+2 °С
Облачно
Все новости
Культура
19 Марта , 14:01

№3.2021. Татьяна Семенюк. О творчестве и не только. Разговор с художником Эльзой Нафиковой

Татьяна СеменюкО творчестве и не толькоРазговор с художником Эльзой Нафиковой

Татьяна Семенюк
О творчестве и не только
Разговор с художником Эльзой Нафиковой
Сегодня вас ждет интересная встреча с талантливым художником, красивой женщиной и коучем Эльзой Нафиковой. Картины Эльзы поражают своим стилистическим и тематическим разнообразием. А то, как она соединяет в своих работах приемы графики и живописи, как обращается с геометрией и пространством, завораживает и удивляет. Её полотна можно встретить в музеях и частных коллекциях в Германии, Турции, Румынии, Испании, Польше, Италии и Франции. А сама художница живет в Уфе, хотя и признается, что она человек мира, и ее мечта – путешествия и творчество – в скором времени сбудется.
– Ваше решение стать художником было осознанным? Кто кого выбрал: живопись вас или вы живопись?
Конечно, осознанным. У меня неплохо получалось в художественной школе, мне нравилось рисовать. До поступления на худграф я успела поработать вожатой в школе, поучиться в медучилище. Был уже определенный жизненный опыт, который позволил сделать правильный выбор в пользу искусства. Хотя предопределенность тоже была: мой дед хорошо рисовал и получил профессиональное образование, но на войне оторвало руку, и на творчестве был поставлен крест. Возможно, этот нереализованный потенциал, энергетика нашли выход во мне.
– В профессии все складывалось удачно?
Достаточно. Я с первого раза прошла в 2006 году в Союз художников, куда многие не могут пробиться годами. Мои картины приобретают и музеи, и частных коллекционеры. И хотя я практически не занимаюсь промоушеном, меня находят организаторы выставок и приглашают поучаствовать. В 2018 году мои работы взяли на выставки современного искусства в Лондоне и Риме. Можно сказать, что Вселенная меня поддерживает: накануне карантина состоялась персоналка в Малом зале Союза художников РБ. И сразу после ее окончания объявили полную самоизоляцию.
– Выставки для вас важны?
Безусловно. Моя студия очень маленькая. А на экспозиции ты видишь весь объем проделанной работы, можешь ощутить энергетику от картин. Посмотреть на реакцию критиков и найти своего зрителя. Для меня, как и для любого художника, важно быть узнаваемой и покупаемой. Конечно, я хочу заниматься искусством и зарабатывать этим.
– А это возможно сегодня, зарабатывать только искусством?
Сложно. Большинство художников где-то работают. Только творчеством и продажей картин не проживешь. Если брать Уфу, то здесь коллекционируют художественные произведения несколько десятков человек, и их ресурсы не безграничны. Вторая волна ценителей прекрасного пока не подросла.
В моей жизни был период, когда на творчество я могла себе выделить не больше двух недель весной и двух осенью. Я развелась, когда дочери было всего два с половиной года, и все материальное обеспечение легло на мои плечи, нужно было работать, чтобы просто выжить. Я и преподавала, и репетиторствовала, и занималась дизайном. Можно сказать, что я многостаночница: могу спроектировать коттедж от фундамента до крыши, что называется под ключ, включая интерьер и ландшафтный дизайн. Сейчас проще, но заниматься только живописью все равно не получается. Это, конечно, моя печаль, но принца на белом коне в моей жизни так и не случилось. Но есть любовь, и это радует.
– А хотелось бы?
Конечно. Половина успеха наших именитых художников – заслуга их жен, которые обеспечили быт, освободили от многих проблем и забот, поддерживали. У женщин, занимающихся творчеством, как правило, такой опоры нет. На нас и дом, и работа. А творчество рассматривается супругами как хобби в оставшееся время.
– То есть мир, в котором мы живем, все-таки мужской?
Безусловно. Женщине практически ежедневно приходится отстаивать свое право на творчество.
Бывало, выходишь на выставком – держишь работы и в правой руке, и в левой, один из членов выставкома спрашивает: за которую голосуем? В ответ слышишь: «берем ту, что посередине». Людям, наверное, кажется, что сказали комплимент, но это же низвержение меня до тела. Или стоит проявить в работе чувственность, пластику – как тут же раздаются комментарии, чего мне, как бабе, не хватает, и предложения «дружеской» помощи. Раньше все это обижало и злило. Теперь я просто наблюдатель, давно уже не пытаюсь кому-то что-то доказывать и объяснять. Есть близкий круг общения, есть свой зритель, своё жизненное пространство. Очень много задач, которые нужно решить, и творческих, и духовных. Не хочется тратить время на ерунду. Объяснять кому-то, почему так, а не иначе. Знаете, бывает такой зритель, который, не найдя полного соответствия с изображаемым, заявляет, что это не искусство.
А что такое искусство в вашем понимании?
Искусство сегодня не должно быть суперреалистично. Реализма достаточно на фотографиях. Я беру то, что цепляет меня прежде всего эмоционально. Как воплотить на холсте запах дождя, нежность, тревогу? У каждого художника свой способ. Пластика, цвет, композиция – все играет на замысел. Передал энергетику, попал точно в настроение – значит, получилось.
Мне интересно экспериментировать, совмещать различные приемы, работать и с цветом, и с линией. Для меня творчество – это своего рода динамическая медитация. И в работе я иду от впечатления. Проработанные эскизы не мое, чаще всего делаю набросок и смотрю, что из этого может получиться. Живопись словно парный танец: я задаю первые линии и отзываюсь на то, что вырисовывается, – идет взаимодействие. Конечно, в академической школе этому не научат.
– Я сталкивалась даже с таким мнением, что художественные школы убивают таланты, загоняют одаренных детей в рамки, из которых они потом так и не выбираются.
На мой взгляд, базовое образование необходимо. Без базы, без овладения приемами и техниками ты не сможешь миксовать. Художник, как и человек любой другой специальности, ограничен своими умениями. Поэтому учиться необходимо. Для меня учеба – это стиль жизни. Я все время чему-нибудь учусь, открываю что-то новое. Это не гонка за информацией, как может показаться на первый взгляд, скорее, стремление открыть что-то новое в себе, понять себя и мир.
Другое дело, что многое зависит от наставника, педагога. Я безгранично благодарна людям, которые ввели меня в профессию: своему первому учителю живописи в художественной школе Любовь Юрьевне Корунас, именно она поверила в меня, подарила крылья, сказав «а из тебя выйдет настоящий художник», благодарна Раису Гаитову – общение с ним было настоящим подарком судьбы, он смог приоткрыть мне те грани искусства и мастерства, до которых я, возможно, сама бы и не дошла.
От педагога зависит многое. Я долгое время репетиторствовала, занималась с детьми рисунком, живописью. И замечала, с какой травматикой, комплексами иногда приходит ребенок. Комплексы от родителей, воспитателей. Здесь уже актуален не вопрос – поступит или не поступит в институт – а как он будет со всем этим жить. Приходилось заниматься арт-терапией, чтобы снять и тревожность, и панические атаки, «включить» человека в жизнь, и у меня получалось, поэтому параллельно выучилась на психолога и коуча. Практическая работа с людьми, возможность помочь – важная и значимая для меня сфера.
Психологический сеанс тоже творческий процесс – ты подбираешь ключик к проблеме, метод, который позволит освободить человека от сковывающих его цепей. У нас же большинство людей живет как биороботы – не осознает ни своих потребностей, ни чувств, цепляется за мелочи, злится. Циклятся на какой-то проблемке, обиде и подкармливают её, и через какое-то время она раздувается до таких размеров, что полностью поглощает хозяина.
– И что вы можете посоветовать родителям? Как правильно воспитывать детей?
Знаете, как у Кастанеды сказано? Вынь острие своего восприятия из детей. Острие – это ожидания, оценки, родительские страхи. С оглядкой на них ребенку сложно реализоваться. Вообще, сложно быть. Мысль, что ты всем должен и обязан соответствовать чьим-то надеждам, отрабатывать заботу и любовь, – причина многих комплексов и проблем. Это взаимоопасная связь, которая причиняет вред и родителю, и ребенку.
– В общении со своей дочерью вам удалось избежать этих ловушек?
Надеюсь, что да. Я никогда не давила и не диктовала. Старалась говорить на равных, делилась информацией, рассказывала о своих ошибках. А перенимать или не перенимать этот опыт – было уже ее делом. Я дала тело, обеспечила защиту и жизненные условия. И очень хорошо понимала, что если буду давить, заставлять, то потеряю контакт и посею зерна таких проблем, на прополку которых потом может уйти большая часть жизни.
– Наш разговор в преддверии 8 Марта. Чтобы вы пожелали женщинам?
У нас один поэт сказал, что сущность женщины горизонтальная, и многие мужчины до сих пор живут с этими представлениями, им очень сложно смириться с мыслью, что женщина может стать вертикалью. На мой взгляд, преимущество женщины в ее чувствительности, открытости миру, в природной мудрости. А энергия мира едина. Поэтому пожелаю читательницам не загонять себя в жесткие рамки. Проживать свою жизнь тотально, полноценно и вкусно. Принимать и любить и себя, и мир.