+23 °С
Дождь
Все новости
Юмор
9 Октября 2018, 18:21

№09.2018. Горюхин Юрий. Литературные хроники города Уфы, или Стенограмма одного заседания

Горюхин Юрий Александрович родился 28 февраля 1966 года в городе Уфе. Поступил в Уфимский авиационный институт им. Серго Орджоникидзе в 1983 году. Окончил Московский технологический институт в 1990 году. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького в 2000 году (семинар Николая Семеновича Евдокимова). Работал инженером-программистом, инженером-метрологом, редактором отдела прозы журнала «Бельские просторы», спецкором, потом заместителем редактора отдела в «Учительской газете» (Москва), ответственным секретарем в журнале «Бельские просторы». С 2007 по настоящее время – главный редактор журнала «Бельские просторы». Член Союза писателей России с 1999 года. Член правления Союза писателей РБ. Член бюро Исполкома Собора русских Башкортостана. Член редколлегии журнала «Молоко» (Москва). Начало литературной деятельности – 1998 год, повесть «Крайний подъезд справа», журнал «Соло», Москва, 1998 год. Финалист Национальной литературной премии Ивана Петровича Белкина (лучшая повесть года, 2002). Финалист премии имени Юрия Казакова (лучший рассказ года, 2003, 2005). Лауреат литературной премии имени Степана Злобина (2009). Шорт-лист Всероссийской литературной премии имени Бажова (2012). Шорт-лист Международного литературного Чеховского конкурса «Краткость – сестра таланта»(2013). Во второй половине тёплого майского дня в журнал «Заливные луга» пришла весть: в Уфе появился прозаик! Девушка двадцати пяти лет! Возможно, красавица! Главред с отсеком бросили неотложные дела и помчались через весь город на заседание литкружка «Смелый башмачник» смотреть юную и многообещающую девушку-прозаика. Девушки-прозаика на заседании не оказалось, потому что, как выяснилось, проживала она в далёком Нижнем Новгороде. Но зато посреди комнаты стояла тренога с маленькой видеокамерой, а по рядам передавался размноженный рассказ девушки-прозаика «Карлсон».

Юрий Горюхин
Всем литкружкам планеты Земля посвящается
Литературные хроники города Уфы, или Стенограмма одного заседания
(Совпадение типажей и реплик с реальными типажами и репликами – абсолютно случайно)
Во второй половине тёплого майского дня в журнал «Заливные луга» пришла весть: в Уфе появился прозаик! Девушка двадцати пяти лет! Возможно, красавица! Главред с отсеком бросили неотложные дела и помчались через весь город на заседание литкружка «Смелый башмачник» смотреть юную и многообещающую девушку-прозаика.
Девушки-прозаика на заседании не оказалось, потому что, как выяснилось, проживала она в далёком Нижнем Новгороде. Но зато посреди комнаты стояла тренога с маленькой видеокамерой, а по рядам передавался размноженный рассказ девушки-прозаика «Карлсон».
Приятный во всех отношениях председатель «Смелого башмачника» был свеж, был радушен, был весел и был в желтых шортах на босу ногу. Он сказал, что девушку-прозаика никогда не видел и слышать о ней не слыхивал, но сегодня её обсудят, запишут выступления на видеокамеру и отошлют ей видеоматериал наложенным платежом. На резонный вопрос: «А для чего?» –ответил: «А чтобы связи по всей стране налаживать!» А верный друг председателя и его заместитель по организационным вопросам, очень симпатичный человек в красном, добавил: «Чтобы «Смелый башмачник», словно спрут, щупальцами весь мир охватил».
Цели были заявлены благородные, поэтому тут же стали обсуждать рассказ и все реплики записывать на электронный носитель.
Замечательный человек в светлых брюках сказал, что в рассказе «Карлсон» молодые девушки курят табачные изделия, пьют алкогольные напитки, занимаются сексом с особями мужского пола, поэтому – это литературная мерзость.
Прекрасный человек в тёмном очень тщательно разобрал несколько предложений: «Эту синекдоху можно убрать, а сюда добавить гиперболу, а отсюда убрать оксюморон, а вон туда добавить метонимию, а в следующем абзаце обязательно поменять анафору на эпифору!».
Превосходный человек в бежевых брюках поведал, каким замечательным учёным был Алексеев, именем которого назван Нижегородский технический университет. Алексеев изобрёл знаменитые экранолёты, а девушка-прозаик, окончившая университет имени Алексеева, написала рассказ – очень хорошо, что написала, жаль, что не про экранолёты!
Очаровательная девушка объявила, что ей понравилось то, что всем не понравилось и не понравилось, то, что всем понравилось.
Не человек, а загляденье в белом трико был разочарован: «Это и не чёрный юмор, и не назидательный рассказ о социальном расслоении общества! Как-то вот и не туда, и не сюда!»
Умопомрачительная девушка была умопомрачительна: «Когда двадцать пять лет назад мне было двадцать пять лет, я была растворена в своей гендерности, страсть во мне сублимировалась в энергетическую экзистенцию, которой требовалась всепоглощающая субстанция. Если я находилась в замкнутом пространстве, то кружила по этому пространству, а когда вырывалась в экстравертность, то кружила там, никого, к сожалению, не находила, возвращалась домой и падала без сил. А здесь в рассказе что? Здесь попытка замены многогранного феминистского мира на убогую плоскость мужского либидо, меж тем, мир четырёхмерен, и четвёртое измерение – это время, которое то сжимается, то разжимается, то сжимается, то разжимается…»
«Пиши, умопомрачительная девушка, не надо говорить, пиши! – воскликнул отсек «Заливных лугов», – пиши и неси к нам в журнал!»
Главред «Заливных лугов» побледнел и вытер платочком проступивший на лбу холодный пот.
Очень симпатичный человек в красном взял слово и тут же его всем отдал: «Это же невозможно! У неё написано, что Ленин вдруг исчез из мавзолея! Чем вам мавзолей помешал?! Да знаете ли вы, сколько в Москве на кладбищах маленьких мавзолеев – их миллионы! Кругом саркофаги, склепы, а им мавзолей помешал! Ленин у неё исчез, улетел, как Карлсон! Почему главным редакторам, тут сидящим, понравился рассказ про Карлсона?! Они считают, что это их дело? Пусть себе считают! Это гадкий рассказ про женщину, которая мстит мужчине! Ну разве можно мужчине мстить?! Дрянь рассказ!»
Приятный во всех отношениях председатель подвёл итоги: «У совершенно незнакомой нам девушки такая проза, которая никакая, она про офисный планктон, который ну никакой, и это не проза, а журналистика, которая тоже никакая, и очень замечательно, что мы её обсудили, а когда девушка-прозаик приедет к нам осенью, мы её еще раз обсудим, потом, может быть, ещё и ещё! Лишь бы приехала!»
Дебаты закончились, но вечер был ещё в самом разгаре! Распаренные и обезвоженные ораторы вышли с заседания «Смелого башмачника» на улицу и решили утолить жажду, но не в пошлых барах и кафешках, а в скверике напротив местного ГУВД. Очень симпатичный человек в красном всех уверил, что если пить пиво из бутылок, спрятанных по-американски в чёрные пакеты, то никакая милиция их не заберёт. И оказался совершенно прав! Омоновцы даже не стали бить литераторов, всего лишь заставили вернуть скамейки на место и выгнали из скверика. Но «смелые башмачники» не пали духом, потому что очень симпатичный человек в красном знал, где поблизости находится превосходная детская площадка. Оказалось, совсем недалеко от местного ГУВД. Наверное, поэтому вызванные жителями милиционеры выгнали «смелых башмачников» из песочницы почти сразу, но опять был прав очень симпатичный человек в красном – никого не арестовали, потому что пиво было в чёрных непроницаемых пакетах – как у американцев!
Молча возвращались в редакцию «Заливных лугов» отсек с главредом. Тёплый майский ветер гонял по улице Ленина чёрные непроницаемые пакеты. Где-то в облаках в неизвестном направлении летел Карлсон…