Все новости
Краеведение
19 Января , 11:56

№1.2024. Наталья Брагина, Владимир Ощепков. Купола над селом

Архивное фото, датируется 1920-ми годами
Архивное фото, датируется 1920-ми годами

Издавна считается, что селение без церкви – деревня, а с церковью – село. Православные храмы ставились на возвышенном месте, так что их купола были видны отовсюду, а колокольный звон слышен далеко окрест. Церкви и сейчас, возрождаясь после многих лет забвения, вновь украшают наши сёла – большие и малые, близкие и далёкие. У каждой из них своя история, в которой немало найдётся значимых и интересных событий. Вот и наш рассказ об одной из таких церквей, а повод к нему достаточно значимый – приближающийся 200-летний её юбилей.

 

В 1824 году в селе Ногуши Троицкого уезда Оренбургской губернии (в дальнейшем – Златоустовского уезда Уфимской губернии, сейчас – Белокатайского района Башкирии) была построена церковь. Два века назад в местности, сравнительно недавно заселенной русскими переселенцами из Пермской губернии, это был первый православный храм. И один из первых во всей губернии. В Памятной книжке Уфимской губернии 1873 года приведены сведения о 174 церквях, построенных в уездах губернии к тому времени. До 1824 года их насчитывалось всего 56. А если исключить те, которые сейчас находятся вне современного Башкортостана, то Ногушинская церковь окажется в первой тридцатке. И одной из первых среди тех, что были построены в ближайшей округе: в Чертане в 1821 году, в Тастубе в 1823-м, да ещё в Ярославке1 в один год с Ногушами. Она же была одной из первых, восстановленных в конце XX века.

 

1

Село Ногуши (деревня Ногушинская, Ногушево и др.) начало заселяться русскими крестьянами-переселенцами из Кунгурского уезда Пермской губернии ещё в конце XVIII века. Основанные и заселенные «кунгуряками» Ногуши имели к 1870 году численность населения 2759 человек. В Златоустовском уезде крупными были ещё Ярославка и Дуван, в Бирском и Стерлитамакском уездах только по одному селу имели более 2500 жителей, а в Уфимском, Белебеевском и Мензелинском уездах таковых вообще не зафиксировано2.

Селение первоначально относилось к Саткинскому приходу Челябинского духовного правления Оренбургской консистории. Теперь попробуем представить, каково было тогдашним жителям преодолеть бездорожье в сотню с лишним вёрст, чтобы присутствовать на богослужении, окрестить родившегося младенца, обвенчаться или заказать панихиду по умершему? Поэтому желание иметь свой храм вскоре было воплощено в конкретное дело, причём сразу же была построена Свято-Троицкая каменная (кирпичная) церковь, а не временное деревянное здание, как то было во многих других случаях.

Итак, Ногуши стали центром вновь образованного прихода, в который вошли также Емаши, Корлыханово, Старый и Новый Белокатай, Устьикинское и Бобино, пока не имевшие своих церквей. В церкви первыми церковнослужителями стали священник Василий Будрин, дьякон Иоанн Щитов, дьячок Григорий Бирюков. В письменных источниках церковь впервые упоминается в составе благочиния 6-го округа Златоустовского уезда: «90) Св. Троицы в Ногушах, каменная, с приделом Казанския Богородицы, построена в 1824 году. Причта: священник и 2 причётчика, с жалованьем всем им 168 р. в год и полагается хлебная руга по 3 п. с венца3; есть дома для причта и 33 дес. земли. Прихожан в селении – государственных крестьян, мещан и отставных солдат – 376 двор., 1267 м. 1387 ж.; есть раскольники. Училище с 1869 г., обучалось 6 мальч. Церковь от Уфы в 300, от благочинного в 150 верстах»4.

 

2

Осенью 1889 года преосвящённый Дионисий, епископ Уфимский и Мензелинский, в ходе своей второй поездки по Златоустовскому уезду посетил эту часть уезда и, по своему обыкновению, оставил подробное описание увиденного5:

«Церковь в с. Ногушах двухпрестольная, каменная, главный престол во имя св. Живоначальныя Троицы, а придельный – во имя Казанския Божия Матери, построена в 1824 г. и в том же году освящена с благословения Преосвященного Феофила, Епископа Оренбургского. Причта при сей церкви положено: один священник и одни псаломщик. Приход в с. Ногушах состоит из одного селения, жители которого все государственные крестьяне, переселившиеся сюда в 1780 г. из Кунгурского уезда Пермской губернии. Число их в 1889 г. значится: муж. пола 834 и жен. 967, все они православного исповедания. Приход сей в нравственном и религиозном отношениях можно назвать хорошим, потому что народ к церкви и Богослужению усерден, с охотой, в особенности за литургией, слушает пастырские наставления и поучения, сказываемые священником в каждый праздничный и воскресный день. Не менее усердны и к исполнению христианских обязанностей – к таинствам исповеди и св. Причастия. Как видно из духовных росписей на настоящий 1889 г., исповедавшихся и причастившихся муж. пола было 470 и жен. – 517; исповедавшихся, но не причастившихся муж. 80 и жен. 169; не исповедавшихся по отлучкам муж. 20 и жен. 4; по опущению и нерадению – муж. 137 и жен. 154.

В Святотроицком приходе с. Ногушей училище учреждено в 1845 г., сначала оно находилось в ведении Палаты государственных имуществ, но с введением земства оно перешло в ведение земства. Прихожане с охотой отдают в оное училище мальчиков обучаться, почему в училище каждогодно бывает от 40 до 50 мальчиков и даже более. Женского училища нет, но 5 девочек в 1888/9 г. обучались в том же мужском училище. Законоучитель в оном училище местный священник Тимофей Катаевский, а учитель – обыватель Юрюзанского завода, кончивший курс в учительской семинарии, Иван Хрущов; поступил на должность сию в декабре месяце 1888 г. В настоящем 1889 г. кончило курс 5 мальчиков с правом на льготу по отбыванию воинской повинности, и один из них с похвальным листом.

Церковно-приходское попечительство в сем приходе открыто с 1880 г., но жители не совсем сочувственно относятся к попечительству, плохо и жертвуют, в 1888 г. даже совершенно ничего не поступило, но прихожане натурою исправляют всё: огораживают кладбища, поправляют общественные и духовные дома и храм свой украшают.

Мы сюда прибыли 20 числа ноября в 6 часов вечера пополудни, прямо ко всенощной. На клиросе пели местные певчие из крестьян простым церковным напевом, пели весьма гармонично и порядок церковного служения знают хорошо. В самый же праздник Введения во храм Пресвятые Богородицы совершена мною Божественная литургия в сослужении нескольких священников и сказано Преосвященным приличное празднику поучение».

Ранее в записях Дионисия говорилось о посещении им села Корлыханово. Сейчас оно составляет самостоятельный приход, а до совсем недавнего времени входило в приход Святотроицкой церкви. И называлось даже иначе – Новые Ногуши, то есть даже не было селом в полном смысле этого слова. С постройкой временной деревянной Вознесенской церкви получило статус самостоятельного села. Уже был заложен фундамент новой каменной церкви, но архитектор забраковал, а подрядчик, говорят, ничего не сделал, хотя и забрал до двух тысяч рублей. Но ещё больше, чем неурядицами со стройкой, обеспокоен владыка тем, что здесь много раскольников: 75 мужчин и 78 женщин. Есть две раскольнические секты: австрийцы и беспоповцы. У австрийцев устроена даже и моленная с алтарём и престолом. И в этом главное отличие от Ногушей, где о раскольниках вообще речи нет.

В следующем за Ногушами селе Емаши тоже есть церковь (построена в 1840 году тщанием прихожан, в 1871 году расширена). Жители здесь тоже русские переселенцы из Пермской губернии. Главное отличие – наличие раскольников: 10 мужчин и 22 женщины, причем все они из трёх семейств. Раскол поддерживается старшими, которые «упорствуют в своих заблуждениях, молодое же поколение, со временем, надо полагать, оставит заблуждения раскола», делает вывод владыка.

Повторно посетил эти места Дионисий летом 1893 года. И вновь отмечает, что три села – Корлыханово, Ногуши и Емаши – составляют как бы одно неразрывное целое, так как расстояние между ними всего несколько вёрст6. В Корлыханово (Новые Ногуши тоже) он вновь обращает внимание на нелады со строительством каменной церкви и радуется тому, что при нынешнем настоятеле священнике Василии Юновидове здание доведено до сводов и есть надежда на окончание строительства года через два. Владыка даже оказал посильную помощь бывшими в его распоряжении денежными средствами. Завершению строительства способствует и то, что в 1890 году здесь открыто попечительство. В его приход поступило уже 5273 рубля 91 коп.

В Ногушах Дионисий обратился к прихожанам (народу в церкви было весьма много) со словом назидания о том, что каждый христианин ежегодно должен очищать совесть свою исповеданием грехов своих пред духовным отцом и причащением Святых тайн. Затем беседовал с учениками о заповедях Господних. Обратил внимание на то, что алтари расписаны по стенам живописными изображениями, что богослужебных книг достаточно, но многие из них ветхи, а библиотека не скудная. Увеличилось число учащихся земской школы, а других заметных изменений нет.

В Емашах раскольников стало меньше, чем четыре года назад. Отрадно и то, что случаев уклонения из православия в раскол не бывает, а из раскола в православие иногда обращаются.

3

Как и в любом деле, особую роль в церковных делах играют священники. Недаром говорят: «Каков поп, таков и приход». Василий Юновидов в Корлыханово, Аверкий Северовостоков в Емашах, а в Ногушах – Тимофей Катаевский – имена этих священников в своё время были известны всем. И когда Тимофей Петрович умер, это было большой утратой. В некрологе7 сказано, что 18 октября сего года земля в свои объятья приняла прах почившего заштатного священника отца Тимофея Петровича Катаевского, умершего от паралича на 81 году от роду.

В 1856 году о. Тимофей был определён священником в село Шуган Белебеевского уезда после окончания Уфимской духовной семинарии. Прихожане села полюбили исправного в служении, неустанного проповедника слова Божия и отзывчивого к их нуждам молодого пастыря. Здесь он устроил школу, в которой несколько лет был преподавателем безо всякого вознаграждения за труд. За время служения пришлось пережить два пожара, в последнем он лишился всего своего имущества. При отъезде любимого и уважаемого пастыря (спустя почти 14 лет) его пошли проводить за несколько вёрст от села все жители – мужчины, женщины и дети…

Тогда он был переведен по прошению в село Ногуши в связи с увольнением по болезни отца, где его так же, как и в Шугане, прихожане очень скоро полюбили. Здесь немало пришлось положить трудов и сил, так как приход был очень большой и разбросанный, а церковь – бедной в отношении устройства и украшения: оба иконостаса старые, утвари и ризницы (облачения священника) мало, да и то всё ветхое. Всё это при содействии прихожан и жертвователей было заменено новым. Поставлены новые золочёные иконостасы с художественной живописью. На приобретение ценной утвари и риз священник потратил немало своих средств.

Прослужил о. Тимофей в Ногушинском приходе 30 лет, а всего в сане священника – 57. За долголетнюю службу от духовенства 2-го Златоустовского округа ему преподнесена была ценная икона Спасителя с надписью. Сказать последнее «прости» и проводить о. Тимофея туда, где нет ни горя, ни печали, ни воздыхания, но есть жизнь бесконечная, собрались все знакомые и родственники. На погребение собрались 7 священников, 3 дьякона и 4 псаломщика. Литургию совершал соборно священник А. Северовостоков с двумя священниками и двумя дьяконами. Чин отпевания совершил благочинный А. Петров в сослужении священников А. Северовостокова, М. Петрова, В. Бородулина, А. Боголюбова, В. Петрова, И. Слесарева и дьяконов Дубровского, Каравашкина и Ципровского. Во время литургии и отпевания пели крестьяне-любители на два клироса. Отпевание продолжалось около 3 часов. Проводить уважаемого пастыря собрались жители и из «окольных сёл», так что богомольцев была полная церковь. За литургией слово было сказано псаломщиком села Емашей М. Фиофилактовым, студентом духовной семинарии, а перед отпеванием прекрасную прочувствованную речь сказал священник А. Боголюбов. На слушателей эта речь произвела очень сильное впечатление: «Кажется, не осталось человека, который не пролил бы слёзы».

Погребен о. Тимофей был в церковной ограде рядом с могилой своего отца. «Мир праху твоему, добрый труженик на ниве Христовой!» – так заканчивает некролог псаломщик А. Ципровский.

Что можно добавить к этому? В 1880 году, ещё будучи помощником настоятеля, священник Тимофей Катаевский вместе с другими представителями духовенства 2-го благочиннического округа Златоустовского уезда был в селе Ярославке на окружном съезде, что подтверждает его авторитет уже в то время. В этом же году, после увольнения по болезни настоятеля Ногушинского прихода Михаила Разумова, Тимофей Катаевский был утверждён настоятелем прихода. Более того, он тут же утверждается помощником благочинного и членом благочиннического совета второго округа Златоустовского уезда. 18 апреля 1881 года награждён за отлично-усердную службу камилавкой.

В июле 1885 года съезд инспекторов народных училищ Уфимской губернии постановил, что в числе других законоучителей народных училищ Тимофей Катаевский «достоин выражения благодарности попечителя Оренбургского учебного округа за усердное исполнение своих обязанностей с напечатанием таковой благодарности в местных епархиальных ведомостях». В 1894 году священник Ногушинской церкви Тимофей Катаевский награжден наперсным  крестом от Святейшего синода. Ему не чужда была и благотворительность: нам встретилось несколько сообщений об этом, в частности, о пожертвовании на строительство памятника царю-освободителю в Москве в 1882 году. Суммы хотя и скромные – от нескольких копеек до трёх рублей – но зато регулярные.

Нельзя не отметить, что благотворительной деятельностью занимался не только священнослужитель, но и сами прихожане. В 1910 году архипастырской благодарности были удостоены крестьяне Ногушей: Евфимий Никифорович Копорушкин – за пожертвование в храм гробницы для плащаницы стоимостью 180 рублей, Феофил Елиазарьевич Желтышев – за пожертвование хоругви в 125 рублей, Василий Кононович Ведров – за пожертвование 50 рублей на покупку колокола. Причем Евфимий Копорушкин и в следующем году заслужил архипастырскую благодарность – за пожертвование в Свято-Троицкую церковь чугунной печи стоимостью 100 рублей.

Несколько слов о тех, с кем довелось Тимофею Катаевскому вместе служить, а для многих – быть старшим товарищем и наставником. В отличие от священника, псаломщики менялись один за другим: Стефан Разумов, Иоанн Голунский, Лев Целярийский, Иоанн Протопопов и сын его Василий, Николай Левковский, Павел Северовостоков, Александр Микушев, Александр Ципровский…

Должность церковного старосты исполняли: в 1881–1884 годах – крестьянин Григорий Щукин, в 1885–1894 годах – крестьянин Василий Иродионович Ведров (в 1889 году награждён за усердную службу Уфимской духовной консисторией похвальным листом), в 1894–1896 годах – крестьянин Елиазар Желтышев, в 1897–1905 годах – крестьянин Иван Карабатов (в 1903 году награждён епархиальным начальством похвальным листом за 6-летнюю беспорочную службу в должности церковного старосты одновременно с утверждением его на следующее трёхлетие), в 1912 году утверждён на следующее трёхлетие крестьянин Гавриил Аполлонович Карабанов, в 1916-м – крестьянин Никифор Двойнишников.

 

4

Итак, после того как священник Свято-Троицкой церкви села Ногушей Златоустовского уезда Тимофей Катаевский согласно прошению резолюцией его преосвященства 8 февраля 1900 года был уволен за штат, на его место перемещен священник Андреевской церкви села Каирова Бирского уезда Иоанн Катаевский. Судя по всему, он занимал эту должность тоже довольно продолжительное время: только в начале 1917 года сообщается о вакансии священника Свято-Троицкой церкви, казённое жалованье которому 105 р. 84 к. в год, кружечный доход 681 р. 60 к. на причт, земли 36 десятин. Население села Ногуши – 3575 душ. Это было последнее официальное сообщение по теме нашей статьи: «Уфимские епархиальные ведомости» после 1917 года не издавались.

Годом ранее определением Уфимского епархиального начальства при церкви села Ногушей открыт дьяконский штат с замещением его священником и с отнесением содержания по нему на местные средства, после чего штатный дьякон Павел Геллертов был рукоположен во священника с оставлением на занимаемом дьяконском месте. В этом же году преосвященный Андрей, епископ Уфимский и Мензелинский, в ходе поездки по Златоустовскому уезду 1 сентября посетил Ногуши, где провел бдение, причем в маршруте поездки указано: заезд в околоток Варино на молебен. Дело в том, что эта часть большого села не просто обрела некоторую самостоятельность, но и обзавелась своей Успенской церковью. При ней была даже открыта, не позднее 1908 года, смешанная одноклассная церковно-приходская школа8. Успенская церковь была приписной и своим существованием обязана приходской – Свято-Троицкой церкви. В описи церковного имущества 1920 года9 характеризуется следующим образом: «Церковь деревянная вместе с колокольней; крестов на церкви и колокольне железных ажурной работы 7 штук. На колокольне 6 колоколов разного веса. Дверей в церкви 4. Престол и жертвенник деревянные столярной работы. В алтаре на горном месте образ Спасителя, по правой и левой сторонам от него выносной крест и икона Божией Матери. Аналой слева от престола, иконостас в три яруса деревянный, выкрашен масляной краской, в них икон всего 16. Два Евангелия, другие необходимые для службы предметы, а завершает список имущества паникадило медное посеребрённое с позолотой».

Гораздо более объёмной является опись имущества Свято-Троицкой церкви, составленная тогда же в связи с проведением в жизнь Декрета об отделении церкви от государства: «Церковь каменная в одной связи с каменной же колокольней. Крыша железная, крестов на церкви четыре, колоколов на колокольне семь, самый тяжёлый – 106 пудов 20 фунтов, самый лёгкий – 30 фунтов. Остальные весят 43 пуда 20 фунтов, 22 пуда, 12 пудов 10 фунтов, 5 пудов и 1 пуд 23 фунта. Дверей три, окон 16, малых окон полуциркулярных 12, все они с железными решётками. Два Святых престола и два жертвенника деревянные. На горнем месте в алтаре Святой Троицы образ Спасителя в киоте по золотому фону с резьбой вместе с крестом и иконой Божией Матери. По правую и левую стороны образа Спасителя выносные с ручками крест и икона Божией Матери медные, позолоченные мастерской работы. Перед жертвенником – икона Спасителя в Гефсиманском саду. У Святого престола на левой стороне аналой деревянный. В алтаре Казанской Божией Матери на горнем месте образ Спасителя в киоте с резьбой, по сторонам крест и икона Казанской Божией Матери деревянная выносная с ручками. Перед жертвенником – икона Смоленской Божией Матери в серебряной ризе под золотом в киоте. Иконостас в главной церкви деревянный по золотому фону с резьбой в три яруса с царскими резными и створчатыми вратами. В первом ярусе икон 12, во втором 7 и в третьем 8. Вверху иконостаса крест с предстоящими Иоанном Богословом и Божией Матерью. Заклиросные иконы в резном по золотому фону киоте.

Иконостас в приделе деревянный с резьбой, выделанной по малиновому фону, в два яруса с царскими вратами и северными дверями. В первом ярусе икон 9, во втором 7. Заклиросные иконы в деревянном киоте с позолотой по малиновому фону. Над аркой при входе в главную церковь полуциркулярный киот во всю арку с изображением по серебряному фону славянских учителей – святых Кирилла и Мефодия. На левой стороне иконы “Святцы” 12 икон в деревянном киоте столярной работы. На этой же стороне иконы Святой Великомученицы и целителя Пантелеймона с Афона в деревянном позолоченном киоте. Икона Божией Матери “Августовская Победа” в деревянном киоте. На правой стороне икона Святого мученика Иоанна Воина в деревянном киоте».

Далее перечисляется утварь: «Евангелие в лист в тёмно-синем бархатном переплёте, передняя крышка серебряная с финифтевым изображением, а нижняя с серебряными углами. Евангелие в лист с медными посеребрёнными крышками с финифтевым изображением. Евангелие в четверть листа, передняя крышка серебряная церковной работы. Евангелие в четверть листа, передняя крышка медная посеребрённая с серебряными изображениями евангелистов. Крест серебряный золочёный с финифтевыми изображениями. Крест серебряный золочёный церковной работы с литым изображением распятия. Крест алюминиевый посеребрённый малого размера, походный. Сосуд, дискос, звездица, лжица, две тарелочки и ковш для теплоты серебряные вызолоченные. Копие стальное в серебряной оправе. Копие с белой костяной ручкой. Копие с медной ручкой, большое. Дарохранительница в главном алтаре серебряная, местами с позолотой в деревянном резном футляре. Дарохранительница в приделе медная посеребрённая в деревянном футляре. Дароносица с прибором серебряная позолочённая. Красный ящик из палисандрового дерева с апликовым прибором и хрустальными пузырьками. Кадило серебряное с цепями. Кадило медное с цепями (большое). Плащаница на малиновом бархате. Гробница для плащаницы деревянная резная позолочённая с изображением воскрешения Христова со стеклянным колпаком. Хоругви в главной церкви матерчатые ажурной работы. Хоругви в приделе шитые по малиновому бархату. Паникадило в главной церкви медное посеребрённое с позолотой в 35 свечей. Паникадило в приделе медное посеребрённое в 14 свечей. Подсвечники медные посеребрённые.

Облачения: на Святой престол и жертвенник в главном алтаре 1) из белой парчи, 2) из жёлтой парчи с малиновыми цветочками и 3) из парчи по золотому фону с крестами. На Святом престоле и жертвеннике в придельном алтаре апликовое по жёлтой земле разноцветное. Завеса на царские врата – шёлковая красная. 2-я завеса – шёлковая голубая. 3-я завеса – красная кашемировая. 4-я для врат придельного алтаря – шёлковая жёлтая. Воздухи для сосудов – 8 пар. Пелены на Святом престоле шёлковые разных цветов – 5 штук. Покров на Святом престоле из малинового бархата, шитый позументом. Покров на аналое из шёлковой материи вишневого цвета вышитый. Покров шёлковый сиреневый шитый. Священнические облачения полные, пояс, набедренник и поручи из парчи и шёлка. Дьяконские стихари с орарем и поручами из парчи и шёлка – 5. Подризники чёрные, красные, жёлтые и фиолетовые.

Аналои, столы и шкафы: два аналоя, обтянутые бархатом с изображениями святых. Деревянный столик с парчовым одеянием. Шкаф для ризницы деревянный. Шкаф для утвари деревянный. Шкаф для библиотеки и церковного архива. Комод церковного старосты для свечей. Сундук для хранения запасных свечей. Сундук малый для хранения платков, скатертей и других вещей. Шкаф-аналой на клиросе для богослужебных книг. Часы стенные в футляре.

Блюда и тарелки: три блюда медные лужёные. Две тарелки медные посеребрённые. Блюдо для сбора пожертвований с подсвечником. Подносов жестяных белых два. Сосуд для освящения воды – медный лужёный. Сосуд для освящения хлебов – медный посеребрённый. Венцы медные ажурной работы. Венцы медные позолочённые. Купель для крещения младенцев медная лужёная на ножке. Фонари выносные с ручками медные с разноцветными стеклами. Богослужебные книги – полный круг.

Церковные ярмарочные лавки – 20 штук деревянных, крытых тёсом. Дом для священника деревянный, крытый тёсом, с надворными постройками: амбар, погребушка, баня и конюшня. Дом для псаломщика деревянный, крытый тёсом, с надворными постройками, крытыми соломой: амбар, погреб, конюшня и баня. Дом для просфорни деревянный, покрыт тёсом, с погребом».

Как видим, никаких особых ценностей не было и здесь, вопреки распространенному мнению о том, что в церквях к тому времени были накоплены какие-то несметные богатства. А меж тем церковь в Ногушах, как самая долголетняя, действительно была обеспечена имуществом в достаточной степени – по меркам того времени, конечно. И, как и другим храмам, пришлось испытать ей горечь разрушения и годы забвения. Колокола были сняты и отправлены на переплавку в 1937 году. Были разобраны колокольня, церковная ограда и ворота, также частично – и само здание церкви. Архив, иконы и книги уничтожались, кое-что было спасено местными жителями. В 1937 году священник Ногушинской церкви Иван Федорович Никольский, 1883 года рождения, был обвинен по статье 58-10 Уголовного кодекса и приговорен к лишению свободы на 8 лет, реабилитирован в 1956 году. Церковный староста Максим Максимович Ушаков, 1861 года рождения, был арестован 25 ноября 1931 года, но уже 10 декабря отпущен на свободу. Священник Варинской церкви Павел Васильевич Образцов, 1869 года рождения, в 1930 году обвинен по статье 58-10,11, отправлен в ссылку на 5 лет, реабилитирован в 1989 году.

Здание, по обычной практике тех лет, послужило и колхозным складом, и сельским клубом. Подробная информация обо всём этом представлена в книге историка П. В. Егорова10, причём автор не ограничился только документальными источниками, но привёл многочисленные свидетельства старожилов села, что создает объёмную картину минувшего. К сожалению, книга (первая из серии, издаваемой Собором русских Башкортостана) имеет крайне малый тираж, однако существует её электронная версия, доступная всем интересующимся этой темой.

 

5

В 1992 году был восстановлен Ногушинский православный приход, ему было передано церковное здание, ставшее к тому времени совершенно никому не нужным. Началось его частичное восстановление, конечно, не такое быстрое, как хотелось бы, но всё-таки началось! Жители села после закрытия церкви сохранили несколько икон и вернули их в возрождённый храм. В их числе иконы Успения Пресвятой Богородицы, апостолов Петра и Павла, святых Кирилла и Мефодия, Иоанна Воина; икона святой царицы Александры, по утверждению местных жителей, была написана живописцем из Емашей по просьбе ногушинских женщин для защиты их мужей – участников войн начала XX века…

В 2013 году совершенно случайно был обнаружен предмет, не являющийся богослужебным, но хранившийся в церкви в начале прошлого века: поминальная доска (чугунная плита) с именами погибших в годы Русско-японской войны 1904–1905 годов воинов 214-го пехотного Мокшанского полка, уроженцев села Ногуши. В этой истории, с которой могли ранее познакомиться читатели «Бельских просторов»11, значимо всё: прямая причастность наших земляков к подвигу Мокшанского полка, вдохновившему композитора Илью Шатрова на создание знаменитого вальса «На сопках Маньчжурии», изготовление памятной доски мастерами Каслинского чугунолитейного завода в рамках программы увековечения воинов, погибших в войну с Японией, в приходских церквях на местах их родины. Сам факт обнаружения этой реликвии – одной из крайне немногих сохранившихся к нашему времени. И, конечно, то, что она уцелела вопреки всему и сейчас вновь заняла своё место в храме. Кстати, в своё время Уфимская духовная консистория дала такое разъяснение: «Помещение во храмах поминальных досок возможно лишь на западной стороне»12.

К настоящему времени Свято-Троицкая церковь восстановлена частично, насколько это позволяет малый объём средств, собранных и собираемых местными прихожанами. Поэтому особенно значимы усилия архимандрита о. Арсения, который окормляет13 сейчас церковь, всех его добровольных помощников, прежде всего: Нины Витальевны Ушаковой, Алексея Ильича Власова, Татьяны Фёдоровны Самойловой – из Ногушей, Нелли Михайловны Целевой, Ирины Александровны Швалёвой, Владимира Петровича и Тамары Дмитриевны Швалёвых, Сергея Владимировича Швалёва, Нины Николаевны Никитиной, Нины Павловны Цепиловой – из Емашей, Галины Александровны Никулиной – из Карлыханово. Это благодаря им часть здания по-прежнему в строительных лесах: идёт оштукатуривание стен с внешней и внутренней сторон…

Итак, в июне 2024 года, в дни Троицы – престольного праздника – будет отмечаться 200-летие Свято-Троицкой церкви в селе Ногуши Белокатайского района. Эти два века, как видим, хранят в себе немало различных событий, из которых и складывается жизнь села и его обитателей. По крайней мере, без них история будет неполной…

 

Сноски

  1. Сёла на территории современного Дуванского района.
  2. Нечволода Е. В. Традиционная материальная культура русского населения северо-восточных районов Башкортостана. – М., 2016. – С. 35.
  3. Благочиние – в православной церкви определенный церковный округ в составе епархии. Из числа священников назначается епископом благочинный, который является его помощником в части надзора за порядком в благочинии. Руга – хлеб, выдаваемый от прихожан духовенству вместо денежного жалованья или одновременно с ним, как в данном случае. «С венца» – значит с каждой супружеской пары или с каждого двора.
  4. Сведения о церквях и приходах Уфимской губернии. – В кн. Памятная книжка Уфимской губернии, часть II. – Уфа, 1873. – С. 45.
  5. Уфимские епархиальные ведомости, 1890, № 13, орфография первоисточника.
  6. Уфимские епархиальные ведомости, 1894, № 7, 8.
  7. Там же, 1913, № 24.
  8. Отчёт уездного наблюдателя о состоянии церковных школ Златоустовского уезда Уфимской епархии за 1909–10 учебный год. – Журнал № 39 XXXVI очередного Златоустовского уездного земского собрания. – С. 543.
  9. Златоустовский городской архив.
  10. Егоров П. В. История православных и старообрядческих храмов и молитвенных домов Уфимской губернии. Часть 1. Белокатайский район. Уфа, 2017. – С. 47–66.
  11. Тайна чугунной плиты, или Мокшанский полк на сопках Маньчжурии. – Бельские просторы, 2019, № 12.
  12. Уфимские епархиальные ведомости, 1913, № 10.

 

Наталья Сергеевна Брагина родилась в 1980 году в селе Новобелокатай. Окончила исторический факультет Челябинского государственного педагогического университета. Учитель истории и обществознания Новобелокатайской средней школы № 1 Белокатайского района. Руководитель районного методического объединения преподавателей истории и обществознания. Занимается исследовательской деятельностью в области краеведения, автор историко-краеведческих статей в районной газете «Новый Белокатай». Награждена нагрудным знаком «Отличник образования Республики Башкортостан». Владимир Александрович Ощепков родился 29 июля 1951 года в с. Соколки Белокатайского района. Окончил филологический факультет БашГУ. Работал в газете «Новая жизнь», в аппарате Белокатайского райкома КПСС, учителем в Новобелокатайской средней школе, в администрации района – начальником информационно-аналитического управления, начальником отдела по работе с населением и кадрами, управляющим делами администрации. Принимал участие в подготовке издания книги «Белокатайский район: история и современность» в качестве автора-составителя. Автор ряда книг историко-краеведческой направленности, а также статей и очерков, публиковавшихся в районной газете «Новый Белокатай» и журнале «Бельские просторы».
Читайте нас в