+4 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
12 Апреля 2018, 14:00

№3.2018. Андрианова-Книга Кристина. Скифская пророческая. Стихи.

Кристина Владимировна Андрианова-Книга – поэт, журналист, переводчик. Член Союза писателей и Союза журналистов Республики Башкортостан и России. Кандидат филологических наук. Стихи и публицистика напечатаны в журналах Бийска, Москвы, Самары, Саратова, Ульяновска, Уфы, Эрфурта. Лауреат и дипломант всероссийских, межрегиональных и республиканских конкурсов и фестивалей; соавтор 22 поэтических и публицистических сборников и альманахов. Автор книги «Интервью с мечтой», автор и соавтор трех авторских и двух коллективных книг переводов. Ты мне – меч, и недобрый – не ангел, не щит, Ты не штопаешь нервы, а рвешь; И обида твоя на щеке горчит, И за окнами – черный дождь.

Кристина Владимировна Андрианова-Книга – поэт, журналист, переводчик. Член Союза писателей и Союза журналистов Республики Башкортостан и России. Кандидат филологических наук. Стихи и публицистика напечатаны в журналах Бийска, Москвы, Самары, Саратова, Ульяновска, Уфы, Эрфурта. Лауреат и дипломант всероссийских, межрегиональных и республиканских конкурсов и фестивалей; соавтор 22 поэтических и публицистических сборников и альманахов. Автор книги «Интервью с мечтой», автор и соавтор трех авторских и двух коллективных книг переводов.
Кристина Андрианова-Книга
СКИФСКАЯ ПРОРОЧЕСКАЯ
* * *
Ты мне – меч, и недобрый – не ангел, не щит,
Ты не штопаешь нервы, а рвешь;
И обида твоя на щеке горчит,
И за окнами – черный дождь.
Ты, въедавшийся в каждую мелочь дней,
Злой, неправильный муравей;
И неправильной этой твоей пчелы
Мед несладкий…
А мне – налей.
Я – неправильная твоя пчела.
Я наш домик не сберегла.
Муравейник и улей одной судьбы…
Не тебе и не мне – забыть.
Но понятно у пчелолюдей давно:
Горький мед превратится в вино.
Бросит меч херувим и укроет потом
Всепрощенья
Златым
Щитом.
INVICTUS
Размыты дряблые дороги,
Боль переплавилась в клинки,
И чьи-то огненные боги
Пьют голубую кровь реки.
Пожар. Орда иной системы
Разорвала ленивый рай,
В эфир эльфийский прилетела
Ракетой типа «Покарай».
И на горе с дурным названьем
Два мира сшиблись за один.
Но тот, с кем истина живая,
Непобедим.
Непобедим.
Идет орды своей царица
На вы – как древние. Смотри:
Орде как будто вечность биться,
А эльфы – мертвые внутри.
Бежать хотели. Не успели.
И пьют «Боржоми»
В жажде
Жить –
Но, кроме тьмы, не видят цели,
Мозги тщеславьем размозжив.
Гнилые души знают сами:
Не зарастает честь быльем…
Под громовыми небесами
Она пришла
Забрать
Свое.
* * *
Юность первого слога
Увядала по осени,
И мечта одиноко
Уходила тропой,
На которую падали
Снега раннего проседью
Слишком зрелая молодость,
Слишком шумный покой.
И стучало, и билось
Птицей в клетке сердечное:
Отпусти – не вернется,
Улетит за моря…
Что за горькая милость –
Понимать все нездешнее,
Быть моложе и старше
Потаенной себя.
СКИФСКАЯ ПРОРОЧЕСКАЯ
Чуешь скифскую удаль
И праведный гнев,
Постигаешь ли
Звездные карты?
Я иною не буду,
Я вырву твой нерв…
Не Афины
И даже не Спарта –
Мой удел. Эти земли,
Сей огненный мир,
Где война
Поклоняется солнцу!
Уходи по любви,
Непонятливый Кир –
Или слава твоя
Не вернется.
Возвращайся назад,
К золотым городам,
Пышногрудым
Веселым блудницам…
Я тебе
Ни травинки степной не отдам –
Скоро войско мое
Порезвится!
В бесконечную даль
Мы заманим царя,
Дожидаясь великого боя –
Так поляне и галлы
Погубят себя,
И германцы падут за тобою!
Да откликнутся вечностью
Эти слова,
Да решится судьба до рассвета…
И расстанется с телом твоим
Голова,
И запомнят века
Массагета.
Чуешь скифскую удаль
И дикую песнь?
Мы с коварством вовек
Не мирились…
И поэтому здесь –
Да, поэтому здесь! –
Восседает
Царица Томирис.
И поэтому здесь –
Да, поэтому здесь! –
Одолеет
Царица Томирис.
ГДЕ НАШЛИ МЫ
Где нашли мы с тобою друг друга – два мира
В евразийской галактике бунтов и снов –
Где святые иконы с нечистою силой
В колыбельных метелиц звучат; где не нов
И не стар Бог незримый? На кой же, зачем же
Мы столкнулись, слетелись, мы сшиблись на миг –
И навек! – понимая, что путь неизбежен –
Предначертанный путь. Где тот архистратиг,
Что еще поведет нас на грозный экзамен
По предмету «Мечта», на любовь – на войну?..
Поглядишь ты большими морскими глазами
На меня – и в уральской степи утону.
Поплывем мы с тобой в золотистой пшенице
После странствий по нашей галактике грез –
И увидим над нами летящую птицу,
И поймем наконец, и поверим: сбылось.
* * *
Из себя слова не вымучивай –
Не рожай без благословения
Волшебства – особого случая –
Полнолуния-вдохновения.
Оставляй себе недосказанность,
Дальнозвездную невмещаемость –
Улыбнись чубатыми фразами
Непрощаемо.
Пусть не все споется и склеится –
Не всему гореть птицей пафосной.
И одним словечком согреется
Голиаф весной.
Подобреет древний заносчивый
Да поверит силе давидовой…
Это Слово – камень на площади.
Это Слово – щит против идола.
Это Слово – мера безмерная.
И в начале было. И значило…
Не идет – не мучай вселенную.
А идет –
Грех
Оплачивай.
БЕРЕГИ В СЕБЕ ГОРЫ
М. Кучумовой
Береги в себе горы. Они окрыляют.
В тайный космос врастая, уносят в полет,
В бесконечную сказку уральского рая,
Где протяжную песню башкирка поет.
Береги же. И помни, откуда ты родом,
Почему ты не можешь себя заковать
В эти цепи неистовой псевдосвободы,
В эту непостижимо-тщеславную рать.
Береги. Я не знаю, какими путями
Нам случится идти к первородной мечте, –
Но вершина далекая тянет и тянет,
А болота соседние что-то не те…
Береги эту вечность бессонную клеток,
Где впечатаны пращуров радость и грусть!
С дивьей сказкой прощаясь, скажи напоследок,
Как Высоцкий – горам: «Я, конечно, вернусь».
Ты скажи, потому что терять нашу память
Запретили волхвы. Неродное – вранье…
Тех, кто родом силен, и не сбить, и не ранить.
Береги в себе горы. То – сердце твое.
Сердце – Herr, а рассудок, надменный дворецкий –
В опопсованных играх не прав, хоть убей…
Сложноискренность строк береги Белорецка.
Правдопесенность строк сбережет Белебей.
* * *
Холод прошел. И жара несусветная
Вышла на сцену, играет спектакль.
Время измен мировых. Птица медная
Кружево вьет над сирийской Раккой.
Небо играет рассветом коричневым,
Радужный Запад плюется на флаги.
Холод остался в душе обезличенной,
Жар переплавил в Стамбул Копенгаген.
Через пророчества, дни эфемерные
Правда слезами да кровью сочится.
Нам не хватает своей атмосферы, но
Мы понимаем распятую Ниццу –
И, не болтая на тему «а надо ли»,
Снова спасаем свалившихся в омут –
Тех, кто приносит нам жар или холод –
Здесь – от Балтийска и до Анадыря.
* * *
Сколько песен потеряно где-то на кухне,
Сколько строчек осталось в подкорке греметь…
Все простое и среднее весело ухнет,
Все большое и лучшее будет и впредь
Запираться на времени древний засов…
Но проснется гармония в знаке Весов –
И энергия женщины вновь разольется
И стихами, и бытом на сто голосов.