-5 °С
Снег
Все новости

№4.2020. Классный журнал. Лилия Богданова. Диана Гумерова. Ксения Николайченко. Макс Филипов

Лилия Богданова. Герои войны – наши земляки. Эссе Диана Гумерова. Юнги нашего флота. Стихотворение Ксения Николайченко. Письмо из будущего. Фантастический рассказ Макс Филипов. Полу-. Стихотворение

Лилия Богданова,
6-й класс, СОШ № 14, г. Стерлитамак
Герои войны – наши земляки
Июнь. Россия. Воскресенье.
Рассвет в объятьях тишины.
Осталось хрупкое мгновенье
До первых выстрелов войны.
Д. Попов
Война… Такое короткое слово, а какой страшный смысл в нем заключен. Для нашей страны 1941–1945 годы являются самыми тяжелыми. Рана, которая даже спустя семьдесят пять, казалось бы, долгих лет до сих пор кровоточит. Война, сколько судеб ты разрушила, сколько детей оставила без родителей, сколько матерей лишила детей… Нет слов, чтобы описать всю боль людей, которые видели эти события. Каждый человек считал долгом стать на защиту своей великой страны. Среди сотен тысяч людей были и наши земляки-герои.
Один из них – Даян Мурзин, легендарная личность. Участник Второй мировой войны и движения Сопротивления, национальный герой Чехословакии, а главное – наш скромный земляк, который совершал героические поступки во время войны. Даяна Баяновича Мурзина немцы прозвали Чёрным Генералом. Это прозвище немцы дадут ему за густую чёрную бороду, которую носил юный офицер.
«Мне было всего 23 года, когда я стал командиром партизанского отряда. В моем подчинении были люди гораздо старше меня, поэтому я отпустил бороду – с ней казалось, что я намного старше», – рассказывает Даян Мурзин и скромно улыбается.
Улыбка, вера в мирное будущее и надежда на победу – вот что движет героем. За годы войны Даяну Мурзину пришлось пережить многое: и ранение, и предательство.
8 ноября 1944 года в судьбе героя произошло событие, которое он помнит в мелочах: Франт Дворжак ведет партизан на поляну у горы Княгиня якобы на встречу с руководителем пражской подпольной организации. А там засада, их ждали гестаповцы. «Я выкарабкался на берег и вполз в заросли. Уткнувшись в колючую траву, все еще думал, что плыву, что надо бы встать… Выдержать… Выдержать, даже если знаю, что нельзя выдержать. Я не мог приподняться, так как руки были ослаблены. “Ты обязан встать, – зло сказал самому себе и сел… – Твоя служба не кончилась. Шагай!”»
Сильный, смелый, готовый на любые подвиги ради своей страны, именно таким представляли его соратники. Благодаря бригаде Мурзина только в оккупированной Чехословакии живая сила противника поредела на четыре тысячи человек, под откос были пущены более 60 эшелонов с немецкой техникой и боеприпасами. Но самым дерзким было то, что Мурзин и товарищи выкрали генерала танковых войск Германии Мюллера. В землянке пленного допрашивали Мурзин и его заместители. Поначалу генерал отказался отвечать на вопросы. На второй день Мурзин заявил ему, что если не заговорит, немедленно будет казнен. Фон Мюллер «раскололся»: попросил положить свой китель на стол, распорол и достал из подкладки шелковое полотно, на которое были нанесены новейшие карты расположения немецких войск в Чехии и Словакии. Эти данные очень помогли Красной армии.
После войны Даян Мурзин вел активную жизнь, и, когда спустя многие годы его спросили: «А как бы сложилась ваша судьба, если бы не война?» – он, не задумываясь, отвечал: «Стал бы учителем, я очень любил математику, преподавал в Бакалинском районе Башкирии. Если бы не война, так и остался бы в сельской школе».
Его парадный китель весил около 60 килограммов. Кавалер орденов Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I степени, несметного числа медалей СССР и России. Но наших наград у Даяна Баяновича все же меньше. Офицер – Герой Чехословакии, кавалер всех высших орденов этой страны, почетный гражданин 16 городов Чехии, Словакии и Моравии. До распада СССР главная площадь г. Злина (бывший Готвальд) носила имя майора.
В 2012 году на 92-м году жизни легендарный разведчик времен Великой Отечественной войны Даян Баянович Мурзин умер. Он почетный гражданин Башкортостана.
Таких героев, как Даян Мурзин, было очень много… Мы, новое поколение, должны чтить и уважать не только ветеранов, которые сражались на фронте, но и тех, кто снабжал наших солдат едой, одеждой, тех, кто ночами не спал и вязал носочки, собирал гостинцы для солдат, а именно – тружеников тыла. Все они герои!
В памяти людей нашей страны навсегда останется Великая Отечественная война. Память о ветеранах должна передаваться из поколения в поколение. Низкий вам поклон, наши дедушки и бабушки, за мирное небо над головой, за счастливое детство, за нашу жизнь!
Диана Гумерова,
8-й класс, гимназия № 86, г.Уфа
Юнги нашего флота
Посвящается школе юнг ВМФ
на Соловецких островах 1942–1945 гг.
В мае День Победы
постучится в дом,
и открою снова
я фотоальбом.
С тех страниц старинных
на меня глядят
юнги соловецкие,
боцманский отряд.
Сколько тем мальчишкам
вынести пришлось,
далеко не многим
выжить удалось.
Ну а тех, кто выжил,
ждал суровый флот.
Робу, шапку, ватник
схватят и вперёд!
И вперёд навстречу
ветру и морям.
Вот он, недалече
враг и тут и там.
Сколько дней минуло
с той большой войны!
Сколько б рассказали
нам сейчас они!
Пусть же будут в памяти,
звёздами горят!
Юнги соловецкие
– боцманский отряд!
Ксения Николайченко,
10-й класс, ГБОУ РИЛИ, г.Уфа
Письмо из будущего
Здравствуй, Серик. Как дела? Как жизнь? Хотя чего я спрашиваю? Насколько могу припомнить, восьмой класс был самым безоблачным в моей школьной жизни…
Ну, не буду зря тратить время (коим не располагаю) и скажу прямо: «Чем бы ты сейчас ни занимался, бросай это! Ибо я очень сомневаюсь, что ты сейчас решаешь алгебру, вникаешь в физику или, на худой конец, разглядываешь в телескоп звёзды. Потому настоятельно убеждаю: прекращай маяться чепухой! Возможно, тогда ты не будешь лет этак через десять, кутаясь в дырявый плед, воевать с тараканами на съёмной хате у чёрта на куличках и тоскливо обводить в бесплатной газетёнке объявления вроде «Требуется грузчик».
Отчего так уверенно предрекаю тебе бесславное существование? Всё просто, мой ленивый друг. Я, собственно, и есть твое будущее. Пожалуй, не без основания сомневаясь в уровне твоего интеллекта, буквально объясню «на пальцах». Однажды слякотным и мерзопакостным вечерком, чувствуя бурчание своего голодного желудка, я, Серафим Покровский, двадцати четырёх лет от роду, от полной безысходности в поисках чего-нибудь съестного решил обыскать все закутки грязной, обшарпанной временной берлоги, куда меня забросила злодейка-судьба. На антресолях были обнаружены початый пакет подсохших спагетти и (о, ур-ра!) слегка ржавая баночка шпрот. Правда, с истёкшим сроком годности. Но не суть. Параллельно в ящике комода я совершенно неожиданно наткнулся на перевязанные голубой ленточкой старые письма, адресованные некой Покровской Зинаиде Петровне. Это, значит, тёзке моей, ну и твоей, соответственно, бабули. Полистав пожелтевшие страницы, я понял, что каким-то непостижимым образом переписка наших бабушки и дедушки оказалась в совершенно чужом и неожиданном месте. Обследовав старую антикварную мебель, заметил также и твой, Серик, школьный дневник. Помнишь, ты его повадился прятать от отца именно в нижнем ящике бабкиного комода? Последняя дата, отмеченная на нём, – 18 сентября 2017 года. Сказать, что я был удивлен, значит ничего не сказать. Через несколько дней я решил вновь осмотреть свою странную находку. И вот что любопытно: в твоём табеле добавилось уже целых четыре двойки и два замечания! Самая же свежая запись приглашала родителей к директору 25 сентября. Изо дня в день я ошарашенно наблюдал, как в геометрической прогрессии увеличиваются неудовлетворительные отметки в дневнике, а заодно и нарастает волна праведного учительского гнева. И в конце концов догадался, что объём заложенных в табеле негативных эмоций неизбежно создал некую энергетическую воронку, прорвавшую пространственно-временной континуум.
А-а-а… В общем, не вникай. Просто ПОВЕРЬ МНЕ. Если что, это не прикол, я не был пьян, не сошёл с ума! И не для того сейчас корплю над этой бумажонкой, чтобы ты скомкал мой труд и презрительно выбросил его в урну!
А потому слушай и только посмей, только попробуй подумать о том, чтобы не запомнить хоть малую долю моих напутствий. Я не знаю, получил ли ты это письмо до того, как подорвал новую химическую лабораторию в школе или после, но буду надеяться, что ДО.
Я понимаю, что половина твоих одноклассников мечтают школу сжечь, процентов двадцать пять – взорвать, а оставшаяся четверть – вначале сжечь, а потом уже взорвать. Но убеждаю тебя: не стоит взваливать на свои плечи сию исключительную миссию, ибо в итоге тебя на этот раз исключат из гимназии. Каких неимоверных трудов будет стоить предкам вернуть тебя обратно, мне до сих пор вспоминать неудобно.
Идём дальше. Когда, прогуливая литературу, ты увидишь, как нетрезвый сосед несёт старую гитару (действительно старую, без струн и с облупившимся лаком) на помойку, не вздумай придерживать шаг, не подбирай, не чини и уж тем более не ставь на корпусе инструмента остроумную, как ты посчитаешь, надпись: «Я есмь Дуб Святой». Так вот, дубина ты стоеросовая, если сейчас же не возьмешься за ум, злосчастную гитару наденут тебе на ту часть тела, где этот самый ум предположительно должен находиться! Не помню, в каком классе это было, в одиннадцатом или в десятом, но сломанная челюсть – это больно ОЧЕНЬ. Тем более не стоит надрывать свой сиплый голос под окнами девчонок: карьера известного рок-певца тебе явно не светит, твой «потолок» – это звание короля подъездных концертов.
Следующее. Если ты хочешь сохранить свои зубы в целости, на выпускном вечере не целуй Коростылёву! И Могилёву на всякий случай тоже, потому как уже не припомню, чей именно отец тогда подошёл прививать мне хорошие манеры и чувство самосохранения. Но, к моему глубочайшему сожалению, в проведении дипломатических переговоров он оказался слабоват – передние керамические зубы мне до сих пор об этом напоминают.
Также не стоит лезть на спор на балкон четвёртого этажа к учительнице математики с букетом ноготков, собранных в её же палисаднике, с театральным воплем: «Я без ума от вас!» Потому как скалолазание – это таки не твоё. Если бы не тот памятный перелом правой бедренной кости, возможно, тебя бы забрали в армию и сделали из тебя человека!
К слову, не напивайся на последнем звонке: одноклассники переживут отсутствие тебя в компании, а вот твой организм чрезмерное количество дешёвого портвейна – нет! И не надо краской писать над парадным входом в гимназию: «Счастливо оставаться, лохи!» – потому как с утра тебя поднимут и погонят закрашивать свои же художества. И вообще, не ходи на выпускной – я до сих пор не могу припомнить всех своих подвигов, но зато одноклассники при встрече мне регулярно о чём-то напоминают!
И да, когда тебе в голову придёт очередная «гениальная» мысль бросить в школьный унитаз дрожжей да побольше, гони эту самую мыслишку-искушение от себя поганой метлой. Я понимаю, что тебе не дают покоя лавры шестого подвига Геракла по очистке Авгиевых конюшен, но спешу заверить, в противном случае тебе представится уникальнейшая возможность его повторить.
Что ещё? Повзрослей уже, наконец, и не слушай советов своего «бывалого» старшего брата, вспомни хотя бы случай, как ты получил двойку за четверть по русскому языку в пятом классе, после того как он тебя просветил о том, что слово «богослов» – это не существительное, а сомнительное божество длинноухих и упрямых животных и пишется раздельно: «бог ослов». По похожей схеме ты окажешься в очень тёмном, дурно пахнущем месте ещё столько раз, что у меня не хватит бумаги перечислять!
Не обнимаю и не целую, что бы ты там себе ни напридумывал! Если бы мог, однозначно дал бы тебе, оболтусу, хорошего пендаля. Искренне желающий тебе увеличения серого вещества в черепной коробке, Серафим.
P.S. И положи мне немного еды в тот самый пресловутый нижний ящик бабкиного комода… Ну как «немного»… Короче, забей весь ящик сервелатом.
Твой единственный искренний друг. А как же иначе?
С. Покровский.
  1. 01. 2030 года.
Макс Филипов,
11-й класс, гимназия № 91, г. Уфа
Полу-
Полу-стеклянный в дыму менуэт
Ловит за окнами полу-поэт,
Пятками сидя на гладком полу,
Пишущий шаржи не зная кому.
В полузабытом засаленном дне
Я пребываю на полу-коне,
Вздыблены полу его стремена,
Молча ласкают корону у льна.
Полу-разгадан язык древних птиц –
Схож по тональности с музыкой спиц,
Всё это в полу, не до конца;
Полу-созданья ждут полу-отца.
Не в состоянье его заменить,
Даже не в полу, монахом лишь быть,
Словно свой крест, неся жизни секрет,
Полураскрытый полу-аскет.