-16 °С
Облачно
Все новости
Детская площадка
26 Декабря 2019, 18:11

№12.2019. Классный журнал. Л. Мусина, К. Николайченко, А. Кузьмина, В. Макунев, Г. Максимов

Мусина Лейсан 2 класс МОБУ НОШ д. Кучербаево Стерлитамакский район РБ Живи, березонька, живи! Николайченко Ксения 14 лет. г. Уфа Четверговая соль рассказ Арина Кузьмина Лицей № 93, 2 класс, г. Уфа Дочка – пушистые щечки Вильдан Макунев СОШ с. Зирган, 7 класс Мой любимый дедушка Геннадий Максимов Золотой орешник

Мусина Лейсан
2 класс
МОБУ НОШ д. Кучербаево
Стерлитамакский район РБ
Живи, березонька, живи!
На берегу тихой речушки моей, недалеко от леса, растет одинокая белоствольная березка. В деревне так и называют ее – «Яңғыҙ ҡайын», одинокая березка. Она такая тонкая – её почти не видно. Только когда ветерок подует, веточки зашевелит, тогда и заметишь.…
Как здесь появилась милая одинокая березка, никто не знает. Не раз и я задавала себе этот вопрос. Возможно, из лесу ветром принесло зрелых семян. Там ведь тоже растут березы, но они уже высокие, скрипучие. Или какой-нибудь одинокий человек, который приходил к речке, сидел на берегу и смотрел на воду, может, просто отдыхал, может, и страдал, – он и посадил маленькую березку. Приходил, ухаживал, поливал. Разговаривал с ней, успокаивался. Потом человек устроился в жизни или уехал и забыл про деревце…
А березка тем временем росла и росла. Её поливал холодный осенний дождь, хлестали зимние метели, покрывал пушистый снег. Березка еле-еле выглядывала на заснеженное поле, на тихий лес. Когда солнышко светило, ей становилось немножко веселее. Она ждала весны и хотела скорее вырасти большой, чтобы не было ей так страшно. И еще мечтала, чтобы кто-нибудь был рядом, хотя бы вредная колючка. Вдвоем было бы веселее, надежнее. Ан нет!
Но ничего, она как-нибудь проживет. Скоро на ее тоненьких ветвях появятся зеленые листочки, и она станет еще краше. Травы вырастут, цветы расцветут. К ним пчелы прилетят, возле нее разноцветные бабочки будут порхать. Земляничины поспеют, но у них жизнь короткая – прибегут ребятишки, быстро их соберут.
Нет, березка не одна. Недалеко от неё проходит узенькая тропинка. По ней люди ходят к речке. Иногда березка их боится. Вдруг поломают её, а жить-то хочется. Как не видеть утренний рассвет, вечерний закат, колосящееся пшеничное поле? Этот скрипучий, а иногда и тихий лес, ту же злую метель, пушистый белый снег, необъятное небо? Нет, она без них уже не может дышать, жить. Она хочет качаться на ласковом ветру и приносить птицам, людям, всем-всем-всем большую радость на этой земле!
Николайченко Ксения , 14 лет. г.Уфа
Четверговая соль
рассказ
История эта приключилась в самую середину пасхальной недели, в Чистый четверг. Мама отправила меня помогать бабушке, и я радостно поспешила к ней, ведь красить яйца, печь куличи и украшать комнату гораздо веселее, нежели нянчиться с младшей сестрёнкой и страдать от скуки.
День был ничем не примечателен: вначале мы убирались, потом готовили праздничные блюда. Затем я погрузилась в увлекательное чтение, дедушка принялся что-то мастерить, а бабушка ‒ шептаться о чем-то с «древними образчиками истории» (деда так шутливо называет старушек-соседок) на лавочке перед подъездом.
После вечерних новостей дед удалился отдыхать, бабушка шуршала чем-то на кухне, а я незаметно для себя задремала. Через какое-то время проснулась от резкого запаха гари и непонятных звуков, подозрительно похожих на выстрелы.
Подскочив на кровати и прихватив с полки увесистую бронзовую статуэтку в целях защиты, я понеслась на кухню, откуда, собственно, и доносился невероятный шум. И чуть было не врезалась в дедушку, который спешил в том же направлении в семейных трусах и в одном тапке, на ходу натягивая полосатые пижамные штаны. Задвинув меня за спину, он, – подобно герою, ныряющему в самую гущу битвы, – распахнул дверь, да так и замер.
Большая чугунная сковорода, которую я и двумя руками поднимала с трудом, горела и дымилась, а на ней что-то прыгало и трещало, издавая звуки, который я по ошибке приняла за рокот канонады. Вокруг скакала бабушка, причём неожиданно резво как для своего веса, так и возраста, исполняя какой-то шаманский танец занзибарского племени, посекундно осеняя всё широким размашистым крестом и надрывно восклицая:
– Свят, свят, свят!
Тут прихватка на ручке сковороды занялась пламенем, и хозяин дома, наконец, очнулся от ступора. С боевым выкриком: «Ты что творишь, мать?!», – он оттолкнул горе-хозяйку от плиты и вылил на огонь воду из рядом стоящего чайника. Комнату мгновенно заволокло густым паром и чёрным удушливым дымом.
Через полчаса, когда мы с дедом (бабушку отправили пить валерьянку), привели кухню в относительный порядок, все дружно сели за стол переговоров или, в нашем случае, допросов.
Как выяснилось, бабушка наслушалась советов от бывалых соседок («маразматичек старых» – по глубокому убеждению деда), которые ежегодно изгоняют свои многочисленные хвори и нечистую силу с помощью «четверговой» соли.
– А днём вашу чертову соль пожарить было не судьба? – вполне резонно раздраконился дедушка.
На что последовало возмущенное: «Так в том-то вся сила и заключается, чтоб непременно в полночь, да жарить непременно три часа, да ложкой деревянной всё помешивать по часовой стрелке и молитовкой всё освятить непременно!»
Просто удивительно, как женщины в Средневековье умудрялись не спалить при выполнении этого сомнительного ритуала всю деревню?
Несмотря на все бабкины оправдания и причитания, дед решительно ударил ладонью по столу:
– Всё! С этого дня накладываю вето на все суеверия в моём доме!
На этой эпичной ноте все разошлись спать. Но мне вдруг приспичило попить воды, и я застала отцову родительницу, которая, предварительно соскребя со сковороды подгоревшее содержимое, сосредоточенно толкла его в деревянной ступке, при этом воровато оглядываясь.
Мда… Говорят, что горбатого могила исправит, но похоже в вопросах переубеждения моей бабулечки бессильна и сама смерть с гранатомётом!
На следующее утро дед старательно делал вид, что не замечает того, как его благоверная сдабривает всю пищу пресловутой чернильно-чёрной солью. Но аппетит у него почему-то пропал.
Примерно через месяц, когда даже дед перестал подтрунивать над своей дражайшей половинкой по поводу «четверговой» соли, я с удивлением обнаружила в кармане куртки какой-то маленький полотняной мешочек. Вытащила, понюхала. Пахнет гарью.
Ну, ясно. Опять бабушка. Небось от сглаза и порчи меня защищает. Хотела было выбросить, да раздумала. А вдруг?! Да и экзамены скоро! Авось поможет…
Арина Кузьмина
Лицей № 93, 2 класс, г.Уфа
Дочка – пушистые щечки
Младшей я в семье была,
Старшей стать мечтала.
С просьбой братика купить
К маме приставала.
И родители однажды
Принесли комочек.
Но не братика – сестренку,
Нашу третью дочку.
Дочка не похожа
На семейство наше.
Стала нам роднёю,
Чудо из кошачьих.
Хвост трубой, спина в полоску,
Изумруды-глазки.
Мягко поступью шагает,
Как лиса из сказки.
Мне теперь с такой сестрой,
Точно не соскучиться!
Она умной оказалась,
Всему быстро учиться.
Мы уже играем в прятки,
в догонялки, в мячик…
Перед сном чешу за ушком,
А в ответ, мурчание -
Песня колыбельная
За мои старания.
Вильдан Макунев
СОШ с. Зирган, 7-ой класс
Мой любимый дедушка
Мой любимый дедушка
Дедушка Мороз.
Он всегда под елку
Подарки мне кладет.
На Новый Год письмо я
Всегда ему пишу,
А в Новогодний вечер
Я к елочке спешу.
А там всегда подарок
Припрятан для меня,
Я очень рад подаркам,
Но больше всех родня.
Геннадий Максимов
Золотой орешник
Жили-были в одном селении простые хлеборобы. Сеяли злаки, разводили домашний скот и растили детей. Строго жили по народному календарю, соблюдали поверья и приметы, отмечали народные праздники. Дружны были люди во всем – работали вместе до устали и веселились до упаду. Летом девки с парнями по вечерам хороводы водили, а в долгие зимние вечера все вместе пряжу пряли, вязали носки и свитера. Старейшины на станках ткали льняное полотно, изготавливали валенки.
Шли годы, люди работали, молодежь мужала, игрались свадьбы и продолжались семейные традиции. Сила и достаток семьи прирастала парнями – у кого больше сыновей, те и жили богаче. В одно прекрасное время в селе появилась очень богатая семья – в ней родилась дюжина мальчиков. Вскоре они выросли, возмужали и завели свои семьи, которые жили все вместе одной большой семьей во главе с дедом и бабкой. Вскоре появилось второе поколение – внуки.
Большая семья настолько окрепла, что в год неурожая появилась возможность бедным селянам давать в долг пшеницу, особенно семена для посева. Бедные семьи, где было мало работников, не всегда могли вовремя вернуть долг, поэтому им приходилось отрабатывать на поле богатой семьи или отдавать свои земельные наделы. Вскоре богачи завладели всей землей и стали помещиками, на которых работали все селяне. И чем больше богател помещик, тем более скупым и жадным он становился.
Однажды в самой бедной семье случилась беда. Умерли один за другим родители Ивана, а у него жена родила сыночка. Молодая семья еще не успела окрепнуть, пришлось Ивану батрачить на богача и зимой и летом. Как-то вздумалось барину в разгар уборочной поры полакомиться лесными орехами. Пришлось Ивану запрячь хозяйскую лошадь и поехать с ним в барский лес. До самой полуночи собирал Иван орехи, набрал полную телегу. У барских ворот Иван хотел набрать немного орехов для своей жены, но скупой барин не разрешил, сказал: «Это мой лес, мой орешник, а ты мой работник, еще не отдавший прошлогодний долг. Не заслужил. Будь благодарен, что не посадил тебя в «долговую яму»».
Понурив голову, пришел Иван домой. Похлебали с женой пустые щи и легли спать на голодный желудок. Утром следующего дня проснулись Иван с Марьей от переполоха. У барского двора собрались все селяне и смотрели на буйство помещика. У его ворот за ночь выросло огромное дерево лещины с поспевшими орехами. Чудо. Вершина его была выше печной трубы, а листва полностью закрывала ворота, в которые ни пройти, ни проехать. Барин от радости хотел собрать волшебные орехи, но они не обрывались, а ветки орешника хлыстали его по рукам и лицу. Чем активнее барин пытался сорвать орехи, тем сильнее и больнее хлыстали ветки. Барин вошел в ярость и попытался сломать самую большую ветку. Но не тут, то было.
Ветка поднялась высоко к небу, а барин сорвался и больно шлепнулся о землю. Злоба вскипела до предела. Барин велел подать ему топор, чтобы срубить орешник. В это время Иван подошел к толпе и орешник, к всеобщему удивлению, поклонился ему и скинул один большой орех, но не простой, а золотой. Его сияние на зависть барину ослепило всех селян.
Взмахнул барин от злобы топором под самый корень орешника, а топор отскочил и обухом ударил его по лбу. Да так сильно, что он скончался на месте. Был барин и вмиг его не стало. А орешник тут же сбросил все орехи. Получилась целая гора лесных орехов. Иван угостил своих селян, а потом собрал целый воз и продал его на базаре. Отвез второй и третий возок, а гора орехов все не убывала. Иван на вырученные деньги построил большую светлицу, баню и скотный двор. Обзавелся скотиной и разной птицей, купил пару гнедых лошадей. Одел и обул семью, купил жене наряды. А гора орехов не убывала, как была на уровне барских ворот, так и оставалась такой. Тогда Иван с Марьей решили сделать доброе дело для всех селян. Они нагружали орехами телеги до тех пор, пока не обновили все крестьянские дворы. И снова селяне зажили дружно и весело. Ореховая гора к тому времени иссякла, но орешник продолжал ежегодно одаривать семью Ивана лесными дарами. Барской семье пришлось самой зарабатывать на хлеб и, глядя на недоступный орешник у своих ворот, завидовать Ивану и поминать недобрым словом злой дух, когда-то вселившийся в душу их родича.
Вот и сказке конец. Кто слушал и понял, что добро всегда победит, тот молодец.