Все новости
Культура
25 Мая 2023, 10:39

Татьяна Капина. Раздвигая рамки

О художнике Я.Ю. Крыжевском

Творчество Яна Юлиановича Крыжевского получило развитие в 1970–1980-х годах. В то время он продемонстрировал необычайную широту интересов и реализуемых в живописи тем, когда, отказавшись от живописности и «мазистости» «шестидесятников», применил своеобразную, тщательно проработанную манеру письма.

Учился он в Уфимском училище искусств (1965–1969), а затем в Риге, в Государственной академии художеств Латвийской ССР имени Залькална (1970–1973). В период с 1973 по 1977 год жил и работал в Уфе, затем в Вологде, Москве, Петербурге и в Соединенных Штатах Америки. В свой уфимский и вологодский период Ян Крыжевский создал целый ряд интересных произведений, отразивших характерные приметы эволюции жанра пейзажа 1970–1980-х годов.

Так называемые «молодые» пейзажисты выступили своего рода оппозицией старшему поколению. Но были среди плеяды «шестидесятников» и такие, чья эстетика стала одним из слагаемых нового творческого самосознания молодых. Это были А.В. Пантелеев и А.А. Пустарнаков. Рациональный, аналитический способ реализации творчества этих мастеров получил развитие в живописи художников 1970–1980-х годов, большее значение придававших интеллектуальной составляющей произведения. Средствами пейзажа они реализовывали темы философского, исторического и остросовременного содержания. Теперь пейзаж не ограничивался изображением одной природы: «Возникает увлечение особым типом картины “жанр в пейзажеˮ. И вместе с тем раздвигаются рамки содержания непосредственно пейзажных полотен, пейзаж соперничает с тематической картиной...» (Никулина О.Р. Природа глазами художника. Проблемы развития современной пейзажной живописи. – М. : Советский художник, 1982).

Еще одним ключевым понятием, которым определяется искусство 1970–1980-х годов, стала метафоричность, затронувшая не только живопись того времени. Так, исследователь поэзии Владимира Высоцкого В. Новиков, писал о «двусмысленности», «двуголосости», «метаморфизме» его слова. Стремлением к иносказательности было отмечено кинематографическое творчество А.А. Тарковского. В изобразительном искусстве показательны произведения В.Е. Попкова, Д.Д. Жилинского, Т.Г. Назаренко, Н.И. Нестеровой. Более того, в этот период в искусстве молодых наблюдалось резкое отклонение от радостных и жизнеутверждающих настроений «шестидесятников». Произведения данного периода отмечены чувством иронии, сарказма, неудовлетворенности, одиночества. «Одним из самых дискуссионных явлений искусства этого периода стала отечественная версия гиперреализма… Возмущенные упреки вызывала бездуховность фотографизма; раздражала его насмешливая ироничность, равнодушие к привычному критерию художественного качества, муссирование тем всеобщей нивелировки и репродукционности вызывали непонимание даже со стороны интеллектуалов», – отмечала М.В. Валяева.

Здесь, в Уфе, особенности нового художественного виденья молодых встречали с недоверием. Мастера старшего поколения не хотели принимать скрупулезно выписанные скупой цветовой гаммой произведения, в которых отсутствовала живописность, выразительность мазка, что в итоге привело к отъезду из республики в 1970-х годах целого ряда талантливых живописцев. И за этим стояла извечная проблема взаимоотношений «отцов и детей».

В раннем произведении «Уральские перспективы» (1974), которое хранится в собрании БГХМ имени М.В. Нестерова, Я.Ю. Крыжевский заявил о себе как мастер новой эстетики, нового мироощущения и как одаренный пейзажист. Однако уже тогда он не замыкается исключительно на пейзаже, создавая композиции, в которых сочетает ландшафтные изображения с портретными. В картине «Сырое поле с белыми мальвами» (1974) Крыжевский изобразил самого себя и жену идущими навстречу зрителю по цветочной поляне. За их спиной изображение типичного облика города со строящимися домами. На первый взгляд мысль художника ясна: эти двое – молодое поколение в начале своего жизненного пути. Но в картине есть едва заметная деталь – кубик игральной кости в руке молодого человека. «Что выпадет в судьбе?» – задается вопросом художник.

Наряду с такими художниками, как С.Б. Краснов, М.Г. Спиридонов, Ян Крыжевский сумел очень чутко уловить положение современного человека перед лицом цивилизации. Многие животрепещущие проблемы, на которые, например, указывал В.В. Бычков, ярко прозвучали в живописи молодых уфимских мастеров: «Наиболее чуткие души, – писал он, – уже давно ощущают некие могучие сдвиги в космоантропном процессе, которые на уровне европейской цивилизации привели к угасанию традиционной духовности, секуляризации культуры, возникновению жестоких капиталистических (товарно-денежных) отношений на базе голого материализма, утилитаризма, практицизма; к лавинообразному развитию человеческого разума в направлении бесчисленных научно-технических открытий (к пресловутому НТП)…».

Пейзаж в творчестве уфимских художников, и в частности Я.Ю. Крыжевского, затрагивал многие темы современности – урбанизацию и одиночество человека перед лицом современной цивилизации, проблемы экологии и прочее. В картине «Меломан» (1976) художник крупным планом изобразил лицо молодого человека в наушниках, погруженного в прослушивание музыки. У него закрыты глаза, он полностью отъединен от окружающих: не замечает ни молодой женщины, ни пустой детской кроватки за своей спиной. Талантливый художник уже тогда сумел ощутить наметившийся процесс замещения истинных и живых человеческих взаимоотношений его симулякрами. Тенденция эта особенно внятной становится сегодня в связи со всепоглощающей властью Интернета.

На полотне «День, восходящий в завтра» (1981) Крыжевский показывает безжизненный голый пейзаж с нефтяными цистернами. На фоне этого пустынного ландшафта он изобразил молодого человека, сидящего на железной бочке и в задумчивости всматривающегося вдаль. Таким образом уфимский художник прямолинейно ставит перед зрителем вопрос, о том что станет с Землей, если не задуматься о ее будущем уже сегодня.

Я.Ю. Крыжевский
Я.Ю. Крыжевский

Как уже отмечалось, чистый пейзаж в творчестве художников 1970–1980-х годов не получил значительного развития, но в то же время даже небольшой ряд произведений Яна Крыжевского, например, «Уходящим летом» (1978–1979), «Весна земли» (1980), демонстрируют наметившуюся общую тенденцию. По словам известного испанского философа Ортега-и-Гасета, «…мир нежданно вырос, а в нем и вместе с ним выросла жизнь. Прежде всего она стала планетарной; я хочу сказать, что жизнь рядового человека вмещает сегодня всю планету, что простой смертный привычно обживает весь мир… Эта близость дальнего, доступность недоступного фантастически раздвинула жизненный горизонт каждого человека». Природа для Яна Крыжевского – это тело всей планеты, поверхность которой художник с высоты внимательно осматривает и изучает. При этом человек, в представлении художника, находится один на один со своей Землей. И несет за нее личную ответственность.

 

Литература

Никулина О.Р. Природа глазами художника. Проблемы развития современной пейзажной живописи. – М. : Советский художник, 1982.

Валяева М.В. К новому языку станкового искусства. 1970–1980-е годы // Третьяковская Галерея. От авангарда до постмодернизма. Мастера ХХ века. – Париж : ADAGP, 2004.

Бычков В.В. Эстетика : учеб. – М. : Гардарики, 2004.

Ортега-и-Гасет, Х.. Восстание масс. Дегуманизация искусства. Бесхребетная Испания. – М. : АСТ : СТ МОСКВА, 2008.

Из архива: март 2015г.

Читайте нас в