-18 °С
Облачно
Все новости
Детская площадка
4 Сентября 2020, 22:56

Забирова Диана. Бабушка Аня. Публицистика. 10 класс. Давлеканово

Забирова Диана
10 класс
МОБУ гимназия № 5 г. Давлеканово
Учитель: Скулова Нели Александровна
Номинация «Мой бессмертный полк»
Бабушка Аня
Мне было 10 лет, когда я, возвращаясь домой с парада, посвященного дню Победы нашего народа в Великой Отечественной войне, увидела бабу Аню, сидевшую на скамейке. Пожилая женщина смотрела вдаль, держа в руке какую-то фотографию, и плакала: по всей видимости, она думала о том, что не давало ей покоя. Мне было не понятно, почему бабушка плачет, поэтому я присела рядышком и поинтересовалась, что же у нее случилось:-Здравствуйте! – бодро сказала я, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.-Здравствуй, крошка! – ласково ответила баба Аня, смахивая слезы.
Я бросила свой взгляд на черно-белую советских времен фотографию и увидела на ней молодого человека, рядом с которым стояла баба Аня, такая же молодая, как и он.- А кто это с Вами на фотографии? – взволнованно спросила я.- Охх… - глубоко вдохнула Анна Сидоровна и, взглянув на фотографию, продолжила,- это Рамиль. Мы познакомились на войне, служили в одной дивизии. Он оказался моим земляком, родом из Раевки.- Вы были друзьями? – вполголоса спросила я.- Рамиль учил меня, как можно выжить во время бесконечных перестрелок и разрывов гранат. Мы вместе мечтали о победе и о том, как вернемся домой живыми и невредимыми. Он всегда мог подобрать нужные слова, чтобы утешить меня, и говорил, что впереди нас ждет светлое будущее и счастливая мирная жизнь. Он был для меня…- баба Аня заплакала, не успев договорить. Её слезы медленно стекали по щекам, и в них отражалась вся её боль.- Кем? – пробормотала я, не отрывая свой взгляд от фотографии. - Вторым отцом, – продолжила баба Аня. - Война – это тяжелое, голодное время. Рамиль по профессии был поваром и единственным, кто мог нас прокормить. Каждый день он готовил обеды из того, что находил на земле. Часто нашей едой были супы, сваренные из ног погибших лошадей. Если бы не Рамиль, мы бы все умерли от голода.- А что? Что с ним стало?- поинтересовалась я.
Баба Аня долго молчала, и казалось, будто сейчас она находится не со мной, а где-то далеко, в прошлом. - Он умер. Его разорвало на части. У меня на глазах, – баба Аня снова замолчала, опустила голову, чтобы не было видно тех горьких слез, которые стекали по морщинистым щекам. И в этот момент мне захотелось обнять старушку и излечить от тяжелых воспоминаний, которые на протяжении долгих лет не покидают ее и, словно острые иглы, вонзаются в сердце пожилой женщины.
С тех пор прошло шесть лет. Анны Сидоровны не стало год назад, но я до сих пор вспоминаю те дни, когда летними вечерами мы сидели на скамейке и баба Аня рассказывала мне о страшных и удивительных событиях, которые происходили с ней в то тяжелое военное время.
Например, как-то раз Анна Сидоровна рассказала мне о том, как росла обычной деревенской девушкой, которая с детства мечтала стать медицинским работником и лечить людей от разных болезней. В 1940 году она окончила фельдшерское отделение Давлекановской школы медицинских сестер и уехала работать в Федоровский район. Тогда жизнь казалась ей прекрасной: есть любимая работа, семья, близкие люди... Но через несколько месяцев началась война, и её в числе первых призвали на фронт.
Воевать ей пришлось под Сталинградом. И девушка делала все, что было в ее силах: вытаскивала раненых с поля боя, ассистировала во время операций в полевом госпитале, дежурила у постели больных, пока за ними не приходили «полуторки» и не увозили их в госпитали, в тыл. А однажды она, хрупкая, весившая всего сорок два килограмма, но имевшая первую положительную группу крови, поделилась ею во время прямого переливания с летчиком, чей самолет был подбит врагом, а он катапультировался на парашюте. Парашют запутался в оборванных проводах, висевших на столбах, и человек стал живой мишенью для немцев. Однако нашим солдатам, наблюдавшим за этой трагедией, удалось его отбить и спасти. А потом за дело взялись врач и молоденькая медсестра, и летчик остался жив…
А однажды Анна Сидоровна поделилась со мной о том, как была в плену в Чехословакии и вынуждена была некоторое время ухаживать за ранеными немецкими солдатами. Условия жизни были невыносимыми, и пленных медицинских работников держали, в первую очередь, как «донорский» материал. А оттуда девушку угнали в Германию, и ад продолжился.
Однако баба Аня всегда говорила мне, что на войне ей встречались разные люди, в том числе и сочувствующие. Например, как-то раз они с небольшой группой женщин решили сбежать из плена, чтобы присоединиться к русскому взводу, который находился в нескольких километрах от госпиталя, но во время побега их заметил местный житель - немец по национальности - и закрыл в каменном сарае. Бежавшие готовились к смерти, но хозяин пришел через несколько часов и принес чугун с тушеной картошкой и куском мяса. При этом он пытался жестами объяснить пленницам, чтобы они ели по чуть-чуть, иначе их ждет смерть. Так, Анна Сидоровна с сослуживицами просидела в укрытии несколько дней до тех пор, пока снова не пришел немец, чтобы помочь им сбежать и добраться до своего взвода.
Каждый год праздник 9 Мая баба Аня встречала с особым трепетом в душе. Она рассказывала мне, что вернулась домой с фонта только 25 декабря 1945 года, потому что в момент окончания войны находилась на территории Германии, а потом в течение семи месяцев ухаживала за нашими ранеными солдатами.
Сколько тысяч пленных сумели пройти через муки адовых лагерей Гитлера? Сколько ветеранов-фронтовиков сейчас с благодарностью вспоминают безымянную девушку, вытащившую их, полуживых, из огня, или дежурившую дни и ночи напролет, сидя у изголовья, готовая сиюминутно броситься на помощь к больному, лишь заслышав его стон? Сколько выживших солдат мечтают встретить и обнять людей в белых халатах, которые когда-то спасли им жизнь?
Анна Сидоровна была до конца своих дней предана любимой работе. На фронте она потеряла почти всё: близких людей, семью, но важно то, что ей удалось сберечь свою добрую душу и никакие суровые испытания, выпавшие на долю женщины, не сломили ее. Мне очень хочется сохранить память о человеке, который, ежедневно рискуя своей жизнью, вытаскивал людей с поля боя, ведь, пока жива память о человеке, жив и сам человек. Жизнь бабы Ани не закончилась. О ней помню я, люди, окружавшие пожилую женщину в последние годы ее жизни, и десятки солдат, за чью жизнь когда-то боролась Анна Сидоровна Столярова.