-15 °С
Снег
Все новости
Синематограф
26 Декабря 2019, 17:48

№12.2019. Андрей Королёв. Суперигра со зрителем

Андрей Королёв родился в 1987 году в Уфе. Окончил филологический факультет БашГУ. Живет в Уфе, работает журналистом. Первый рассказ – «Как Сашка был Александром» – был опубликован в 2011 году в литературном альманахе Курского государственного университетаСуперигра со зрителемФильм Айнура Аскарова «Отряд «Таганок» пока еще не вышел на экраны: лишь накануне столетнего юбилея Мустая Карима, по чьей книге снят этот фильм, в кинотеатре «Родина» состоялся закрытый показ. В целом, он готов, но о прокате авторы «Отряда» все еще ничего не сообщают. Эта экранизация – хорошее дополнение к пока еще немногочисленной фильмографии регионального кинематографа хотя бы потому, что в этом фильме есть авторский взгляд, способный на интересный диалог с литературным первоисточником.

Андрей Королёв родился в 1987 году в Уфе. Окончил филологический факультет БашГУ. Живет в Уфе, работает журналистом. Первый рассказ – «Как Сашка был Александром» – был опубликован в 2011 году в литературном альманахе Курского государственного университета
Суперигра со зрителем
Фильм Айнура Аскарова «Отряд «Таганок» пока еще не вышел на экраны: лишь накануне столетнего юбилея Мустая Карима, по чьей книге снят этот фильм, в кинотеатре «Родина» состоялся закрытый показ. В целом, он готов, но о прокате авторы «Отряда» все еще ничего не сообщают. Эта экранизация – хорошее дополнение к пока еще немногочисленной фильмографии регионального кинематографа хотя бы потому, что в этом фильме есть авторский взгляд, способный на интересный диалог с литературным первоисточником.
Сценарий фильма во многом придерживается оригинальной повести: это история о четырех ребятах, живущих в башкирской деревеньке в послевоенное время. Однажды мальчишки Габдулла, Айдар и Вазир слышат легенду о высохшем озере на соседней горе Кирамет, которое из-за отсутствия рыбы якобы может стать причиной разрушения горы. Юные герои, воспитанные на историях о подвигах отцов на Великой Отечественной войне, решают «оживить» озеро, не допустив обвала и потенциального исчезновения деревни. Позже к их компании примыкает Якуп – местный тихоня, подсознательно желающий избавиться от удушающей опеки матери.
На поверхности «Отряд «Таганок» – зрительское кино для детей и взрослых, понятное и без знания первоисточника, наполненное динамичным юмором для возрастной категории «0+». Подобранные локации, деревенские интерьеры и анимационные вставки формируют в кадре адекватный книге летний уют герметичного мира вдали от войны, раны от которой изо всех сил латаются детской фантазией. К счастью, органичный кастинг и литературный первоисточник – не единственные козыри, которые может предоставить «Отряд «Таганок»: здесь прочитывается подтекст, способный заинтересовать зрителей постарше основной целевой аудитории.
Так, в повести Мустай Карим намеренно оставляет восхождение на гору и спасение озера за пределами повествования, приоткрывая финал. В экранизации Айнур Аскаров доводит книжный оригинал до логического финала, добавляя несложный эпизод реанимации горного озера. Если рассматривать эту сцену в контексте книги, то она выглядит ненужной: это очередная склока в отряде, который оказывается спасен благодаря случайной находке Якупа. Но если смотреть «Отряд «Таганок» независимо от текста повести, то можно уловить авторскую интонацию режиссера, которая перераспределяет акценты известной истории.
В таком случае «Отряд» можно рассматривать как кино о кино, он открывается и заканчивается просмотром фильма в деревне. Собственно, все начинается с сорванного показа: бык вламывается на территорию импровизированного деревенского кинотеатра, распугивает зрителей, рвет экран. Так реальность разрывает привычную иллюзию, параллельно указывая на то, что идеалистические предвоенные истории вроде транслируемых приключений «Тимура и его команды» не способны выдержать новую послевоенную действительность. Миф разрушен, но «мы рождены, чтоб сказку сделать былью»: Габдулла, Айдар и Вазир пытаются его пересоздать, воспринимая легенду как реальное происшествие, и начинают на полном серьезе играть в героев с поправкой на собственные возможности и слабости. Неизвестно, что стало бы с этими тремя мушкетерами без Д’Артаньяна (или с гномами без хоббита) – «примерного» Якупа, сполна прошедшего все выдуманные ребятами инициации.
В финале мальчишки возвращаются домой после победы – все встречают их «как героев», «как в кино». Более того, в какой-то момент они оказываются на месте киноэкрана – буквально «вместо кино». На последних кадрах они запускают кинопроектор и всей деревней смотрят фильм. Опять про приключения Тимура? Нет, на этот раз ребята смотрят кино про самих себя. Так легенда оживает в реальности, а спор между пастухом и киномехаником, которые всю жизнь пытались отделить правду от вымысла, разрешается. При этом граница между действительностью и мифом фактически исчезает: при такой диффузии ребята замещают экранных героев, а действительность неразрывно связывается с творческим произведением.
Это позволяет ощутить нахлест между реальностью и художественной реальностью, литературным текстом и экранизацией, оригиналом и интерпретацией. Собственно, это лишает смысла любые споры, насколько «Отряд «Таганок» следует за литературным первоисточником и почему отклоняется в тех или иных местах от заданного писателем курса.
Но этот апгрейд изменяет и перспективу внутри фильма: помещенные в слегка другие обстоятельства персонажи обретают дополнительную глубину, а их будущее, оставленное за кадром, начинает звучать иначе, чем в книге. Постоянные стычки между членами отряда (для усугубления этого мотива изменен эпизод с пряниками и прощением Вазира) если не заканчиваются дракой, то, как правило, решаются неким событием извне. При этом акцентируется, что сама возможность финальной победы становится реальностью лишь при работе сообща. Следовательно, и будущее у этого экранного оптимизма довольно туманное. При всей наивности мальчишеских противостояний здесь возникает мотив, аналогичный тому, что был у Маршака в стихотворении «Детский дом»: «Промчатся быстро год и два, и станет волк бояться льва, и жить на свете будут врозь барсук и лев, медведь и лось». Кроме того, как убедились в фильме сами ребята, в какой-то момент даже киногерои (на месте которых они очутились) оказываются несостоятельны перед лицом – точнее, перед рогатой мордой – реальности, а киноэкран рвется, независимо от изображенной на ней силы и красоты.
К слову, синефильский мотив, который стал важнейшей деталью «Отряда», часто встречается в фильмах Айнура Аскарова – еще с его дебютной короткометражки «Енмеш» про задорного мальчишку, очарованного миром кино и готового ради него на многое – как быть примерным, так и готового на отчаянные действия. Безусловно, между автором и лирическим героем всегда бездна, но некоторые элементы этих фильмов невольно напоминают о проблемах в башкирском кино.
Так, например, в комедии «Из Уфы с любовью» чувствовалась попытка режиссера порассуждать о границах жанра в локальной киноиндустрии и приемлемых рамках национального кино – шаг, который может вызвать бурю негодования со стороны хранителей традиций и тех, кто себя таковыми считает. «Отряд «Таганок», созданный на грант главы РБ, который получила киностудия «Башкортостан», заводит разговор о местном, локальном кино, снятом за счет госфинансирования. Во многом такие фильмы в своей конъюнктурности и самоцензуре похожи на «примерного Якупа», чью волю ограничивают взрослые – как бы чего не вышло. «Отряд» тоже имеет сходство с этим персонажем, но идет чуть дальше, чем его коллеги; так и Якуп оказывается в фильме единственным персонажем, который изменяется к финалу и в итоге спасает всю компанию. Невольно это считывается как диагноз башкирскому кино, в герметичном мирке которого без слома привычной парадигмы ничего толкового не происходит и вряд ли произойдет. Ну, кроме редких исключений, вроде того же «Отряда», в котором прощупывается двойное дно и который способен осмысленно вести одновременный разговор с разной аудиторией.