-18 °С
Облачно
Все новости
Круг чтения
30 Ноября 2018, 16:44

№12.2018. Ильина Александра.Хороший роман о плохих временах. о романе Леонида Юзефовича "Зимняя дорога"

Александра Игоревна Ильина родилась в г. Уфа. Окончила Башкирский государственный университет. Кандидат юридических наук. Работает юристом в коммерческой компании. Воспитывает сына. Публиковалась в журнале «Бельские просторы». Юзефович Леонид. Зимняя дорога: генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии, 1922-1923 : документальный роман. Москва: Ред. Елены Шубиной : АСТ, 2015. Недавно Леонид Юзефович сообщил о выходе нового, переработанного и дополненного издания его романа «Зимняя дорога», чем дал отличный повод вспомнить эту замечательную книгу. Нет способа лучше передать ужас войны, чем рассказать, как все было на самом деле. А если вести этот рассказ очень спокойно, даже суховато, негромким голосом и с какой-то невероятно интеллигентной интонацией, эффект усиливается многократно. Леонид Юзефович не превратил книгу о гражданской войне в трибуну для демонстрации своих политических убеждений, и это большая удача для его героев, которые заслужили того, чтобы о них рассказали, не сделав картонными солдатиками на карте военных действий.

Александра Игоревна Ильина родилась в г. Уфа. Окончила Башкирский государственный университет. Кандидат юридических наук. Работает юристом в коммерческой компании. Воспитывает сына. Публиковалась в журнале «Бельские просторы».
Хороший роман о плохих временах
Юзефович Леонид. Зимняя дорога : генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии, 1922-1923 : документальный роман. Москва: Ред. Елены Шубиной : АСТ, 2015.
Недавно Леонид Юзефович сообщил о выходе нового, переработанного и дополненного издания его романа «Зимняя дорога», чем дал отличный повод вспомнить эту замечательную книгу.
Нет способа лучше передать ужас войны, чем рассказать, как все было на самом деле. А если вести этот рассказ очень спокойно, даже суховато, негромким голосом и с какой-то невероятно интеллигентной интонацией, эффект усиливается многократно.
Леонид Юзефович не превратил книгу о гражданской войне в трибуну для демонстрации своих политических убеждений, и это большая удача для его героев, которые заслужили того, чтобы о них рассказали, не сделав картонными солдатиками на карте военных действий.
Казалось бы, выбранная автором тема такова, что затронуть ее, не задев попутно чьи-то чувства, старые раны и больные мозоли, практически невозможно. Но Леониду Юзефовичу удается удивительное. Он просто берет и рассказывает нам историю, не в смысле Историю (не знаю, как иначе передать смысл, кроме капслока), а именно что историю, которая в его исполнении приобретает какую-то камерность, становится совсем живой и очень печальной.
«Зимняя дорога» - это роман о людях, некоторые из которых герои во всех смыслах этого слова, без всякой натяжки и без пафоса - исключительно в качестве констатации факта, а другие — подлецы, но жалко при этом всех.
Леонид Юзефович - идеальный историк, кажется, что сохранение нейтралитета он сделал для себя одной из задач при написании этой книги. Он подчеркнуто объективен, даже безжалостен (однако ни в коем случае не равнодушен) — считает своим долгом отметить каждый просчет и ошибку героев, разоблачить любую ложь или удобно преподнесенную правду. Каждый крошечный эпизод и его отражение в отчетах, донесениях, мемуарах разбирается под микроскопом, тщательно очищается от плевел, искажений и приукрашиваний. При этом автор практически полностью воздерживается от оценок, он не судья своим героям. Не замахиваясь на то, чтобы открыть читателю истину, Леонид Юзефович всеми силами старается рассказать правду - пожалуй, в жанре исторической прозы трудно представить метод работы лучше.
При этом «Зимняя дорога», конечно же, не лишена авторского взгляда, ее жанр не зря определен как роман, хоть и документальный. Это проявляется в деталях, акцентах, расставленных Леонидом Юзефовичем почти незаметно, с большим тактом, но действующих безотказно. Цитата из записной книжки или список содержимого походной сумки, вовремя и к месту озвученные, говорят зачастую больше возможных эпитетов и метафор, причем не только о персонажах, но и об авторе. В этих мелочах — вся боль за хороших людей, живших в плохие времена.