Все новости
Литпроцесс
20 Августа 2020, 17:08

№8.2020. Ирина Прокофьева. Современная русскоязычная драматургия Башкортостана

Ирина Олеговна Прокофьева – кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, автор около сотни научных и методических работ, в том числе монографий, учебных пособий, статей Современная русскоязычная драматургия БашкортостанаМария Апраксина, Анна Ерошина, Владимир Жеребцов, Ангиза Ишбулдина, Наталия Мошина, Игорь Яковлев – яркие представители современной русскоязычной драматургии Башкортостана. Драматургии, которая развивается в поликультурном пространстве, на стыке Европы и Азии, на стыке разных национальных культур, впитывая одновременно традиции родного фольклора и опыт русской классической литературы, аккумулируя и отражая особенности российского литературного процесса, чутко и своевременно реагируя на злободневные и болевые события современной общественной жизни. К сожалению, до сих пор русскоязычная драматургия нашего края, по сравнению с национальной башкирской драматургией, менее изучена как в описательном, так и в теоретическом плане.

Ирина Олеговна Прокофьева – кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, автор около сотни научных и методических работ, в том числе монографий, учебных пособий, статей.
Ирина Прокофьева
Современная русскоязычная драматургия Башкортостана
Мария Апраксина, Анна Ерошина, Владимир Жеребцов, Ангиза Ишбулдина, Наталия Мошина, Игорь Яковлев – яркие представители современной русскоязычной драматургии Башкортостана. Драматургии, которая развивается в поликультурном пространстве, на стыке Европы и Азии, на стыке разных национальных культур, впитывая одновременно традиции родного фольклора и опыт русской классической литературы, аккумулируя и отражая особенности российского литературного процесса, чутко и своевременно реагируя на злободневные и болевые события современной общественной жизни. К сожалению, до сих пор русскоязычная драматургия нашего края, по сравнению с национальной башкирской драматургией, менее изучена как в описательном, так и в теоретическом плане.
В нашей статье мы хотим обратиться к анализу драматургических произведений одного из самых самобытных и ярких представителей русскоязычной литературы нашего региона – Светланы Рустэмовны Чураевой. Мы уже отметили, что русскоязычная литература нашего региона развивается на пересечении и в симбиозе русской (европейской) и тюркской (азиатской) культур. Именно в этом контексте весьма перспективным представляется анализ драматургии уфимского автора. Хотя, безусловно, драматургия занимает в творчестве Чураевой значительно меньшее место, чем проза, публицистика, литературные переводы и поэзия.
Предметом художественного изображения (как в прозе, так и в драматургии) уфимского писателя, на наш взгляд, является герой, внутренний мир которого высвечивает духовное богатство этноса, вскрывает глубокие корни, связывающие его с родной землей, синтезирующий в себе национальное и общечеловеческое, черты ветхозаветного и современного человека, ребёнка и мудрого старца.
Стремление талантливого уфимского автора к глубокому проникновению, многомерному исследованию внутреннего мира человека позволяет писателю осваивать новые жанровые формы. Так рождается пьеса в стихах «Прежде прежнего» (по мотивам башкирского эпоса «Урал-батыр») – «современная мистерия», мистерия XXI века, синтезирующая жанровые особенности драмы, поэмы и эпоса.
Осмысление природы героического начала в человеке, высокого и низменного, прекрасного и безобразного, хаоса и гармонии требует от драматурга особого умения не только по-новому «пересказать» башкирский эпос «Урал-батыр», но и через конкретные сюжетные ситуации, ёмкую метафорическую, поэтическую форму наполнить его современным звучанием.
Художественное своеобразие пьесы Светланы Чураевой «Прежде прежнего», её жанровая специфика, идейно-эстетическое содержание, поиск новых стилистических решений, обращение к поэтической форме пока практически не раскрыты, не проанализированы профессиональной литературной критикой и литературоведами. Есть два (для нас абсолютно поверхностных) отзыва об этой пьесе – московского театрального критика, кандидата искусствоведения Ольги Галаховой (журнал «Современная драматургия», 2001 г.) и Евгении Часовниковой (журнал «Знамя» № 7 за 2010 г.), которая в небольшой рецензии характеризует четыре поэтические книги уфимской серии Supremum {versus}, выпущенных издательством «Вагант» («Насекомия» Марианны Плотниковой, «Свободное поздно» Алексея Кривошеева, «Пятое время года» Дмитрия Масленникова и «Прежде прежнего» Светланы Чураевой).
Уфимский драматург Светлана Рустэмовна Чураева, чьё творчество давно стало неотъемлемой частью современного литературного процесса, поднимает в пьесе «Прежде прежнего» пласт непростых философских вопросов, требующих и от читателя, и от исследователя напряжённых размышлений, глубокой эрудиции как в области фольклора, так и в области традиций христианской культуры. Тем не менее автору удаётся изложить онтологические вопросы лёгким для восприятия читателя языком, в доступной поэтической форме, местами приобретающей афористичное звучание.
Чураева говорит в своей пьесе об открытии человеком важного для него знания – осознания смерти как потери рая, который утрачивает ребёнок, впервые узнающий о конечности бытия. Именно поэтому автор обращается в своём произведении к детству человечества, к детству литературы – к эпосу, пытаясь донести в первую очередь до молодого читателя сложные животрепещущие бытийные темы.
Что же позволяет отнести пьесу Светланы Чураевой «Прежде прежнего» к жанру современной мистерии? Напомним, сюжет мистерии, взятый обычно из Библии или Евангелия, перемежался бытовыми фарсовыми, комическими сценками. По ряду причин этот жанр «не пережил» времён Средневековья, хотя в литературе были попытки его реанимировать. Мистерия – это жанр, в котором предпринимается попытка рассказать непосвящённым о сакральных вопросах бытия. Светлана Чураева создаёт своё произведение, на наш взгляд, как раз с той же целью, а обращение к национальному мифу – это попытка уфимского автора заставить задуматься читателя не просто о вечном, но и о Божественном начале мира.
Драматург сознательно проводит параллели между башкирским мифом и сюжетами, возникающими в Ветхом и Новом Заветах. Например, Янбирде и Янбике, чьи имена переводятся как «Дающий и отнимающий жизнь» и «Души госпожа» – это Адам и Ева. Шульген, их сын, точно так же как первые люди, созданные Творцом, нарушившие запрет вкушать плоды от древа Знания, отпивает из чаши кровь, после чего происходит его «изгнание из рая» туда, где властвует смерть. Урал-батыр – Герой, своеобразный Мессия, Спаситель, несущий людям вечную жизнь, победу над смертью. История «взаимоотношений» братьев Шульгена и Урала – практически не что иное, как ветхозаветная история Каина и Авеля: Шульген подносит младшему брату – Уралу, чашу со змеями, которые и убивают его.
Главная же параллель между мифом об Урале и Евангелием раскрывается в идее произведения драматурга. На Землю приходит не просто Герой, стремящийся к обретению личного бессмертия, а Мессия, Спаситель, жаждущий победить смерть и даровать людям бессмертие, жизнь вечную, потерянный ими рай.
Закономерен вопрос: для чего же Светлане Чураевой, чтобы рассказать об этом, нужна не только поэтическая форма, но и обращение к приёму стилизации, использование в произведении порой грубой разговорной речи, близкой к молодёжному сленгу? Вспомним: именно такое стилистическое решение – обращение к просторечию, всегда было оправдано в жанре мистерии. А в пьесе «Прежде прежнего» сделано автором, на наш взгляд, во многом с просветительской целью; с такой же целью создавались в своё время средневековые мистерии – чтобы донести до читателя сложные евангельские сентенции, чтобы создать «привлекательную понятную оболочку» для «проповеди», по сути, евангельской истории. Нужно заметить, что к этому приёму уфимский писатель прибегает многократно и в своих прозаических произведениях: «Последний апостол», «Чудеса несвятой Магдалины», «Моя пятидневная война»…
Основная библейская и евангельская тема – это встреча человека со смертью и последующая победа над ней. Тема преодоления смерти раскрывается Светланой Рустэмовной Чураевой в пьесе «Прежде прежнего» в традициях христианской культуры: герой показывает людям путь к бессмертию, сознательно принося себя в жертву. Более того, посвящая всего себя без остатка этой кажущейся безнадежной миссии.
Поэтому так часто используется в произведении драматурга мотив младенчества, который дан в разных вариациях: это и мотивы чудесного младенца, и младенчества как состояния пребывания в раю, и избиения младенцев. И снова Чураева трактует этот мотив близко к библейским, евангелистским традициям.
Поэтому о младенце в пьесе «Прежде прежнего» автор говорит как о существе, вобравшем в себя мудрость Бога, а о взрослении и зрелости – как о подчас мучительном процессе, когда человек забывает о Боге и снова с трудом пытается приблизиться к нему. Обратимся только к одному примеру из пьесы уфимского писателя. Так, в первых сценах произведения Урал-батыр показан неестественно мудрым мальчиком (как библейский младенец), вступающим в нравоучительные беседы со старшими.
Автор говорит о периоде младенчества как о пребывании в раю, райском состоянии души. В раю младенческого неведения, согласно пьесе «Прежде прежнего», пребывали и первые люди, созданные Богом. А хорошо известный Евангельский сюжет об «избиении младенцев» по велению царя Ирода, возникающий в чураевской пьесе, утверждает мысль о бесчеловечности любого убийства, но в первую очередь убийства беззащитного и чистого младенца. Неслучайно призыв автора «быть как дети» созвучен призыву, звучащему в Евангелии. Светлана Чураева убеждена, что люди должны вспомнить рай детства, вернуться в него, провозглашая приход человека в мир как истинного чуда и милости Божьей. Так, мотив младенчества вновь звучит в русле традиций христианской культуры.
Мы смело можем рекомендовать пьесу «Прежде прежнего» и ряд других драматургических и прозаических произведений Светланы Рустэмовны Чураевой (пьесы «Дорога для одного», «Папа»; повесть «Последний апостол»; рассказы «Чудеса несвятой Магдалины», «Моя пятидневная война», «Я там был») для изучения в школе в старших классах. Ведь юному читателю так необходимы нравственные ориентиры, которые он может получить, не выслушивая скучные и порой демагогические назидания взрослых, а в увлекательной, яркой художественной форме.
К сожалению, драматургия XVIII–XIX веков представлена в школьной программе по литературе всего несколькими именами и произведениями. То же самое можно сказать и о современной, и «новейшей» драматургии. Именно поэтому учащиеся старших классов практически не знают ни «старую», ни «новую» драматургию. И мы уверены, что определённым открытием для них станет то, что в русскоязычной литературе нашего края есть не только талантливые и яркие поэты, прозаики, но и драматурги, чьи произведения могут занять достойное место в «программе» внеклассного чтения или элективного курса по литературному краеведению в 9-11 классах.
В список персоналий современной русскоязычной драматургии, рекомендуемой нами для изучения в школе, можно включить такие имена, как: Наталия Мошина («К звёздам», «Техника дыхания в безвоздушном пространстве»), Игорь Яковлев («Танцы вдвоём: пластический этюд»), Владимир Жеребцов («Предатель») и другие. Произведения этих авторов уже нашли свою читательскую и зрительскую аудиторию как в России, так и за её пределами. Их пьесы с успехом идут на разных театральных площадках таких городов, как: Уфа, Москва, Волгоград, Мурманск, Южно-Сахалинск, Томск, Абакан, Березники, Барнаул, Минск и даже Лондон.
Опираясь на всё вышесказанное, можно утверждать, что современная русскоязычная драматургия Башкортостана, безусловно, занимает сегодня достойное место в постоянном движении, называемом «современная российская литература», являясь для неё одним из многих живительных родников, наполняющих её полноструйные реки.
Читайте нас в