+21 °С
Облачно
Все новости
Публицистика
7 Июля , 10:42

№7.2022. Алина Ильясова. Вкус к слову. Лингвокультурологический аспект литературного перевода на уроке русского языка в билингвальной среде

Я работаю в башкирской гимназии, где учатся дети-билингвы. В башкирских классах я веду уроки русского языка, в русских классах – родного русского языка. Принято считать, что билингвам трудно дается изучение русского языка, и уж тем более сложен для многих из них творческий процесс.

№7.2022. Алина Ильясова. Вкус к слову. Лингвокультурологический аспект литературного перевода  на уроке русского языка в билингвальной среде
№7.2022. Алина Ильясова. Вкус к слову. Лингвокультурологический аспект литературного перевода на уроке русского языка в билингвальной среде

Ильясова Алина Фатыховна – учитель МОБУ Башкирская гимназия-интернат № 3 г. Давлеканово, победитель муниципального этапа конкурса «Учитель года», обладатель медали «За сохранение родных языков», победитель конкурса «Всероссийский мастер-класс учителей родного, в том числе русского, языка».

 

Алина Ильясова

Лингвокультурологический аспект литературного перевода на уроке русского языка в билингвальной среде

 

Проблема билингвизма – одна из самых актуальных в современном пространстве и в педагогическом сообществе. Если говорить о детском билингвизме, то, как учитель, часто сталкиваюсь с мнением о том, что именно в этот период развития ребенка формируются максимально полные возможности овладения языковым материалом. Вопрос в другом: дать ли ему развиваться самостоятельно и даже стихийно или сделать это развитие направленным и регулируемым?

Я работаю в башкирской гимназии, где учатся дети-билингвы. В башкирских классах я веду уроки русского языка, в русских классах – родного русского языка. Принято считать, что билингвам трудно дается изучение русского языка, и уж тем более сложен для многих из них творческий процесс.

Сложность формирования билингвальной языковой личности заключается в том, что окружающий мир отражается в сознании человека через язык, сквозь призму национальной культуры. Усвоение второго языка сопровождается усвоением новой языковой картины мира, что в свою очередь способствует формированию языковой личности, не просто владеющей языком, как кодом, а усвоившей нравы, обычаи, культуру, менталитет народа – носителя языка. Значит, усвоение языковой картины мира двух народов способствует формированию билингвальной языковой личности.

В настоящее время в школах всё чаще стала заметна разница в успеваемости из-за совместного обучения детей русской и башкирской национальности. При этом нужно учитывать, что русские дети приходят в школу уже со знанием родной речи и на основе этого знания усваивают теорию русского языка – правила правописания, правила словообразования, синтаксис, классификацию частей речи. Это не бытовой, а книжный, научный стиль речи. А башкирам сначала надо научиться говорить по-русски, то есть научиться общаться на этом языке. Для этого им нужна другая теория языка – для них нужно по-особому классифицировать языковые средства, необходимые для выражения определенной семантики, а затем на уроках им надо показать, как эти средства функционируют в языке, как их правильно сочетать во фразе. Необходима длительная тренировка, чтобы новые для них способы выражения разных смыслов вошли в их сознание, и они заговорили бы по-русски. И только потом, уже умея выражать свои мысли по-русски, они смогут изучать теорию русского языка как школьную дисциплину, такую же, как химия, физика или биология.

В языкознании проблема интерференции обычно рассматривается в рамках языковых контактов и под интерференцией понимается «нарушение билингвом (человеком, владеющим двумя языками) норм и правил соотношения двух контактирующих языков».

Мне хотелось бы рассмотреть процесс интерференции не только как отрицательное, но и как положительное влияние, которое может прослеживаться в сфере умений, навыков, знаний и даже памяти. Под лингвистической интерференцией следует понимать вмешательство элементов одной языковой системы в другую, которое может быть как конструктивным, так и деструктивным.

Предполагается, что интерференция возникает в результате определенного набора различий в грамматической, фонетической и лексической системе русского и башкирского языков. Эти различия выражаются в том, что в башкирском языке существуют явления, отсутствующие в русском языке, и, наоборот, в русском языке есть явления, которых нет в башкирском языке.

Тем интереснее работа над литературным переводом, так как поиск нужного, наиболее соответствующего эквивалента в языке довольно-таки увлекательное занятие.

Материалов и доступных работ по проблеме двуязычия и положительной интерференции недостаточно, поэтому данная работа может быть использована преподавателями на уроках русского языка и литературы для работы не только по преодолению ошибок в речи учащихся, но и для большого пласта творческой работы, в процессе которой и происходит взаимообогащение языков – башкирского и русского.

Следует заметить, что в методической литературе очень мало внимания уделяется положительному переносу. Больше внимания привлекает к себе интерференция, поскольку она является причиной ошибок. Однако положительный перенос заслуживает не меньшего внимания.

Я убеждена в том, что очень важно в такой среде на уроках донести до учеников мысль о том, что двуязычие предполагает уважение интересов каждой народности и ее языка, взаимообогащение национальных языков.

 

Кроме общего развития и усвоения основных норм языка мне как учителю очень хочется развивать у учащихся потребность в творческом самовыражении, самоактуализации через различные виды деятельности, в том числе и через язык , ведь он – зеркало культуры, в котором отражается не только реальный окружающий мир человека, но и менталитет народа, специфический способ мировосприятия, его национальный характер.

Для того чтобы дети могли почувствовать эту связь, мной был проведен урок «Можно ли СТАТЬ поэтом?».

Одним из способов в достижении этой цели является литературный перевод стихотворения.

Урок начался с проблемного вопроса: можно ли СТАТЬ поэтом? Не родиться с поэтическим даром, а научиться искусству стихосложения? Разумеется, мнения класса разделились, и тогда я предложила им самим попробовать перевести небольшое детское стихотворение с башкирского (им как родным хорошо владеют многие в классе) на русский. Получился подстрочный перевод. Дети, конечно, быстро приходят к тому, что стихотворения на русском языке не получилось, так как необходима особая поэтическая речевая организация. Поскольку в пятом классе дети уже знакомы с рифмой и ритмикой, они довольно-таки быстро справляются с этим заданием, которое выполняют в группах. Как правило, они бывают очень довольны своей работой, но обычно не уходят далеко от подстрочного перевода, стараясь придерживаться его. И вот тут я им предлагаю ознакомиться с профессиональным переводом этого же произведения. Каково же бывает их удивление, когда они обнаруживают, что смысл этого стихотворения профессиональный переводчик передает совсем другими словами и оборотами. Например, если в подстрочнике мы видим просто слово «река», то у переводчика – «речные перекаты», вместо «талантливая рука» – «мастер». Так начинается очень интересный разговор о том, насколько возможен эквивалент в двух языках. Целесообразно ли к нему стремиться вообще? Интересно, как дети размышляли и над тем, чем заменить в русском языке словосочетание «лицо горы» дословного перевода. Подумав, решили, что можно перевести его как «склон». И тут же возник вопрос: чем же склон горы может напоминать лицо? Путем рассуждений пришли к тому, что ключ таится в особенностях башкирской мифологии, которая очень олицетворена, и склон горы напоминает лицо человека в профиль. Удивительно, как через маленькое стихотворение каждый из учеников делает свои маленькие лингвистические открытия. Так незаметно мы подходим еще к одному проблемному вопросу: можно ли переводчика считать поэтом? И снова разворачивается горячий спор: одни считают, что он просто копирует автора, другие склоняются к тому, что переводчик фактически создает самостоятельное поэтическое стихотворение, сохранив основную мысль.

Для меня этот урок ценен тем, что в процессе обучения мои ученики погружаются в атмосферу взаимодействия двух языков, учатся интегрировать их, а самое главное, понимать, что они носители двух интереснейших культур – и это уникальная способность, которую нужно развивать и которой, безусловно, можно гордиться.

На мой взгляд, оригинальность использования этого метода именно на уроке русского языка, а не иностранного состоит не в том, чтобы только перевести текст стихотворения с одного языка, как с иностранного, на другой со словарем, а в том, что это для людей с активным словарем обоих языков. А значит, речь идет о раскрытии богатства одного языка через другой.

В буквальном переводе разговорной речи литературная наполненность языка может ускользать. Через вкус к слову мы прививаем вкус к литературе как к искусству слова. Затрагивая эту сферу языка, просто необходимо говорить с учениками о современной русскоязычной, национальной и переводной литературе. Это необходимо для того, чтобы дети четко понимали, что современный литературный процесс интенсивно развивается и задача современного человека не только быть созерцателем, но и активным читателем, способным в огромном море печатной продукции отличить хорошую, качественную литературу от посредственной. Разумеется, для определения качества хорошей книги нужна дистанция во времени, но не будем забывать, что качественная литература – это прежде всего правильный, богатый язык произведения.

Я считаю, такой вид работы позволяет раскрыть семантическое поле слова, формирует и обогащает словарный запас учащихся.

К достоинствам можно отнести заметную экономию времени на уроке, возможность ввести наибольшее количество новых единиц за один урок, а значит, расширить кругозор и обогатить словарный запас.

 

Дети с удивлением отмечают, что максимально точного литературного перевода быть не может, что каждый, благодаря семантическому полю, видит его по-разному.

На мой взгляд, этот вид работы очень перспективный.

Во-первых, русский язык на таких уроках становится языком для межнационального общения.

Во-вторых, в детях формируется вкус к слову, а значит, и к хорошей качественной литературе. Мой учительский опыт позволяет говорить о том, что дети читают, но вот выбирать качественные книги не умеют.

В-третьих, посмотрите, как много может один такой урок! Он дает толчок широкому полю деятельности: нашлись дети, которые начинают пробовать писать стихи, началась исследовательская работа на тему «Теория и практика литературного перевода», практическая часть которой – литературный перевод детских стихотворений. Родилась идея создания литературного блога в интернете.

Не стоит лукавить, немногие учащиеся заинтересовываются этой работой, и, может быть, никто из них не станет поэтом или переводчиком, но твердо знаю одно: они будут читать и получать от этого удовольствие, и уж тем более не возьмут в руки посредственную книгу. Но самое главное – каждый из моих учеников четко понимает: он носитель двух богатейших, языков и культур, которые, проникая друг в друга, делают человека духовно богатой и образованной личностью.

Современная жизнь предъявляет нашим выпускникам серьёзные требования, которые кратко можно охарактеризовать так: сегодня мало быть просто знающим, мало иметь в своем багаже хорошие оценки по предметам – нужно научиться применять свои знания, умения и навыки не только в сфере узкой специальности, но и в семейной, общественной, политической жизни.

Автор:
Читайте нас в