-18 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
27 Июня 2019, 23:56

№6.2019. Сергей и Альфия Семёновы. Съёмочная группа кинофильма «Клятва Тимура» в Уфе. Из семейного архива

Семёнов Сергей Николаевич – специалист по теории познания, философской антропологии и культурологии; кандидат философских наук. Семёнова Альфия Назибовна – профессор кафедры философии Уфимской государственной академии экономики и сервиса. Недавно в нашем семейном архиве появились материалы, представляющие интерес не только для отдельной семьи, но и для культуры и истории Уфы.Насколько нам известно, публикаций и выступлений на эту тему в республиканской прессе до сих пор не имелось. Похоже, что мы являемся наследниками эксклюзивного материала, о некоторых деталях которого и хотелось бы поведать…

Семёнов Сергей Николаевич – специалист по теории познания, философской антропологии и культурологии; кандидат философских наук.
Семёнова Альфия Назибовна – профессор кафедры философии Уфимской государственной академии экономики и сервиса.
Сергей и Альфия Семёновы
Съёмочная группа кинофильма «Клятва Тимура» в Уфе
(из семейного архива)
Недавно в нашем семейном архиве появились материалы, представляющие интерес не только для отдельной семьи, но и для культуры и истории Уфы.Насколько нам известно, публикаций и выступлений на эту тему в республиканской прессе до сих пор не имелось. Похоже, что мы являемся наследниками эксклюзивного материала, о некоторых деталях которого и хотелось бы поведать…
В начале войны в Уфе оказалась съёмочная группа фильма «Клятва Тимура», который снимался по сценарию Аркадия Гайдара. Режиссёры фильма – Лев Владимирович Кулешов и Александра Сергеевна Хохлова, знаменитая супружеская пара, то, что называется «легенда отечественной кинематографа».
Л.В. Кулешов написал первый в мире учебник по кинорежиссуре, считается одним из главных создателей приёма монтажа. «Мы делаем картины – Кулешов сделал кинематографию», – так говорили его ученики, среди которых и известный режиссер Всеволод Пудовкин.
А.С. Хохлова – урожденная Боткина, по отцу представленная династией знаменитых врачей, и Третьякова – по линии матери. Поэтому совершенно не случайно известный мастер кисти Валентин Серов в конце XIX века написал портрет Александры Сергеевны и её сестры – «Девочки Боткины». Дело в том, что А.С. Хохолова – внучка основателя «Третьяковки»Павла Михайловича Третьякова, Александра Сергеевна была звездой «немого кино» и считала, что оно лучше и более выразительно передает пластику актера.
Л.В. Кулешов и А.С. Хохлова стояли у истоков ВГИКа, знаменитого института кинематографии, были руководителями своей мастерской, а Лев Владимирович также был одно время и ректором ВГИКа. Разумеется, они были знакомы с видными деятелями культуры своего времени, в том числе и с семьей Щипачёвых – поэтом, лауреатом Сталинской премии Степаном Петровичем и его женой Зинаидой Яковлевной. В круг их знакомых входила также небезызвестная «жена» – подруга В.В. Маяковского – Лиля Брик, женщина-загадка, поражавшая своими экстравагантными нарядами до конца своей жизни.
В главной роли гайдаровского Тимура в Уфе снимался сын Щипачёвых Ливий – Ливик, как его называли родные. Родился он в 1926 году в Москве. В детские годы Ливий подолгу жил в Севастополе в семье Семёновых – Александра Николаевича и Марии Яковлевны – и воспитывался совместно с Николаем, отцом С.Н. Семёнова, ровесником Ливика, своим двоюродным братом.
В 1939г. Ливий поступает в только что открытую Московскую среднюю художественную школу. В мае 1941-го он участвует в школьной выставке, которая проходила в Выставочном зале Московского товарищества художников на Кузнецком,11.
В 1941 году Ливику было 14 лет, поэтому в Уфу он прибыл со своей мамой, Зинаидой Яковлевной, родной сестрой бабушки С.Н. Семёнова Марии Яковлевны. Мария и Зинаида – урождённыеКурдюмовы, родом из Полтавы, в годы Гражданской войны оказались в Крыму. Мария Яковлевна-то, собственно, и познакомила свою младшую сестру с молодым красноармейцем и начинающим поэтом Степаном Щипачёвым. Дело происходило в начале 20-х годов в городе Севастополе, эпицентре исхода русских в зарубежье. На знаменитой Графской пристани в Севастополе установлен памятный знак о том, что именно отсюда отходили корабли с нашими соотечественниками.
Ливик Щипачёв уже приглашался в 1940 году киностудией «Союздетфильм» на главную роль в фильме «Тимур и его команда» (режиссер А. Разумный). Многие поколения советских людей помнятхудощавого стройного мальчика со светлыми волосами – таким был Тимур, т.е. Ливик Щипачёв. По всей стране возникает тимуровское движение, появляются тимуровские команды, и, разумеется, образ Тимура становится образцом для подражания на многие годы. Впоследствии Ливий Степанович многократно выступал с рассказами о съёмках перед разной аудиторией, имеется несколько телевизионных и документальных фильмов об этом в фондах центрального телевидения.
Итак, 1941 год, время – приблизительно осень: в Уфе появляется съёмочная группа фильма «Клятва Тимура»… Из воспоминаний Л.С. Щипачёва, написанных им лично: «…мы временно, проездом жили в Уфе, в детском доме для глухонемых (находился рядом с Крестовоздвиженской церковью, возле железнодорожного вокзала. – А.Н. и С.Н. Семёновы). В комнате, которая раньше была чем-то вроде склада, находилась печь, которая, сколько бы мы её ни топили, не согревала, потому что была рассчитана на обогрев только соседнего большого помещения. Морозы стояли жестокие. Это было время наступления немцев под Москвой…
Шла война, было голодно ихолодно, вши грозили тифом. Киногруппа, которая снимала фильм «Клятва Тимура», уезжала всё дальше и дальше на Восток. А мы, юные актёры этой картины, кутаясь во что попало, читали в упоении Лермонтова. Впереди ещё четыре года войны. Саша (А. Путко – актёр, также снимался в фильме. – А.Н. и С.Н. Семёновы)вернётся с неё с тяжёлым ранением.
Мне одинокий путь назначен, – читал он,
Он проклят строгою судьбой;
Как счастье без тебя – он мрачен.
Прости, прости же, ангел мой! –
с некоторой патетикой закончив строчки из «Странного человека» (романтическая поэма М.Ю. Лермонтова «Странный человек». – А.Н. и С.Н. Семёновы).
Днём на толкучке Сашка продал свои кальсоны, и мы купили связку лука. Мне продать было нечего. У меня были сапоги из реквизита… Эти сапоги были сшиты на живую нитку и рассчитаны на несколько съёмок. Ну а верхняя одежда была в ещё более жалком состоянии.
…Я видел юношу, он был верхом,
На серой борзой лошади – и мчался
Вдоль берега крутого Клязьмы… –
снова читал Саша.
Было очень тихо. Ледяные мокрые дрова в растопленной с большим трудом печи с оглушительным треском выстреливали из нее светящимся в сумерках угольками.
…Но верил он одной своей любви
и для любви не знал преграды… –
продолжал он читать, стараясь влезть в печь, чтобы разобрать лучше буквы, так как электричества не было.
…В то время Саша был уже довольно интересной личностью. Вёл дневник, пробовал писать, рисовал. Мне было интересно с ним, хотя я и учился в художественной школе и рисовал лучше, чем он. Я сделал масляными красками его портрет, явно подражая известной гравюре Фаворского. Поочерёдно мы прочитали всего Лермонтова. Пылая всеми страстями лермонтовских героев,ложась в ледяную постель,я уже меньше ощущал этот кошмарный холод:
Прощай, отец… дай руку мне:
Ты чувствуешь, моя в огне…
Знай, этот пламень с юных дней,
Таяся, жил в душе моей… –
повторял я слова героя «Мцыри», вложенные писателем Аркадием Гайдаром в уста мальчика Тимура в кинокартине «Клятва Тимура», в которой я использовал эту роль.
Сцена была уже отснята, а я снова и снова повторял этот монолог».
Мы привели отрывки из воспоминаний Л.С. Щипачёва «Мальчики из киногруппы», где он погружался в мир своей «ранней юности и дни, пережитые в морозной, заснеженной Уфе».
Какое-то время участники киносъёмок проживают в Уфе, а в дальнейшем работа над фильмом была продолжена в Сталинабаде.
В конце 1943 года Ливик возвращается в Москву и продолжает учёбу в художественной школе, часто его можно было видеть с этюдником в тихих переулках и дворах старой Москвы – его всегда привлекала история и памятники архитектуры столицы.
Летом 1944 года Ливий Щипачёв выезжает вместе с группой старшеклассников своей школы в Крым для того, чтобы собрать документальный материал к композициям на тему о Великой Отечественной войне. Севастополь был освобождён от фашистов ровно за год до Дня Победы – 9 мая 1944года.Город был практически разрушен, ведь он одним из первых принял на себя удары начала войны 22 июня 1941 года. В последующие годы тема войны будет не раз волновать художника Щипачёва.
В конце учебы в школе Ливий Степанович занимается и портретом, в 1945 году он написал портрет дочери основателя Третьяковской галереи Александры Павловны Третьяковой,оценивающийся достаточно высоко в ряду работ известных мастеров советской портретной живописи.
В 1947 году заканчивается учёба в художественной школе, и Ливий Щипачёв зачисляется на факультет живописи Суриковского института, который заканчивает в 1953 году. Учился у П. Малькова, В. Цыплакова, а также в мастерской профессора В.П. Ефанова.
В тяжелых послевоенных условиях занятия Московского художественного института часто проходили в фойе Музыкальной студии имени П.И. Чайковского, где шли репетиции и спектакли студентов-музыкантов. Каждый раз приходилось уносить с собой мольберты, рисунки и начатые холсты, но Ливий работал над натурой и дома. Студенческие годы запомнились ему и поездками в древнерусские города – Владимир, Суздаль, что, конечно же, нашло своё отражение и на художественных полотнах автора.
Л.С. Щипачёв незадолго до окончания института съездил в Ростовскую область и Кубань, результатом поездки стала работа «Сын».В 1953 году он получает звание художника.
Как художник, Ливий Степанович работал в разных жанрах, писал портреты, пейзажи, различные сюжетные композиции. На первой выставке «Советская Россия» была представлена его работа «Жена приехала»,потом много раз были публикации ив журналах «Огонёк», «Творчество», «Юность». Произведения Л.С. Щипачёва находятся во многих отечественных и зарубежных музеях, в частных коллекциях. Его работа «Портрет П. Третьякова» находится в Государственной Третьяковской галерее.
Как вы, наверное, уже поняли, М.Ю. Лермонтов – любимый поэт Ливия Степановича, на протяжении многих лет, с юности, он обращался к его образу. Вот лишь некоторые работы, посвященные М.Ю. Лермонтову: «Лермонтов на Кавказе», «Тамань», «Княжна Мэри», «Смерть поэта», «Лермонтов».Первые две композиции и портреты поэта находятся в художественных музеях Пятигорска.
У Л.С. Щипачёва были две персональные выставки в Москве, он также участвовал во многих коллективных выставках. В конце90-х годов прошлого века Л.С. Щипачёв планировал организовать персональную выставку в запомнившейся ему Уфе, но в 2001 году его не стало. В Москве и сейчас проживают его вдова – Марина Михайловна и дочь Мария с мужем Юрием и сыном Митей.
Осенью 2009 г. мы вместе с доцентом Башгосмедуниверситета Ириной Борисовной Лермонтовой, представительницей рода Лермонтовых, посетили вдову Л.С. Щипачёва – Марину Михайловну, и вновь увидели работы, связанные с М.Ю. Лермонтовым.
Ещё один уфимский эпизод из семейного архива семьи Семёновых и Щипачёвыхсвязан с известным украинским поэтом Владимиром Николаевичем Сосюрой, семья которого находилась в эвакуации в Уфе в эти же самые военные годы. Владимир Сосюра был военным корреспондентом газеты «За честь Родины», бывал на Воронежском и первом Украинских фронтах.
Несмотря на грозное время, в нашем городе шла интенсивная духовная жизнь. В годы войны в Уфе находились многие знаменитые члены Союза писателей Украины, в их числе и Максим Рыльский, Павло Тычина, Натан Рыбак и другие.Украинские поэты и писатели активно работали вместе с башкирскими мастерами слова над переводами своих произведений. Например, В. Сосюра перевел на украинский язык поэмы СайфиКудаша «Думай об Украине»и РишатаНигмати «Украина». Есть и воспоминания о том, что зимой 1942 года украинские и башкирские поэты выступали перед ранеными бойцами в одном из уфимских госпиталей, читали стихи на украинском, русском и башкирском языках. Композитор М.И. Вериковский написал романсы на стихи В. Сосюры «Под небом Башкирии» и «Забрали всё из хаты», они имели тогда большой успех и не раз исполнялись в Уфе.
В. Сосюра имел высокие награды, был награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени и «Знак почета». Был удостоен Государственной премии СССР, его образно и любовно называли «соловьём Украины».
Зинаида Яковлевна Щипачёва рассказывала нам, что находясь в Уфе в эвакуации, их семьи общались между собой. Сближала их и общая тоска по родине – оккупированной немцами Украине. В. Сосюра был знаком со Степаном Петровичем и его супругой, до войны бывал в московской квартире Щипачёвых. Здесь, в Уфе, судьба вновь свела их…
Закончилась война, и в день Победы – 9 мая 1945 года В. Соссюра, оказавшись в Москве, решил поздравить своих давних знакомых, но, к сожалению, Щипачёвых дома не оказалось…
Вот тогда-то и родилось замечательное стихотворение, в строках которого упоминается и Уфа, и Башкирия степная…Автограф – подлинник стихотворения – Зинаида Яковлевна еще при жизни передала на Украину, в мемориальный фонд В.Н. Сосюры, вместе с рядом других материалов. Это небольшое стихотворение было адресовано друзьям, оставлено им как записка и, наверное, не предназначалось для публикации; насколько нам известно, раньше нигде не публиковалось. Незадолго до своей кончины, в почтенном возрасте и уже больная, Зинаида Яковлевна передала нам текст стихотворения и рассказала историю его возникновения. Вспоминала далёкую Уфу, в каких трудных условиях снимался фильм «Клятва Тимура», и просила опубликовать стихи В. Сосюры, в которых зримо встает образ зимней Уфы военных лет. Стихотворные воспоминания поэта пронизаны лиричностью и касаются не только личных обстоятельств, но и жизни нашей страны в то время. Написаны стихи именно в День Победы – 9 мая 1945 года, в «победном грохоте Москвы» и тем особенно примечательны.
З.Я. Щипачёвой
Я помню трепетные взоры,
Овал склонённого лица,
Сады глухие и заборы,
И снег, и ветер без конца.
Ах, это ночь, Уфа и вьюга,
Как солнца луч под ветра вой,
Меня вы встретили как друга
В снегах Башкирии степной.
Сердцами, полными печали,
Под орудийный гул вдали
Мы, как изгнанники, блуждали
Далёко от родной земли.
Я вам пишу, синеет вечер
В победном грохоте Москвы.
Об этой милой, грустной встрече,
Быть может, вспомните и вы…
Владимир Сосюра
В июле 1998 года мы получили из Москвы письмо отЛивия Степановича Щипачёва, где он писал «о далёкой своей молодости и о городе, который нас приютил в суровый сорок первый год. Может, будет интересно напечатать в Уфе эти воспоминания “Мальчики из киногруппы”. Всё абсолютно достоверно».
Более 30 лет назад ушла из жизни Зинаида Яковлевна, почти 20 лет нет с нами Ливия Степановича, и эти воспоминания и находки из семейного архива – своего рода дань их памяти.
Иллюстрации
1. Л.С. Щипачёв и Т.А. Гайдар (сын писателя) на вечере памяти Аркадия Гайдара
2-3. Кадры из фильмов «Тимур и его команда» и «Клятва Тимура».
4. Л.С. Щипачёв «Портрет Н.А. Семёнова» 1970 г.(Персональная выставка.Москва1984 г.)