоптаны, как Южный Крест.
Мне б поменять местами звёзды,
Соединив в одно кресты,
Очистить совесть, коль не поздно,
И коль благословляешь Ты.
Облака
Облака, обласканные солнцем,
Облака, причёсанные ветром,
Исчезают за моим оконцем,
Белым путешествуя конвертом.
На конверте адрес неразборчив,
Сургуча на нём скалистый абрис…
Мы посланье получили к ночи,
Я лишь дописал обратный адрес.
Вы плывите, белые корветы,
Новые пространства открывайте!
Не увижу я – мои приветы
Незнакомым людям передайте!
Если заскучаете в саваннах
По закону притяженья матриц,
Мы гостей встречаем долгожданных…
Я не зря писал обратный адрес.