-18 °С
Облачно
Все новости
Детская площадка
1 Февраля 2019, 19:20

№01.2019. Классный журнал

Вильдан Макунев. Дед Мороз. Золотая рыбка. СтихотворенияЛейсан Юмагужина.Поднять глаза. РассказРавиль Муратшин. СтихотворениеАлина Насретдинова. Сто ударов в минуту. Рассказ

Макунев Вильдан,
5-й класс Зирганской СОШ Мелеузовского района
Дед Мороз
Здравствуй, дедушка Мороз.
Мне подарок ты принес.
Ты устал, присядь на стул,
Я стишок тебе прочту.
Золотая рыбка
Рыбка по морю плывет,
Хвостиком виляя,
И подарки раздает
Рыбка золотая.
Рыбка чудной красоты
Живет на планете,
Чтоб исполнились мечты
Всех детей на свете.
Лейсан Юмагужина
10-й класс, с. Инзер Белорецкого района РБ
Поднять глаза
Где-то в груди, вместо цветущего сада светлых чувств, разрастается тянущая боль, с каждым днем поглощающая все больше и больше. Кажется, будто совсем скоро она доберется и до головы, тогда со здравым смыслом можно будет попрощаться. Эллина могла бы прекратить все, заставить себя саму вернуться к прежней версии своего собственного «Я», но ей это не нужно. Она собирается пережить все в одиночку, чтобы, когда этот трудный период кончится, можно было со спокойной душой взглянуть в зеркало и сказать отражению, что все прошло хорошо.
Мысли путаются, сплетаются между собой и никак не собираются приходить в норму. Похоже, держаться волком – не самый лучший вариант, особенно в трудные моменты, когда внутри ураган сомнений и страха сметает все хорошее. Очередная плохая оценка, нагоняй от матери за нежелание учиться и вести себя должным образом – это бьет сильнее, чем когда-либо. Нервы словно обнажаются. Наверное, так и до достижения предела недалеко. Только вот устраивать скандалы Эллина не намерена, ей хватает и того, что она может поплакать в подушку.
Но, тем не менее, с каждым днем детские мечты о работе на любимом месте, крошатся. На их место приходят беспокойные мысли, будящие среди ночи.
Девушке остается только благодарить грозу в ночи, ведь она заглушает ее рыдания.
Никто ее страданий не видит, потому что она сама прячет их, боясь, что за свободу чувств придется понести наказание, и не одно.
Поэтому остается только мучительно медленно рассыпаться внутри самой себя, засыхать, подобно дереву.
Любые неприятности холодной водой бьются о сердце, а потом ледяной коркой его же и покрывают. Вместо обиды на все вокруг, приходит безразличность, а это еще хуже. Огонек в глазах больше не загорается. Пустота внутри ничем не заполнена, и не получается различать полутона жизни, которую все вокруг почему-то расхваливают.
Глаза, в которых мир теперь серый, к небу подняться не могут. Поэтому-то девушка и ходит, глядя лишь себе под ноги. Небольшие радостные случаи остаются ею незамеченными, зато печаль удваивается. Все в жизни теряет смысл. Что говорить, теперь она сама, похоже, стала бессмысленной.
Ровно до тех пор, пока, как обычно игнорируя все вокруг, не столкнулась с незнакомкой на улице. Отлетев на мокрую, после дождя, траву, Эллина сморщилась. Чувство не из приятных. Да еще брюки, должно быть испачкала, а за это мать точно отругает.
Незнакомка же вовсе не выглядела печальной; наоборот, лучезарно улыбнулась и помогла Эллине подняться. Ее взгляд коснулся голубого неба и она как будто засветилась изнутри еще ярче. Незнакомка быстро извинилась и пошла дальше, все такая же радостная, будто ничего и не случилось. Эллине такое странным не показалось, мало ли какие у людей бывают причуды. И все же, она рискнула поднять взгляд на небо, ведь та девушка глядела на него едва не влюбленными глазами.
Резко усилился ветер. Эллина зябко спрятала руки в карманы куртки. Противный ветер проходил насквозь, по крайней мере, именно так и казалось сейчас. Ситуацию на улице спасало только небо.
Небо…
Эллина лишь сейчас осознала, как редко она обращала на него внимания. Оно походило на полотно, которое какой-то умелец превратил в произведение искусства.
Ей следовала идти домой, но ноги не слушались. Поэтому оставалось только наблюдать за небосводом и дарить ему восхищенные вздохи. Впервые за долгое время девушка на самом деле была увлечена чем-то, а не просто смотрела, не вникая в суть.
Настоящая красота, созданная природой, целиком поглощала.
На глаза навернулись слезы, но теперь не из-за грусти, как прежде. Это эмоции, которые девушка держала в себе на протяжении целой вечности, решили вырваться наружу, чтобы дать ей возможность посмотреть на мир через другой «объектив».
И вот, непроизвольная слеза бежит вниз по щеке, а облегченный выдох вырывается их легких вместе с облаком пара.
И как теперь не верить людям, что говорили о красоте, окружающей нас?
Похоже, только и надо было поднять глаза к небу.
Равиль Муратшин,
8-й класс ГБОУ Республиканский инженерный лицей-интернат, г.Уфа
* * *
Было ль мне тяжело, когда тихо шёл за тобою?
Губы кусая, брёл вслед за таинственной мглою.
Спотыкаясь, сурово шагал с болью в ногах,
С теми, кто тоже влюблен, в общих рядах.
Сердца тяжелый стук – я хочу от мечты отдохнуть!
Без тебя я – ничто, как боюсь я в слезах утонуть.
Ты не видишь средь лучших – меня.
А потом, оглянувшись, поймешь, что нужен был именно Я…
Алина Насретдинова
8 «В» МОБУ СОШ №6 им. М.А. Киняшова
г. Благовещенск
Сто ударов в минуту
– Эй-эй, Аня, постой-ка! – раздался насмешливый голос.
Высокий, звонкий и противный, он сопровождал её каждодневно, как будто бы упрекая и одновременно высмеивая перед всеми. Молчаливая Аня раз за разом принимала удары от Карины, слабо надеясь, что однажды это все само собой как-то закончится. Но Карина, черноглазая смуглая девочка и не задумывалась останавливать веселую игру. Аня училась в старшем классе элитной школы, где было даже углубленное изучение китайского языка, но, несмотря на это, девочка не могла связать и двух слов, глядя в глаза сопернице. Да что говорить, и не соперница она Карине, ведь Аня проиграла ей уже давно, еще в средних классах.
А все потому, что Аня для них была тем самым человеком, над которым можно было насмехаться и не получать ответа. У девочки было хрупкое телосложение, светлые жидкие волосы, большие серые глаза. Аня чувствовала себя опустошенной. Девочка не плакала, но и радоваться было нечему. Она ничем не интересовалась, а, приходя домой, брала старую книгу по биологии и даже не читала, просто вглядывалась в один и тот же абзац. Ни целей, ни мечты, жить ей было не для чего, одно лишь утешало – была поддержка отца, который, казалось ей, сможет сделать ее будущее счастливым.
– Как дела в школе? – спросил отец.
Он спрашивал это каждый раз, когда Аня возвращалась домой. И каждый раз она отвечала: «Как всегда». Но сегодня она почему-то не ответила.
– Ты так и не смогла завести друзей? Прошло уже полгода учебы, а ты позволяешь этим придуркам надсмехаться над собой, – возмущенно заметил отец, нервно листая газету и постукивая пальцами по деревянному столу.
– Да все нормально, пап, – тихо ответила Аня.
Похоже, что отца этот ответ не удовлетворил. После этого они не сказали друг другу ни слова и, как обычно, разошлись по комнатам. Аня без интереса делала домашнюю работу, а отец все говорил и говорил по телефону без умолку. Потом шуршал, считал что-то громко и вслух. Когда-то у девочки все же была мечта, чтоб утром ее папа и мама шутили, завтракая, провожали Аню в школу – но это было недостижимо. При разводе родителей она выбрала сторону отца. Он всегда был собран и сдержан, без изъяна, но со временем стал уделять все меньше внимания дочери, что очень ожидаемо от бизнесменов, ведь если хочешь, чтобы деньги у тебя водились, крутись как белка в колесе. Аня очень равнодушно относилась к этому, ведь давно привыкла, что внимание ей уделяет только Карина с подружками в школе, а отец всего лишь щедро одаривает ее подарками.
Утром Ане было тяжело открыть глаза, ведь она не находила причин, чтобы снова сделать это. Этот день был всего лишь очередным звеном в цепочке остальных серых дней. Но могла ли девочка надеяться на лучшее? Кто знает.
Прошел первый урок. Звонок оглушительно ревел, подростки высыпали в коридоры. Тихий и спокойный голос сзади сказал:
– Привет.
Аня искреннее поверила, что это не ей. Сейчас она обернется, и в лицо опять полетят глупые насмешки. Но голос повторил:
– Ну, повернись же, Ань!
Девушка испуганно повернулась. Перед ней стоял кто-то знакомый, только вот… вспомнить его она не могла и долго вглядывалась в черты лица, которые, возможно, когда-то знала, но которые успели забыться. Они смешались с тысячью лицами, которые она видела каждый день в течение многих лет, но которым не предавала значения.
– Я Данил, – улыбнулся парень. – Как дела?
– Как все… – по привычке начала девушка, но потом поняла, что знакомство нужно начинать по-другому. – Хорошо. А у тебя?
– Лучше всех, – с усмешкой ответил Данил. – Не хочешь зайти в столовую?
– У меня тут еда с собой, на самом деле, – робко ответила Аня.
Но в ответ парень пошел в столовую и поманил ее рукой. «Какая же слабохарактерная!» – упрекнула себя Аня и пошла вслед за Данилом. В столовой завязалась обычная непринужденная беседа, и пусть девушка была немногословна, ей все же удавалось поддерживать темы.
Мимо них с демонстративным видом прошагали Карина со свитой, свысока поглядели на Аню и недоуменно перевели взгляд на Данила. В момент у Ани все прояснилось. Ее новый друг ни кто иной, как парень Карины! Во время насмешек и розыгрышей он все время был рядом и смеялся. Но сейчас он так улыбается, глядя на нее, рассказывает шутки и истории! Видимо, он решил наладить отношения с ней. Может, так и издевательства наконец прекратятся?
Со звонком Данил сослался на важную контрольную и ушел. Аня осталась одна, но к ней тут же подошла девочка в милых круглых очках и широким ртом, за которым пряталось тридцать три белых зуба, как будто созданных для теплой улыбки. Аня вспомнила, что однажды видела ее в библиотеке, но не более.
– Ты не поможешь мне? – искренне спросила девочка, сделав как можно более уставший вид. – Библиотекарь попросила донести книги по биологии, а пацаны убежали и помогать не хотят.
– Я не унесу много, прости, – виновато ответила Аня, взглянув на свои тонкие руки.
– Не беда, их не так и много, – улыбнулась девочка. – Меня зовут Соня. Я видела, как ты разговаривала с моим одноклассником Данилом. Ты имей в виду, ему дружба ничего не стоит, по себе знаю.
Аня промолчала. Соня рассказывала ей какие-то истории, задавала вопросы, а Аня улыбалась и отвечала. Когда они разошлись по классам, девочка даже удивилась, что за один день с ней заговорило два человека. Она предавала этому действительно большое значение, особенно тому, что с ней познакомился Данил.
Потом наступила большая перемена, на которой ученикам разрешалось выходить на территорию двора. Ее подозвал к себе парень, но Аню за руку ухватила новая знакомая, Соня.
– Слушай, пойдем вон на ту скамейку? – дружелюбно сказала она, переводя взгляд на Данила.
– Да нет, я… я не могу, прости! – сказала Аня и дернула руку на себя. Соня в ответ покачала головой.
С Данилом они разговаривали на отвлеченные темы. Он угостил ее мороженым, похвалился новым айфоном. Все это время он был сух и немногословен, улыбался и шутил неискренне, но Аня не хотела это замечать. Соня же читала книжку под деревом, изредка поглядывая на них.
На следующий день Аня шла в школу улыбаясь, с расправленными плечами, с надеждой смотря на красивые распахнутые двери. С каждым часом она все сильнее уверяла себя, что она не пустышка, что в ней тоже есть что-то, что притягивает людей.
Но счастье длилось не долго. Она снова услышала:
– Эй, ты! Бесполезная дура! Иди сюда!
По привычке Аня проигнорировала реплику, очевидно, Карины, но не успела оглянуться, как ее схватили за руки и потащили за школу. Аня изо всех сил сопротивлялась, но руки и ноги не слушались. Она лишь визжала, но ее писк заглушал громкий хохот мерзких подружек, а двор, как назло, опустел, ведь пять минут назад прозвенел звонок. Прислонив ее к стенке и тесно окружив, девочки, глядя на Аню свысока, ухмылялись. Девочка лишь хлопала большими испуганными глазами, надеясь на то, что ее кто-нибудь найдет и поможет. Но на улице было пусто как никогда. И Данила тоже рядом не оказалось.
Немая сцена длилась не больше нескольких секунд, пока Карина не вынула из кармана куртки канцелярский нож. Аня была в ступоре. Что делать, она не знала. Позвать на помощь? Но ее не услышат. Защищаться? Она слишком слаба. Ей оставалось лишь подчиниться. Сердце билось медленно и глухо, тщательно отбивая нечеткий ритм. Ане казалось, что все вокруг сейчас замедлилось, приостановилось и только ее сердце, эти редкие удары существовали во всей вселенной. В реальность ее вернула Карина:
– Чего застыла? Знаешь, зачем мы здесь с тобой?
Аня молчала. Сердце билось все медленнее, а слова отдавались в голове эхом.
– Ну же, не притворяйся! – засмеялась обидчица, поднеся кончик ножика прямо к шее Ани. – Что ты делала с Данилом? И вообще, кто давал тебе право быть счастливой?
В голове Ани была тишина. Кончик ножика легко впился в ее тонкую кожу, но ей было все равно.
– Разве ты не знаешь, благодаря кому Данил познакомился с тобой? Твой папочка заплатил ему приличную сумму, чтобы он развлекал тебя! – расхохоталась одна из подружек Карины.
– Нет… это неправда! – Аня закрыла уши руками. И пусть это, скорее всего, было правдой, ей не хотелось верить.
Они выкрикивали ей «пустышка» раз за разом, громко смеялись, даже царапнули ножом по руке. Но, к удивлению Ани, она вообще ничего не чувствовала. Только стук сердца. Все медленнее и глубже. В глазах темнело. Ноги подкосились, закружилась голова, и девочка мягко опустилась на землю под недоуменные вопросы Карины. Она услышала, как те убежали и спокойно закрыла глаза.
– Да вот она, говорю же!
– О боже!
– Скорую скорее!
Когда Аня наконец открыла глаза, она не смогла произнести ни слова. Она не чувствовала ни рук, ни ног. Рядом на тумбочке лежала вазочка с зефиром, на которых была записка с чьим-то именем, «Соня», кажется, а из окна доносилось пение птиц. Девочка просто смотрела на все вокруг, как всегда, широко распахнув глаза, так, как умела только она. Тут в дверь вбежал ее отец.
– Ты слышишь меня?
Но Аня молчала. Что-то случилось с ней. Она окончательно убедилась, что нельзя доверять людям. Никому нельзя. Данилу, который продался. Отцу, который купил дружбу для дочери. Даже Карина была лучше их, ведь ее ненависть была искренней…
– Папа, – наконец сказала Аня, – что случилось?
– Тебе нельзя волноваться, – сказал отец, – врачи поставили диагноз – порок сердца. Но ты сильная и справишься.
– К вам посетители, – отчеканила медсестра, заглянув в палату.
В дверь бодрой походкой ворвалась Соня.
– Анька, привет! Ты… ты напугала меня! Соня сбивчиво заговорила, когда Анин отец вышел. – У тебя глазищи были такие, да и вообще… – Я так испугалась, когда Карина забежала в класс, на ней лица не было, ну я и стала ее допрашивать. Вижу – краснеет, бледнеет, мямлит что-то под нос. Она сказала, что ты за школой, я увидела тебя, потом сразу за учителями. Видела бы ты Карину! Ее и родителей вызывали в детскую комнату полиции. Теперь у нее будут большие неприятности.
Аня слушала и пристально смотрела на нее. Неужели все, что она сказала – правда? Похоже, не все в ее жизни так уж плохо, справедливость есть. И все-таки… о многом она жалела в этот миг.
– Не беспокойся, – мягко улыбнулась Аня. – Не стоит. Я больше не отступлю. Я бросаю вызов – Карине, Данилу, тебе, папе, но прежде всего – себе. Я должна стать сильнее и буду. Второго шанса не будет!
Ее сердце тихо и ровно стучало в ответ.