-5 °С
Снег
Все новости
Краеведение
12 Января 2019, 13:30

№12.2018. Ольга Титова. Две встречи с Михаилом Осоргиным

Ольга Алексеевна Титова родилась в 1955 году в Свердловске. Окончила Уральского университета им. Горького. Живёт в Екатеринбурге, работает ведущим программистом. С 2007 года занимается родословными исследованиями, является членом Уральского генеалогического общества и Уральского историко-родословного общества, автор статей по генеалогии, создала и поддерживает интернет-сайт, посвящённый генеалогии дворян Нагаткиных и родственным связям Аксаковых и Нагаткиных с другими дворянскими фамилиями. Михаил Андреевич Ильин родился в Перми 19 октября 1878 года. Нам он известен как Михаил Осоргин – русский писатель, журналист, эссеист и один из активных членов русской эмиграции. Псевдоним Осоргин он взял в память о том, что является потомком известного древнего дворянского рода Осоргиных. Фамилию Осоргина носила его прабабушка Акулина Федоровна. В своей автобиографической повести «Времена» Осоргин пишет: «Когда я стал хорошо читать, – но еще до гимназии, – он подарил мне сочинения Аксакова, и посейчас моего любимого писателя, пред русским языком которого я благоговею».

Ольга Алексеевна Титова родилась в 1955 году в Свердловске. Окончила Уральского университета им. Горького. Живёт в Екатеринбурге, работает ведущим программистом. С 2007 года занимается родословными исследованиями, является членом Уральского генеалогического общества и Уральского историко-родословного общества, автор статей по генеалогии, создала и поддерживает интернет-сайт, посвящённый генеалогии дворян Нагаткиных и родственным связям Аксаковых и Нагаткиных с другими дворянскими фамилиями.
Ольга Титова
ДВЕ ВСТРЕЧИ С МИХАИЛОМ ОСОРГИНЫМ
Михаил Андреевич Ильин родился в Перми 19 октября 1878 года. Нам он известен как Михаил Осоргин – русский писатель, журналист, эссеист и один из активных членов русской эмиграции. Псевдоним Осоргин он взял в память о том, что является потомком известного древнего дворянского рода Осоргиных. Фамилию Осоргина носила его прабабушка Акулина Федоровна. В своей автобиографической повести «Времена» Осоргин пишет: «Когда я стал хорошо читать, – но еще до гимназии, – он подарил мне сочинения Аксакова, и посейчас моего любимого писателя, пред русским языком которого я благоговею». И далее: «Я так вчитался в "Семейную хронику", что не всегда мог сказать, что случилось со мною и что с тем мальчиком, родившимся при Екатерине, который лишь на 65-м году жизни стал писателем и день за днем записал впечатления раннего детства. Мой отец казался мне милым добряком, женатым на блестящей уфимской красавице, молчаливо страдавшей в степной глуши и давшей мне жизнь. С ними я, еще ни разу не побывав дальше деревни Загарье, уже давно мысленно совершил все дальние поездки из симбирской вотчины в угодья и приволья башкирцев Уфимского наместничества, из Казани в новое Багрово, с переправой на "посуде" через Каму повыше Щурана, лошадями на Татарский Байтуган. Я помнил имена местечек, где такой же, как я, мальчик гуливал или уживал рыбу, – Антошкины мостки, Малую и Большую Урему, Потаенный колок и Кивацкий пруд; и когда я действительно увидал Уфу и закинул удочку в воды Демы, все это было мне давно знакомым и родным, и я не удивился, когда отец повез меня показать своим родственникам и их фамилии оказались хорошо мне известными по аксаковской книге. Мне особенно было памятно и приятно, когда погладили меня по голове старики Нагаткины, потомки тех, которые с такой лаской отнеслись ко всеми затравленной матери Багрова-внука, – но мне они, конечно, казались теми самыми, все еще живыми и по-прежнему добрыми, а когда я вел под ручку к столу крошечную, сгорбленную старостью мою родную бабушку, родом Осоргину, фамилия которой позже присоединилась к моей родовой, – я помнил, на каких страницах любимой книги встречалась мне эта фамилия, как и фамилия моего отца».
Идея – выяснить, с кем именно из семьи Нагаткиных встречался будущий писатель Михаил Осоргин между 1890 и 1893 годами, занимала умы краеведов-исследователей в течение двух последних десятилетий. Бывает очень непросто опираться в краеведческих изысканиях на такие источники, как литературные произведения, ведь не указаны четко ни действующие лица встречи, ни точная дата (или хотя бы год), ни адрес. Интенсивные исследования краеведов, генеалогов, историков, филологов позволили по крупицам уточнить все эти сведения. Было ясно, что это могли быть внуки «аксаковских» Нагаткиных. Оставалось понять, кто из членов большой семьи и их потомков примерно в конце 90-х позапрошлого века был в живых и мог находиться в Уфе. Изучались документы архивов ЦГА РБ (Уфа), РГВИА (Москва), РГИА (Санкт-Петербург) и других. На основании накопленной информации к 2013 году круг «подозреваемых исторических персонажей» сузился, возникли две гипотезы о том, с кем же из Нагаткиных мог встречаться Михаил Осоргин в Уфе. В статье 2013 года я предположила, что теми «стариками Нагаткиными», с которыми встречался Михаил Осоргин в Уфе, могли быть брат и сестра: Дмитрий Васильевич и Мария Васильевна Нагаткины – внуки «аксаковских» Нагаткиных. Янина Сигизмундовна Свице высказала точку зрения, что Осоргин имел в виду Марию Васильевну Нагаткину и её невестку – жену Дмитрия Васильевича, Александру Григорьевну Нагаткину (Резанцеву). Основано это предположение на том, что в одном из произведений Осоргин пишет про всплывающие в памяти две женские тени. Возможно, права Янина Сигизмундовна, а не я! Дмитрий Васильевич умер между 1891 и 1893 годом, точная дата его смерти пока неизвестна, как и точный год визита Ильиных. Если визит Ильиных (отца и сына) происходил после смерти Дмитрия Васильевича Нагаткина, то он, разумеется, не мог в ней участвовать. Добавим к этому, что все «персонажи» жили в одном доме: Мария Васильевна жила в одном доме с семьей брата Дмитрия Васильевича. Это был угловой дом Бекетовская, 32 / Приютская, 8.
Ещё несколько лет назад я предполагала, что при встрече Ильиных и Нагаткиных могли присутствовать и другие члены семьи Дмитрия Васильевича Нагаткина. Писатель о них не упоминает, и это понятно, ведь для юного Миши Ильина были важны именно «герои произведений Аксакова». Логика подсказывает, что Дмитрий Васильевич и Александра Григорьевна могли познакомить Мишу и его отца со своими дочерьми, которые являлись его кровными родственницами по линии Осоргиных.
Итак, перенесемся в Уфу конца 1890-х и познакомимся с молодым поколением Нагаткиных: Александра Дмитриевна, ей в ту пору уже исполнилось 30, и она была уже замужем за надворным советником Иваном Ивановичем Смирновым. Известно, что до замужества Александра Дмитриевна преподавала в Мариинской гимназии Уфы. Другой дочери Дмитрия Васильевича – Вере Дмитриевне – было 23 года, и она недавно вышла замуж за ротмистра Самарского жандармского управления железной дороги Николая Александровича Киссель-Загорянского. Младшей дочери Нагаткиных, Марии Дмитриевне, на момент встречи было 18 лет. Эти девушки были кровными родственницами Осоргиных, так как их бабушкой была Александра Федоровна Осоргина, в замужестве Нагаткина.
С 2013 года существует сайт Нагаткин (nagatkin.ru), где я пытаюсь представить сведения как по собственным изысканиям, так и многих других исследователей, касающиеся ряда дворянских фамилий. С этого момента заинтересованные потомки иногда сами на меня выходят. Некоторое время назад удалось связаться с потомком средней дочери Дмитрия Васильевича Нагаткина, Веры Дмитриевны, – Еленой Юрьевной Прохоровой. Надо сказать, что поиск, общение с потомками – это отдельный раздел поисковой работы. Иногда тратишь много времени, усилий, энергии, чтобы найти человека, узнать его контакты, связываешься с ним, наконец, – а он не готов, занят, не хочет общаться на темы истории семьи либо обещает, но ничто не делает. Елена Юрьевна сама меня нашла и очень щедро поделилась сохранившимися материалами. Мне и нам всем очень повезло в том, что её семье удалось сохранить ряд уникальных фотографий, а также в том, что она оказалась заинтересованным человеком, готовым помочь. Именно благодаря ее помощи на Осоргинской конференции 19 октября 2018 года участники конференции смогли увидеть фотографии тех Нагаткиных, с кем предположительно встечался Михаил Осоргин, дом на Бекетовской (в котором произошла пямятная встреча), Осоргино – потомственное имение потомков Осогиных в начале XX века. От неё же стало известно об ещё одной встрече потомков Нагаткиных с Михаилом Осоргиным.
По-видимому, посещение Ильиными дома Нагаткиных произвело впечатление не только на будущего писателя, но и на дочерей Дмитрия Васильевича Нагаткина. Вероятно, этот визит родственников долгое время обсуждали в семье, рассказы о нём передавались из поколения в поколение, иначе трудно объяснить то обстоятельство, что через 30 лет Мария Николаевна, внучка Дмитрия Васильевича и Александры Григорьевны – тех Нагаткиных, встречу с которыми описал Михаил Андреевич Осоргин, встретилась с Осоргиным в Париже.
Эта вторая – парижская – встреча покрыта еще большей тайной, чем первая – в Уфе. Поначалу никто не мог сказать даже примерно год, в котором встреча состоялась, просто помнили рассказы о том, что она была. Муж Марии Николаевны, Михаил Адамович Стекольников, был крупным российским, затем советским инженером. Он занимался проблемами водного хозяйства засушливых районов России и строительством гидросооружений. Несколько его монографий имеются в Российской национальной библиотеке. По делам он бывал за границей, в том числе в Париже, а Мария Николаевна его сопровождала. Впоследствии Михаил Адамович был репрессирован. Его арестовывали два раза. В первый раз скоро отпустили. После второго ареста и нескольких лет полной неизвестности о его судьбе семья считала его погибшим. Всё же Михаил Адамович вернулся из лагерей после смерти Сталина глубоким инвалидом. За годы репрессий в семье было уничтожено всё, что хоть отдаленно напоминало о дворянском прошлом, в том числе и о поездке в Париж. Но, когда близкие потомки начинают углубляться в прошлое, вспоминать какие-то детские впечатления, всплывают детали. Внучка Стекольниковых, Ирина Игоревна Сорохтина, вспомнила, что была фотография её матери в «парижском» платье. Поездка за границу в советские годы была событием, и Стекольниковы привезли в подарок дочке-школьнице платье из той самой поездки. Вот по этой фотографии и удалось узнать, что поездка Стекольниковых в Париж и, соответственно, встреча Марии Николаевны с Осоргиным, состоялись в 1928 году. Остаётся много вопросов, ответы на которые нам теперь вряд ли удастся найти: Как нашли друг друга в Париже, поддерживали ли контакты до и после встречи? Где происходила встреча, – там, где жил писатель, в одном из многочисленных парижских кафе, или это была прогулка по Парижу? О чем беседовали: обсуждали последние вести с Родины, обменивались новостями о судьбах общих знакомых? А быть может, Михаил Андреевич делился воспоминаниями о своей давней уфимской встрече с Нагаткиными, которую позже он опишет в своём романе «Времена»?..
ЛИТЕРАТУРА:
1. Осоргин М.А. Времена; Происшествия зеленого мира / сост., примеч., вступ. ст. О.Ю. Авдеевой. Москва: Интелвак, 2005. 445 с.
2. Гудкова З.И. Загадка псевдонима // Бельские просторы. 2003. № 9. С. 171-176.
3. Интернет-Источник: http://www.nagatkin.ru
4. Титова О.А. «Старики Нагаткины» Михаила Осоргина // Дворянский род Осоргиных в истории и культуре России: материалы Всероссийской научной конференции, приуроченной к 135-летию со дня рождения писателя и публициста М.А. Осоргина, 13 декабря 2013 года, г. Уфа. Уфа, 2014. С. 34-40.
5. Свице Я.С. Новые материалы по уфимской родословной писателя Михаила Осоргина // Река времени. 2012: Мир южноуральской усадьбы / отв. ред. Ю.М. Абсалямов, М.И. Роднов; Рос. акад. наук, УНЦ, Ин-т истории, яз. и лит. Уфа, 2012. С. 136-151.
6. Материалы из семейного архива Е.Ю. Прохоровой и И.И. Сорохтиной (Москва).