+15 °С
Облачно
Все новости

№6.2022. КЛАССНЫЙ ЖУРНАЛ

Мой робот повредился,Стал очень непослушен,Не вытер пыль со шкафаИ не собрал игрушек.

№6.2022. КЛАССНЫЙ ЖУРНАЛ
№6.2022. КЛАССНЫЙ ЖУРНАЛ

Кенн Несбитт – детский поэт. Родился в 20 февраля 1962 году в городе Беркли, Калифорния, США. Пишет юмористические стихи для детей, автор книг «У моего бегемота икота» и «Месть за обед» и др. Его стихи также входят в многочисленные антологии юмористической детской поэзии. Поэма Несбитта «Сказка о Солнце и Луне» была использована в фильме 2010 года «Жизнь, как мы ее знаем».

Перевод с английского Кристины Стрельниковой


Мой робот повредился


Мой робот повредился,
Стал очень непослушен,
Не вытер пыль со шкафа
И не собрал игрушек.
Мой робот мне ни разу
По дому не помог,
Не выстирал рубашек,
Не выучил урок.
Постель не заправляет,
Не варит мне обед
И только головою
Мотает мне в ответ.
Мой робот неисправен.
Пора бы взять другой.
Ну, а пока я очень рад,
Что мамочка со мной!

Фрэнк – собиратель лягушек


Я – Фрэнк, лягушек собиратель,
Я очень рад и страшно горд.
Моя коллекция готова,
Где собран каждый вид и сорт.
Мои лягушки под учётом,
Переписал я всех в журнал.
Пересчитал, перепроверил
И в полный рост зарисовал.
Примерно сотню земноводных
За много лет собрал я дома.
Тряпичных, плюшевых и ватных,
Из алюминия и хрома.
Вот расписные из фарфора
И оловянные лягушки,
Из глины, дерева, бумаги
И те, что прячутся друг в дружке.
Полно магнитиков-лягушек
На холодильнике найдётся,
А жаба из Луизианы
Живёт в пластмассовом болотце.
На старых великах лягушки
Звенят в блестящие звонки,
И земноводные мамзели,
И лягушачьи женихи.
Одна лягушка держит зонтик,
Другая – с книжечкой в руке,
А третья удочкой мотает
В несуществующей реке.4
Моё жилище всё в лягушках,
От пола и до потолка,
Они глядят из каждой щёлки,
Из трещинки, из уголка.
Но нет единственной лягушки…
В журнале маленький пробел.
Прошу, поймите, мама с папой,
Я настоящую хотел!


Мой кот приучен драить дом


Мой кот приучен драить дом,
Он ходит с щёткой и ведром,
С моих картинок пыль стирает,
Мои игрушки прибирает.
Умеет заправлять кровать,
Штаны с рубашками стирать,
Бельё разложит ровной стопкой,
Натрёт полы, займётся штопкой.
Он – молодец, но я в итоге
От нашей сделки не в восторге:
Он должен мне зашить носок,
А я – помыть его горшок!

Я не могу найти слона


Я не могу найти слона,
Куда он мог сбежать?
И на диване нет его,
Где клялся верно ждать.
Я обыскал весь коридор,
Столовую и зал.
Куда же этот слон пропал,
Ну кто бы мне сказал?
Мне надо сыщика нанять,
Он шёл бы по следам.
Мне нужен частный детектив,
Чтоб рыскал тут и там.
Я осмотрел пустой подвал,
Облазил весь чердак.
Вы думали, найти слона
Какой-нибудь пустяк?
Я объявленье напишу:
«Награду – всем подряд!»
Свою копилку разобью —
Там центов пятьдесят.
Когда вы встретите слона,
Окликните: «Джером!»
И передайте, что я жду,
Пускай вернётся в дом.
Он знает путь: по тропке вниз,
И вверх, и вниз опять.
Иначе буду без него
Я ванну принимать.


Повстречала Бетти Йети


Повстречала Бетти Йети
Там, где горы, где Тибет.
Приготовила спагетти,
Испекла ему багет.
Вот салатик и десертик,
Вот шикарный стол накрыт.
Йети взял и слопал Бетти!
– Ммм… Как вкусно! –
говорит.
Так исчезла наша Бетти,
Но причин для грусти нет,
Если ты не встретишь Йети
Там, где горы, где Тибет.
Ну, а если всё же встретишь,
Не волнуйся, не робей.
Но спагетти, но спагетти
Ты варить ему не смей!

 

Кабанина Полина, 4-й класс,

МОБУ Гимназия № 5, г. Давлеканово

Звуки молодости

Человек умеет говорить, животные,

В шкатулке музыкальной, почти на самом дне,

Тихонько спят мгновенья давно ушедших дней,

Но приоткроешь крышку, и звуки первых нот

Рисуют акварельный цветной круговорот.

Произносят звуки, подражающие человеку.

 

А может ли неживой предмет издавать звуки, содержащие смысл? Думаю, да. В нашем доме таким предметом является старая музыкальная шкатулка. Первый раз я узнала про нее от своей мамы, когда она рассказывала нам о своем детстве: о том, что телевизоры были не у всех; о сладостях, которые редко привозили в магазины; об одежде, одинаковой для всех. В тот вечер речь зашла и о подарках, которые было принято дарить на дни рождения и свадьбы. Та шкатулка, о которой я пишу, была подарена моим бабушке и дедушке в день их бракосочетания. Я удивилась такому подарку и при первой же возможности захотела на нее посмотреть и узнать все подробности.

Приехали мы в деревню к любимым бабуле и дедуле. Как же там хорошо! Там все по-другому: вместо шума машин – пение петухов, вместо высоких многоэтажек – гора рядом с домом, а на детской площадке не подростки с телефонами, а ребятки с песочными игрушками. Но особенно мне нравится после баньки пить чай с плюшками и слушать бабушкины истории, которые, как мне кажется, она для нас сочиняет на ходу. Но в этот раз я точно знала, о чем будет рассказ. Я попросила бабулю показать нам шкатулку и рассказать о ней. Она взяла ее в руки и держала так, не открывая. Ее история была недолгой, но такой интересной.

– Ну что же, дорогие мои. Это было почти 40 лет назад, в далеком 1984 году. В июле мы с дедушкой, молодые и красивые, играли свадьбу. Гостей было много, почти вся деревня. Плясали под гармонь, пели народные песни, веселились. А когда все разошлись, мы стали разбирать подарки. Среди них была одна маленькая коробочка, мы сначала и внимания на нее не обратили. Только потом мы достали оттуда черную шкатулочку. Мы и значения не придали такому подарку, а оказалось, что зря. После свадьбы мы стали жить в своем домике. Но в те времена не было ничего. Отработав день, вечером мы садились с вашим дедушкой на лавочку и скучали. Как же, мы ведь тоже были молодые. Потом мы вспомнили про эту шкатулочку. Вновь открыв ее, мы обнаружили, что там был ключик. Завести шкатулку не составило труда. И вот полилась музыка. Как счастливы мы были! Это стало нашей семейной мелодией. Каждый вечер мы заводили шкатулку и вели под эту музыку свои тихие разговоры. Под эту же мелодию мы укладывали спать и пели колыбельные песни своим детям, то есть вашим мамам. Вот такая история.

И в этот момент бабушка открыла шкатулку и завела ее. Какая это замечательная мелодия! Мы сразу представили бабушку и дедушку молодыми, танцующими под эти звуки.

Надеюсь, эта шкатулка прослужит еще долго, и мы также своим детям и внукам сможем рассказывать эту историю.

 

Галеев Аскар,

 6-й класс МАОУ СОШ № 1, учреждение дополнительного образования Дом пионеров и школьников Муниципального района Чишминский район

Фотоаппарат дедушки

В современную эпоху телефон вмещает в себя множество функций: фотоаппарат, видеокамеру, аудиоплеер, калькулятор и многое другое. А ведь совсем недавно на каждую из этих функций был отдельный предмет.

В нашей семье хранится реликвия – фотоаппарат советского производства ФЭД – 5. В 1977 году его приобрёл мой дед, а затем научил своего сына (моего папу) искусству фотографии.

Когда речь заходит о советском времени, внутри меня проявляется интерес и, глядя на предметы той эпохи, идёт какая-то узнаваемость, ностальгия. А родители в этот момент делятся воспоминаниями: телевизор чёрно-белый, лепка пельменей всей семьёй, автомат с газировкой… Думаю, было интересно, и одномоментно у меня недоумение…

Мой папа в том же подростковом возрасте, что и я, заинтересовался фотографией. И вот уже он учится взводить затвор, заправлять плёнку, настраивать фотоаппарат, проявлять. Фотоаппарат был с тех пор всегда под рукой. Фото животных, близких, друзей – опыт нарабатывался кругом. Дед, поддержав интерес сына, оборудовал в комнате место, где хранились увеличители, закрепители, фиксажи и ванночки с проявителями. Оказывается, фотография – это целая наука! Папа или ждал наступления темноты, или зашторивал окно тёмным одеялом для того, чтобы приступить к процессу. Это сейчас, в наше время, всё намного проще – сфотографировал и тут же всё увидел. Тогда как ранее это был интригующий этап: получилось ли фото? Проявится ли картинка? Не засветилось ли? Чтобы произвести столько действий, точно нужна увлечённость!

И тут же, после рассказов папы, я вижу его счастливым и энергичным мальчишкой. И, может, поэтому сейчас, когда я увлечён скетчингом, папа поддержал мой интерес. Потому что однажды в семье его увлечение тоже поддержали…

Иногда мы думаем, что история – это что-то далёкое. Но когда я вижу фотоаппарат и фото того периода, то понимаю: 45 лет назад – а дух времени ещё рядом и жив. Фото отдают душевностью и теплом – там близкие люди. Реликвия в семье в виде фотоаппарата ценна для папы, для нас, детей, и для всей семьи в целом. В ней и радость детства, и передача опыта, воспоминаний, и просто удивительный предмет. Однажды я расскажу об этом своим детям…

 

 

Победители конкурса «Мир литературы. Юность»[1]

 

Полина Капитонова, Санкт-Петербург, 14 лет

 

Малахитовый Урал

 

Мы попадаем на Урал,

Он только области включает.

Бажов всем людям показал,

Как край его всех увлекает.

 

Здесь манси – коренный народ –

Почти на грани вымиранья.

Башкиры почитают род

И верят многие в преданья.

 

Посмотришь вдаль, а там озера

С водою, словно бирюза.

И велика там роль шахтера,

Труд украшает их глаза.

 

Ведь это край добычи нефти,

Еще есть газ, руда и кварц.

Здесь малахиту лет уж двести,

Он царский украшал палац.

 

 

Варвара Грибанова, г. Рязань, 12 лет

ЛЁВА ГРИГОРЬЕВ

Рассказ

 

Лёва Григорьев совсем уже взрослый! Ещё каких-то две недели, и он пойдёт в школу. И не просто в школу, а в гимназию! Что такое гимназия, Лёва толком не знал, но звучало необычно, и ему это нравилось.

Из всех поселковых ребят, что в этом году поступали в школу, только Лёва будет учиться в городе.

– Здесь рукой подать, – сказал папа, – утром по пути на работу отвезу тебя, а забирать будет дедушка – он у нас тоже за рулём!

Лёве купили школьную форму, портфель и много чего ещё! Сидя на полу в своей комнате, он мечтательно разглядывал обновки.

– Ты уже такой большой! Кажется, только вчера тебя в коляске возила! – мама обняла Лёву и нежно потрепала его за волосы.

Она подошла к окну, чтобы поправить занавеску и, посмотрев на сына, добавила:

– Вон Таня идёт, иди поиграй с ней.

Лёва вышел на улицу, прихватив с собой портфель, чтобы все видели, что он уже школьник, и крикнул:

– Привет, Таня, а я скоро в школу иду!

– И я тоже, – ответила она.

– Но ты-то в сельскую, а я в городскую! – Лёва с гордостью посмотрел на Таню. – Это даже не школа, а гимназия – в ней четыре этажа!

Таня рот раскрыла: школа в целых четыре этажа! Разве такие бывают? Она побежала к своей подруге Наташе, чтобы рассказать об этом. Та играла во дворе с младшими братьями Никитой и Максимом. Обступив Лёву, ребята засыпали его вопросами:

– Ты в какой класс пойдёшь?

– В первый «А».

– А какой номер у твоей школы?

– Сорок пятый.

– Ух ты! Тогда ты уже не Лёва, а Лев!

– Конечно, я уже взрослый! – важничал он, наслаждаясь всеобщим вниманием.

– Давайте играть в прятки, – предложила Наташа.

– И я с вами! – обрадовался Лёва.

– Ты что? – испугался Никита. – В прятки играют только маленькие, а ты большой!

Лёва расстроился и пошёл домой. Там он ещё раз пересчитал карандаши, проверил ручки в пенале и посмотрел новые учебники. А за окном звенели радостные голоса ребят и звали на улицу погонять мяч или побегать на детской площадке. Лёва отложил в сторону школьные тетради, задвинул под стол свой портфель и подумал: «Пойду поиграю с друзьями, а повзрослею чуть позже».

 

 

Мария Ступниченко, г. Воронеж, 15 лет

 

Чужая

 

С тоской замирая, я в лицах читаю:

Чужая, чужая, чужая, чужая…

Ну, вот и опять, вы оставьте, я знаю –

Ему я чужая, теперь я чужая.

 

Я, руки ломая, в слезах умоляю:

«Молчите!» – чужая, чужая, чужая…

И в ужасе тихо я вновь повторяю:

«Чужая, чужая, навеки чужая!»

 

В такт сердце забьётся, тоску умножая –

Чужая, чужая, чужая, чужая…

И вдоль по дороге пойду вновь одна я –

Ему и другим бесконечно чужая.

 

Ах, если бы сердцем услышать могла я:

«Моя ненаглядная, солнце, родная!»

Но в лицах читаю, с тоской замирая:

«Чужая, чужая, чужая, чужая…»

 

 

Алексей Сауткин, г. Пермь, 13 лет

Чем пахнет космос?

рассказ

Теплой августовской ночью Гриша и Миша сидели у большого костра и вглядывались в ночное звездное небо. Небо смотрело на ребят и изредка подмигивало им мерцающими звездами. Отблеск костра нежно гладил щеки ребят своими оранжевыми ладошками. После насыщенного лагерного дня ребята проголодались. Они разглядывали звездное небо, и им мерещилась еда: созвездие Большой Медведицы было похоже на сотейник с варящимися в нем макаронами, а сосиски в фантазиях Мишки причудливо складывались в букву W созвездия Кассиопея, и даже Орион был похож на официанта, который огромными шагами проносится по звездному небу с большим бургером и картошкой фри.

Гришка, не отрывая глаз от звездного неба, спросил своего друга:

– Миш, как ты думаешь, чем пахнет космос?

– Допустим, что ничем – по сути, это вакуум, в котором нет никакой материи, – задумчиво ответил Миша.

– Мишка, а мне кажется, он пахнет! Я читал, недавно астрономы обнаружили, что в нашей Галактике витают огромные облака, состоящие из частиц веществ, находящихся на Земле. А вдруг это частички малины или клубники? Тогда космос пахнет ягодами.

– А я слышал, – подхватил разговор Миша, – что астронавты утверждают, что космос пахнет жареными котлетами!

– Это было бы здорово! Лучше так: жареными котлетами, мороженым, шоколадом и лимонадом!

– Гриша, давай, когда вырастем, обязательно слетаем к звездам, на секундочку приоткроем скафандр и понюхаем, чем же все-таки пахнет космос.

Ребята, затаив дыхание, смотрели на ночное звездное небо. В своих мыслях они уже побывали в созвездии Большой Медведицы, пролетели рядом с Орионом, обогнули Кассиопею, «пахнущую сосисками», и на своем звездолете устремились покорять другие Галактики… А небо все также смотрело на ребят и изредка подмигивало им мерцающими звездами.

 

Мария Кошелева, Томск, 16 лет

Август

 

Мы скитаемся по району.

Ты надела мою одежду,

Я надела твой образ жизни.

 

Мама вечером тихим дома

Плавно выкурит всю надежду

С терпким запахом сладкой вишни.

 

За панельками что-то будет?

Никогда не верила в это,

Но сегодня точно проверим.

 

Меня голос твой сладкий будит,

И всё тело пронзает лето.

Я тебе, как ни странно, верю.

 

 

Диана Королева, Истра, 16 лет

Так бывает

 

Мы познакомились, когда девушке исполнилось шестнадцать. У неё были янтарные глаза, волосы тёмно-каштановые, прядями спадали с плеч. Терпкий взгляд всегда внимательно изучал меня (казалось, она смотрела сквозь меня). Зеркало её души отражало плоды боярышника, столь же яркие, на мой взгляд – ядовитые. Юная леди была низенького роста и полновата, но... она прекрасна! Точно начавший распускаться цветок. Мелкие шрамы покрывали её руки. Да! Эмоции, что были чисты и искренни, но больше всего я помню её улыбку, она так сладка, точно мёд. (Спустя время я узнал, что она любила животных и ветер, такая тёплая и душевная…)

 По утрам я встречал свою принцессу в коридоре – сонную, с растрёпанными волосами, в старой футболке и зевающую. Медленно она шла на кухню, попутно глядя на меня, оттуда направлялась в ванную и обратно. Через некоторое время она быстро заходила в комнату и выходила оттуда собранной: с рюкзаком на плече и парой тетрадок в руке.

С того момента прошло уже много лет. Сейчас дома пахнет кофе, а утром, выходя из комнаты, хрупкая и, казалось бы, невесомая кукла смотрит всё так же прекрасными глазами на меня. Холодный, осуждающий, цепкий к мелочам взгляд пугает, на фарфоровой бледной коже множество шрамов и синяков, выпирающие на бёдрах кости, когда она втягивает живот, кажется, вот-вот разорвут тонкую ткань кожи. Утро начинается с весов и сантиметровой ленты, в холодильнике только йогурты и зелень, множество каш стоит на кухонной полке.

 Не важно, кто я, предмет или домашний питомец. Важно, что я, увы, ничем не могу ей помочь, не могу пожалеть, когда она плачет в комнате, зажимая руками рот, а главное, не могу рассказать ей: «Насколько ты для меня прекрасна, мой увядающий цветок!»

 

 

Светлана Моисеева, 12 лет

 

* * *

 

И в этот день душа замедлит ход,

для многих время вовсе не настанет:

судьба плетёт багровый переплёт –

наполнит книгу павшими в Беслане.

 

Не ценят жизнь детей чужие дяди,

разбили сердце взрослых навсегда.

Кто ж право дал вершить такое горе:

отнять любимых добрые сердца?

 

Вот сердце матери – разбито на куски.

Вот мир её – сгорает в одночасье.

Она стоит у гробовой доски,

слезами провожает своё счастье.

 

...Всё это так немыслимо представить.

Кровь в наших жилах стала холодней.

Простите нас. И светлая вам память.

Найдите счастье в этой вышине.

 

Ольга Погибелева, г. Воронеж, 12 лет,

 

Осень

Жёлтые листья, серое небо

Цвета соломы, спелого хлеба.

Осени волос – птицам приют,

Тайные мысли, сонный уют.

Леса осеннего терем прекрасный

Светом наполнен. В тиши громогласной

Красок игра – как персидский ковёр –  

Осень из листьев рисует узор.

Землю укроет. И в памяти нашей

Нет, без сомнения, осени краше.

 

 

 

[1] Проводится Ассоциацией союзов писателей и издателей при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

Автор:
Читайте нас в