+15 °С
Облачно
Все новости
Синематограф
17 Июня , 12:19

№6.2022. Кристина Андрианова-Книга. Боевые киты родного кино. Выборка военно-исторических фильмов 2021–2022 годов

...летом по кинотеатрам пронесся резвый истерн «Красный призрак» сравнительно молодого режиссера Андрея Богатырева

№6.2022. Кристина Андрианова-Книга. Боевые киты родного кино. Выборка военно-исторических фильмов 2021–2022 годов
№6.2022. Кристина Андрианова-Книга. Боевые киты родного кино. Выборка военно-исторических фильмов 2021–2022 годов

Кристина Владимировна Андрианова-Книга – член Союза писателей России, Союза писателей Башкортостана, Союза журналистов России и Союза журналистов Башкортостана, кандидат филологических наук. Публиковалась в изданиях России, Казахстана, Германии, Турции. Автор трёх книг и соавтор тридцати литературных сборников и альманахов переводной поэзии. Лауреат и финалист ряда премий, конкурсов и фестивалей.

Кристина Андрианова-Книга

БОЕВЫЕ КИТЫ РОДНОГО КИНО

выборка военно-исторических фильмов 20212022 годов

 

Помимо космоса и спорта, у нас в кино и раньше была популярна военно-патриотическая тематика, но нынче полные метры о Великой Отечественной войне явно преобладают (особенно учитывая ситуацию с кинопрокатом в стране в свете глобальных событий). Так, например, летом по кинотеатрам пронесся резвый истерн «Красный призрак» сравнительно молодого режиссера Андрея Богатырева, послевоенные отголоски отчетливо слышны в футбольных «Одиннадцати молчаливых мужчинах» Алексея Пиманова (хотя там есть четкий посыл о мире) и даже в более поздних событиях, о которых рассказывает боксерский «Мистер Нокаут» сына Никиты Михалкова, Артема. А еще можно назвать полнометражку-сериал (в двух вариантах) «Учености плоды» Игоря Угольникова, не шибко распиаренного «Рядового Чээрина» и, наоборот, распиаренного «Летчика» Рената Давлетьярова (все три – 2021-й год)...

О некоторых относительно свежих картинах и поговорим. Начиная с военной мелодрамы о вере, надежде и любви от Веры Сторожевой «Мария. Спасти Москву», которая заново вышла на большие экраны после премьеры в середине декабря.

 

МОСКВУ СПАСЛИ, СЦЕНАРИЙ – НЕТ

 

Скажем с ходу две вещи. Первая – частная: Сторожева – режиссер неровный (пусть и приглянулась ее легкая комедия «Сдается дом со всеми неудобствами» – неудивительно, что по книге Маши Трауб). Вторая – общая: все эти внешне фронтовые истории «Спасти Ленинград», «Сталинград» и «Битва за Севастополь» свои громкие названия, как водится, не оправдывают и, естественно, в целом проигрывают советским шедеврам, создатели которых знали о той самой войне не понаслышке (у новых поделок может выигрывать только картинка, что для современного уровня технологий сверхъестественным не является). Так что чего-то невероятного от фильма с и без того невысоким рейтингом не ждала. Но было любопытно посмотреть (правда, в домашней обстановке) – так сказать, по долгу информационно-аналитической службы.

Опуская вводные подробности (синопсис и трейлер в помощь), мелкие ляпы вроде решетки 80-х годов в окне или современной газовой трубы на дальнем фоне, а также некоторые странные фразы («Это русский. Мертвый», – говорит немец, когда вся группа гналась-таки за русским бойцом), отмечу, что для меня проблема восприятия была совсем не в посыле «икона, а не люди спасла Москву», который и вызвал несогласие у части аудитории. Убеждена, что додумывать-предлагать такое противопоставление, мягко говоря, некорректно, так как верой (в чудо, искусство, любовь, мечту, справедливость – нужное подчеркнуть) человек спасается всегда – это устройство психики, и, как хотите, так с этим, фомы наши, и живите. Так что одно с другим вполне сосуществует (точнее, одного без другого даже не бывает), и это, если угодно, «коллективная молитва» – народная (дело, подвиг) и небесная (слово и мысль; для верующих – заступничество свыше). Меня же – при всем гуманитарном складе – скорее покоробили сюжетные ходы. Если можно еще было закрыть глаза на эпизод, в котором пленному почему-то в голову стукнуло внезапно бежать к забору, когда на удачный побег не было никаких шансов (эм... увидеть другого русского за забором и умереть?), или не дивиться моменту истерики и молитвы Маши Петровой с иконой в руках перед мужиком с оружием, то финальные линии режиссер рационально свести в одну не смогла от слова совсем. Логика окончательно ломается с момента встречи Петровой с Минаевым (они знакомы) и его приказа... расстрелять ее вместе с батюшкой Владимиром (то, что это батюшка, знаем мы с вами, а вот командиру надо бы обоих хотя бы допросить). Но нет, зачем их оставлять на позиции? Сейчас фрицы придут и всех перебьют (правда, никто из героев об этом не знает), а так, ближе к лесу, эти двое в живых останутся. Ой, извините, не двое: на кой-то ляд им нужно назад вернуться – опять-таки, чтобы последний из умирающих солдат застрелил батюшку в спину...

В общем, как сейчас говорят, слили человека (то бишь персонаж).

Но Мария (имя по задумке говорящее) сына Минаева по имени Вовка усыновляет. Ну, вы поняли. Знак.

Еще более странным кажется то, что наша Маша преспокойно проходит линию фронта – то есть возвращается с выполненным заданием – Тихвинской иконой, счастливо минуя советские противотанковые ежи и посты, где на нее непременно должны были обратить внимание. Хотя о чем это я? Здравомыслие поплыло еще сами знаете когда. И объяснить этот «проскок» между войсками действительно можно разве что чудом. Но в кино, претендующем на военные реалии, это объяснение до обидного наивно.

Правда, чересчур приторным символизмом картина все-таки не нашпигована, и хотя бы поэтому ярую «антицерковную» зрительскую критику стопроцентно заслуженной считать нельзя. Нам показана святая XX века  – Матрона Московская и пара легенд о Сталине (его встреча с Матронушкой и не отъезд из Москвы), и говорить об этом или нет – дело художника, каждый зритель верит в то, во что верить хочет. В этой ленте нет ни православной агитации, ни какой-то подтекстовой хулы (примечательно, что РПЦ в спонсорах фильма не значится). А есть не совсем удачная попытка показать некий катарсис молодой женщины, отрекшейся от корней и спрятавшейся под маску холодной чекистки с вечной папиросой, но вернувшейся к себе по воле судьбы или Бога (кому что ближе в кинозале). Так что религиозно-идеологическая критика фильма – обыкновенная «подмена ошибки»: проблема в сценарии, а порой и в прописке диалогов. А это беда, характерная для многих наших киноопусов, вне зависимости от жанров и культурных посылов.

Подтверждением тому – новая лента бессменного ведущего «Человека и закона» (и по совместительству режиссера «Крыма» 2017 года). Кстати, в спортивной драме Алексея Викторовича (скорее, мелодраме, но об этом позже) 2022 года аж четыре актера из «крымского» ансамбля – Курцын, Лапова, Трубинер, Крайнов.

 

ОДИННАДЦАТЬ ДРУЗЕЙ ПИМАНОВА

 

Официальные рецензии на «Одиннадцать молчаливых мужчин» в плане острой критики с историей «особо не связывались» – самые смелые, так сказать, проходили по краешку, а хитрые – отписывались... мнениями зрителей (смотри, например, «АиФ»). На общем фоне отличилась одна кузбасская газета – что, на самом деле, регионально предсказуемо: периферия часто менее зажата в тиски столичного восприятия или бесконечных связок «автор-критик». Да и сибирский характер часто отличается вольнодумием. Уфимский взгляд в чем-то схож, но вкратце есть нюансы.

Красивая картинка (лондонская осень в золоте листвы, московский снежок, Ла-Манш, футбол в тумане и прочее). Операторы, костюмеры, гримеры (возможно, были специалисты-реконструкторы) класс, конечно, показали. Однако постепенно красота приедается, не одухотворяя историю, а скорее только контрастируя с ее сценарными пробоинами. Атмосфера сама по себе не отечественная, и это можно было бы списать на съемки об истории в Британии, но не покидает чувство, что кино ставит целью показать историю любви людей на фоне любви к своей стране. А это не очень совпадает с ожиданиями зрителя, который еще по трейлеру начинает путаться в жанре. Вдобавок постепенно раздражает джазовый саундтрек с Миллером – и пусть Наргиз на титрах пела на разрыв: ее композиция «выпадает», потому как именно патриотично-ностальгическая, а не романтичная, согласно расставленным акцентам.

Да, хвалят создателей за интересный монтаж при вполне себе мелодраматическом, честно сказать, сериальном сценарии. Особенно досадно, что в ленте лейтмотив не конкретно сама серия ярких матчей, а псевдоромантическое «мыло» и капиталистические недоганстеры. При таком раскладе и монтаж кажется не столько бравый, сколько рвано-недосказывающий. К чему мелкие флэшбеки из детства Боброва, если роли особой они не несут? Почему постоянно кажется, что развитие киношно-выдуманных отношений между футболистом и англо-русской журналисткой (кстати, напоминающей чем-то Канделаки) слишком нелогично-стремительно, особенно при эмоциональной скупости мужчины (женский расчет-то мы знаем заранее)? Где вообще тот художественный штрих, что дает нам понять момент, когда расчет перерождается в любовь? Почему речь о брате в раздевалке команды зрительно воспринимается как шаблонный прием давления на жалость? Почему антигерой Чернышова разговаривает избитыми фразами «о строптивых русских»? Вопросов уйма, ответ один – логически-сценарные недоработки. Как будто некому было в команде что-то подсказать друг другу, сделать интересные, нетривиальные финты.

Из приятного: помимо услады для глаз, радует актерский состав без зазвездившихся гламурных дам и господ. Дураку понятно, что на таких сюжетах всевозможные бывшие КВНщики отдыхают. При этом надо отдать должное разнообразию и общей проработке женских персонажей (здесь есть фактурное и интригующее). По мужчинам же, на мой «гендерный» взгляд, практически все по типажу отобраны в одну мини-массовку, из которой более-менее выбиваются только герои Запорожского и Курцына. Но здесь шибко спорить не будем – возможно, вкусовщина. Сама игра довольно сносная.

По итогу же зрителя не покидает чувство, что ему словно предлагают додумать, поверить в то, что было не раскрыто, а непосредственно спорт смещают на второй или даже третий план, отдавая сюжет в руки межполовых сантиментов (аж три с хвостом любовные линии, куда там большому футболу!) и каким-то нелепым тотализаторам.

И так и остается в голове не что-то героическое от фильма, посвященного поколению победителей, а почему-то диалог под занавес:

– Кто вы?

– Да атташе я... по культуре.

Что ж, «по культуре» у нас очередной хороший кадр в стиле «сталинградского» Бондарчука-младшего, но не совсем родная нашему духу суть.

Зато в редкий для отечественного кинематографа жанр истерна прокрадывается лучик надежды – динамично-былинный «Красный призрак».

 

ЗАГАДКА-БОГАТЫРЬ БОГАТЫРЕВА

 

Широкий прокат зрелищной истории из разряда «бой местного значения» (в данном случае – в районе Вязьмы) переносился несколько раз и наконец объявил себя публике почти в День России – 10 июня прошлого года (интересно, что вышел на телеэкраны 24 февраля года нынешнего). И если по информационной повестке казалось, что это проходная военная погремушка, то сама лента буквально с первых минут начала погружение зрителя в ритмику авторского повествования, в котором есть и скорость, и разные типажи (но это тем не менее не дает смешивать Добро и Зло), и якобы – только якобы – налет «военно-магического реализма» (вспомним здесь «Белого тигра» Шахназарова, у которого мистика была, а вот с темпом не сложилось). Здесь же, к разочарованию любителей, никакой настоящей чертовщины нет – есть только страх в головах немецких карателей, посеянный легендами о бессмертном Красном Призраке. И, как следует полагать по финалу, образ это собирательный. Снайпер, бьющий без промаха, – своеобразный символ возмездия, этакий русский мужик и дух лесной одновременно, вершащий свой, но справедливый суд. Возможно, даже нечто подсознательное, что говорит врагу о нарушении заповедей и непременной расплате...

Впрочем, мы увлеклись высоким слогом. Говоря более простым киноязыком, на деле зритель имеет героя-одиночку, в чем-то северного Зорро (правда, без любовной линии), который тем не менее скорее помогает группе бойцов (вот она – наша соборность), чем перетягивает одеяло на себя в стиле каких-нибудь Сталлоне или Уиллиса. К типажам и энергичному действию прибавляется атмосферный саундтрек Сергея Соловьева, щепотка смешных моментов и даже сантименты (в группе – беременная партизанка). Единственное, что, пожалуй, смущает во всей этой лихо закрученной истории, – наличие «впечатлительных немецких очкариков» – образа «хорошего» юного немца, созданного когда-то Михалковым в своих предстояниях-цитаделях. Здесь он особенно легко читается в голубоглазом Гюнтере, который по всему жалеет беременную и вообще не хочет в нее стрелять. Но таки выстрелил бы – если бы не попали в него.

В целом же, если отбросить этот «гуманистический» нюанс, на выходе получаем более-менее разработанный сценарий с зеркальной композицией (правда, со странно частым для эпохи упоминанием Бога) и молчаливо-патриотичное «идти до конца» без пафосной клиповой картинки, злых особистов и влюбленных девочек с платочками. Что, кстати, несколько роднит «Призрака» с «Летчиком» Давлетьярова, вышедшим позже, в самом начале декабря 2021-го: там тоже свои «фоновые» безусые немцы (которые тоже, конечно, погибают), общий снежно-сельский антураж и отсутствие кровавых гэбистов. Однако из дурного в «Летчике» есть чрезмерный драматизм (решением которого авторы, увы, считают не ёмкие диалоги, а яркую визуалку), совершенно необязательное для сюжета лежание в постели (но хотя бы уходит эпоха явно лишних страстей в кадре – их там нет) и приличное количество военно-технических анахронизмов...

Впрочем, это уже другая история одного из трех китов отечественного кинематографа. Слава Богу, хотя бы без якобы достойных тевтонских рыцарей навроде тех, что в «Сталинграде», «Т-34» или «Девятаеве»: неприлично и очень даже подозрительно, что два последних крутили по одному из главных каналов 9 Мая, но при этом старые фильмы о войне в этом году в сетку вещания решили не ставить. Зато глядь – и у нас не по двустульному столичному тв, а на большом экране уже идут «1941. Крылья над Берлином» и «Первый Оскар», а к концу года символично обещают в прокате «Нюрнберг».

 

 

 

 

[1] Кристина Владимировна Андрианова-Книга – член Союза писателей и Союза журналистов Республики Башкортостан и России. Кандидат филологических наук. Стихи, публицистика и поэтические переводы напечатаны в СМИ России, Германии, Казахстана, Молдовы, Турции, Эстонии. Автор сборников «Интервью с мечтой» (2009), «Книга песен» (2017), «14: Уфимский дневник» (2018), «Пятьдесят пять историй одного толмача» (2021), соавтор 30 литературных сборников. Лауреат и финалист конкурсов и фестивалей (межрегиональная премия им. Н. Благова, золотая медаль и I место всероссийского конкурса СМИ «Патриот России – 2018», Гран-при фестиваля поэзии «Родники вдохновения – 2013» и др.). Стихи в ее переводе увидели свет в восьми книгах разных авторов (Уфа, Махачкала, Алматы). Работает тележурналистом и старшим преподавателем.

Автор:
Читайте нас в