-18 °С
Облачно
Все новости
Детская площадка
20 Августа 2020, 17:22

№8.2020. Классный журнал. Владимир Кузьмичёв. Алина Насретдинова. Ильяс Ситдиков. Екатерина Вьюшкина

Владимир Кузьмичев – поэт, юморист, сатирик, неунывающий романтик и просто хороший человек. Папа и дедушка. Стихи прошли успешное тестирование на внукахАлина Насретдинова, 15 лет, г. БлаговещенскИльяс Ситдиков, 6 класс, МАОУ СОШ д. Нуркеево, Туймазинский районЕкатерина Вьюшкина, 5 класс, МБОУ ДОП и ШМР, Чишминский район

Владимир Кузьмичёв
Владимир Кузьмичев – поэт, юморист, сатирик, неунывающий романтик и просто хороший человек. Папа и дедушка. Стихи прошли успешное тестирование на внуках.
Чёрно-белое
К фотографу на днях зашёл пингвин,
Такой собой весь важный господин.
Он попросил: «Мой сделайте портрет».
«Цветной?» – спросил фотограф.
«Что вы?! Нет!»
Фотограф был изрядно удивлён,
Он говорил: «Цветной есть даже слон!
Вот в цвете лев, мартышка, воробей…
Ведь в цвете всё намного веселей!»
Пингвин сказал: «Цветное – это бред!
Я чёрно-белый требую портрет».
Фотограф сделал, как просил пингвин,
В конце концов, пингвин такой – один.
Но, проводив, присвистнул: «Вот дела…» –
У входа зебра очередь ждала.
Я быстрее всех на свете
Раз и два, и три, четыре...
Конь гарцует по квартире.
У него две пары ног –
Самым быстрым стать он мог.
А у папы ног лишь пара,
Папа даст любому жару.
Поспевает конь едва,
Папа скор – раз, два... Раз, два...
Я быстрее всех на свете,
По квартире мчусь как ветер.
На одной ноге, хоть мал –
Раз... Раз... Раз... – всех обскакал!
Алина Насретдинова, 15 лет,
г. Благовещенск
Вперед, Атаман!
– Сын, подожди меня!
Высокая трава сминалась под ногами маленького человека, несущегося вперед изо всех сил. В свои семь лет Минигали бегал быстрее своих сверстников и всегда побеждал друзей в играх. Сейчас он бросил вызов своему отцу; отец делал вид, что сердится на него, но в глубине души очень гордился своим маленьким богатырем.
Стоило маленькому Минигали обернуться на секунду, отец легко и ловко подбросил хохочущего сына на плечи. Взгляд упал на стадо лошадей, мирно пасущихся неподалеку. Чуть поодаль виднелась череда деревянных домов, построившихся в ряд разноцветным строем.
– Вот и твое родное село, улым, – мягко произнес отец. – Биштяки.
– Атай, а расскажи про Салавата! – Минигали ловко спрыгнул на землю и устроился в тени большого дуба. – Вы дружили?
Отец рассмеялся.
– Нет, но все же мне есть что про него рассказать.
Мальчик устроился на земле, сжимая толстую палку в руке.
– Зачем тебе палка? – насторожился отец.
– Я же буду как Салават, – в недоумении ответил Минигали.
– Эй, балам, – покачал головой отец. – Сила Салавата не в оружии, а в голове. Ты думаешь, Салават силой врагов побеждал? Тут грамотный подход нужен. Слушай. Случилось как-то отряду Салавата столкнуться с командиром Рылеевым. Жестокое было у них сражение, силы были равными. Но пришлось Салавату отступить.
– Как отступить? – недовольно воскликнул Минигали.
– А ты не перебивай, улым, – отец щелкнул сыну по носу. – Ушел отряд Салавата прямо в болото. Вот уже и радуется русский командир, мол, не было даже потерь с их стороны. Но не успели сомкнуть глаз царские войска, как наши башкиры с новыми силами выскочили на них, на расслабленных и сонных. Дух башкир не сломить! Это была великая битва, но битва не орудий и солдат, а битва тактик. И ты должен быть таким: не хвататься вперед за палку, а вначале подумать хорошенько. И запомни важные слова: «Потомки Салавата отступать не умеют!» Все понял? А теперь пошли, надо лошадей перегнать.
Отец подошел к самому большому коню по кличке Алтын и дружески похлопал его по мускулистой шее. Жеребец одобрительно фыркнул, как бы разрешая хозяину взять ответственность за его табун. Мужчина потянул жеребца за шею и подвел к быстрой реке. Неподалеку был брод, узкий, но илистый. Взрослые лошади легко с ним справлялись, но в табуне был маленький жеребенок Атаман. У Минигали мелькнула мысль, что ему будет трудно совладать с трясинным берегом, однако он беспрекословно слушался отца и доверял его интуиции. Мальчику нравилось смотреть на лошадей, слушать цокот их копыт, он невольно залюбовался грацией сильных животных. Табун вслед за Алтыном перебрался на другой берег. Минигали хотел уже пойти искупаться, как вдруг увидел: тонкие ноги маленького жеребенка беспомощно бьются в илистом берегу, и его вот-вот снесет течением. Отец тоже заметил бедствующего жеребенка и попытался вытянуть его за шею, но все попытки были безуспешными.
– Ну же, киликай, вперед! – приговаривал он с опаской.
– Я сейчас, – Минигали опрометью кинулся к лодке, привязанной к берегу, и вернулся уже с веревкой. Несколько секунд он не знал, как поступить.
– Ты не сможешь его вытащить, – крикнул отец. – Видишь, даже я не могу.
Эта фраза и натолкнула мальчика на немного безрассудное, но единственно верное решение: один край веревки он отдал отцу и велел привязать жеребенка, а на другой конец он привязал Алтына. Это оказалось нелегко: жеребец был больше него раза в три, а еще он смотрел на него очень строго, но уважительно. Все стадо было уже неспокойно: лошади переминались на месте, фыркали, громко ржали. Большая вода была совсем рядом, и мальчик понял: медлить нельзя. Убедившись, что отец закончил, Минигали палкой ударил жеребца по крупу и заставил его что есть силы рвануть. Вначале Алтын лишь подпрыгнул на месте, чуть не сбив с ног Минигали, но затем конь понял, что от него хотят. Атаман пронзительно ржал, отец направлял его, а мальчик старался немного успокоить разъяренного вожака. Вдруг конь резко дернулся вперед, и маленький жеребенок словно вылетел на землю, беспомощно болтая ногами. Отец поспешно его отвязал и еще пару минут приводил в чувство.
– Ну ты даешь, Минигали, ну голова! Ну смельчак! – с гордостью сказал отец и потрепал непослушные вихры сына. – Посмотри на нашего киликая: как он сразу к маме прижался.
И вправду маленький жеребенок, еще мокрый, но уже достаточно резвый, прижимаясь, по пятам следовал за мамой.
– Пообещай мне, что всегда таким будешь, – сказал отец. – Храбрым и сообразительным, и будешь защищать тех, кто с тобой рядом.
– Обещаю, – твердо сказал Минигали.
Тогда он не придал этим словам большого значения, но запомнил их на всю жизнь как клятву, которой неустанно следовал.
Дома отца и сына уже ждала мать с горячим бишбармаком и кувшином забористого свежего кумыса.
– Посмотри, Минигали. Это хозяин лошадей тебе передал, – счастливо сказала женщина. – Не зря ты трудишься!
Минигали знал, что лошади не принадлежат отцу, но от этого он любил и заботился о них не меньше. Мальчик мечтал, что когда станет взрослым, у него обязательно будет свой конь.
– Минигали, пей кумыс, – улыбнулась мать.
– Наш Минигали сегодня герой, – сказал отец. – Только послушай, что он сделал!
Пока отец рассказывал историю, Минигали задумался: как же там сейчас жеребенок, напуганный и озябший? В ту же секунду мальчик поблагодарил мать за обед и выбежал. Он прибежал к мирно пасущимся лошадям и нашел среди них Атамана. Ароматную хлебную горбушку и кумыс он отдал жеребенку, малыш жадно пил из пиалы, приятно тыкаясь мягкими и влажными губами, с удовольствием ел хлеб с ладони.
– Вот Минигали! Вот добрая душа! – увидев, покачала головой мать. – И что же нам с таким делать?
– Гордиться им нужно, – ответил отец. – Он еще станет настоящим батыром.
Ильяс Ситдиков, 6 класс,
МАОУ СОШ д. Нуркеево, Туймазинский район
У моего папы есть младший брат – дядя Альберт. Ему уже 35 лет. Забавные истории, о которых я хочу вам рассказать, связаны с ним, поэтому я его буду называть Альберт, ведь я буду писать о том времени, когда он был еще совсем маленьким мальчиком.
Подарок
Альберт очень любил всякую живность, и когда он просил кого-нибудь купить или взять с улицы домой, ему никто не отказывал. Однажды ему купили хомячков: серенькую самку и рыжего самца. Клетки у них не было, поэтому зверьков поселили в глубокий тазик. Альберт со своим старшим братом часами могли наблюдать, как хомяки бегают в своем вольере или заталкивают за щеку еду.
Однажды утром мальчишки собирались в садик. Уже и шубки надели, и шапки, уже пора обуваться, а у Альберта один войлочный сапожок куда-то подевался. Везде искали: и под столом, и под кроватью, и под диваном – нет обуви! Тут Альберт вспомнил:
– Ааааа! Я же его вчера хомячкам одолжил, чтобы им было, где ночью спрятаться.
Все побежали к хомячкам. Смотрят: нет сапожка! Пригляделись: на дне тазика подошва от сапога лежит! А в углу – гнёздышко из каких-то серых волокон, а в гнёздышке крошечные голенькие детеныши хомячков копошатся. А где же рыжий хомяк? Его нигде нет! Выходит, он залез на сапог, с сапога на краешек тазика – и убежал. А мама-хомячиха всю ночь сапожок разбирала на ворсинки, домик для своего потомства строила.
С днём рождения, малыши! Принимайте и второй сапог!
Кондрат
На уроке литературного чтения учительница рассказала своим ученикам о том, что накануне Рождества в давние времена дети ходили от дома к дому, пели песни-колядки, а добрые хозяева выносили ребятишкам угощение.
Накануне Рождества, 6 января, одноклассники собрались дома у Альберта: надели маски, взяли кий, сумку большую через плечо и пошли по поселку. Забегут в подъезд, постучатся в квартиру и начинают песни-колядки петь, а им за это кто конфетку, кто печенье вынесет.
Постучались в одну квартиру, вышла бабушка, выслушала песни-колядки и говорит:
– Подождите, ребятки, я вам сейчас что-нибудь вынесу.
Ох, мальчишки обрадовались: сейчас им что-то вкусное принесут!
Вышла бабушка с корзинкой и каждому из ребят что-то суёт в руки. Мальчишки посмотрели – котята! Совсем маленькие еще! Все ребята побросали обратно в корзинку котят, а Альберт сунул свой подарок за пазуху и пошел домой. Пришел счастливый! «Вот, – говорит, – кого я наколядовал!»
Поставил он котенка на диван, а он такой маленький, худой, даже ходить не умеет. Глазки у него больные, некрасивые.
– Откуда взял, туда и унеси! – потребовала мама.
– Фу! Не хочу, чтобы он жил с нами, – сказал старший брат.
Обнял Альберт своего котенка, закрылся с ним в ванной, сидит и плачет.
– Что же мы, нелюди какие, что ли? Другие вон даже детей-инвалидов усыновляют… Мы что, котёнка одного не сможем прокормить? Не выкидывать же его на улицу! Пусть остается! – твёрдо сказал папа.
Вышел Альберт из ванной, вытер слёзы, заулыбался. И все начали думать, как назвать котенка.
– Васька! – предложила мама.
– Мурзик! Пусть будет Мурзик! – требовал Эдик.
– Назовем его Кондрат, – предложил папа (мой дедушка). – Уж очень он на героя мультфильма про летучую мышь похож.
Так и стал жить Кондрат в семье, страшненький, некрасивый, неуклюжий. А когда подрос, стал еще кусаться и царапаться. Спрячется где-нибудь за дверью, сидит тихо-тихо, а потом как выскочит, как запрыгнет кому-нибудь на колени, поцарапает ему руки, тяпнет острыми зубами и бежит прятаться.
Всех котёнок кусал и царапал, кроме своего друга. Он у него всегда на плече сидел, с любопытством по сторонам смотрел. Альберт его с собой на улицу брал, гулял с ним.
Прошло полгода. Кондрат таким красавцем вырос – всем на зависть! Окрас темно-серый, шерсть густая, блестящая, глазки большие, умные, в темноте как две зеленые лампочки горят.
Вот однажды летом как обычно Альберт взял с собой Кондрата на прогулку. Через полчаса прибегает домой и спрашивает, не пришел ли кот домой. Нет, не пришел!
Ни в этот день не пришел, ни на другой, ни на третий… Оказывается, Кондрат сидел на плече у Альберта, когда они проходили мимо дома, откуда он зимой принес котенка. То ли Кондрат увидел свою маму, то ли братьев или сестер, только спрыгнул он – и был таков! Много раз Альберт ходил к тому дому, звал своего любимца, но так и не встретил больше Кондрата. Как будто его и не бывало!
Екатерина Вьюшкина,
5 класс, МБОУ ДОП и ШМР, Чишминский район
Настроение
Холодно на улице,
Дождик льёт опять.
Некому во дворике
Вместе поиграть.
Но вот дождь закончится,
Всем во двор захочется.
Выйдут все гулять,
Станут прыгать, хохотать!
Выйду я на улицу,
Позову друзей.
Будем мы на улице.
Вместе веселей!